Ветхий денми

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Ветхий денми (икона VII века, Синайский монастырь)

Ве́тхий де́нми (ивр. עַתִיק יוֹם‎, др.-греч. ὁ παλαιὸς τῶν ἡμερῶν, лат. Antiquus di­erum, церк.-слав. Ве́тхiй Де́нми — Ветхий днями) — символическое иконографическое изображение Иисуса Христа в образе седовласого старца, а также образ Бога Отца в образе седовласого старца.

Происхождение образа[править | править вики-текст]

Иконография основана на видениях пророка Даниила (см. Ветхий днями). «Воссел Ветхий днями; одеяние на Нём было бело, как снег, и волосы главы Его — как чистая волна»  (Дан. 7:9).

Толкование на данное место книги пророка Даниила различное. Ефрем Сирин понимал под Ветхого денми в видении пророка Даниила Иисуса Христа[1]. Иероним Стридонский и Иоанн Златоуст понимали под Ветхим денми в данном конкретном месте Бога Отца[2][3]. Феодорит Кирский понимал под Ветхого денми всё естество Божества (то есть Отца, Сына и Святого Духа)[4].

О схожем образе пишет Иоанн Богослов в своей книге Откровения:

« Я обратился, чтобы увидеть, чей голос, говоривший со мною; и обратившись, увидел семь золотых светильников и, посреди семи светильников, подобного Сыну Человеческому, облеченного в подир и по персям опоясанного золотым поясом: глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег…
»

У богословов этот образ представляется как указание на воплощение Предвечного Сына Божия, его искупительную жертву и второе пришествие в облике грозного судьи. Так Андрей Кесарийский, комментируя книгу Откровения, пишет — «Хотя для нас Он и новый, но Он же и древний, или вернее — предвечный; об этом свидетельствуют Его власи белы».[5] У Михаила Хониата этому даётся следующее толкование: «Белые волосы означают вечность. Говорят, они появились с Ним, Который был с начала, с Ветхим Деньми; и однако Он, принесенный за нас в жертву, — Младенец в Воплощении».[6]

Существует и другое толкование данного места Откровения, например, в постановлении Большого Московского собора, в 45 его правиле, под Ветхим денми понимается не Иисус Христос, а Бог Отец.

Иконография[править | править вики-текст]

Ветхий денми (фреска Дионисия в Ферапонтовом монастыре)

Самым древним из известных изображений Ветхого денми является икона из монастыря Святой Екатерины, датируемая VII веком. На ней Иисус Христос в образе Ветхого денми изображён в мандорле, изображение сопровождает надпись «Эммануил». В русской иконографии среди ранних изображений Ветхого денми можно отметить фрески церкви Спаса на Нередице (Новгород Великий, XII век). Традиционным становится изображение Ветхого денми в иконографии Пантократора, с крещатым нимбом и надписью «Иисус Христос Ветхий Денми».

С XI века образ Ветхого денми стал использоваться для изображения Бога Отца. В Ерминии Дионисия Фурноаграфиота (1730—1733) содержится указание — «изображаем и Безначального Отца, как Ветхого деньми, согласно с видением Даниила».[7] Надписание «Ветхий деньми» Дионисий относит к числу надписей для икон Святой Троицы. К ранним примерам таких изображений относятся:

Ветхий денми (фреска художника Дамиане, XIV век, Убиси, Грузия)

Причиной превращения Ветхого денми в иконографию Бога Отца является неоднозначность текста видения пророка Даниила, который после описания Ветхого денми как седовласого старца пишет — «вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему»  (Дан. 7:13). Исходя из того, что Сын человеческий (Иисус Христос) подводится к Ветхому денми, последний стал пониматься именно как Бог Отец.[8]

Св. Иоанн Златоуст в «Толковании на книгу пророка Даниила» прямо называет Ветхого днями Богом Отцом, говоря о пророке Данииле: «Конечно, смущало его то, что он созерцал. Он первый и один видел Отца и Сына, как бы в видении». В своем труде «Против аномеев. Слово четвертое» св. Иоанн Златоуст примиряет слова Евангелия о том, что «Бога не видел никто никогда» с ветхозаветными описаниями явлений Бога Моисею, Михею, Исайе, Иезекиилю, Даниилу и Амосу тем, что раз Бог бестелесен, то и то, что никто «не видел» Его в понимании Евангелиста означает, что никто Его «не познал по существу, во всей точности», ветхозаветные же пророки видели Его таким, каким Он Сам захотел перед ними предстать. Того же мнения придерживается св. Ипполит Римский: «Ветхим денми (пророк) называет здесь не иного кого, как Самого Владыку, Господа и Бога всяческих и Отца Самого Христа» («Толкование на книгу пророка Даниила»). Это же мнение содержится у св. Кирилла Александрийского: «Видел он Отца, явившегося как бы в старческом возрасте, покрытого седыми волосами и блистающего одеждами, подобными снегу: и книги отверзошася и судище седе и видех во сне нощию, и се, на облацех небесных яко Сын Человечь идый бяше и даже до Ветхаго денми дойде и пред него приведеся: и тому дадеся власть и честь и царство (Дан. 7: 10, 13 — 14). Итак, когда Единородный явился в подобном нам образе, тогда и Отец раскрыл книги, перестал судить повинных греху и предоставил, наконец, людям мужественным быть внесенными в перепись, зачислиться в небесные лики и содержаться в памяти Божией» («О поклонении и служении в Духе и истине»). То же мнение высказывает св. Епифаний Кипрский в своем труде «На восемьдесят ересей Панарий, или ковчег», глава 14: «Сей Отец и Сын и Святый Дух удостоивал от века являться святым Своим в видениях, насколько каждый мог вмещать по сообщенному ему от Бога дарованию, какое даровал Он каждому из удостоиваемых, как например созерцать Отца, насколько каждый мог слышать глас Его и вмещать. Так устами Исаии Он говорил: се уразумеет Отрок Мой возлюбленный (Ис. 52, 13). Это глас Отца. Так и Даниил видел Ветхаго денми (Дан. 7, 9). Это видение Отца. Так и еще у пророка сказано: Аз видения умножих, и в руках пророческих уподобихся (Ос. 12, 10). Это глас Сына. А у Иезекииля сказано: и взя мя Дух и вывел меня на поле (Иез. 3, 12. 22). Это относится к Святому Духу». Св. Симеон Фессалоникийский придерживался того же мнения в своем труде «Толкование на божественный и священный Символ православной и непорочной нашей веры христианской»: «Царствию Его не будет конца, как говорит и Даниил (7, 13-14), видевший Его, Сына Человеческаго, грядущаго на облацех, дошедшаго даже до Ветхаго денми, собственного Отца, и приявшаго, даже по человечеству, всякую власть, то есть, начальство над всем, (начальство), которое Он, как Слово, имеет вечно со Отцем; тогда все исповедают Его Господом, и всяко колено поклонится, и всяк язык исповесть, по слову Павла, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца (Флп. 2, 10); и не будет тогда противляющихся (Ему)». И. Н. Богословский отмечает, что «в видении пророка Даниила древнехристианские художники находили для себя точку опоры для представления Бога Отца под образом старца, или Ветхого денми».[9]

В русской иконописи под влиянием иконографии Софии Премудрости Божией в XVI веке изображение Ветхого денми получило нимб в виде пересекающихся синего и красного ромбов и стало образом Господа Саваофа. Московский собор 1554 года во главе со св. Макарием осудил дьяка Ивана Висковатого, который пытался обосновать недопустимость написания икон с образом Бога Отца. Изображение Бога Отца в виде старца было запрещено Большим Московским собором 1666—1667 годов, решения которого о запрещении старых русских церковных обрядов, однако, впоследствии были отменены, и который противоречил сам себе, разрешая изображать «Отца в седине» в сценах Апокалипсиса.

Уже после проведения собора св. Дмитрий Ростовский в «Повествовании о Святых Вселенских соборах и их правилах» писал: «Таков ли Отец как изображается на иконах: старик и с бородой ? — Никоим образом; если и ум, присущий душе нашей, не может быть изображен, то тем более Бог, создавший нас, не может быть изображен красками в видимом образе; но так как Он является в таком виде пророкам и назван был ими „Ветхим денми“ (Дан.7:9), то Святая Церковь с общего согласия узаконила на святых Соборах изображать Его так, почитать и признавать в виде старца Ветхого денми, то есть предвечного и безначального, не имеющего ни начала, ни конца дней Своих».

В XIX веке в ходе споров о богословско-дидактических иконах возник спор и о возможности изображения Бога Отца. Возможность такого изображения отстаивали И. Н. Богословский и протоиерей С. Н. Булгаков, исходя из того, что раз человек сотворен по образу и подобию Божьему, то и Бог может быть изображен в антропоморфном виде. С богословско-дидактической точки зрения изображение Бога Отца на иконе является продолжением молитвы Богу Отцу св. Макария Великого. Важным в богословско-дидактическом отношении было изменение, произошедшее со временем в сюжете композиции «Отечество»: Голубь (символ Бога Святого Духа) стал не находиться в сфере в руках Спаса Эммануила (символ Бога Сына), а нисходить от Ветхого днями (символ Бога Отца), что подчеркивало различие в православной и католической версиях Символа Веры.

В русских иконописных школах начала XX века преподавали изображение на иконах новозаветной Троицы (так называемое «Отечество») «Господа Саваофа по указанию Слова Божия и явлениям Его некоторым избранникам ветхозаветным».[10]

В учебнике «Закон Божий. Для народных школ и приготовительных классов средних учебных заведений» (СПб, 1916) митрофорный протоиерей А. П. Введенский пишет: «Пресвятую Троицу мы изображаем так: Бога Отца — в виде старца. По правую сторону от Него — Сына Божия с крестом в руках, на котором Он совершил спасение мира».

Бог Отец в виде Ветхого днями изображен в композиции «Отечество» в барабане главного купола кафедрального храма Христа Спасителя в Москве.

7 мая 2008 года после молебна в Благовещенском соборе Московского Кремля по случаю вступления в должность Президента России Дмитрия Медведева Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II принял от в дар от четы Дмитрия и Светланы Медведевых икону «Отечество», на которой Бог Отец изображается как Ветхий днями.[11]

Отвечая на вопросы посетителей сайта «Ikonu.ру» в 2013 году, преподаватель канонического права протоиерей Аркадий (Маковецкий), заявил, что, по его мнению, "Бога Саваофа в виде «старца ветхого деньми» изображать можно, и что существуют подобные иконы, являющиеся чудотворными.[12]

Отмечают, что Ветхий денми стал одним из трёх этапов эволюции изображения Бога Отца в христианском искусстве:

Способ изображения символический […] (рука в небе), аллегорический, когда от Отчего Образа, или Бога Сына, возносит нашу мысль к Первообразу, Богу Отцу, и наконец, способ изображения исторический, или прямой, когда представляют Его в образе старца или Ветхого денми.[9]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. преподобный Ефрем Сирин Толкования на священное Писание Книга пророка Даниила Глава 7
  2. Творения блаженного Иеронима Стридонского. Ч.12. стр. 66
  3. Святитель Иоанн Златоуст Толкования на Книгу пророка Даниила Глава 7
  4. Творения блаженного Феодорита, епископа Киррского. Ч.4. 1857. стр. 137
  5. Андрей Кесарийский. Толкование на Апокалипсис Святого Иоанна Богослова
  6. Ветхий денми // Православная энциклопедия
  7. Дионисий Фурноаграфиот. Ерминия или наставление в живописном искусстве
  8. Большой Московский собор и образ Бога отца // Успенский Л. А. Богословие иконы Православной церкви
  9. 1 2 Богословский И. Н. Бог Отец, первое Лице Святой Троицы, в памятниках древнехристианского искусства. М., 1893. С. 65
  10. Иконописный сборник СПб. , 1907, вып. 1-й, с .84—85
  11. В Благовещенском соборе Кремля состоялся молебен по случаю вступления в должность Президента России Дмитрия Медведева
  12. «Ikonu.ру»

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]