Эта статья входит в число избранных

Вероломная восьмёрка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Воссоединение «восьмёрки» в 1988 году. Стоят, слева направо: Гринич, Ласт, Эрни, Бланк, Кляйнер, Робертс. Сидят: Нойс, Мур

«Вероломная восьмёрка»[прим. 1] (англ. The Traitorous Eight) — Джулиус Бланк (англ.)русск., Виктор Гринич (англ.)русск., Джин Кляйнер (англ.)русск., Джей Ласт (англ.)русск., Гордон Мур, Роберт Нойс, Шелдон Робертс (англ.)русск. и Жан Эрни (англ.)русск. — восемь физиков и инженеров Shockley Semiconductor Laboratory, которые уволились из-за конфликта с Уильямом Шокли и создали собственную компанию Fairchild Semiconductor. Шокли назвал случившееся «предательством» (англ. betrayal). Кто первым произнёс и кто ввёл в оборот словосочетание «вероломная восьмёрка» — до сих пор не выяснено.

В 1956 году Шокли набрал команду талантливых молодых специалистов для разработки и запуска в производство новых полупроводниковых приборов. Нобелевский лауреат по физике, опытный исследователь и преподаватель не справился с управлением предприятием[прим. 2]. Он выбрал, как оказалось позже, бесперспективную стратегию и своими руками создал нетерпимые условия для сотрудников[прим. 3]. В марте 1957 года несогласные с диктатом Шокли начали переговоры о создании новой, своей, компании, а в августе заключили соглашение с Шерманом Фэйрчайлдом (англ.)русск.. Формальный разрыв отношений состоялся 18 сентября 1957 года. Основанная «восьмёркой» Fairchild Semiconductor вскоре выросла в крупнейшего производителя полупроводников, технологического лидера отрасли. Fairchild 1960-х стала важнейшим бизнес-инкубатором Кремниевой Долины, прямо или косвенно причастным к созданию десятков корпораций — от AMD до Zilog[1].

Завязка[править | править вики-текст]

Шокли в 1975 году.

Зимой 1954—1955 годов изобретатель транзистора, приглашённый профессор Стэнфордского университета Уильям Шокли решил основать собственное дело — массовое производство новейших транзисторов и динисторов[2]. Сначала Шокли договорился о финансировании с Raytheon, но после месяца сотрудничества корпорация свернула проект[3]. В августе 1955 года Шокли обратился за советом к финансисту Арнольду Бекману, владельцу приборостроительного конгломерата Beckman Instruments[2][прим. 4]. Шокли был нужен ровно один миллион долларов[3]. Бекман знал, что Шокли не имел никаких шансов в бизнесе, но он также полагал, что изобретения Шокли будут крайне выгодны для его собственного бизнеса и не должны достаться его конкурентам[прим. 5]. Поэтому Бекман согласился создать и профинансировать лабораторию, полигон для разработок Шокли, под обязательство учёного довести эти разработки до серийного выпуска за два года[4].

Новый филиал Beckman Instruments получил имя Shockley Semi-Conductor Laboratories — с дефисом, как тогда было принято[5]. В течение 1955 года Бекман и Шокли оформили сделку, приобрели за 25 тысяч долларов[6] необходимые патенты[прим. 6] и подобрали в Маунтин-Вью, близ Пало-Альто, площадку для опытного производства[4]. Место оказалось не совсем удачным: коллеги Шокли по Bell Labs и RCA один за другим отказались ехать в незнакомый городок с почти сельским укладом жизни, где не было даже междугородного телефона[прим. 7]. Так как абсолютное большинство профильных фирм и специалистов в те годы базировалось на восточном побережье, то Шокли пришлось потратиться на объявления в The New York Times и New York Herald Tribune[7]. Среди первых откликнувшихся были Шелдон Робертс из Dow Chemical, Роберт Нойс из Philco (англ.)русск. и бывший стажёр Beckman Instruments Джей Ласт[прим. 8] из Массачусетского технологического института[8]. Газетная кампания принесла около трёхсот откликов, а ещё пятнадцать человек, включая Гордона Мура и Дэвида Аллисона[прим. 9], Шокли буквально отловил на собрании Американского Физического Общества[9][прим. 10].

Отбор продолжался в течение всего 1956 года. Шокли, всерьёз увлекавшийся «социальными технологиями», которые впоследствии привели его к евгенике, потребовал у каждого кандидата пройти психологическое тестирование в Нью-Йорке. По мнению консультантов Шокли, Мур и Нойс оказались «весьма одарёнными, но не способными к управлению»[10] — на первом этапе этого было достаточно. Затем Шокли подверг кандидатов утомительному устному экзамену[11].

Бланк, Ласт, Мур, Нойс и Робертс приступили к работе в апреле — мае, Кляйнер, Гринич и Эрни пришли уже летом[9]. К сентябрю 1956 года в лаборатории работали 32 человека, включая самого Шокли[12]. Каждый успешный кандидат решал денежные вопросы с Шокли самостоятельно в меру собственной настойчивости. Кляйнер, Нойс и Робертс добились зарплат в тысячу долларов в месяц, неопытному Ласту досталось 675 долларов в месяц, и только швейцарец Эрни даже не поинтересовался уровнем оплаты[12]. Самому себе Шокли положил 2500 долларов в месяц[9]. Он не держал в секрете зарплаты своих сотрудников, а напротив, вывешивал зарплатные ведомости на всеобщее обозрение[9].

Нанятые Шокли члены будущей «восьмёрки» были молоды — от двадцати шести лет (Ласт[прим. 11]) до тридцати трёх (Кляйнер[прим. 12]) — и талантливы — шесть из восьми уже имели докторские дипломы[22]. У Эрни их было два — в тридцать два года он уже состоялся как учёный. Эрни, по мнению историка Бо Лоека[прим. 13], был самым одарённым в команде и единственным равным Шокли по интеллекту[23][прим. 14]. Но опыт исследования полупроводников был только у Нойса[14], а опыт в радиоэлектронике — только у Гринича[24]. Шокли довелось и ошибаться в людях. Технолог Дин Кнапич при поступлении подделал университетский диплом и справки о службе на флоте — подлог вскрылся только тогда, когда Кнапич ушёл к конкурентам, прихватив с собой технологии Shockley[17][прим. 15]. Другой избранник Шокли, Уильям Хапп, был просто некомпетентен, но Шокли постоянно доверял ему принятие решений[25].

Стратегия[править | править вики-текст]

В течение всего 1956 года коллектив Shockley обустраивал опытное производство. Бо́льшая часть персонала под руководством инженеров-механиков была занята сборкой и доводкой оборудования, а «чистые физики» Эрни и Нойс вели прикладные исследования[12]. Шокли разместил Эрни в отдельном помещении, обособленно от коллектива, и поручил ему теоретические расчёты диффузии в полупроводниках. Биограф Нойса Лесли Берлин считает, что за этим решением стоял страх Шокли перед «блестящим молодым теоретиком с двумя докторскими дипломами и сильным акцентом»[26]. Эрни протестовал, настаивая на допуске к практическим работам. Шокли пошёл ему навстречу только в октябре 1956 года[12].

Инженеры и физики с прочным техническим опытом быстро втянулись в тонкости производства полупроводников и больше всех выиграли в личном плане: за год работы у Шокли «восьмёрка» приобрела достаточно практического опыта для самостоятельной работы[27][28]. Шокли принципиально отказывался нанимать технический персонал: «доктора́ на конвейере» (англ. Ph.D. production line) его фирмы должны были лично работать на опытном производстве[29]. После обустройства Шокли сосредоточил усилия на доводке до серийного выпуска динисторов (четырёхслойных диодов, диодов Шокли), а пять сотрудников во главе с Нойсом продолжили работу над полевым транзистором для Beckman Instruments[30]. Отказ Шокли от совершенствования биполярных транзисторов, как показало ближайшее будущее, стал стратегической ошибкой. Подготовка к выпуску динисторов потребовала неоправданно много времени, а выпущенные приборы не нашли массового спроса[31][32]. Обстоятельства и мотивы, стоявшие за этим решением Шокли, не имеют однозначной трактовки.

По мнению Нойса и Мура, которое разделяют историк Fairchild Дэвид Брок и биограф Шокли Джоэл Шуркин[прим. 16], поворот от биполярных транзисторов к динисторам произошёл неожиданно[33][34][32]. Мур рассказывал в 1994 году, что изначально Шокли планировал довести до производства диффузионный биполярный транзистор, но затем учредил «секретный проект» по динистору, а в 1957 году прекратил работы по биполярным транзисторам[35]. Причины этого, по мнению Шуркина, «катастрофического» решения (англ. disastrous decision) так и остались неизвестными[32]. По мнению биографов Бекмана Текерея и Маерса, динистор был для Шокли прежде всего научной проблемой, и он переключился на неё вопреки интересам бизнеса и в нарушение договорённости с Бекманом[36].

Бо Лоек[прим. 13], основываясь на архивах Шокли, напротив, считает, что его лаборатория никогда не работала над биполярными транзисторами, поэтому поворота к динисторам не было. Именно динистор и был изначальной и общей целью Шокли и Бекмана, и именно под него Beckman Instruments получала военные контракты на НИОКР[37]. Динистор мог быть массово востребован в телефонии, и предприятие Шокли и Бекмана могло бы иметь успех, если бы Шокли сумел решить проблемы надёжности — но в 1950-е годы решить их было невозможно[31].

Надлом[править | править вики-текст]

2 ноября 1956 года. Сотрудники Shockley Laboratories празднуют награждение Шокли Нобелевской премией. Сидят, слева направо: Мур, Робертс, Джонс, Шокли. Стоят: в центре в тёмном пиджаке — Нойс, крайний справа — Ласт.

Историки и участники событий единодушны во мнении о том, что Шокли не умел управлять людьми и совершенно не подходил на роль руководителя бизнеса[прим. 2]. По мнению Шуркина, Шокли «вообще не имел представления о том, как управлять … говорят, что Шокли видел электроны, потому что слишком много знал о них. Людей же он видел плохо»[38]. Шокли с раннего детства был психически неуравновешенным, склонным к вспышкам немотивированной агрессии человеком[39]. Жёстко регламентированная среда Bell Labs и военных лабораторий, в которой Шокли состоялся как учёный, удерживала его от явных срывов. Но она же способствовала превращению Шокли в самоуверенного и замкнутого технократа, искренне верившего в свою способность «управлять посредством графиков и логарифмов»[40]. Она же воспитала в Шокли потребность в соперничестве. Оказавшись вне привычной среды, Шокли стал изобретать соперников — ими стали его собственные подчинённые[41].

В ноябре — декабре 1956 года Шокли выбыл из строя, предоставив коллектив самому себе: 1 ноября Нобелевский комитет объявил о присуждении Шокли, Бардину и Браттейну Нобелевской премии по физике за 1956 год[42]. Выезд в Стокгольм[прим. 17], протокольные банкеты и журналисты переутомили Шокли и усилили худшие стороны его личности[43]. Тем временем график ввода производства в строй трещал по швам, а Бекман требовал сократить расходы[44]. В коллективе и в психике Шокли произошёл надлом[45].

Историки отрасли, исключая Бо Лоека[прим. 18], характеризуют душевное состояние Шокли в 1956—1957 годах как паранойю[прим. 3]. Все телефонные разговоры в лаборатории записывались[46]. Шокли ввёл на предприятии режим внутренней секретности — сотрудники были не вправе делиться с сослуживцами результатами своих работ[прим. 19]. При этом сам Шокли, не доверяя сотрудникам, отсылал их отчёты на перепроверку в Bell Labs[47]. Он стал чаще, чем раньше, подчёркнуто грубо и оскорбительно обращаться к сотрудникам — так же, как он общался с собственными детьми[47]. Он начал беспричинно преследовать Робертса и открыто обвинил того во вредительстве, когда секретарша Шокли случайно уколола палец канцелярской кнопкой[25]. Затем Шокли потребовал, чтобы сотрудники прошли проверку на детекторе лжи, чтобы выявить «вредителя»[прим. 20]. Хорошо понимая, что уход специалистов уровня Робертса может стать катастрофой, Шокли продолжал провоцировать конфликты и оскорблять подчинённых[48].

Неадекватное поведение Шокли деморализовало коллектив. Уже в январе из-за «производственного конфликта» с Гриничем и Эрни фирму покинул технолог Джонс. Нойс предчувствовал, что следующими будут Эрни и Робертс[49]. Позже имена Нойса и Мура будут неразрывно связаны с историей Fairchild и Intel, но на рубеже 1956—1957 годов они оказались по разные стороны. Мур возглавил несогласных, а Нойс последовательно держался стороны Шокли и, как мог, сглаживал конфликты[45]. Шокли отвечал ему взаимностью: он считал Нойса своей единственной опорой в коллективе и в своих планах на будущее отводил Нойсу роль «менеджера» и «независимого центра власти» (англ. independent authority)[50].

Разрыв[править | править вики-текст]

Гордон Мур в 2004 году

«Дело о кнопке» подтолкнуло несогласных к действиям[45][51]. В конце марта 1957 года Кляйнер, остававшийся пока вне подозрений, отпросился у Шокли, чтобы якобы посетить выставку в Лос-Анджелесе. Вместо выставки он улетел на девять дней в Нью-Йорк искать инвесторов для новой компании[прим. 21]. За Кляйнером стояли Бланк, Гринич, Ласт, Робертс, Эрни и их вожак Мур[52][прим. 22]. Предложением семёрки всерьёз заинтересовались агенты финансовой фирмы Hayden Stone (англ.)русск. Артур Рок (англ.)русск. и Алфред Койл: по их мнению, «выпускной класс» нобелевского лауреата Шокли был «обречён на успех»[25].

Разрыва с Бекманом ещё можно было избежать. 29 мая 1957 года Мур с группой товарищей поставил Бекману открытый ультиматум — либо решение «проблемы Шокли», либо уход несогласных. Мур предложил подыскать Шокли кафедру в приличном университете и поставить во главе Shockley профессионального менеджера[45][53]. Бекман отказался, полагая, что Шокли всё ещё способен исправить положение. Впоследствии Бекман сожалел об этом решении: «Если бы я знал тогда то, что знаю сейчас, я бы распрощался с Шокли. Возможно, я бы тогда всерьёз втянулся в полупроводниковый бизнес. Но я поступил иначе … а потом дело дошло до точки, когда всем стало ясно, что Шокли просто не способен управлять предприятием».[54]

«Новость», переданная Бекманом, оглушила Шокли — но изменить самого себя он не мог[45][55]. В июне 1957 года Бекман наконец-то поставил между Шокли и коллективом менеджера-посредника, но было поздно: семь ключевых сотрудников уже приняли своё решение[45]. Последним к диссидентам примкнул Нойс: Робертс завербовал его накануне общей встречи «калифорнийской группы»[прим. 23] с прилетевшими в Сан-Франциско Роком и Койлом[17]. Встреча в ресторане Redwood Room (англ.)русск. переросла в учредительное собрание. Старший по возрасту и по положению «краснолицый ирландец»[56] Койл выложил на стол десять новеньких однодолларовых банкнот: «Пусть каждый из нас распишется на каждой купюре. Это и будет наш учредительный договор»[56].

«Учредительный доллар», подписанный десятью основателями Fairchild Semiconductor, из собрания Стэнфордского университета

Поиск реального финансирования оказался непростым делом: все инвесторы, на которых целенаправленно выходил Рок, отказали ему[17]. Электронная промышленность США по-прежнему концентрировалась на востоке, а «восьмёрка» настаивала на том, чтобы оставаться в приглянувшейся долине Пало-Альто[52]. В августе 1957 года, совершенно случайно[прим. 24], Рок и Койл встретились с изобретателем и бизнесменом Шерманом Фэйрчайлдом (англ.)русск., основателем Fairchild Aircraft и Fairchild Camera. Фэйрчайлд отправил Рока к своему заместителю Ричарду Ходжсону. Ходжсон, поставив на карту собственную репутацию[57], мгновенно принял решение и в несколько недель устроил все формальности[17]. Уставный капитал новой компании, Fairchild Semiconductor, был поделён на 1325 акций[58]. Каждый из участников «восьмёрки» получил по 100 акций, Hayden Stone — 225 акций, и ещё 300 акций осталось в резерве. Фэйрчайлд предоставил компании займ в 1,38 миллиона долларов[58]. В обеспечение займа участники «восьмёрки» передали Fairchild Camera право голоса по своим акциям и согласились на право Фэйрчайлда выкупить их акции в будущем по твёрдой цене в 3 миллиона долларов за весь уставный капитал[59][60].

18 сентября 1957 года Бланк, Гринич, Кляйнер, Ласт, Мур, Нойс, Робертс и Эрни подали Шокли заявления об увольнении[17]. За «предателями», как их называл Шокли, закрепилось собирательное имя «вероломная восьмёрка». Кто его произнёс и кто ввёл в оборот — осталось неизвестным[13]. Жена Шокли после его смерти утверждала, что он никогда не произносил этих слов. Не сохранилось и каких-либо иных свидетельств тому, что он мог так говорить[61]. Шокли так и не смог оправиться от душевного потрясения от «предательства» и понять, почему «они» это сделали[62]. Он до конца жизни отказывался разговаривать с Нойсом[58], но при этом придирчиво следил за деятельностью «восьмёрки»[63]. Он тщательно изучил все записи, оставленные «предателями», и запатентовал все их значимые идеи в пользу владельцев Shockley, при этом не нарушая личные авторские права изобретателей (так, Нойс указан изобретателем в четырёх патентах, заявленных Шокли после разрыва)[64].

В 1960 году, с помощью новой команды[65], Шокли довёл динистор до серийного выпуска, но время уже было упущено: конкуренты вплотную подошли к разработке интегральных схем[27][66]. Бекман продал убыточную Shockley инвесторам из Кливленда. 23 июля 1961 года Шокли разбился в автокатастрофе и надолго выбыл из строя[прим. 25], а после выздоровления устранился от дел компании и вернулся к преподаванию в Стэнфорде[67]. В 1969 году[68] IT&T, новые владельцы Shockley, перевели компанию во Флориду. Персонал категорически отказался переезжать, и Shockley тихо прекратила существование[69].

Полураспад[править | править вики-текст]

Мы все сосредоточились на одной цели — на выпуске нашего первого продукта, диффузионного кремниевого меза-транзистора (англ.)русск. <…> Мы были очень молоды, — совсем недавно мы были студентами. Мы хорошо уживались друг с другом, проводили много времени вместе. Большинство из нас были недавно женаты и, помимо обустройства Fairchild, обустраивали собственные дома и воспитывали малых детей <…> Я не перестаю удивляться тому, какое удивительное это было время, какие возможности оно нам дало. — Джей Ласт, 2010

Я помню день, когда в цеху закончили укладку плитки. И вот вечером Нойс и все остальные закатали штаны, сняли обувь и пошли оттирать пол. Босиком. Жаль, что никто это не сфотографировал. — Джулиус Бланк, 2008

Первое здание Fairchild Semiconductor на Чарлстон-роуд, Пало-Альто.

В ноябре 1957 года «восьмёрка» переехала из гаража Гринича[71] в новое, пустое здание на границе Пало-Альто и Маунтин-Вью[72]. Начальные зарплаты «восьмёрки» составили от 13 800 до 15 600 долларов в год[27]. Тогда же, 11 ноября 1957 года, протоколы собраний зафиксировали первые признаки возвышения Нойса над остальными участниками[прим. 26]. Ходжсон, ставший председателем совета директоров, предложил отдать Нойсу оперативное управление компанией, но Нойс отказался от формального лидерства[73]. Фэйрчайлд, хорошо понимавший личность Нойса, не был готов отдать ему первенство, а впоследствии противился назначению Нойса на решающие посты[прим. 27]. Независимо от воли Фэйрчайлда, отвечавший за исследования Нойс и отвечавший за производство Мур быстро выдвинулись в «первые среди равных»[74].

«Восьмёрка» сразу поставила себе чёткую стратегическую цель: выпустить линейку кремниевых диффузионных меза-транзисторов для цифровой техники, используя фундаментальные наработки Bell Labs и Shockley[24]. Точный путь к этой цели был ещё неизвестен. Мур, Эрни и Ласт возглавили три группы, исследовавшие три альтернативные технологии[75][76]. Выход годных NPN-транзисторов Мура оказался выше, и в июле — сентябре 1958 года именно они пошли в серию, а проекты Эрни и Ласта отошли на второй план[77]. Выпуск PNP-транзистора Эрни отложили до начала 1959 года[78]. Так зародился второй конфликт внутри Fairchild (Мур — Эрни). Впоследствии Мур «не замечал» вклада Эрни, а Эрни считал себя несправедливо обойдённым[77]. Но именно транзисторы Мура «сделали» Fairchild — в течение нескольких лет они не имели равных на рынке[77].

В 1958 году во время тендера на поставку транзисторов для блоков управления ракет «Минитмен» выяснилось, что меза-транзисторы Fairchild не удовлетворяют военным стандартам надёжности[79]. Решение у Fairchild уже существовало — ещё 1 декабря 1957 года Эрни предложил Нойсу новый подход, ныне известный как планарная технология[80]. Весной 1958 года, когда основное производство Fairchild только осваивало меза-технологию, Эрни и Ласт по ночам, втайне от Мура, экспериментировали с первыми планарными транзисторами[81]. Планарная технология стала вторым по значению, после изобретения транзистора, событием в истории микроэлектроники, однако в 1959 году она осталась незамеченной[82]. Fairchild анонсировал массовый переход с меза-технологии на планарную только в октябре 1960 года[83]. Мур даже в 1996 году отказывался признать это достижение Эрни, приписывая его безымянным «инженерам Fairchild»[23].

В 1959 году Шерман Фэйрчайлд воспользовался своим правом на выкуп акций у членов «восьмёрки». Ласт вспоминал в 2007 году, что это ожидаемое событие произошло слишком рано и сделало из бывших партнёров обычных служащих, разрушив командный дух[84]. В ноябре 1960 года вице-президент Fairchild по маркетингу Том Бэй обвинил Ласта в разбазаривании денег и потребовал прикрыть проект Ласта по разработке интегральных схем[85]. Мур отказался помогать Ласту, Нойс уклонился от обсуждения[86]. Этот конфликт стал последней каплей: 31 января 1960 года Ласт и Эрни ушли из Fairchild и возглавили Amelco — микроэлектронную компанию конгломерата Teledyne (англ.)русск.. Через несколько недель в Amelco перешли Кляйнер и Робертс. Бланк, Гринич, Мур и Нойс остались в Fairchild, «восьмёрка» распалась на две четвёрки.

Наследие[править | править вики-текст]

Подробное рассмотрение темы: Кремниевая долина

В 1960—1965 годах Fairchild была безоговорочным лидером рынка полупроводников, опережая ближайших конкурентов и технологически, и по объёму продаж[87]. В начале 1965 года в компании появились первые признаки управленческого конфликта[88]. В ноябре 1965 года из Fairchild в National Semiconductor ушли создатели интегральных операционных усилителей Боб Видлар и Дэвид Талберт[89]. В феврале 1967 года из-за конфликта с Нойсом в National Semiconductor ушли пять топ-менеджеров во главе с Чарлзом Спорком[90]. Нойс, требовавший себе доли в капитале Fairchild, начал судебные тяжбы с акционерами и фактически отстранился от оперативного руководства[88]. В июле 1967 года компания стала убыточной и уступила Texas Instruments первенство на рынке[90].

В марте 1968 года Мур и Нойс решили, что их время в Fairchild прошло, и вновь, как и девять лет назад, обратились к Артуру Року[91]. Летом 1968 года Мур и Нойс уволились из Fairchild и вместе с Роком основали N-M Electronics[91]. Бланк, Гринич, Кляйнер, Ласт, Робертс и Эрни, отставив в сторону обиды, также вложили свои деньги в компанию Мура и Нойса[92]. Через год, выкупив торговую марку Intel у гостиничной сети Intelco, она приняла название Intel. Мур занимал руководящие посты в Intel до 1997 года и по состоянию на февраль 2012 года остаётся её почётным председателем. Нойс в 1987 году покинул Intel, чтобы возглавить некоммерческий консорциум Sematech. Он скоропостижно умер в 1990 году — первым из «восьмёрки». Гринич ушёл из Fairchild в 1968 году, по сообщению компании — «в долгосрочный отпуск» (англ. sabbatical)[93]. Он единственный из всей «восьмёрки» не начинал собственного бизнеса, а до конца активной жизни преподавал в Беркли и Стэнфорде[94]. Последним, в 1969 году, Fairchild покинул Бланк. Он открыл собственную финансовую фирму Xicor, специализировавшуюся на инновационных стартапах, и в 2004 году продал её за 529 миллионов долларов[13].

Эрни управлял Amelco до лета 1963 года, а после конфликта с владельцами Teledyne три года возглавлял Union Carbide Electronics[95]. В июле 1967 года Эрни при поддержке часовой компании SSIH (англ.)русск. (предшественника Swatch Group) основал Intersil — компанию, создавшую рынок заказных КМОП-микросхем[96][97]. Схемы, разработанные Intersil по заказу Seiko в 1969—1970 годах, способствовали подъёму рынка японских электронных часов[98][99]. Intersil был полной противоположностью Intel[100]. Intel выпускал ограниченный набор типовых схем для вычислительной техники и вначале продавал их только на внутреннем рынке США. Эрни, наоборот, сделал ставку на производство заказных КМОП-микросхем с малой потребляемой мощностью и продавал их по всему свету[100].

Ласт остался в Amelco, затем двенадцать лет работал вице-президентом по технологии в Teledyne. В 1982 году Ласт, ставший к тому времени видным коллекционером графики, основал издательство Hillcrest Press, специализирующееся на книгах по искусству[84][101]. Робертс после ухода из Amelco некоторое время возглавлял собственный бизнес, а в 1973—1987 годах служил попечителем Института Реннселира[102]. Amelco после многочисленных слияний, поглощений и переименований продолжает работу как подразделение Microchip Technology.

В 1972 году Кляйнер и Том Перкинс (англ.)русск. из Hewlett-Packard основали венчурный фонд Kleiner Perkins Caufield & Byers (англ.)русск. (KPCB). KPCB был причастен к созданию или финансированию Amazon.com, Compaq, Genentech, Intuit (англ.)русск., Lotus (англ.)русск., Macromedia, Netscape, Sun Microsystems, Symantec и десятков других компаний. KPCB вложил в Lotus полтора миллиона долларов, а в 1985 году продал свою долю за восемьдесят миллионов, спровоцировав взлёт на рынке акций производителей ПО[103]. В старости Кляйнер писал, что его целью стало распространение венчурного финансирования в регионы, обделённые им: «Северная Каролина никогда не станет второй Кремниевой долиной. Но там есть три крупных университета (англ.)русск.. Кремниевая Каролина?»[104]

Компании, основанные или возглавляемые выходцами из Fairchild, получили собирательное (и трудно переводимое на русский язык) имя Fairchildren[105][106]. Эти компании, начиная с основанных в конце 1960-х AMD, Intel, Intersil и реорганизованной National Semiconductor, отличались как от электротехнических компаний восточного побережья, так и от «старых» калифорнийских электронных компаний, сложившихся в 1940-е и 1950-е годы[107]. «Старые калифорнийцы» вроде Бекмана или братьев Вериен (англ.)русск. не доверяли Уолл-стрит и удерживали контроль над своими компаниями в течение десятилетий[107]. Новые компании 1960-х создавались с расчётом на скорую (в срок от трёх до пяти лет) публичную продажу акций[107]. Их основатели с самого начала поддерживали связь с Уолл-стрит и строили стратегию бизнеса, исходя из ожиданий инвестбанков[107]. Другой характерной чертой Кремниевой долины стала мобильность менеджеров и специалистов, постоянная миграция кадров из одной организации в другую[108]. Во многом благодаря Нойсу в Долине сложилась культура, открыто отрицавшая иерархическую культуру традиционных корпораций[109]. В этой среде люди оставались верны друг другу, но не своему работодателю и даже не своей отрасли. «Выпускников» Fairchild можно найти и в интернет-компаниях, и в финансовой отрасли, и в агентствах по связям с общественностью[110].

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Перевод «вероломная восьмёрка» применён, например, в вышедшем в 1999 году русском переводе Intel Inside: Andy Grove and the Rise of the World’s Most Powerful Chip Company Тима Джексона, см. в списке литературы.
  2. 1 2 Утверждения о неспособности Шокли управлять бизнесом и руководить людьми приводят: Berlin, 2005, pp. 86—87; Coller and Chamberlain, 2009, p. 174; Elkus, 2008, p. 91 («Shockely’s paranoid, micromanaging personality … kept his company from producing any viable commercial product»); Lojek, 2007, p. 77; Shurkin, 2008, pp. 173—174; Plotz, 2010, p. 90 («A disastrously bad businessman and a worse manager»); Thackray and Myers, 2000, p. 246. В смягчённой форме это утверждение попало даже в официальный некролог от имени Стэнфордского университета — «In retrospect, it is clear that the kind of intellectual leadership Bill Shockley so brilliantly exercised at the Bell Laboratories did not directly translate into business management success». (Linvill, J. et al. Memorial Resolution: William Shockley (1910-1989) (англ.). Stanford University (1989). Проверено 7 марта 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012.).
  3. 1 2 Детальное рассмотрение психики Шокли и её изменений во времени изложено в Shurkin, 2008. Комментарии психиатров о Шокли см. Shurkin, 2008, pp. 231—233 (следует отметить, что клинический диагноз Шокли не ставился никогда). Английское paranoia и образованные от него прилагательные употребляются в: Berlin 2005, p. 87 («Bitterness and paranoia came to dominate his mind»); Coller and Chamberlain, 2009, p. 174 («His abrasiveness and paranoia continued to drive people away»); Elkus, 2008, p. 91 («Shockley’s paranoid, micromanaging personality»); Manners and Makimoto, 1995, p. 36 («Shockley saw plots everywhere and was paranoid») Plotz 2005, p. 90 («Shockley’s suspicion of his employees twisted into paranoia») Robinson 2010 («The agressive and paranoid Shockley»); Shurkin, 2008, p. 232, 235 («His paranoia and insensitivity made spending time with him more unpleasant than many people thought he was worth»); Thackray and Myers, 2000, p. 245 («He began displaying behavior verging on the paranoid») и др.
  4. Shurkin, 2008, pp. 164—165: К 1953 году Бекман сумел собрать конгломерат, приносивший в год более 20 миллионов долларов выручки, — но при этом остался, по мнению биографа Шокли Джоэла Шуркина, «человеком чести». Так же, как и Шокли, Бекман получил докторский диплом (по химии) в Калифорнийском технологическом институте, поэтому Бекману и Шокли было легко находить общий язык.
  5. Lojek, 2007, pp. 68, 86: Полевой транзистор с p-n переходом, предложенный Шокли, идеально подходил на роль модулятора для инструментальных усилителей постоянного тока (УПТ), которые выпускала Beckman Instruments.
  6. Lojek, 2007, pp. 81—82: Благодаря своему влиянию в Bell Labs Шокли сумел лицензировать две сверхсовременные на тот момент технологии Bell: использование литографического фоторезиста и использование оксидного слоя для защиты поверхности кристаллов. Shockley фактически имела доступ ко всем внутренним ноу-хау Bell.
  7. Lojek, 2007, pp. 69—70: Междугородная связь в округе Пало-Альто появилась в 1957 году.
  8. Brock and Lécuyer, 2010, p. 141: Во время докторантуры в MIT Ласт работал на масс-спектрометрах Beckman Instruments и несколько раз встречался с Бекманом. Ласт отказался от предложения перейти в Beckman Instruments, предпочитая исследовательскую работу в Shockley.
  9. Lécuyer, 2000, p. 241: Аллисон остался в стороне от событий лета 1957 года — он ушёл от Шокли в Fairchild после «восьмёрки». В 1961 году Аллисон и трое его коллег оказались в центре другого скандала — они ушли из Fairchild и основали Signetics. Мур и Нойс, остававшиеся во главе Fairchild, затаскали команду Аллисона по судам и организовали бойкот Signetics — но Signetics выжила.
  10. Shurkin, 2008, p. 169, излагает события несколько иначе: Шокли нашёл Мура, изучая картотеку сотрудников Ливерморской лаборатории. Со слов самого Мура, незадолго до описываемых событий он пытался устроиться в Ливерморскую лабораторию, а Шокли благодаря своим связям имел доступ к картотеке анкет поступавших. — Walker, R. Interview with Gordon Moore. March 3, 1995, Los Altos Hills, California (англ.). Silicon Genesis: An Oral History of Semiconductor Technology. Stanford University (5 March 1995). Проверено 29 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 11 марта 2012.
  11. Lojek, 2007, p. 74: Ласт родился 18 октября 1929 и был зачислен в штат Shockley 21 мая 1956.
  12. Lojek, 2007, p. 74: Кляйнер родился 12 мая 1923 и был зачислен в штат Shockley 15 июня 1956.
  13. 1 2 Бо Лоек (Bo Lojek) — сотрудник Atmel (Колорадо-Спрингс), преподаватель Университета Колорадо в Колорадо-Спрингс, автор «Истории полупроводниковой отрасли» (2007). Лоек — единственный из современных авторов, фактически оправдывающий Шокли. По мнению Лоека, Шокли был несправедливо оклеветан из-за того, что нарушил табу на обсуждение разницы между расами (Lojek, 2007, p. 100: «Shockley’s reputation was destroyed because Shockley asked questions that no one wanted to ask, much less answer. Nobody really proved that Shockley was wrong with his eugenics opinions; however, also nobody joined him in support … He has trespassed on a taboo subject, offending one of the most deeply held prejudices of modern American society …»).
  14. Lécuyer, 2006, p. 276: Кроме того, Эрни был близок к Шокли по происхождению, воспитанию и складу характера. Но, в отличие от Шокли, Эрни умел управлять большими коллективами, обладал стратегической хваткой и достиг успеха в собственном бизнесе.
  15. Brock, Lécuyer, 2010, pp. 45, 69: Кнапич несколько лет работал на Western Electric рядом с Бланком и Кляйнером и имел бесспорные личные заслуги как изобретатель и технолог. Было бы несправедливо обвинять в ошибке одного лишь Шокли.
  16. Джоэл Шуркин (Joel N. Shurkin) — журналист, автор книг о науке и проблемах медицины. Лауреат Пулитцеровской премии 1980 года за освещение аварии на АЭС Три-Майл-Айленд (в группе), почётный автор (science writer emeritus) и в прошлом профессор Стэнфордского университета.
  17. Шокли произнёс свою Нобелевскую лекцию в Стокгольме 11 декабря 1956 — см. Willam B. Shockley. Nobel Lecture, December 11, 1956 (англ.). Nobel Media AB (2012). Проверено 29 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012..
  18. Lojek, 2007, p. 77, характеризует душевное состояние Шокли как аутизм: «Shockley’s autism was unavoidable and was a reason for many of Shockley’s social confrontations».
  19. Shurkin, 2008, pp. 175—176. Решение о «внутренней секретности» было бессмысленным, так как почти все сотрудники работали в одном помещении. Вся компания умещалась в одном ангаре.
  20. Brock, Lécuyer, 2010, p. 45. Мур в 1995 году подтвердил эту историю. Со слов Мура, весь персонал взбунтовался, и Шокли отказался от своей идеи с полиграфом. — Walker, R. Interview with Gordon Moore. March 3, 1995, Los Altos Hills, California (англ.). Silicon Genesis: An Oral History of Semiconductor Technology. Stanford University (5 March 1995). Проверено 29 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 11 марта 2012. По Шуркину (Shurkin, 2008, p. 176), один неназванный сотрудник Шокли всё-таки поехал в Сан-Франциско и прошёл тест на полиграфе с вердиктом «невиновен». Все остальные отказались.
  21. Lojek, 2007, p. 89: Жившие в Нью-Йорке родители Кляйнера активно участвовали в раскрутке нового проекта.
  22. Артур Рок в интервью 12 ноября 2002 года сказал, что вожаком, «подбившим» семёрку, был именно Кляйнер («Kleiner was one of the seven who had banded together…»). Родители Кляйнера держали счета в Hayden Stone, и этот банк естественно стал первым, куда они обратились. — Walker, R. Interview with Arthur Rock. November 12, 2002, San Francisco, California (англ.). Silicon Genesis: An Oral History of Semiconductor Technology. Stanford University (12 November 2002). Проверено 29 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012.
  23. Lojek, 2007, p. 103: Именно так, англ. California Group, «восьмёрка» именовалась в учредительном договоре с Фэйрчайлдом.
  24. Мур сказал в 1995 году: «Anyhow, by accident, the people from Hayden Stone were introduced to Sherman Fairchild». — Walker, R. Interview with Gordon Moore. March 3, 1995, Los Altos Hills, California (англ.). Silicon Genesis: An Oral History of Semiconductor Technology. Stanford University (5 March 1995). Проверено 29 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 11 марта 2012.
  25. Shurkin, 2008, p. 188: При лобовом столкновении Шокли получил перелом таза и черепно-мозговые травмы. После двух месяцев в больнице он год ходил на костылях. Его жена пострадала ещё сильнее, но тоже встала на ноги и пережила мужа на восемнадцать лет. Тринадцатилетний сын Шокли, вылетевший при ударе из машины, почти не пострадал.
  26. Brock, Lécuyer, 2010, pp. 56—57: Согласно рабочим протоколам за 11 ноября 1957 года, Нойс получил право утверждать расходы в пять раз большие, чем было дозволено остальным членам «восьмёрки».
  27. Lojek, 2007, pp. 146, 161: Нойс, по крайней мере в молодости, избегал конфликтов и не желал говорить «нет». Желая угодить всем, он, бывало, делал противоречащие самому себе заявления.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Fairchild's Offspring (англ.). BusinessWeek (25 December 1997). Проверено 28 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012.
  2. 1 2 Lojek, 2007, p. 67
  3. 1 2 Lojek, 2007, p. 69
  4. 1 2 Lojek, 2007, p. 68
  5. Lojek, 2007, pp. 68, 73
  6. Shurkin, 2008, p. 168
  7. Lojek, 2007, pp. 70—71
  8. Lojek, 2007, pp. 71—73
  9. 1 2 3 4 Lojek, 2007, p. 74
  10. Shurkin, 2008, p. 170: «very bright, but they would never make good managers».
  11. Shurkin, 2008, pp. 164—165
  12. 1 2 3 4 Lojek, 2007, p. 75
  13. 1 2 3 4 5 Vitello, P. Julius Blank, Who Built First Chip Maker, Dies at 86 (англ.) // The New York Times. — 2011. — № September 23. — С. A33.
  14. 1 2 3 4 5 6 Lécuyer, 2000, p. 160
  15. 1 2 Brock, Lécuyer, 2010, p. 84
  16. 1 2 Brock, Lécuyer, 2010, p. 45
  17. 1 2 3 4 5 6 Lojek, 2007, p. 91
  18. 1 2 Jean A. Hoerni, 1972 W. Wallace McDowell Award Recipient (англ.). IEEE Computer Society (1972). Проверено 28 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012.
  19. Hoerni, Jean. Diffraction of Electrons in Graphite (англ.) // Nature. — 1949. — Vol. 164. — P. 1045—1046. — ISSN 0028-0836. — DOI:10.1038/1641045a0
  20. Hoerni, Jean A.; Ibers, James A. Complex Amplitudes for Electron Scattering by Atoms (англ.) // Physical Review. — 1953. — Vol. 91. — P. 1182—1185. — DOI:10.1103/PhysRev.91.1182
  21. Ibers, James A.; Hoerni, Jean A. Atomic scattering amplitudes for electron diffraction (англ.) // Acta Crystallographica. — 1954. — Vol. 7. — P. 405—408. — DOI:doi:10.1107/S0365110X54001223
  22. Brock, Lécuyer, 2010, p. 9
  23. 1 2 Lojek, 2007, p. 125
  24. 1 2 Brock, Lécuyer, 2010, p. 56
  25. 1 2 3 Lojek, 2007, p. 89
  26. Berlin, 2005, p. 67: «More likely because he [Shockley] felt threatened by the brillian young theoretician with a clipped accent and a pair of doctorates».
  27. 1 2 3 Lojek, 2007, p. 88
  28. Berlin, 2005, p. 86
  29. Berlin, 2005, pp. 86—87
  30. Lojek, 2007, pp. 79, 80
  31. 1 2 Lojek, 2007, pp. 80—81
  32. 1 2 3 Shurkin, 2008, p. 171
  33. Lojek, 2007, p. 80
  34. Brock, Lécuyer, 2010, p. 12
  35. Holbrook et al., 2003, p. 54. Мур неоднократно повторял, устно и в печати, эту версию, например, в лекции 2000 года Learning the Silicon Valley Way (напечатана в 2001 году).
  36. Thackray and Myers, 2000, p. 245
  37. Lojek, 2007, pp. 79—81
  38. Shurkin, 2008, pp. 173—174: «In truth, he had no idea how to manage ... One physicist swore that Shockley could actually see electrons [but] He had trouble seeing people».
  39. Shurkin, 2008, pp. 9—11
  40. Shurkin, 2008, pp. 172—173
  41. Shurkin, 2008, p. 175
  42. Lojek, 2007, p. 76
  43. Lojek, 2007, pp. 76—78
  44. Lojek, 2007, pp. 79, 90
  45. 1 2 3 4 5 6 Lojek, 2007, p. 90
  46. Shurkin, 2008, p. 232
  47. 1 2 Shurkin, 2008, p. 174
  48. Shurkin, 2008, pp. 174—175
  49. Lojek, 2007, p. 78
  50. Berlin, 2001, «each scenario he considered named Noyce as „independent authority“ or „manager“ of the lab».
  51. Thackray and Myers, 2000, p. 246
  52. 1 2 Brock, Lécuyer, 2010, p. 49
  53. Shurkin, 2008, p. 177
  54. Thackray and Myers, 200, p. 249: «I didn’t know enough about Shockley at the time when this group came up to me and said it’s either Shockley or us. If I had known what I know now, I’d have said good-bye to Shockley and I probably would have been very much involved in the semiconductor business. But I didn’t. We carried on for a while, and finally it got to the point where we could see that [Shockley] was just incapable of running an operation».
  55. Shurkin, 2008, p. 178
  56. 1 2 Berlin, L. Tracing Silicon Valley's roots (англ.) // San Francisco Chronicle. — 2007, September 30.: Coyle, a ruddy-faced Irishman with a fondness for ceremony, pulled out 10 newly minted $1 bills and laid them carefully on the table. «Each of us should sign every bill», he said. These dollar bills, covered with signatures, he explained, would be their contracts with each other.
  57. Berlin, 2005, p. 89, цитирует прямую речь Ходжсона: «I hope to hell you guys know what you're doing. Because if you don't, I'm losing my job». («Надеюсь, вы, ребята, хорошо понимаете, что делаете. Если это не так, я вылечу со своей работы»).
  58. 1 2 3 Berlin, 2005, p. 88
  59. Berlin, 2005, p. 89
  60. Shurkin, 2008, p. 182
  61. Shurkin, 2008, p. 181
  62. Lojek, 2007, p. 92
  63. Berlin, 2005, p. 87
  64. Berlin, 2005, p. 87 называет четыре патента, поиск по базе патентов США выдаёт пять.
  65. Lojek, 2007, p. 101, приводит полный список: Хуго Фёльнер — Австрия; Адольф Гётцебергер, Ханс Квиссер, Ханс Штарк, Роланд Хайц — Германия; Курт Хюбнер — США.
  66. Thackray and Myers, 200, p. 249
  67. Lojek, 2007, p. 97
  68. Coller, 2009, p. 174
  69. Shurkin, 2008, p. 187
  70. Last, 2010, pp. vii—viii
  71. Lojek, 2007, p. 106
  72. Brock, Lécuyer, 2010, pp. 54—55
  73. Berlin, 2005, pp. 89—90
  74. Shurkin, 2008, p. 183
  75. Brock, Lécuyer, 2010, pp. 55—56
  76. Lojek, 2007, p. 113
  77. 1 2 3 Lojek, 2007, p. 114
  78. Brock, Lécuyer, 2010, pp. 24, 27
  79. Lojek, 2007, p. 108
  80. Lojek, 2007, pp. 121—122
  81. Lojek, 2007, p. 122
  82. Lojek, 2007, p. 123
  83. Lojek, 2007, p. 126
  84. 1 2 Addison, Craig. Oral History Interview: Jay T. Last, interviewed by Craig Addison, SEMI (September 15, 2007) (англ.). SEMI (15 September 2007). Проверено 29 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012.
  85. Lojek, 2007, pp. 133, 138
  86. Lojek, 2007, p. 138
  87. Lojek, 2007, pp. 157—159
  88. 1 2 Lojek, 2007, p. 158
  89. Lojek, 2007, pp. 282—283
  90. 1 2 Lojek, 2007, p. 159
  91. 1 2 Lojek, 2007, p. 162
  92. Shurkin, 2008, p. 184
  93. Lojek, 2007, p. 161
  94. Chris Gaither. Victor Grinich, 75, Co-Founder Of Upstart Electronics Company (англ.). The New York Times (12 November 2011). Проверено 29 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012.
  95. Lécuyer, 2006, p. 263
  96. Jean A. Hoerni (англ.). San Francisco Chronicle (5 February 1997). Проверено 29 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012..
  97. Lécuyer, 2006, pp. 263—264
  98. Lécuyer, 2006, pp. 277—279
  99. David Manners. How Switzerland Lost Out To Japan In Watch Chips (англ.). Electronics Weekly (27 February 2009). Проверено 29 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012..
  100. 1 2 Lécuyer, 2006, p. 276
  101. Huntington Digital Library. Jay T. Last Collection of Lithographic and Social History (англ.). Huntington Digital Library. Проверено 28 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012.
  102. Board of Trustees — C. Sheldon Roberts ’48. Board of Trustees. Rensselaer Polytechnic Institute (10 апреля 2011). Проверено 29 февраля 2012. Архивировано из первоисточника 6 июня 2012.
  103. Strelho, K. Symantec tackles artificial intelligence (англ.) // Infoworld. — 1985. — Vol. 7. — P. 29—31. — ISSN 0199-6649.
  104. Gupta, 2000, p. 106
  105. Manners and Makimoto, 1995, p. 111
  106. Castilla et al., 2000, p. 224
  107. 1 2 3 4 Lécuyer, 2006, pp. 264
  108. Castilla et al., 2000, p. 220
  109. Castilla et al., 2000, p. 225
  110. Castilla et al., 2000, pp. 220—221

Источники[править | править вики-текст]

Основные[править | править вики-текст]

Вспомогательные[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

Внешние ресурсы[править | править вики-текст]