Глагол в праиндоевропейском языке

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Глаго́л — часть речи праиндоевропейского языка. Глагол в праиндоевропейском языке обладал категориями лица, числа, времени, залога и наклонения[1]. Реконструкция праиндоевропейской глагольной системы — самая трудная область индоевропеистики[2].

Все глагольные формы праиндоевропейского языка состоят из основы и окончания. Основы делят на тематические, заканчивающиеся на тематическую гласную -e-, чередующуюся с -o-, и атематические, не содержащие этой гласной. В истории отдельных индоевропейских языков прослеживается тенденция к уменьшению числа атематических основ и увеличению тематических[3].

Спряжение[править | править вики-текст]

В праиндоевропейском языке существовало пять наборов окончаний: первичные активного залога, вторичные активного залога, первичные среднего залога, вторичные среднего залога, перфектные[4]. Вопреки названию, данному на заре компаративистики, вторичные окончания древнее первичных, поэтому сейчас эти термины употребляют скорее в силу традиции[5][6][7][8][9]. В связи с этим О. Семереньи предлагал называть вторичные окончания «примитивными»[5].

«Первичные» и «вторичные» окончания[5][10]:

Активный залог Медиопассивный залог
«Первичные» «Вторичные» «Первичные» «Вторичные»
1 лицо ед. ч. *-mi *-m *-(m)ai *-(m)ā
2 лицо ед. ч. *-si *-s *-soi *-so
3 лицо ед. ч. *-ti *-t *-toi *-to
3 лицо мн. ч. *-nti *-nt *-ntoi *-nto

«Первичные» образовались от «вторичных» при помощи показателя *-i, имевшего, по-видимому, значение «hic et nunc» (рус. здесь и сейчас)[5][11].

Есть две теории происхождения личных окончаний глагола: агглютинации (Ф. Бопп) — окончания восходят к личным местоимениям, адаптации — глагольные окончания восходят к именным флексиям[12].

Основы[править | править вики-текст]

Способы образования основ презенса[13][14]:

  • Корневые основы (атематические и тематические);
  • Редуплицированные основы (атематические и тематические);
  • Основы с носовыми
  • Основы с суффиксом -sk- (только тематические);
  • Основы с суффиксом -jo- (только тематические). Этот суффикс использовался для образования девербативных и деноминативных основ.

Время[править | править вики-текст]

Обычно для праиндоевропейского языка реконструируют настоящее время, аорист и перфект, реже имперфект, плюсквамперфект и будущее время. Категория времени у праиндоевропейского глагола — относительно позднего происхождения. Считается, что ей предшествовала категория вида[15][16][17][18].

Формы различных времён образовывались от трёх основ глагола — основы настоящего времени, основы аориста и основы перфекта[1][19][20]. Основа настоящего времени имела значение развивающегося действия, аориста — действия самого по себе или завершённого действия, перфекта — завершённого действия[21], по другой гипотезе, основа настоящего времени имела значение незавершённого действия, аориста — завершённого действия, перфекта — состояния как следствия действия[16].

Настоящее время[править | править вики-текст]

Атематическое спряжение (на примере глагола «быть»)[22][23]:

Языки Реконструкции
Хеттский Санскрит Древнегреческий Латынь Готский Древнелитовский Старославянский Семереньи[24] Адамс [25]
1 лицо ед. ч. ešmi ásmi εἰμί sum im esmi ѥсмь *ésmi *h1ésmi
2 лицо ед. ч. ešši ási εἶ es is esi ѥси *és(s)i *h1éssi
3 лицо ед. ч. ešzi ásti ἐστί est ist esti ѥстъ *ésti *h1ésti
1 лицо дв. ч. svaḥ esva ѥсвѣ
2 лицо дв. ч. sthaḥ ἐστόν esta ѥста
3 лицо дв. ч. staḥ ἐστόν ѥсте
1 лицо мн. ч. ešwani ~ ešweni smaḥ εἰμές sumus sijum esme ѥсмъ *smés(i)/*smósi() *h1smes
2 лицо мн. ч. ešteni stha ἐστέ estis sijuþ este ѥсте *ste(s) *h1ste
3 лицо мн. ч. ašanzi sánti εἰσί sunt sind сѫтъ *sénti *h1sénti

Тематическое спряжение (на примере глагола «нести», в славянских языках этот глагол означает «брать», в литовском «сыпать», для хеттского выбран глагол pehute- «доставлять», а для латинского legere «читать»)[23][26][27]:

Языки Реконструкции
Хеттский Санскрит Древнегреческий Латынь Готский Литовский Старославянский Семереньи[28] Адамс [29]
1 лицо ед. ч. pehutemi bhárāmi φέρω lego baira beriu берѫ *bherō *bhéroh2
2 лицо ед. ч. pehutesi bhárasi φέρεις legis bairis beri береши *bheresi *bhéreth2e
3 лицо ед. ч. pehutezi bhárati φέρει legit bairiþ beria беретъ *bhereti *bhérei
1 лицо дв. ч. bhárāvaḥ bairōs beriava беревѣ
2 лицо дв. ч. bhárathaḥ φέρετον bairats beriata берета
3 лицо дв. ч. bhárataḥ φέρετον veda берете
1 лицо мн. ч. bhárāmaḥ φέρομεν legimus bairam beriame беремъ *bheromes *bhéromes
2 лицо мн. ч. pehutteni bháratha φέρετε legitis bairiþ beriate берете *bherete(s) *bhérete
3 лицо мн. ч. pehudanzi bháranti φέρουσι legunt bairand beria берѫтъ *bheronti *bhéronti

Имперфект[править | править вики-текст]

Имперфект образовывался присоединением к основе настоящего времени вторичных личных окончаний и аугмента. Древний имперфект сохранился лишь в индоиранских и древнегреческом языках, а также в виде хеттского претерита. Латинский, славянский, балтийский, армянский и кельтские имперфекты — позднего происхождения[30][31].

Атематическое спряжение (на примере глагола «быть»):

Языки Реконструкция
Санскрит Древнегреческий Семереньи[32]
1 лицо ед. ч. āsam ἦν *ēsṃ
2 лицо ед. ч. āḥ, āsīḥ ἦσθα *ēss
3 лицо ед. ч. āḥ, āsīt ἦν *ēst
1 лицо мн. ч. āsma ἦμεν *ēsme
2 лицо мн. ч. āsta ἦτε *ēste
3 лицо мн. ч. āsan ᾔσαν *ēsent

Тематическое спряжение (на примере глагола «нести»):

Языки Реконструкция
Санскрит Древнегреческий Семереньи[28]
1 лицо ед. ч. abharam ἔφερον *(e)bherom
2 лицо ед. ч. abharaḥ ἔφερες *(e)bheres
3 лицо ед. ч. abharat ἔφερε *(e)bheret
1 лицо мн. ч. abharāma ἐφέρομεν *(e)bherome
2 лицо мн. ч. abharata ἐφέρετε *(e)bherete
3 лицо мн. ч. abharan ἔφερον *(e)bheront

Аорист[править | править вики-текст]

Существовало три типа аориста: корневой, тематический и сигматический[33][34][35]. Корневой аорист образовывался прибавлением вторичных личных окончаний к корню, гласный которого находился на полной ступени в единственном числе активного залога и на нулевой ступени в остальных формах[35]. Тематический отличается от атематического наличием между основой и окончанием тематического гласного[36]. Сигматический образовывался от основы аориста при помощи суффикса -s- и вторичных личных окончаний[37].

Предположительно, значение прошедшего времени появилось у форм аориста не сразу, а первоначально они обозначали действие само по себе, факт (в отличие от форм презенса, обозначавших длительное действие)[38].

Аорист и презенс восходят к одной форме — «примитиву» со значением действия, противопоставленной перфекту, обозначавшему состояние[39][40].

Перфект[править | править вики-текст]

Праиндоевропейский перфект сохранился в санскрите, древнегреческом и германских (в претерито-презентных глаголах) языках. Также праиндоевропейский перфект частично отразился в латинском перфекте, германском сильном претерите, хеттском спряжении на -hi и древнерусской форме вѣдѣ «знаю»[41].

Перфект образовывался от основы перфекта при помощи особых окончаний[42]. У ряда глаголов основа перфекта образовывалась с удвоением[43][44].

В засвидетельствованных языках перфект обозначал состояние, существующее в настоящем и являющееся результатом действия в прошлом (ср. др.-греч. οἶδα и др.-инд. वेद (véda IAST) «я знаю, потому что видел», др.-греч. βέβηκα «я пришёл и нахожусь здесь», др.-инд. शशाद (śaśāda IAST) «я сел и сижу»), а также интенсивность действия. Предположительно, его первичным значением было обозначение состояния вообще[45][46][47][48]. К. Г. Красухин считает, что в основе перфекта лежат стативные формы, восходящие к отглагольному наречию[40].

По-видимому, перфект первоначально имел формы только активного залога, и лишь позднее образовались формы медиопассивного перфекта[49].

Формы нередуплицированного перфекта[50][51]:

Санскрит Древнегреческий Готский
1 лицо ед. ч. véda οἶδα wáit
2 лицо ед. ч. véttha οἶσθα wáist
3 лицо ед. ч. véda οἶδε wáit
1 лицо дв. ч. vidvá witu
2 лицо дв. ч. vidáthur wituts
3 лицо дв. ч. vidátur
1 лицо мн. ч. vidmá ἴδμεν witum
2 лицо мн. ч. vidá ἴστε wituþ
3 лицо мн. ч. vidúḥ ἴσασι witun

Будущее время[править | править вики-текст]

В ряде индоевропейских языков будущее время образовывается при помощи сигматических суффиксов. Его истоки видят в модальных формах настоящего времени с дезитеративным значением[6][52]. А. Н. Савченко считал, что становление сигматического будущего на базе модальных форм началось в диалектах праиндоевропейского языка ещё до распада праязыка[53]. В самом праиндоевропейском языке будущего времени не было[54].

Аугмент[править | править вики-текст]

В индоиранских, греческом, армянском и фригийском языках прошедшие времена образовывались при помощи аугмента — префикса *h1e-, который, возможно, восходит к наречию со значением «в то время»[55]. В авестийском и гомеровском греческом аугмент используется лишь факультативно. В армянском он сохранился остаточно[31]. Хотя аугмент является ареальным новообразованием, закрепившимся в отдельных языках уже после распада праязыка, вполне возможно, что факультативно он мог использоваться уже в праязыке[55]. О молодости аугмента свидетельствует также то, что он является единственным префиксом среди показателей времени, все остальные — суффиксы[56].

Залог[править | править вики-текст]

Реконструируют два залога — активный (действительный) и средний (медиопассивный)[57][58][59]. Действительный залог был немаркированным, средний маркированным[19]. Позднее в некоторых отдельных индоевропейских языках возник также страдательный (пассивный) залог[60]. В. Шмальштиг полагает, что категория залога в праиндоевропейском языке сформировалась в период становления субъектно-объектных отношений между глаголом и именем[61].

Средний залог[править | править вики-текст]

Формы среднего залога сохранились в хеттском, индо-иранских, греческом и тохарских языках. В италийских, кельтских и готском языках они приобрели значение пассивного залога[62].

Б. Дельбрюк полагал, что первоначальным значением медия было происшествие или состояние (а действительного залога — действие)[63]. А. Н. Савченко привлёк данные хеттского языка и пришёл к выводу, что первоначальное значение среднего залога — состояние[64].

Сходство окончаний и семантики медия и перфекта привело учёных к мысли об их общем происхождении[65] (к этому выводу независимо друг от друга пришли Е. Курилович и Х. Станг)[66]. А. Н. Савченко полагал, что первоначально медиум выражал состояние как процесс, а перфект — состояние как факт[67].

Пример спряжения глагола «нести» в среднем залоге (для латинского языка взят глагол legere «читать»)[27]:

Санскрит Древнегреческий Латынь Готский
1 лицо ед. ч. bhare φέρομαι legor
2 лицо ед. ч. bharase φέρει legeris bairaza
3 лицо ед. ч. bharate φέρεται legitur bairada
1 лицо дв. ч. bharāvahe
2 лицо дв. ч. bharethe φέρεσθον
3 лицо дв. ч. bharete φέρεσθον
1 лицо мн. ч. bharāmahe φερόμεθα legimur
2 лицо мн. ч. bharadhve φέρεσθε legimini
3 лицо мн. ч. bharante φέρονται leguntur bairanda

Наклонение[править | править вики-текст]

Реконструируют четыре наклонения — изъявительное (индикатив), повелительное (императив), сослагательное (конъюнктив) и желательное (оптатив)[68]. Индикатив является немаркированным, три остальных наклонения маркируются[69]. Различие между сослагательным и желательным наклонениями заключалось, скорее всего, в том, что конъюнктив выражал бо́льшую степень вероятности[70]. Оптатив выражал желание или намерение говорящего, а конъюнктив его волю или стремление[71][72].

Императив[править | править вики-текст]

В качестве формы повелительного наклонения второго лица единственного числа использовалась чистая основа глагола[73]. В остальных лицах использовались особые окончания императива[74].

Пример повелительного наклонения глагола «нести» в среднем залоге (для латинского языка взят глагол legere «читать»)[75]:

Санскрит Древнегреческий Латынь Готский
2 лицо ед. ч. bhara φέρε lege baír
3 лицо ед. ч. bharatu φερέτω legito baíradáu
1 лицо мн. ч. bharāma baíram
2 лицо мн. ч. bharata φέρετε legite baíriþ
3 лицо мн. ч. bharantu φερόντων legunto baírandáu

Конъюнктив[править | править вики-текст]

Сослагательное наклонение образовывалось путём прибавления к основе глагола тематического гласного и первичных личных окончаний[76]. Во всех формах конъюнктива представлена полная ступень корня[77].

Сослагательное наклонение, очевидно, имеет общее с презенсом происхождение. Е. Курилович предполагает, что это произошло в результате вытеснения старых форм презенса новыми: старые получили вторичную функцию, причём тематический гласный этих форм был переосмыслен как суффикс сослагательного наклонения[78].

Спряжение глагола «быть» в конъюнктиве[75]

Языки Реконструкция
Санскрит Древнегреческий Латынь Семереньи[79]
1 лицо ед. ч. ásāni ἔω ero *esō
2 лицо ед. ч. ásasi ἔῃς eris *eses(i)
3 лицо ед. ч. ásati ἔῃ erit *eset(i)
1 лицо дв. ч. ásava
2 лицо дв. ч. ásathaḥ
3 лицо дв. ч. ásataḥ
1 лицо мн. ч. asāma εἶμεν erimus *esome
2 лицо мн. ч. asatha ἔητε eritis *esete
3 лицо мн. ч. asan ἔωσι erunt *esont

Оптатив[править | править вики-текст]

Формы оптатива образовывались путём прибавления к основе глагола суффикса *-ɪ̯eh1-/*-ɪ̯h1- (в традиционной реконструкции *-ɪ̯ē-/*-ī-) и вторичных личных окончаний[72][80][81].

Вторичные окончания оптатива заставляют предположить, что значение наклонения этими формами было приобретено лишь вторично, а первоначально они имели значение прошедшего времени[82]. По мнению Е. Куриловича, формы оптатива являются по происхождению формами аориста с суффиксом *-ē-, причём суффикс оптатива *-ɪ̯ē- возник в результате переразложения в корнях с эпентетическим *-ɪ̯-, возникшим на стыке корня, заканчивавшегося на долгий гласный, и суффикса *-ē-: *pōɪ̯-ē-t «пил» (корень *pō-) > *pō-ɪ̯ē-t. В дальнейшем этот суффикс становится продуктивным и распространяется на другие корни[83].

Формы атематического оптатива[84][85]:

Языки Реконструкция
Санскрит Древнегреческий Латынь Древневерхненемецкий Семереньи[86]
1 лицо ед. ч. syām εἴην siem *sɪ̯ēm
2 лицо ед. ч. syāḥ εἴης sies sīs(t) *sɪ̯ēs
3 лицо ед. ч. syāt εἴη siet *sɪ̯ēt
1 лицо дв. ч. syā́va
2 лицо дв. ч. syā́tam εἶτον
3 лицо дв. ч. syā́tām εἶτην
1 лицо мн. ч. syā́ma εἶμεν simus sīm *sīme
2 лицо мн. ч. syā́ta εἶτε sitis sīt *sīte
3 лицо мн. ч. syuḥ εἶεν sient sīn *siɪ̯ent

Формы тематического оптатива[84][85]:

Языки Реконструкция
Санскрит Древнегреческий Готский Семереньи[87]
1 лицо ед. ч. bháreyam φέροιμι bairáu *bheroɪ̯ṃ
2 лицо ед. ч. bháreḥ φέροις bairáis *bheroɪ̯s
3 лицо ед. ч. bháret φέροι bairái *bheroɪ̯t
1 лицо дв. ч. bháreva
2 лицо дв. ч. bháretam φέροιτον
3 лицо дв. ч. bháretām φέροιτην
1 лицо мн. ч. bhárema φέροιμεν bairáima *bheroɪ̯me
2 лицо мн. ч. bháreta φέροιτε bairáiþ *bheroɪ̯te
3 лицо мн. ч. bháreyuḥ φέροιεν bairáina *bheroɪ̯ņt

Инъюнктив[править | править вики-текст]

Формы инъюнктива существовали в индоиранских языках. Они представляют собой формы аориста и имперфекта без аугмента и имеют модальное значение. Среди учёных бытуют два мнения о статусе инъюнктива: одни считают его отдельным наклонением, другие рассматривают его лишь как остатки древних форм прошедшего времени, ещё не имевших аугмента[88].

Именные формы глагола[править | править вики-текст]

По-видимому, праиндоевропейский язык не располагал формами инфинитива, зато в нём уже имелись причастия[89][90]. Также в праязыке могли образовываться отглагольные существительные, различные падежные формы которых легли в основу форм инфинитивов отдельных индоевропейских языков[91][92].

Активные причастия настоящего времени образовывались при помощи суффикса *-nt-, активные прошедшего времени — *-wos-, среднего залога — *-mHno-. Кроме того, в отдельных языках причастиями стали индоевропейские отглагольные прилагательные, образовывавшиеся при помощи суффиксов *-no- и *-to-[93].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 81.
  2. Тронский И. М. Общеиндоевропейское языковое состояние. — М.: УРСС, 2004. — С. 82. — ISBN 5-354-01025-X
  3. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 164—165.
  4. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 83—84.
  5. 1 2 3 4 Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 341.
  6. 1 2 Сафаревич Я. Развитие формативов времени в индоевропейской глагольной системе // Проблемы индоевропейского языкознания. — 1964. — С. 14.
  7. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 259—260.
  8. Тронский И. М. Общеиндоевропейское языковое состояние. — М.: УРСС, 2004. — С. 92. — ISBN 5-354-01025-X
  9. Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 166. — ISBN 5-7695-0900-7
  10. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 250.
  11. Bičovský J. Vademecum starými indoeuvropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 58. — ISBN 978-80-7308-287-1
  12. Красухин К. Г. Аспекты индоевропейской реконструкции. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — С. 39—40. — ISBN 5-94457-109-8
  13. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 282—297.
  14. Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 171-178.
  15. Kuryłowicz J. The inflectional categories of Indo-European. — Heidelbrg: Carl Winter, 1964. — P. 130.
  16. 1 2 Сафаревич Я. Развитие формативов времени в индоевропейской глагольной системе // Проблемы индоевропейского языкознания. — 1964. — С. 13.
  17. Перельмутер И. А. К становлению категории времени в системе индоевропейского глагола // Вопросы языкознания. — 1969. — № 5. — С. 11.
  18. Bičovský J. Vademecum starými indoeuvropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 53—54. — ISBN 978-80-7308-287-1
  19. 1 2 Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 294.
  20. Тронский И. М. Общеиндоевропейское языковое состояние. — М.: УРСС, 2004. — С. 91. — ISBN 5-354-01025-X
  21. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — С. 212—213.
  22. Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 172.
  23. 1 2 Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 160. — ISBN 5-7695-0900-7
  24. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 327.
  25. Adams D. Q., Mallory J. P. The Oxford Introduction To Proto-Indo-European And Indo-European World. — Oxford:University Press. — Oxford, 2006. — P. 64.
  26. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 266.
  27. 1 2 Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 174.
  28. 1 2 Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 330.
  29. Adams D. Q., Mallory J. P. The Oxford Introduction To Proto-Indo-European And Indo-European World. — Oxford:University Press. — Oxford, 2006. — P. 65.
  30. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 317.
  31. 1 2 Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 178.
  32. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 328.
  33. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 297.
  34. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 262.
  35. 1 2 Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 92.
  36. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 298.
  37. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 300.
  38. Савченко А. Н. Древнейшие грамматические категории глагола в индоевропейском языке // Вопросы языкознания. — 1955. — № 4. — С. 113.
  39. Сафаревич Я. Развитие формативов времени в индоевропейской глагольной системе // Проблемы индоевропейского языкознания. — 1964. — С. 13—14.
  40. 1 2 Красухин К. Г. Аспекты и времена праиндоевропейского глагола (часть I) // Вопросы языкознания. — 2005. — № 6. — С. 4.
  41. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 280—282.
  42. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 307.
  43. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 281.
  44. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 265.
  45. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 313.
  46. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 283—284.
  47. Перельмутер И. А. О первоначальной функции индоевропейского перфекта // Вопросы языкознания. — 1967. — № 1. — С. 93—102.
  48. Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы: Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры: В 2-х книгах. — Тбилиси: Издательство Тбилисского университета, 1984. — С. 296.
  49. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 308.
  50. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 260.
  51. Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 180.
  52. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — С. 230.
  53. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 285—288.
  54. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 252.
  55. 1 2 Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 182.
  56. Bičovský J. Vademecum starými indoeuvropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 60. — ISBN 978-80-7308-287-1
  57. Савченко А. Н. Древнейшие грамматические категории глагола в индоевропейском языке // Вопросы языкознания. — 1955. — № 4. — С. 118.
  58. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 82.
  59. Schields K. C. A history of Indo-Eropean verb morphology. — Amsterdam-Philadelphia: John Benjamins Publishing Company, 1992. — P. 106. — ISBN 90-272-3588-0
  60. Тронский И. М. Общеиндоевропейское языковое состояние. — М.: УРСС, 2004. — С. 88. — ISBN 5-354-01025-X
  61. Шмальштиг В. Морфология глагола // Новое в зарубежной лингвистике. — 1988. — Т. 21. — С. 270.
  62. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 261.
  63. Савченко А. Н. Происхождение среднего залога в индоевропейском языке. — Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета, 1960. — С. 8.
  64. Савченко А. Н. Происхождение среднего залога в индоевропейском языке. — Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета, 1960. — С. 59.
  65. Kuryłowicz J. The inflectional categories of Indo-European. — Heidelbrg: Carl Winter, 1964. — P. 56.
  66. Перельмутер И. А. О первоначальной функции индоевропейского перфекта // Вопросы языкознания. — 1967. — № 1. — С. 92.
  67. Савченко А. Н. Происхождение среднего залога в индоевропейском языке. — Ростов-на-Дону: Издательство Ростовского университета, 1960. — С. 69—72.
  68. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 83.
  69. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 272.
  70. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 293.
  71. Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 229. — ISBN 5-7695-0900-7
  72. 1 2 Bičovský J. Vademecum starými indoeuvropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 69. — ISBN 978-80-7308-287-1
  73. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 181.
  74. Bičovský J. Vademecum starými indoeuvropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 68. — ISBN 978-80-7308-287-1
  75. 1 2 Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 188.
  76. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 95.
  77. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 274.
  78. Kuryłowicz J. The inflectional categories of Indo-European. — Heidelbrg: Carl Winter, 1964. — P. 137—139.
  79. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 328—329.
  80. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 96.
  81. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 275.
  82. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 350.
  83. Kuryłowicz J. The inflectional categories of Indo-European. — Heidelbrg: Carl Winter, 1964. — P. 140—141.
  84. 1 2 Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 189.
  85. 1 2 Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 227. — ISBN 5-7695-0900-7
  86. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 275.
  87. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 276.
  88. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 279.
  89. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 330—331.
  90. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 184.
  91. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 280.
  92. Красухин К. Г. Аспекты индоевропейской реконструкции. — М.: Языки славянской культуры, 2004. — С. 298—299. — ISBN 5-94457-109-8
  93. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 185—186.

Литература[править | править вики-текст]

  • Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 158—220.
  • Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — С. 211—263.
  • Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 257—327.
  • Савченко А. Н. Древнейшие грамматические категории глагола в индоевропейском языке. // Вопросы языкознания, № 4, 1955. — С. 111—120.
  • Сафаревич Я. Развитие формативов времени в индоевропейской глагольной системе. // Проблемы индоевропейского языкознания, 1964. — С. 13—17
  • Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 245—351.
  • Тронский И. М. Общеиндоевропейское языковое состояние. — М.: УРСС, 2004. — С. 82—101.
  • Adams D. Q., Mallory J. P. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 465—468.
  • Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 251—286.
  • Bičovský J. Vademecum starými indoeuvropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — S. 53—70.
  • Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — S. 165—222.
  • Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 81—99.
  • Kuryłowicz J. The inflectional categories of Indo-European. — Heidelbrg: Carl Winter, 1964. — P. 56—170.
  • Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 163—186.