Акция «Буря»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Акция «Буря»
польск. Akcja «Burza»
нем. Aktion «Gewitter»
Основной конфликт: Вторая мировая война
AkcjaBURZA.JPG
Награда Армии Крайовой за участие в акции "Буря".
Дата

январь 1944 — январь 1945

Место

Польша в границах 1939 года. Восточные Кресы.

Итог

Сохранение (за малым исключением) границ 1941 года. Провал польского плана.

Противники
Третий рейхFlag of German Reich (1935–1945).svg Третий рейх Польша Армия Крайова
СССРFlag of the Soviet Union.svg СССР
Командующие
неизвестно Польша Тадеуш Коморовский
Польша Леопольд Окулицкий
Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно
Совместное патрулирование Вильно советскими и польскими солдатами.
 
Восточноевропейский театр военных действий Второй мировой войны

Акция «Буря» (польск. Akcja «Burza») — военная акция (операция), организованная подразделениями Армии Крайовой (АК) против немцев на территории в пределах границ Второй Речи Посполитой, в конце немецкой оккупации и непосредственно перед приближением Красной Армии. Продолжалась с января 1944 года, когда советские войска перешли границу Волыни (советско-польскую границу до 1939 года), и до октября 1944. Мероприятия, проведенные в меньших масштабах, в октябре и ноябре носили кодовое название «Дождь». В военном отношении она была направлена против Германии, в политическом – против СССР. В приказе штаба АК в связи с этим говорилось: «Следует стремиться к тому, чтобы против вступающих советских войск выходил польский командир, за плечами которого битвы с немцами, в результате чего он становится полноправным хозяином…». Сохраняя полную независимость от Красной Армии, они могли предлагать «вступающим на территорию Польской Республики вооруженным силам Советов согласовать взаимодействие в военных операциях против общего врага». План "Буря" предусматривал, что во время отступления разбитых Красной Армией немецких войск и продвижения фронта по польской земле на запад, законспирированные отряды АК будут использованы для атак на арьергарды противника и освобождения отдельных населенных пунктов до вступления в них советских частей. Власть на местах в этом случае перешла бы к органам делегатуры эмигрантского правительства. План "Буря" предусматривал также участие АК в боях совместно с частями Красной Армии на основе временного сотрудничества.

Политическими целями плана были: во-первых, взятие под свой контроль военно-стратегических, промышленных, административных и культурных центров страны; во-вторых, ещё до того, как их освободит от немцев Красная армия, взять власть в руки «делегатов», являвшихся специальными полномочными представителями эмигрантского правительства в Лондоне. В соответствии с новым планом, в случае отсутствия условий для восстания, вооружённые действия АК должны были заключаться в проведении диверсий и преследовании отступающих немцев. Солдатам АК было дано указание, запрещавшее вступать в ряды польских вооруженных сил, сформированных на территории СССР, но приказывалось оставаться в тылу советских войск до разрешения спорных вопросов. Самой важной политической целью плана , его сутью было принуждение к признанию Советским Союзом Правительство в изгнании в Лондоне единственным законным представителем интересов Польши и одновременно установление польско-советской границы по состоянию на август 1939 года.

Примечательно, что, когда 3 августа 1944 года на переговорах в Москве премьер-министр эмигрантского правительства С. Миколайчик (сменивший погибшего в авиакатастрофе В. Сикорского) заявил, что «поляки создали в Польше подпольную армию», И. Сталин резонно заметил: «Борьбы с немцами она не ведёт. Отряды этой армии скрываются в лесах.

Когда спрашивают представителей этих отрядов, почему они не ведут борьбы против немцев, они отвечают, что это не так легко, так как если они убивают одного немца, то немцы за это убивают десять поляков… наши войска встретили под Ковелем две дивизии этой армии, но когда наши войска подошли к ним, оказалось, что они не могут драться с немцами, так как у них нет вооружения… отряды польской подпольной армии не дерутся против немцев, ибо их тактика состоит в том, чтобы беречь себя и затем объявиться, когда в Польшу придут англичане или русские».

Приказ о начале акции был издан Главным комендантом Армии Крайовой генералом Тадеушем Бур-Коморовским. 26 октября 1944 его преемник, генерал Леопольд Окулицкий, издал распоряжение об окончании акции[1].

В ходе Акции «Буря» было мобилизовано примерно 100 тысяч человек[2] но непосредственное участие в боевых действиях против немецких сил приняло только около 50 тыс. чел. (по другим сведениям, около 80 тыс. чел). В военном отношении «Буря» внесла достаточно большой вклад в освобождение Польши, хотя ввиду отсутствия тяжелой техники действия отрядов АК в рамках войсковых операций РККА по большей части носили вспомогательный характер.В результате поражения Варшавского восстания и в других операциях общие потери СВБ-АК составили около 100 тыс. человек. Около 50 тыс. оказалось в плену и в заключении. AK не достигло ни военных, ни политических целей.


Предыстория[править | править вики-текст]

После того, как в апреле 1943 года мир узнал о расстреле польских офицеров в Катыни, дипломатические отношения между Польшей и СССР были разорваны (уже вторично, ведь в 1939 году они были разорваны, а в июле 1941 года восстановлены). 27 октября 1943 Правительство в Лондоне запретило сотрудничество с советской властью, если не будут восстановлены дипломатические отношения. Также в этом случае должны были продолжать свою конспиративную деятельность подпольная польская администрация и Армия Крайова. Союзники ещё в 1943 г. недвусмысленно дали понять полякам, что планы с восстанием их не особенно волнуют. И в США, и в Великобритании прекрасно осознавали, что без СССР немцев не разбить. А потому стихийный порыв народных масс интересовал их лишь с точки зрения использования движений Сопротивления в оккупированных странах Европы для поддержки вторжения во Францию. По крайней мере этот вопрос рассматривался в октябре 1943 г. начальниками штабов союзнических армий, и мнение было таково, что военные действия Армии Крайовой никакого воздействия на ход боёв на Западном фронте иметь не будут. На конференции «большой тройки» — лидеров трёх стран: Ф. Д. Рузвельта (США), У. Черчилля (Великобритания) и И. В. Сталина (СССР), состоявшейся в Тегеране в конце 1943 года, было принято предложение У. Черчилля о том, что претензии Польши на земли Западной Белоруссии и Западной Украины будут удовлетворены за счёт Германии, а в качестве границы на востоке должна быть линия Керзона). По сообщению полковника Миткевича, польского представителя при главном штабе союзников в Вашингтоне, Сталин в ответ на вопрос союзников, какую позицию он займёт в отношении повстанческих действий АК, сказал осенью 1943 г. следующее: «Если эти вооруженные силы не подчинятся заранее советскому командованию, то он их не потерпит в тыловой зоне». Это был ответ недвусмысленный и с чисто военной точки зрения правильный, хотя его последствия для AK стали весьма тяжкими. В конце сентября 1943 года англо-американское командование официально уведомило правительство Миколайчика, что Красная армия первой вступит на территорию Польши. Тем самым все предыдущие планы АК, основанные на крахе Германии в результате военных действий западных союзников, уже не отвечали реальности. С учётом этого становится ясно, что какие бы военные операции АК ни планировала, они были чисто польским делом и никого более не касались. Великобритания была готова поддерживать только диверсионно-разведывательную деятельность АК. Для чего, в частности, был разработан план действий «Барьер», предполагавший проведение крупномасштабных диверсий на железных дорогах в случае слишком поспешного отступления вермахта с целью задержания немецкого фронта на востоке и препятствования слишком быстрому наступлению Красной армии. Известны также и иные намерения командования Армии Крайовой, суть которых заключалась в прекращении каких-либо диверсионных акций в отношении военных эшелонов гитлеровцев, которые направлялись на Восточный фронт.

В конце концов знающие о крайне плохих взаимоотношениях между польским эмигрантским правительством и СССР союзники даже стали опасаться обеспечивать АК оружием в достаточном количестве, подозревая, что оно может быть направлено не только против немцев. А последнее приведёт к политическим осложнениям, так как на руках у Советов будут неоспоримые козыри: союзники поставляют оружие врагам СССР. По сообщению польского историка Я. Чехановского, на документах, составленных для подготовки сброса с самолетов оружия для АК, он сам видел приписку: «К сожалению, ещё не удалось изобрести пулемета, который убивал бы только немцев, а не русских». Однако, несмотря на прохладное отношение союзников к польским плaнaм, поляки в Лондоне, видимо, продолжали на что-то надеяться, поскольку разработанная 1 октября 1943 г. инструкция для Армии Крайовой содержала в себе следующие пассажи на случай несанкционированного польским правительством вступления советских войск на территорию Польши:

«Польское правительство направляет протест Объединенным нациям против нарушения польского суверенитета — вследствие вступления Советов на территорию Польши без согласования с польским правительством (выделено автором) — одновременно заявляя, что страна с Советами взаимодействовать не будет. Правительство одновременно предостерегает, что в случае ареста представителей подпольного движения и каких-либо репрессий против польских граждан подпольные организации перейдут к самообороне». Таким образом, уже в 1943 г. лондонские поляки готовили своих соотечественников на оккупированной территории к войне против СССР. В течение оceни 1943 г. были разработаны директивы плана «Буря», которые предписывали подпольным структурам Делегатуры правительства в эмиграции и АК при вступлении РККА на территорию Польши в границах 1939 года выходить из подполья и представляться командирами частей в качестве легальных польских властей. Он предусматривал, что в момент приближения фронта подразделения и структуры АК будут находится в состоянии полной боевой готовности, примут названия довоенных частей Войска Польского (дивизий и полков), усилят диверсионные акции, а прежде всего начнут открытую борьбу с отступающими немецкими подразделениями, пытаясь установить контакт на тактическом уровне с Красной Армией. В освобожденных городах легализуется и возьмет власть в свои руки подпольная администрация (областные и окружные представительства), которая в качестве хозяина территории будет встречать советские войска. Восстание должно было носить черты последовательной акции, а не однократного выступления на всей территории государства. Демонстрацией силы планировалось обеспечить легализацию «подпольного государства», проявить его полный суверенитет в границах на Востоке 1939 года и независимость от СССР. Как пишет польско-английский историк Я. Чехановский, польское правительство «не имело намерения поддерживать Красную Армию в её продвижении через Польшу и желало сохранить полный оперативный и политический контроль над АК до момента окончательной „схватки“ со Сталиным». Дальше предполагалось, что заграница поможет, и Сталин будет вынужден признать правительство в изгнании в качестве законных представителей Польши.

В течение октября 1943 г. в соответствии с вышеуказанными тезисами был разработан план «Бужа» (burza — буря по-польски). Последние предписывали подпольным структурам Делегатуры правительства в эмиграции и АК при вступлении РККА на территорию Польши выходить из подполья и представляться командирами частей в качестве легальных польских властей. При этом комендантом АК уже изначально в октябрe 1943 г. предполагалось следующее:

«…Сохранение и поддержание в конспирации нашей в настоящее время широко разветвлённой организации под советской оккупацией будет невозможно. Практически я ограничу количество командных органов и отрядов, выходящих из подполья, до необходимого минимума, остальных постараюсь сохранить посредством формального расформирования. 1. С максимальной секретностью подготавливаю на случай второй русской оккупации базовую сеть командных кадров новой тайной организации… В любом случае это будет отдельная сеть, не связанная с широкой организацией Армии Крайовой, расшифрованной в значительной мере элементами, остающимися на советской службе».

При этом комендантом обшара (территори ) Вильно этой новой (сверхсекретной) внутриаковской организации под названием NIE - «Неподлеглость» веснoй 1944-го был назначен офицер AK (подполковник «Людвик»), с 1940 г. работавший по линии разведки СССР[3] - на самом деле «Неподлеглость» существовала практически c февраля 1944 г.


Главный комендант АК Тадеуш Бур-Коморовский считал, что советская власть поставит свою администрацию, если не будет явной деятельности польской. А деятельность Армии Крайовой должна быть активной, «иначе не будет препятствия, чтобы создать видимость того, что польский народ желает создания 17-й советской республики»[4]. 30 ноября 1943 польским правительством в изгнании и подпольным парламентом был утверждён окончательный план действий.

В соответствии с директивами плана «Бужа» от 1 декабря 1943 г. подразделения польского подполья должны были усиливать свою диверсионно-саботажную деятельность непосредственно перед вступлением советских войск. Эти же директивы определяли отношение польских партизанских формирований к советским войскам и советским органам власти:

"«...Отношение к русским. Ни в коем случае не следует затруднять находящимся на наших землях советским партизанским отрядам ведения борьбы с немцами. На данное время избегать стычек с советскими отрядами. Те наши отряды, у которых уже были такие стычки и которые по этой причине не могли бы наладить отношения с советскими отрядами, должны быть передислоцированы на иную территорию. С нашей стороны допустима только операция по самообороне.

2. Надлежит противодействовать тенденции населения восточных территорий бежать на запад от русской опасности. В особенности массовое покидание польским населением районов, где оно образует компактные польские массивы, было бы равнозначно ликвидации польского присутствия на этих территориях.

3. Относительно вступающей на наши земли регулярной русской армии выступать в роли хозяина. Следует стремиться к тому, чтобы навстречу вступающим советским подразделениям выходил польский командир, который имел бы за собой сражение с немцами и вследствие этого истинное право хозяина. В намного более трудных условиях в отношении к русским окажется командир и польское население, освобождение которых от немцев было произведено русскими»".

В августе 1943 г. Сталину был доложен подготовленный на основе разведданных «Отчёт уполномоченного польского эмигрантского правительства в Лондоне, нелегально находящегося на территории Польши, о подготовке националистическим подпольем антисоветских акций в связи с наступлением Красной Армии». В документе речь шла о том, что военное подполье на всей территории довоенной Польши, а именно тайная организация «Войскова», весьма обеспокоены продвижением Красной Армии на запад и планируют восстание в Западной Украине и Западной Белоруссии. И хотя, — писали составители документа, — веры в его успех нет, и заранее ясно, что оно обречено на поражение, представитель правительства высказывался за проведение такой акции «исключительно с целью показать всему миру нежелание населения принять советский режим» . Этот «показ всему миру» был политически опасен для Сталина, не говоря уже о восстании перед линией советского фронта, восстании, даже обречённом на поражение.

12 октября 1943 г. советская внешняя разведка получила ещё одно сообщение на польскую тему от своего источника в Лондоне. В нём говорилось, что польский генеральный штаб «с согласия правительства и президента дал инструкции уполномоченному польского правительства в Польше готовиться к оказанию сопротивления» Красной Армии: «Польские вооруженные силы должны в силу этих инструкций вести беспощадную борьбу с просоветским партизанским движением в Западной Украине и Западной Белоруссии и готовить всеобщее восстание в этих областях при вступлении туда Красной Армии». Вероятно, это была информация о плане «Буря», который оформился осенью 1943 г. в правительстве и командовании АК. Демонстрацией силы планировалось обеспечить легализацию «подпольного государства», проявить его суверенитет и независимость от СССР. Что касается восточных территорий довоенной Польши, то здесь предполагалось «создать скелет подпольной антисоветской организации», чтобы сохранить кадры АК, особенно во Львове и Вильно».

Принципиально важной для Сталина являлась та часть вышеупомянутого сообщения резидента, в которой, по сути дела, передавался долгосрочный политический замысел плана «Буря». С оговоркой, что не все члены правительства поддерживают курс на жёсткое противостояние СССР, резидент констатировал следующее: «Польское правительство и военные круги уверены, что Англия и США не согласятся на уменьшение территории Польши. Поэтому эти круги фактически готовятся к войне против СССР, рассчитывая на поддержку США и Англии». Обладание такими сведениями определяло неприятие Москвой неоднократных предложений западных политиков о взаимодействии с военным подпольем, подчиненным польскому правительству, и твердую позицию Сталина по польскому вопросу на конференции глав великих держав в Тегеране.

В ночь с 3 на 4 января 1944 года Красная Армия перешла довоенную советско-польскую границу у города Сарны. Обмен протестами польского и советского правительств и участие в нём западных держав показали бесперспективность расчётов польских политиков на уступки со стороны СССР, в том числе по вопросу о границе. Можно предположить, что это понимал премьер-министр Польши С. Миколайчик, который 17 марта 1944 г. в письме политическому руководству подполья писал следующее: «Во всей польско-советской полемике последних недель польскому правительству важно было так дипломатически разыграть спор, чтобы ответственность за то, что он не ликвидирован, а даже обострился, пала не на Польшу, а на Советский Союз».

Цели[править | править вики-текст]

Армия Крайова должна была проводить акцию «Буря» независимо от Красной Армии. Приказ Коморовского предусматривал сотрудничество с Красной Армией на тактическом уровне. Поскольку Правительство Польской Республики на основе международного права не признавало советскую оккупацию своих восточных территорий в 1939 году, то подпольная администрация должна была действовать параллельно с советской властью. "Командование вооруженных сил в стране 12 июля 1944 г.

Отношение к Советам

А. Обстановка

Советы воюют против немцев, таким образом являются нашим союзником в войне с немцами.

Советы не признают наши восточные границы и целостность территории РП. Земли на восток от т. наз. линии Керзона считают своими. Советы разорвали и не поддерживают отношений с Верховными властями РП, находящимися в эмиграции. Советы отрицают правомерность их органов в стране.

Советы всеми способами выступают против всего, что представляет суверенную Польшу.

Советы стремятся решать польские проблемы исключительно единолично, руководствуясь интересами и политическими целями СССР. Решения эти они стараются облечь в видимость сотрудничества поляков с ними. Для этого: создание Союза польских патриотов в Москве, соединений Берлинга и просоветских агентур в стране.

Советы применяют самые разнообразные способы действий в отношении польского общества: от усилий добиться доверия и влияния на умы людей до угроз и подавления сопротивления включительно. Такая позиция Советов в отношении польского дела в действительности является враждебной той Речи Посполитой, интересы которой мы защищаем. Таким образом Советы, с одной стороны, являются нашим сильным союзником в борьбе с немцами, а с другой – грозным захватчикам, подавляющим наше независимое существование.

Б.

В нашем отношении к Советам нужно учитывать двойное положение, в котором выступают Советы. Это можно сформулировать следующим образом:

мы сотрудничаем с Советами только в военных действиях против немцев. Но оказываем Советам политическое сопротивление, суть которого непрерывное и непреклонное утверждение самостоятельности всех проявлений организованной польской жизни, а также в вопросах войска и войны. Это сопротивление должно быть сконцентрированным проявлением воли польского народа в сохранении независимого существования.

Для того, чтобы наша борьба против немцев, ведущаяся во взаимодействии с Советами не могла быть использована Советами, как политический козырь для утверждения, что Польша хочет идти на сотрудничество с ними, а тем самым соглашается на потерю восточных земель, в практической реализации этой составной руководящей идеи необходимо ясное и решительное подчеркивание на каждом шагу полного подчинения страны и АК правительству и Верховному Главнокомандующему, а также солидарности в общей безоговорочной политической позиции. В связи с этим приказываю строго придерживаться следующих указаний в случае соприкосновения командиров и подразделений АК с советскими войсками или отрядами советских партизан:

1. Командиры АК ведут как можно дольше боевые действия против немцев полностью самостоятельно, не устанавливая поспешно связи с советскими частями. Вступают в связь по своей инициативе только в случае безотлагательной тактической необходимости на поле боя.

2. При каждом соприкосновении с советскими частями командиры частей и подразделений АК раскрывают свою принадлежность, заявляя: «По приказу правительства РП заявляю, что я, командир, (сообщить название формирования) предлагаю согласовать с вступающими на территорию РП советскими вооруженными силами взаимодействие в боевых действиях против общего врага».

Помимо этого следует заявить, что его часть или подразделение (указать наименование) входит в состав АК и подчиняется польскому правительству, приказам Верховного Главнокомандующего и командующего АК, и непосредственно командиру (указать функции непосредственного начальника).

3. Можно сообщать Советам по их просьбе информацию о положении немцев. О своих подразделениях можно информировать только о находящихся ближе всего.

4. Боевое взаимодействие организовывать только в рамках основных задач, поставленных командующим АК и в тех районах, которые для этих задач предназначены. Выходить за рамки задач и районов, установленных начальниками командира подразделения АК без согласия командующего АК, недопустимо.

5. Допускается в ходе боевых действий использовать разовую советскую материальную помощь. Все мероприятия в этой области, носящие более длительный характер, требуют решения командующего округом, а наиболее важные – командующего АК.

6. Поведение военнослужащих АК в отношении Советов должно быть полно достоинства, исключающего услужливость и подхалимство.

7. Военнослужащие АК не должны вести беседы на политические темы с советскими военнослужащими. Различия во взглядах и целях польских и советских военнослужащих настолько глубокие, что всякие беседы бесполезны. Военнослужащий АК должен всегда и только подчеркивать, что сражается за независимость Польши и за внутренний строй, который установит свободный польский народ.

8. В случае попыток Советов включить польские подразделения в состав советских войск или частей Берлинга следует:

а) протестовать,

б) стараться отойти и избежать разоружения силой или включения в их части,

в) в крайнем случае оружие спрятать, а подразделение распустить,

г) в случае намерения Советов уничтожить подразделения физической силой – обороняться.

Однако подчеркиваю, что вооруженная борьба с Советами является нежелательной крайностью, как в отношении регулярных советских частей, так и партизанских отрядов, а также коммунистических банд (ППР и АЛ).

9. При выходе из подполья в гарнизонах, т. е. там где организована самооборона, командир, раскрывающий свою принадлежность, должен иметь нераскрытого и законспирированного заместителя, который возьмет на себя командование в случае ареста командира.

10. В основном выходят из подполья только вооруженные отряды. Командир по выходе из подполья обязан послать донесения своим начальникам:

а) касающиеся его боевой деятельности,

б) отношения Советов к вышедшему из подполья подразделению,

в) поведения Советов в отношении гражданского населения. Главнокомандование вооруженных сил в стране

Бур".

«Боевое взаимодействие организовывать только в рамках основных задач, поставленных командующим АК и в тех районах, которые для этих задач предназначены. Выходить за рамки задач и районов, установленных начальниками командира подразделения АК без согласия командующего АК недопустимо.>

В качестве иллюстрации намерений командования АК можно привести отрывок из «Сообщения № 243. Рапорт ситуации главного командования АК от 14.07.1944 г.»: «...Предоставляя Советам минимальную военную помощь, мы создаем для них, однако, политическую трудность. АК подчеркивает волю народа в стремлениях к независимости. Это принуждает Советы ломать нашу волю силой и создает им затруднения в разрушении наших устремлений изнутри. Я отдаю себе отчет, что наш выход из подполья может угрожать уничтожением наиболее идейного элемента в Польше, но это уничтожение Советы не смогут произвести скрытно, и необходимо возникнет явное насилие, что может вызвать протест дружественных нам союзников'". Солдатам АК было дано указание, запрещавшее вступать в ряды польских вооруженных сил, сформированных на территории СССР, но приказывалось оставаться в тылу советских войск. Эмигрантское правительство накануне вступления советских войск в Польшу рекомендовало, чтобы военные коменданты АК и командиры боевых частей выражали готовность к взаимодействию с Красной Армией, но одновременно сохраняли самостоятельность. При этом командование АК понимало, что Советы такое положение "наверняка терпеть не будут"

В зависимости от состояния дел в германской армии было два варианта деятельности АК:

  • Вооруженное восстание
  • Диверсионные акции в тылу германской армии

"Приказ командующему округом Белосток

В дополнение к приказу от 23.3.44 г. приказываю:

I. Успех польского дела требует самой активной демонстрации перед Советами стремления населения к полной независимости и суверенитету.

II. Задачей командующего округом Белосток является осуществление акции «Буря» в соответствии с нижеследующими указаниями:

1) Акция «Буря» должна выполняться всеми силами округа. Нападения на тыловые части отступающих немцев должны проводиться на своих территориях, избегая отхода на запад.

2) Следует стараться, чтобы в возможно большем количестве, по крайней мере в крупных населенных пунктах, была организована войсковая самооборона (гарнизон). Задачей самообороны будет занятие местности сразу же после отхода немцев, овладение ею и организация наряду с гражданскими властями военных властей. Как внешний знак овладения местностью отрядами АК вывешивать бело-красные флаги и в надлежащих местах выставлять посты с целью обеспечения общественного порядка.

3) Все проведение акции «Буря» на территории округа Белосток должно показывать, что эта территория занята Армией Крайовой по мере отступления немцев.

III. Части и подразделения, участвующие в боевых действиях, а также территориальные командования и комендатуры гарнизонов должны будут раскрыть свою принадлежность к АК перед регулярными советскими войсками и должны поступать в соответствии с приказом от 23.3.44 г.

IV. В отношении польских коммунистических организаций вести себя негативно, но не вызывающе. В случае активных действий коммунистов против АК или гражданской администрации, назначенной представителем правительства, следует занять решительную позицию и не допускать подрыва авторитета легальной власти. Поведение в отношении коммунистов особенно возлагаю на такт местных командиров.

V. По вопросу выхода из подполья гражданской администрации представитель правительства направит отдельные указания окружному делегату, с которым командующий округом должен поддерживать контакт.

Робок"

Ход акции[править | править вики-текст]

В рамках «Бури» проводилась акция под кодовым названием «Юла» (польск. Jula), в рамках которой одновременно произведены диверсии на нескольких железнодорожных линиях.

  • линия Пшеворск — Розвадов — был взорван пролет моста на Вислоке — перерыв в движении поездов 48 часов;
  • на железнодорожной линии Пшеворск — Жешув под Рогузьно взорван пролёт моста под проходящим поездом — перерыв в движении 34 часа;
  • на железнодорожной линии Ясло — Санок, рядом с Новоселицами, была подорвана секция моста во время прохождения поезда — перерыв в движении 33 часа.

Акция «Юла» достигла желаемой цели, продемонстрировал эффективность АК. Британский министр граф Сельборн в письме на имя генерала Соснковского от 13 мая 1944 выразил свое восхищение и признательность за эффективное и действенное сотрудничество[4].

Мероприятия, проведенные в меньших масштабах, в октябре и ноябре носили кодовое название «Дождь».

Итоги[править | править вики-текст]

«Буря» частично добилась своей тактической военной цели, отбив у немцев несколько городков, , до фактического их занятия войсками Красной Армии. Восстановление дивизий и полков, сражавшихся в 1939 году, подчеркнуло непрерывность и преемственность польских вооруженных сил, которые имели не только символическое значение, но и спровоцировали, с 30 августа 1944 года, официальное признание армии союзниками. С политической точки зрения, однако, не было достигнуто положительных результатов.Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль выступил с резкой критикой в адрес польского руководства. Оно, по его мнению, неправомерно проводило вооружённые акции на территории западных районов СССР с целью привлечь внимание мирового сообщества, дискредитируя тем самым Лондон в глазах советского руководства (конференция «большой тройки» — лидеров трёх стран: Ф. Д. Рузвельта (США), У. Черчилля (Великобритания) и И. В. Сталина (СССР), состоявшаяся в Тегеране в конце 1943 года — тогда было принято предложение У. Черчилля о том, что претензии Польши на земли Западной Белоруссии и Западной Украины будут удовлетворены за счёт Германии. На этой конференции У. Черчилль предложил, чтобы «очаг польского государства и народа» располагался между «линией Керзона» (этнографическая граница польских земель, предложенная Антантой ещё в 1919 г. и примерно совпадавшая с советско-польской границей в 1945—1991 гг.) и «линией реки Одер с включением в состав Польши Восточной Пруссии и Оппельнской провинции» (то есть части германской Силезии). И. В. Сталин и президент США Ф. Рузвельт согласились с этим. И поскольку в данной ситуации поляки, выступающие со своими интересами на «восточных окраинах» в качестве какой-то третьей силы, никому из союзников не были нужны, тогдашний министр информации Великобритании Брендан Брэкен по поручению У. Черчилля издал инструкцию для средств массовой информации Англии не освещать вооруженные акции АК на территориях, которые считались советскими. По поручению британского премьера английским СМИ было рекомендовано не освещать деятельность АК на бывших польских восточных территориях[5].Президент США Франклин Рузвельт предоставил Сталину свободу действий в установлении «полицейских» порядков в тылах фронта советских войск.

Отношение Советского Союза к подполью, действовавшему на уже освобожденных территориях было зеркальным отражением отношения СССР к польскому эмигрантскому правительству. Военно-политические подпольные структуры польского правительства в Лондоне оценивались как сила, дестабилизирующая положение в тылах советских войск. Успехи дипломатии СССР в 1944 — начале 1945 г. в деле решения «польского вопроса» обеспечили советским органам госбезопасности и внутренних дел свободу действий по вскрытию и ликвидации подполья в тылах советских войск.Командованию всех советских фронтов, участвовавших в изгнании гитлеровцев с польской земли, предписывалось: „ни в какие отношения и соглашения с этими польскими отрядами не входить. Немедленно… разоружать… В случае сопротивления… применять в отношении их вооруженную силу“. При этом польское правительство в Лондоне не могло использовать информацию о массовых репрессиях против Армии Крайовой из-за нежелания западных союзников ссориться с СССР[6] в операционной зоне Красной Армии. Дипломаты США и Великобритании фактически признавали за СССР право подавлять сопротивление какого-либо военного подполья, действующего в тылу действующей Красной Армии. На Западе к этому событию отнреслись довольно прохладно- и британская, и американская армии также старались не допускать в своих тылах -в Греции (Народно-освободительная армия Греции), в Италии,Филиппинах (Народная антияпонская армия), Франции, Бельгии и других странах) — существования каких-либо вооружённых отрядов сопротивления и неподконтрольных вооружённых структур. По существу, действия подполья AK и Делегатуры в тылах советских войск в новых условиях приобрели характер явно антисоветского.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. В декабре 1944 — январе 1945 отдельные боевые действия в рамках акции проводились краковским, келецким, силезским и познаньским округами АК, а также в Мазовии и районе Поморья.
  2. Andrzej Poleski, Jakub Basista, Tadeusz Czekalski, Krzysztof Stopka. Dzieje Polski. Kalendarium. — Kraków: Wydawnictwo Literackie, 2000. — s. 715. ISBN 83-0803-028-9.
  3. Jan M. Ciechanowski. Wielka Brytania i Polska: od Wersalu do Jałty. — Warszawa, 2011. — стр.353
  4. 1 2 Stefan Korboński. Polskie Państwo Podziemne. — Wydawnictwo Nasza Przyszłość, Bydgoszcz
  5. Armia Krajowa w dokumentach 1939—1945. T.III. Warszawa, 1990
  6. Э. Дручиньский. Варшавское восстание // Другая война. 1939—1945. / под общ. ред. акад. Ю. Афанасьева. М., изд-во РГГУ, 1996. стр.343

Литература[править | править вики-текст]