Праиндоевропейский язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Индоевропейцы

Индоевропейские языки
Анатолийские · Албанский
Армянский · Балтские · Венетский
Германские · Иллирийские
Арийские: Нуристанские, Иранские, Индоарийские, Дардские
Италийские (Романские)
Кельтские · Палеобалканские
Славянские · Тохарские

курсивом выделены мёртвые языковые группы

Индоевропейцы
Албанцы · Армяне · Балты
Венеты · Германцы · Греки
Иллирийцы · Иранцы · Индоарийцы
Италики (Романцы) · Кельты
Киммерийцы · Славяне · Тохары
Фракийцы · Хетты
курсивом выделены ныне не существующие общности
Праиндоевропейцы
Язык · Прародина · Религия
 
Индоевропеистика
п·о·р

Праиндоевропе́йский язы́к — гипотетический[1] предок языков индоевропейской семьи. Согласно ностратической теории, праиндоевропейский язык является потомком ностратического праязыка. Согласно наиболее распространённой на данный момент в научной среде гипотезе, прародиной ностелей праиндоевропейского языка являются являются волжские и причерноморские степи.


Внешнее родство[править | править вики-текст]

С момента возникновения индоевропеистики как науки неоднократно предпринимались попытки сопоставления индоевропейских языков с другими языками: малайско-полинезийскими, уральскими, афразийскими, картвельскими, эскимо-алеутскими, айнским и этрусским. Полноценное научное обоснование получила лишь ностратическая гипотеза, выдвинутая в 1903 датским лингвистом Х. Педерсеном и в начале 1960-х развитая московским славистом В. М. Иллич-Свитычем, впоследствии также А. Б. Долгопольским[2].

Прародина[править | править вики-текст]

Гипотезы о местонахождении индоевропейской прародины

Поиски прародины индоевропейцев начались одновременно с зарождением индоевропеистики. Огромное влияние, которое оказали на первых индоевропеистов санскритские и древнеперсидские тексты, сказались и в локализации прародины. У. Джонс полагал, что прародина праиндоевропейцев находится в Иране. Другие учёные в начали XIX века размещали её в Гималаях или непосредственно на Индийском субконтиненте[3].

В 1851 году гипотезы азиатской прародины подверглись критике со стороны английского учёного Р. Латэма, считавшего, что индо-иранские народы переселились в места своего проживания в результате поздней экспансии, а прародину индоевропейцев следует искать в Европе[4]. В последствии эта идея была подхвачена и развита националистически настроенными учёными, не отделявшими языка от расы, такими как Г. Коссинна, который выводил «арийцев» (в действительности ариями себя называли только индо-иранские народы) из северной Европы (южная Скандинавия и северная Германия)[5].

В 1956 году Марией Гимбутас была сформулирована курганная гипотеза, согласно которой прародиной индоевропейцев являются волжские и причерноморские степи. Миграции праиндоевропейцев происходили в несколько волн в промежуток между 4500 до н. э. и 2500 до н. э. и первый толчок им дало одомашнивание лошади[6].

Балто-черноморская гипотеза предполагает, что уже в мезолите (8500 — 5000 гг. до н. э.) праиндоевропейцы занимали обширные территории между Балтийским и Чёрным морями[7].

Балканская гипотеза помещает прародину праиндоевропейцев на Балканский полуостров и в Центральную Европу и отождествляет их с культурой линейно-ленточной керамики[8].

Неолитическая экспансия VII—V тысячелетий до нашей эры, отождествляемая анатолийской гипотезой с экспансией праиндоевропейцев

Согласно анатолийской гипотезе, сформулированной Колином Ренфрю, предполагается, что праиндоевропейский язык существовал раньше, чем принято считать, VII—VI тыс. до н. э. в Анатолии (поселением индоевропейцев считается Чатал-Хююк), а появление индоевропейцев в Европе связывается с расселением земледельцев из Анатолии в Юго-Восточную Европу[9].

Армянская гипотеза предполагает, что праиндоевропейский язык возник на Армянском нагорье. Аргументируется в трудах академиков Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванова.

Основным средством поиска прародины служит лингвистическая палеонтология. Учитывается как присутствие слов, обозначающих какие-то реалии, так и их отсутствие (argumentum a silentio). Так, например, в праиндоевропейском языке отсутствовали обозначения кипариса, лавра, маслины, оливкового масла, винограда и осла, что не позволяет помещать прародину в Средиземноморье, или обезьяны, слона, пальмы и папируса, что заставило бы локализовать её в тропиках, или янтаря, что позволяет исключить побережье Балтийского моря. Долгое время наличие в праязыке слов *lok’s «лосось» и *bʰeh₂ĝos «бук» рассматривалось как аргументы (аргумент лосося и аргумент бука соответственно) в пользу североевропейской прародины, однако позднее было высказано мнение, что этими словами праиндоевропейцы могли называть не сёмгу (Salmo salar) и бук европейский (Fagus sylvatica), а кумжу (Salmo trutta, обитает в Чёрном и Каспийском морях, а также в реках, впадающих в них) и бук восточный (Fagus orientalis, растёт на Кавказе) или бук крымский (Fagus taurica), а позднее, когда их часть переселилась в Европу, старые слова были перенесены на новые реалии. В настоящее время более важным для локализации индоевропейской прародины считается наличие в праязыке слов «пчела», «мёд», «медовуха», а также *h1ek’wos «лошадь». Медоносная пчела не была распространена к востоку от Урала, что позволяет исключить из рассмотрения Сибирь и Центральную Азию. Лошадь, имевшая большое значение для праиндоевропейцев и распространённая в период гипотетического существования праязыка преимущественно в степях Евразии, исключает Ближний Восток, Иран, Индостан и Балканы[10][11].

Распад и диалектное членение праиндоевропейского языка[править | править вики-текст]

Классификация индоевропейских языков

Верхняя граница распада праиндоевропейского языка определяется тем, что анатолийские и индоиранские языки уже существовали как отдельные ветви в районе 2000 г. до н.э., таким образом, праиндоевропейский язык должен был распасться не позднее 2500 г. до н.э., а скорее всего, значительно раньше. Нижняя граница распада определяется знакомством праиндоевропейцев с плугом, повозкой, ярмом, одомашненной лошадью и разведением овец ради шерсти, что могло быть возможно никак не ранее 5000 г. до н.э., а скорее не ранее 4500 г. до н.э.[12].

В связи с расселением индоевропейских племён к определённому моменту времени единый праиндоевропейский язык перестал существовать, переродившись в праязыки отдельных групп. Первым отделился праанатолийский язык. Согласно курганной теории его носители ушли с территории прародины на запад, на Балканы (Культура Чернаводэ и Усатовская культура). Учитывая древность этого отделения, Э. Г. Стёртевант предложил ввести новый термин «индо-хеттский язык» для периода в истории праязыка до ухода праанатолийцев, а слово «праиндоевропейский» использовать для периода после ухода.

Н. Д. Андреев выделяет три периода истории праиндоевропейского языка[13]:

  1. Раннеиндоевропейский период, характеризующийся изолирующим языковым строем, односложными и одноморфемными словами, политональностью, отсутствием словоизменения и формального различия между частями речи;
  2. Старший среднеиндоевропейский период, для которого характерны агглютинация и двухморфемные слова.
  3. Младший среднеиндоевропейский период, в который осуществился переход к флексии, появляются окончания, исчезают тоны, появляется аблаут, начинают разграничиваться имена и глаголы, у имен различаются общий и средний рода, а также два падежа, у глаголов различаются инфект и перфект;
  4. Старший позднеиндоевропейский период, в который происходит усложнение морфологии и переход к трёхморфемным основам, флективное выражение получают родительный падеж и число у имени, аорист и оптатив у глагола;
  5. Младший позднеиндоевропейский период характеризуется тематизацией основ, фузией темы и окончания, появлением сослагательного наклонения, женского рода, двойственного числа и развитой системы падежей.

Гамкрелидзе и Иванов выделяют следующие этапы членения индоевропейской языковой области:

  1. Период единства.
  2. Разделение праиндоевропейского языка на два диалектных ареала: А (праанатолийский, пратохарский и праитало-кельто-иллирийский диалекты) и В (прагермано-балто-славянский и праарийско-греческо-армянский диалекты).
  3. Отделение праанатолийцев.
  4. Разрыв между ареалами А и В.
  5. Выделение пратохарского языка и разделения ареала В на две части: прагермано-балто-славянскую и праарийско-греческо-армянскую.
  6. Период существования прагреческого, праармяно-арийского, прабалто-славянского, прагерманского, праиталийского, пракельтского, пратохарского и праанатолийского языков. При этом имели место контакты между прагреческим и праармяно-арийским; праармяно-арийским и прабалто-славянским; прагерманским, праиталийским и пракельтским.
  7. Выделение праармянского языка.

Уэст выделяет три этапа:

  1. Период единства.
  2. Отделение праанатолийцев.
  3. Членение позднего праиндоевропейского языка ('Mature' Indo-European) на западный, северно-центральный и восточный диалекты.

Лингвистическая характеристика[править | править вики-текст]

Фонетика и фонология[править | править вики-текст]

Согласные[править | править вики-текст]

Количество и качество рядов смычных

Четырёхсерийная реконструкция системы смычных является (как и многое другое на заре компаративистики) следствием признания приоритета санскрита и почти механического перенесения многих его особенностей на праязык[14][15]. Так выглядит классическая четырёхсерийная реконструкция:

Глухие Глухие
придыхательные
Звонкие Звонкие
придыхательные
Губные p b
Зубные t d
Палатовелярные k’ k’ʰ g’ g’ʰ
Простые велярные k g
Лабиовелярные kʷʰ gʷʰ

Этой схемы придерживались К. Бругман, А. Лескин, Ф. Ф. Фортунатов, А. Мейе, О. Семереньи, Т. Барроу[16].

В 1891 Фердинанд де Соссюр доказал, что глухие придыхательные имеют вторичное происхождения из сочетания глухой смычный+«ларингал»[17][18].

Критики четырёхсерийной реконструкции приводят следующие аргументы[19]:

  • лексемы, в которых предполагаются глухие придыхательные, исчисляются единицами;
  • нет никакой системы соответствий между глухими придыхательными санскрита и смычными других языков;
  • четырёхсерийная система была бы достаточно устойчивой с фонологической точки зрения, а следовательно, должна была сохраниться в большинстве языков-потомков, а не только в индоарийских.

Как альтернатива четырёхсерийной была предложена трёхсерийная реконструкция, в которой отсутствовал ряд глухих придыхательных[20][21]:

Глухие Звонкие Звонкие
придыхательные
Губные p b
Зубные t d
Палатовелярные k’ g’ g’ʰ
Простые велярные k g
Лабиовелярные gʷʰ

Но и эта реконструкция имела недостатки[22]:

  • Первый недостаток, на который указал Р. Якобсон, заключался в том, что реконструкция серии звонких придыхательных при отсутствии серии глухих придыхательных типологически недостоверна. В качестве контрпримера обычно приводят келабитский язык, в котором имеются звонкие придыхательные, но отсутствуют глухие.
  • Второй недостаток, обнаруженный Х. Педерсеном, заключался в том, что праиндоевропейское b встречалось крайне редко, почти отсутствовало, в то время как, по данным типологии, следовало бы ожидать скорее отсутствия глухого p, чем звонкого b'.

Слабая типологическая обоснованность традиционной трёхсерийной реконструкции заставила учёных или возвращаться к четырёхсерийной реконструкции или искать возможные альтернативные реконструкции.

Так, в 1957 году Н. Д. Андреев предположил, что смычные в праиндоевропейском языке различались не по звонкости/глухости, а по силе/слабости, как, например, в корейском. Таким образом, традиционные глухие Андреев реинтерпретирует как глухие сильные, звонкие как глухие слабые, а звонкие придыхательные как глухие придыхательные[23]

Одной из таких альтернативных реконструкций стала гипотеза Леонарда Герценберга, которая заключается в том, что для праиндоевропейского состояния постулируется лишь два ряда смычных — звонкие и глухие, а звонкие придыхательные появились только в некоторых индоевропейских диалектах под воздействием просодического признака — «ларингального тона».

Новым этапом стало выдвижение в 1972-м году Тамазом Гамкрелидзе и Вячеславом Ивановым глоттальной теории (и независимо от них Полом Хоппером в 1973-м). Эта схема исходила из недостатков предыдущей[24]:

Глухие придыхательные Глоттализованные Звонкие придыхательные
Губные p(h) b(h)
Зубные t(h) ț d(h)
Палатовелярные k’(h) ķ’ g’(h)
Простые велярные k(h) ķ g(h)
Лабиовелярные (h) ķʷ (h)

Данная теория позволила иначе интерпретировать законы Грассмана и Бартоломе, а также по-новому осмыслила закон Гримма.

У противников глоттальной теории вызывает сомнения возможность озвончения глоттализованных смычных, они указывают на типологическую редкость такого явления. Кроме того, озвончение глоттализованных в начальной позиции и вовсе не засвидетельствовано ни в одном языке мира. Критики глоттальной теории также указывают на то, что отсутствие глухих придыхательных при наличии звонких придыхательных является очень редким, но встречающимся в языках мира явлением, а также на то, что звук *b встречался в праиндоевропейском редко, но не отсутствовал вовсе[25]. Существует ряд картвельско-индоевропейских параллелей, которые демонстрируют соответствие пракартвельских глоттализованных праиндоевропейским глухим, а праиндоевропейских «глоттализованных» пракартвельским глухим. Вне зависимости от того, считать эти слова заимствованиями или исконнородственными, это наводит на мысль о том, что серия, восстанавливаемая Гамкрелидзе и Ивановым как глоттализованная таковой не была, а имела какое-то иное качество.

Количество рядов заднеязычных

Традиционная реконструкция предполагает, что в праиндоевропейском языке было три ряда заднеязычных: палатовелярный, велярный чистый и лабиовелярный. Ряд учёных (например, А. Мейе и Е. Курилович) выразили сомнение в существовании такой сложной системы велярных в праязыке. Основным аргументом служило то, что ни в одном из языков-потомков данной системы не сохранилось[26].

Именно на том, что в одних индоевропейских языках с чистыми велярными совпали палатовелярные, а в других — лабиовелярные (с переходом палатовелярных в аффрикаты или спиранты), основано деление индоевропейских языков на кентумные и сатемные (*k’ṃtom «сто» > лат. centum и авест. satəm). В XIX веке изоглоссу centum — satəm считали отражающей географическое деление индоевропейских диалектов на западные (centum) и восточные (satəm). Открытие кентумных анатолийских и тохарских языков, географически расположенных на востоке ареала распространения индоевропейских языков, показало, что это не так[27].

Лувийский, армянский и албанский языки предоставляют материал, свидетельствующий в пользу традиционной трёхсерийной реконструкции[26].

Спиранты

Традиционно считается, что в праиндоевропейском языке был только один спирант s, аллофоном которого в позиции перед звонкими согласными выступал z. Трижды различными лингвистами предпринимались попытки увеличить количество спирантов в реконструкции праиндоевропейского языка:

  • Первая попытка была сделана Карлом Бругманом. См. статью Спиранты Бругмана.
  • Вторую предпринял Эмиль Бенвенист. Он попытался приписать индоевропейскому языку аффрикату c. Попытка была неудачной.
  • Тамаз Гамкрелидзе и Вячеслав Иванов на основании небольшого количества примеров постулировали для праиндоевропейского ряд спирантов: s — s' — sw.

Количество «ларингалов»

Ларингальная теория в своём первоначальном виде была выдвинута Фердинандом де Соссюром в труде «Статья о первоначальной системе гласных в индоевропейских языках». Фердинанд де Соссюр возложил ответственность за некоторые чередования в санскритских суффиксах на некий неизвестный ни одному живому индоевропейскому языку «сонантический коэффициент». После открытия и расшифровки хеттского языка Ежи Курилович отождествил «сонантический коэффициент» с ларингальной фонемой хеттского языка, поскольку в хеттском языке этот ларингал был именно там, где по Соссюру находился «сонантический коэффициент». Было также установлено, что ларингалы, утрачиваясь, активно влияли на количество и качество соседствующих праиндоевропейских гласных. Однако на данный момент среди учёных нет единого мнения по поводу количества ларингалов в праиндоевропейском. Подсчёты расходятся в очень широком диапазоне — от одного до десяти.

Консенсусная реконструкция праиндоевропейских согласных

Наиболее распространённая на данный момент реконструкция праиндоевропейских согласных выглядит следующим образом [28]:

Праиндоевропейские согласные
Губные Зубные Среднеязычные Заднеязычные "Ларингалы"
палатовелярные велярные лабиовелярные
Носовые m n
Смычные

глухие

p t k
звонкие b d ǵ g
звонкие придыхательные ǵʰ gʷʰ
Фрикативные s h₁, h₂, h₃
Плавные r, l
Полугласные w j

Гласные[править | править вики-текст]

Август Шлейхер, считая санскритский вокализм первичным, реконструировал для праиндоевропейского языка всего шесть гласных (u, i и a и их долгие соответствия), а гласные e и o, имеющиеся, например, в латыни и древнегреческом, отбросил[29][30][31].

Позднее (к концу 1870-х гг.), благодаря открытию закона палатализации в древнеиндийском, было доказано, что санскритский вокализм вторичен, и в праиндоевропейском языке существовали также и гласные e и o (и их долгие соответствия)[32][33]. Таким образом, в реконструируемой системе получилось десять гласных: пять кратких (i, e, a, o, u) и пять долгих (ī, ē, ā, ō, ū)[34][35].

Редкость гласного a в праиндоевропейском языке обусловила возникновение гипотезы, согласно которой, a в праязыке вообще не существовало, и этот звук появился уже в отдельных индоевропейских языках из сочетания *h2e[36].

Долгие гласные

Традиционно для праиндоевропейского языка реконструируются пять кратких и пять долгих гласных. Однако последователи ларингальной теории полагают, что долгие гласные появились вторично в результате заменительного удлинения после выпадения ларингалов или в результате стяжения гласных.

Редуцированные гласные

На основании соответствия в некоторых словах индоиранского i звуку a других индоевропейских языков реконструируется редуцированный гласный «шва примум» (лат. schwa primum «первичное шва»), являющийся, согласно ларингальной теории, вокализованным вариантом ларингалов и обозначаемый знаком ə[37].

Если слово в праиндоевропейском языке начиналось на стечение двух взрывных и сонорного согласных, то между взрывными возникал редуцированный гласный звук (так называемый «шва секундум», то есть «вторичное шва»). В праформах его обозначают при помощи e или ə[38].

Дифтонги

Сочетания гласных e, a и o с неслоговыми вариантами u и i образовывали 6 нисходящих дифтонгов[39][40]. Однако дифтонгами они были лишь фонетически, фонологически же представляли собой бифонемные сочетания[41].

Слоговые сонанты

Просодия[править | править вики-текст]

Ударение в праиндоевропейском языке было свободным (могло находиться на любом слоге в слове) и подвижным (могло смещаться в пределах парадигмы одного слова). В основном при реконструкции праиндоевропейского ударения учёные опираются на данные древнегреческого языка и ведийского санскрита, в меньшей степени балтийских, славянских и германских языков. Ударение было присуще большинству слов праиндоевропейского языка, безударными могли быть только частицы, союзы, предлоги, некоторые формы местоимений (так называемые клитики)[42][43][44].

Морфонология[править | править вики-текст]

Типичными для праиндоевропейского языка были корни структуры CVC (где C — любой согласный, а V — любой гласный), возможны были также структуры CV, CVCC, CCVC, CCVCC, а также sCCVC и sCCVCC. В пределах одного корня не могли сочетаться глухой и звонкий придыхательный взрывной (TeDʰ и DʰeT), два звонких взрывных (DeD), два одинаковых взрывных (*kek-, *tet-)[45].

Морфология[править | править вики-текст]

Существительное[править | править вики-текст]

Существительное в праиндоевропейском языке обладало категориями рода, числа и падежа[46][47]. Традиционно для праиндоевропейского существительного реконструируется три рода: мужской, женский и средний. Согласно гипотезе, выдвинутой А. Мейе, первоначально праиндоевропейский язык был языком активной типологии и в нём были неодушевлённый и одушевлённый роды, а после отделения анатолийских языков второй распался на мужской и женский[48][47]. Для праиндоевропейского языка восстанавливается восьмипадежная система (именительный, родительный, дательный, винительный, звательный, творительный, местный, отложительный падежи), сохранившаяся в полном объёме только в древних индоиранских языках. Остальные индоевропейские языки её в той или иной мере упростили[49][50][51][52]. Иногда реконструируют также аллативный (директивный) падеж[53].

Так же, как и глаголы, существительные могли быть тематические (у которых между основой и окончанием был соединительный гласный *-o-, чередующийся с *-e-) и атематические (у которых этого гласного не было)[53][54].

Строение существительных можно выразить формулой «корень (+ суффикс1…суффиксn) + окончание». Приставок в праязыке не существовало[55].

Прилагательное[править | править вики-текст]

Прилагательные в праиндоевропейском языке склонялись так же, как существительные и тоже могли быть как тематическими, так и атематическими[56][57]. Однако в отличие от существительных прилагательные могли изменяться по родам[58] и имели степени сравнения — сравнительную (образовывалась при помощи суффикса *-ɪ̯es-/*-ɪ̯os-/*-is-) и превосходную (образовывалась при помощи суффиксов *-isto и *-ṃmo-)[59][56][60].

Местоимение[править | править вики-текст]

Местоимения являются одним из самых устойчивых элементов индоевропейской лексики[61]. Однако, несмотря на их архаичность и устойчивость, реконструкцию затрудняет большое количество изменений по аналогии в языках-потомках[62][63]. Для многих праиндоевропейских местоимений характерен супплетивизм[64][62][65]. В отличие от существительных, местоимения не имели звательной формы и могли иметь структуру типа CV (где C — любой согласный, а V — любой гласный)[64]. В то же время в некоторых падежах местоимения различали ударные формы и энклитические[66][67]. Склонялись по особому местоименному склонению, отличавшемуся от субстантивного. Все, кроме личных и возвратного, изменялись также по родам. Реконструируют следующие разряды местоимений: личные, возвратное, указательные, относительные и вопросительные[62].

Гипотетическое родство праиндоевропейских личных, указательных и вопросительных местоимений с алтайскими, уральскими, дравидскими и семитохамитскими является важным доказательством существования ностратической макросемьи[68]. Кроме того, предпринимались попытки сопоставления праиндоевропейских местоимений с эламскими, юкагирскими, нивхскими, чукотско-камчатскими, эскалеутскими[69].

Глагол[править | править вики-текст]

Глагол в праиндоевропейском языке обладал категориями лица, числа, времени, залога и наклонения[70]. Реконструкция праиндоевропейской глагольной системы — самая трудная область индоевропеистики[71].

Все глагольные формы праиндоевропейского языка состоят из основы и окончания. Основы делят на тематические, заканчивающиеся на тематическую гласную -e-, чередующуюся с -o-, и атематические, не содержащие этой гласной. В истории отдельных индоевропейских языков прослеживается тенденция к уменьшению числа атематических основ и увеличению тематических[72].

Личные окончания праиндоевропейского глагола имеют параллели в системах личных показателей (личных окончаний глагола, личных местоимений) других ностратических языков.

Числительные[править | править вики-текст]

Числительные являются одним из самых устойчивых элементов индоевропейской лексики[73][74]. Праиндоевропейцы употребляли десятеричную систему счисления[75]. Для образования всех числительных использовалось всего 12—15 корней[76]. Хорошо этимологизируются числительные «один» и «сто», удовлетворительно «два», «восемь» и «девять», этимология остальных пока остаётся неясной[77]. Вероятно, система числительных в праиндоевропейском имеет долгую предысторию, и не представляется возможным определить время её формирования[78].

Наречие[править | править вики-текст]

По всей видимости, в праиндоевропейском языке не существовало стандартного способа образования наречий от прилагательных и существительных, и в наречной функции использовались падежные формы этих двух частей речи[79][80].

Синтаксис[править | править вики-текст]

Порядок слов был свободным, базовым являлся порядок SOV[81][82]. Согласно типологическим исследованиям, для языков с таким порядком слов характерно положение определения перед определяемым, более активное использование суффиксов, чем префиксов и использование возвратных суффиксов вместо окончаний. Все эти явления в праиндоевропейском языке наблюдаются[83]

Прилагательные согласовывались с существительными в роде, числе и падеже[84]. Подлежащее и сказуемое согласовывались в числе и падеже, однако глаголы при собирательных существительных ставились в единственное число. Например, др.-греч. πάντα ῥεῖ «всё течёт» (дословно «все течёт»), лат. pecunia non olet «деньги не пахнут» (дословно «деньги не пахнет»)[85][86].

Лексика[править | править вики-текст]

Реконструкция лексико-семантических групп праиндоевропейского языка является ценным источником сведений об образе жизни и религии праиндоевропейцев. По разным оценкам, праиндоевропейцы использовали от 15-20 до 40 тысяч слов. На данный момент реконструируется около 1200 (с меньшей долей уверенности ещё 500) корней праиндоевропейского языка (от одного корня образовывалось несколько слов) [87].

Степени родства[править | править вики-текст]

Праиндоевропейский язык обладал сложной и развитой системой наименований степеней родства. В частности, в нём были слова: дед (*h₂euh₂os), отец (*ph₂tḗr), папа (*átta), мать (*méh₂tēr), родитель, сын (*suHnús), дочь (*dhugh₂tḗr), брат (*bhréh₂tēr), сестра (*swésōr), внук (*népōt), племянник, дядя по отцу, дядя по матери (*h₂ewh₂yos), а также названия некровных родственников со стороны мужа: невестка (*snusós), свёкор (*sweḱuros), свекровь (*sweḱruH-), деверь (*deh₂iwēr), зять (*ǵ(e)mHōr), золовка (*ǵelh₂-ou), ятровь (*i(e)nh₂ter-). Из того, что неизвестны названия некровных родственников со стороны жены, учёные делают вывод, что жена уходила жить в дом мужа[88].

Еда[править | править вики-текст]

В меню праиндоевропейцев входили: мясо (*mē(m)s), соль (*séh₂-(e)l-), молоко (*h₂melǵ-), из которого делали масло и сыр, мёд (*melit) и напиток из него (*medhu), и, вероятно, жёлуди (*gwlh₂-(e)n-). Из рыб (*dhǵhuH-) им были известны: лосось, форель, карп, жерех, угорь и, возможно, сом. Из фруктов им были знакомы яблоки (*h₂ébl̥, *h₂ebōl)[89][90].

Хозяйство[править | править вики-текст]

Праиндоевропейцы держали следующих домашних животных: корова (*gweh3us), свинья (*suHs), овца (*h₂ówis), коза (*diks), лошадь (*h1éḱwos), гусь (hans), собака (*ḱ(u)wṓn)[91]. Одежда делалась из овечьей шерсти. Праиндоевропейцам не были известны курица, кролик и осёл[92]. Выращивались пшеница, ячмень, рожь и горох.

Фауна[править | править вики-текст]

Из крупных животных в области расселения праиндоевропейцев водились: волк (*wĺ̥kʷos)[93], медведь (*h2ŕ̥tḱos)[94], бобр (*bhébhrus)[95], выдра (*udros)[96], олень и лось (*h1elh1ḗn[97], *hxólk̑is[98]), рысь (*luḱ-)[99].

Флора[править | править вики-текст]

Праиндоевропейцам были известны такие деревья, как дуб, берёза, сосна, ель, осина, тополь, бук/бузина и другие. См. буковый аргумент.

Заимствования[править | править вики-текст]

В. М. Иллич-Свитыч насчитал 24 лексических заимствования из прасемитского в праиндоевропейский[100].

История изучения[править | править вики-текст]

Уильям Джонс
Уильям Джонс[101]
Независимо от того, насколько древен санскрит, 
он обладает чудесным строем; 
он совершеннее греческого, богаче латинского 
и превосходит оба этих языка изысканной утончённостью, 
и в то же время его корни, слова и грамматические формы 
чрезвычайно похожи на корни, слова и формы этих двух языков, 
что вряд ли может быть случайным;
это сходство так велико, что ни один филолог, 
сравнив эти языки, не мог бы не заключить,
что они произошли из общего источника, 
который уже не существует
2 февраля 1786

Конец XVIII — начало XIX века ознаменовались бурным развитием сравнительно-исторического направления в языкознании. Родство языков, позднее названных индоевропейскими, стало очевидным после открытия санскрита — древнего священного языка Индии[102]. Уильям Джонс установил, что в грамматических структурах и глагольных корнях, существующих в санскрите, латыни, греческом, готском языках, наблюдается строгое, систематическое сходство, причём количество сходных форм слишком велико, чтобы его можно было объяснить простым заимствованием. Его работу продолжил Ф. фон Шлегель, предложивший сам термин «сравнительная грамматика» в труде «О языке и мудрости индийцев» (1808), сравнивая между собой санскрит, персидский, греческий, немецкий и другие языки, развил теорию своего предшественника, постулируя необходимость особо внимательного отношения к сравнению глагольных спряжений и роли морфологии в «сравнительной грамматике»[103].

Франц Бопп

Ознакомление европейцев с санскритом и систематическое сопоставление его с древнегреческим, латинским и германскими языками позволили заложить основы сравнительного изучения индоевропейских языков. Важность санскрита для создания индоевропеистики заключалась в двух вещах: его архаичности и изученности в трудах древнеиндийских грамматиков. Первая научная сравнительная грамматика под названием «О системе спряжения санскритского языка в сравнении с системою спряжения греческого, латинского, персидского и германского языков, с приложением эпизодов из Рамаяны и Махабхараты в точном стихотворном переводе с подлинника и некоторых отрывков из Вед» была опубликована в 1816 году Францем Боппом[104][105].

Расмус Раск

Независимо от Боппа и практически одновременно с ним Расмус Раск доказал родство германских языков с греческим, латынью, балтийскими и славянскими в книге «Разыскание о древнесеверном языке» (Undersögelse om det gamle Nordiske, написано в 1814 году, опубликовано в 1818)[106].

Август Шлейхер

Первым, кто предпринял масштабную реконструкцию праиндоевропейского языка, был Август Шлейхер, в 1861 году издавший труд «Компендиум сравнительной грамматики индогерманских языков. Краткий очерк фонетики и морфологии индогерманского праязыка, языков древнейиндийского, древнеэранского, древнегреческого, древнеиталийского, древнекельтского, древнеславянского, литовского и древненемецкого». Шлейхер также был первым учёным, который ввёл в оборот индоевропеистики данные литовского языка (в 1856 году была издана его грамматика литовского)[107].

Уже в 1868 году появился первый этимологический словарь праиндоевропейского языка «Сравнительный словарь индогерманских языков» (нем. Vergleichendes Wörterbuch der indogermanischen Sprachen) Августа Фика[108].

Август Лескин
Бругман, Карл

В 1870-у гг. важнейшую роль в индоевропеистике стали играть так называемые младограмматики (нем. Junggrammatiker). Это прозвище им дали недоброжелатели, однако впоследствии оно утратило негативную окраску и закрепилось за данным направлениям. К младограмматикам относятся А. Лескин, Г. Остхоф, К. Бругман, Г. Пауль и Б. Дельбрюк. Младограмматизм возник в Лейпцигском университете. Младограмматики считали важным учитывать данные не только письменных памятников древних языков, но и языков современных, в том числе сведения диалектов. Также младограмматики призывали не сосредотачиваться только на реконструкции праязыка, а уделять больше внимания истории языков в целом. Важным достижением младограмматизма является введение в науку строгого понятия фонетического закона, не знающего исключений и осуществляющегося механически, а не по воле говорящих. Кроме того, младограмматики ввели понятие изменения по аналогии, позволявшее объяснить многие мнимые исключения из фонетических законов[109].

Фердинанд де Соссюр

Важной вехой в развитии индоевропеистики стала книга молодого швейцарского учёного Ф. де Соссюра «Мемуар о первоначальной системе гласных в индоевропейских языках» (фр. Mémoire sur le système primitif des voyelles dans les langues indo-européennes), написанная в 1878 г. и опубликованная годом позже. Используя метод внутренней реконструкции, де Соссюр выдвинул гипотезу о существовании в праиндоевропейском языке двух особых фонем, «сонантических коэффициентов», не сохранившихся в языках-потомках, и способных менять качество соседнего гласного. Подход де Соссюра, который уже нёс в себе черты структурализма, контрастировал с младограмматическим упором на отдельные языковые факты. Младограмматики не признали гипотезы де Соссюра, однако открытие в XX веке хеттского языка позволило Е. Куриловичу связать «сонантические коэффициенты» де Соссюра с хеттским звуком ḫ, подтвердив правильность выводов де Соссюра[110].

В начале XX века центр индоевропеистики переместился из Германии во Францию, что связано с деятельностью А. Мейе и Ж. Вандриеса, учеников Ф. де Соссюра. Деятельность Мейе подводит итог научным изысканием компаративистов XIX века, в то же время, Мейе привнёс в компаративистику немало нового. Он отказывается от примитивного шлейхеровского понимания праязыка как единого целого, указывая, что и праязык имел диалекты. Более того, Мейе считал, что праязык восстановить полноценно, что для компаративиста праязык должен быть в первую очередь абстрактным понятием, за которым стоит система соответствий между языками данного таксона[111].

Начиная с 1920-х гг. в оборот индоевропеистики активно вводятся данные анатолийских языков, серьёзно изменившие представления учёных о праиндоевропейском языке. Кроме того, в XX веке были расшифрованы микенский греческий и тохарские языки, некоторые данные были получены благодаря изучению среднеиранских языков и плохо сохранившихся митаннийского, иллирийского, мессапского, венетского, фракийского, дакского, фригийского и македонского[112][113].

Э. Бенвенист

Новый период в истории индоевропеистики ознаменовали работы Е. Куриловича и Э. Бенвениста, которые значительно больше, чем их предшественники, внимания стали уделять методу внутренней реконструкции[114].

В массовой культуре[править | править вики-текст]

В фантастическом фильме «Прометей» (2012) андроид Дэвид, во время межзвёздного перелёта изучивший древние языки, обращается к представителю высокоразвитой внеземной цивилизации на праиндоевропейском[115][116]. Кроме того, во время просмотра видеолекции по индоевропеистике, которые он слушает, звучит текст басни Шлейхера.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Одри Ж. Индоевропейский язык // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1988. — Т. XXI. — С. 24.
  2. Clackson J. Indo-European Linguistics. — Cambridge: Cambridge University Press, 2007. — P. 20.
  3. Anthony D. W. The Horse, the Wheel and the Language. — Princeton — Oxford: Princeton University Press, 2007. — P. 9-10. — ISBN 978-0-691-05887-0.
  4. Adams D. Q., Mallory J. P. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 291. — ISBN 9781884964985.
  5. Anthony D. W. The Horse, the Wheel and the Language. — Princeton — Oxford: Princeton University Press, 2007. — P. 10. — ISBN 978-0-691-05887-0.
  6. Adams D. Q., Mallory J. P. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 338-341. — ISBN 9781884964985.
  7. Adams D. Q., Mallory J. P. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 297. — ISBN 9781884964985.
  8. Adams D. Q., Mallory J. P. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 298-299. — ISBN 9781884964985.
  9. Adams D. Q., Mallory J. P. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 297-298. — ISBN 9781884964985.
  10. Mallory J. P. In Search of the Indo-Europeans. — Thames and Hudson, 1991. — P. 158-162.
  11. Anthony D. W. The Horse, the Wheel and the Language. — Princeton — Oxford: Princeton University Press, 2007. — P. 90-91. — ISBN 978-0-691-05887-0.
  12. Mallory J. P. In Search of the Indo-Europeans. — Thames and Hudson, 1991. — P. 158-159.
  13. Андреев Н. Д. Периодизация истории индоевропейского праязыка // Вопросы языкознания. — 1957. — № 2. — С. 18.
  14. Майрхофер М. Индоевропейская грамматика. Т.2. Фонетика // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1988. — Т. XXI. — С. 122.
  15. Kapović M. Uvod u indoeuropsku lingvistiku. — Zagreb: Matica hrvatska, 2008. — С. 145. — ISBN 978-953-150-847-6.
  16. Маслова В. А. Истоки праславянской фонологии. — М.: Прогресс-Традиция, 2004. — С. 23-24. — ISBN 5-89826-201-6.
  17. Майрхофер М. Индоевропейская грамматика. Т.2. Фонетика // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1988. — Т. XXI. — С. 122-123.
  18. Маслова В. А. Истоки праславянской фонологии. — М.: Прогресс-Традиция, 2004. — С. 23. — ISBN 5-89826-201-6.
  19. Маслова В. А. Истоки праславянской фонологии. — М.: Прогресс-Традиция, 2004. — С. 27. — ISBN 5-89826-201-6.
  20. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 51.
  21. Watkins C. Proto-Indo-European: Comparison and Reconstruction // The Indo-European Languages. — London — New York: Routledge, 1998. — P. 33-34. — ISBN 0-415-06-449-X.
  22. Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы: Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры: В 2-х книгах. — Тбилиси: Издательство Тбилисского университета, 1984. — С. 5-12.
  23. Андреев Н. Д. Периодизация истории индоевропейского праязыка // Вопросы языкознания. — 1957. — № 2. — С. 6-8.
  24. Watkins C. Proto-Indo-European: Comparison and Reconstruction // The Indo-European Languages. — London — New York: Routledge, 1998. — P. 38. — ISBN 0-415-06-449-X.
  25. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 54.
  26. 1 2 Kapović M. Uvod u indoeuropsku lingvistiku. — Zagreb: Matica hrvatska, 2008. — С. 161-162. — ISBN 978-953-150-847-6.
  27. Маслова В. А. Истоки праславянской фонологии. — М.: Прогресс-Традиция, 2004. — С. 76-77. — ISBN 5-89826-201-6.
  28. Ringe D. From Proto-Indo-European to Proto-Germanic. — New York: Oxford University Press, 2006. — P. 6-7.
  29. Майрхофер М. Санскрит и языки древней Европы // Новое в зарубежной лингвистике. — 1998. — Т. XXI. — С. 510.
  30. Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 35. — ISBN 5-7695-0900-7.
  31. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 48.
  32. Майрхофер М. Санскрит и языки древней Европы // Новое в зарубежной лингвистике. — 1998. — Т. XXI. — С. 510-511.
  33. Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 62. — ISBN 5-7695-0900-7.
  34. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 47.
  35. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 75.
  36. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 141-142.
  37. Języki indoeuropejskie. — Warszawa: PWN, 1986. — С. 23.
  38. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 61-62.
  39. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 52.
  40. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 61.
  41. Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 23. — ISBN 978-80-7308-287-1.
  42. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 94-95.
  43. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 153.
  44. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 62.
  45. Kapović M. Uvod u indoeuropsku lingvistiku. — Zagreb: Matica hrvatska, 2008. — С. 262-263. — ISBN 978-953-150-847-6.
  46. J. P. Mallory,Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 464-465. — ISBN 9781884964985.
  47. 1 2 Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 110. — ISBN 5-7695-0900-7.
  48. Тронский И. М. Общеиндоевропейское языковое состояние. — М.: УРСС, 2004. — С. 57. — ISBN 5-354-01025-X.
  49. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 169.
  50. Тронский И. М. Общеиндоевропейское языковое состояние. — М.: УРСС, 2004. — С. 69. — ISBN 5-354-01025-X.
  51. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 185.
  52. Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 34. — ISBN 978-80-7308-287-1.
  53. 1 2 Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 102.
  54. Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004. — С. 111. — ISBN 5-7695-0900-7.
  55. Matasović R. Kratka poredbenopovijesna gramatika latinskoga jezika. — Zagreb: Matica hrvatska, 1997. — С. 127.
  56. 1 2 Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 221.
  57. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 120.
  58. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 205.
  59. Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002. — С. 211.
  60. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 121-122.
  61. Adams D. Q., Mallory J. P. The Oxford Introduction To Proto-Indo-European And Indo-European World. — Oxford:University Press. — Oxford, 2006. — P. 415.
  62. 1 2 3 Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 126.
  63. Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 48. — ISBN 978-80-7308-287-1.
  64. 1 2 Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 225.
  65. Blažek V. Indo-European Personal Pronouns (1st & and persons) // Dhumbadji!. — 1995. — Т. 2. — № 3. — С. 1.
  66. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — С. 339.
  67. Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 142.
  68. Иллич-Свитыч В. М. Опыт сравнения ностратических языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 5. — ISBN 5-354-00173-0.
  69. Blažek V. Indo-European Personal Pronouns (1st & and persons) // Dhumbadji!. — 1995. — Т. 2. — № 3. — С. 11—14.
  70. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 81.
  71. Тронский И. М. Общеиндоевропейское языковое состояние. — М.: УРСС, 2004. — С. 82. — ISBN 5-354-01025-X.
  72. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 164-165.
  73. Buck C. D. A dictionary of selected synonyms in the principal Ind-European languages. — Chicago — London: The University of Chicago Press, 1988. — С. 936. — ISBN 026-07937-6.
  74. J. P. Mallory, Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 397. — ISBN 9781884964985.
  75. Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы: Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры: В 2-х книгах. — Тбилиси: Издательство Тбилисского университета, 1984. — С. 842.
  76. Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982. — С. 135.
  77. Adams D. Q., Mallory J. P. The Oxford Introduction To Proto-Indo-European And Indo-European World. — Oxford:University Press. — Oxford, 2006. — P. 316.
  78. Adams D. Q., Mallory J. P. The Oxford Introduction To Proto-Indo-European And Indo-European World. — Oxford:University Press. — Oxford, 2006. — P. 308.
  79. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction.. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 245.
  80. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 132-133.
  81. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 142.
  82. J. P. Mallory,Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — P. 463. — ISBN 9781884964985.
  83. Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 71. — ISBN 978-80-7308-287-1.
  84. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 139.
  85. Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004. — P. 143.
  86. Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 32-33. — ISBN 978-80-7308-287-1.
  87. Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 74-75. — ISBN 978-80-7308-287-1.
  88. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 39.
  89. Adams D. Q., Mallory J. P. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — С. 25-26, 271, 374-375, 381-383, 498. — ISBN 9781884964985.
  90. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011.
  91. Adams D. Q., Mallory J. P. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — С. 168, 229-230, 235, 273-278, 425-428, 510-512. — ISBN 9781884964985.
  92. Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011. — P. 37.
  93. J. P. Mallory,Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — С. 646-648. — ISBN 9781884964985.
  94. J. P. Mallory,Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — С. 55-56. — ISBN 9781884964985.
  95. J. P. Mallory,Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — С. 57. — ISBN 9781884964985.
  96. J. P. Mallory,Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — С. 411. — ISBN 9781884964985.
  97. J. P. Mallory,Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — С. 154-155. — ISBN 9781884964985.
  98. J. P. Mallory,Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — С. 177-178. — ISBN 9781884964985.
  99. J. P. Mallory,Douglas Q. Adams. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997. — С. 359-360. — ISBN 9781884964985.
  100. Иллич-Свитыч В. М. Древнейшие индоевропейско-семитские языковые контакты // Проблемы индоевропейского языкознания. — 1964. — С. 3-12.
  101. Майрхофер М. Санскрит и языки древней Европы. Два века открытий и диспутов. // Новое в зарубежной лингвистике. — М.: Прогресс, 1988. — Т. XXI. — С. 507.
  102. Алпатов В. М. История лингвистических учений. — М.: Языки славянской культуры, 2005. — С. 54—55.
  103. Топоров В. Н. Сравнительно-историческое языкознание. Архивировано из первоисточника 20 мая 2012.
  104. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — С. 447-448.
  105. Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003. — P. 12.
  106. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — С. 451.
  107. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — С. 454-455.
  108. Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007. — С. 456.
  109. Алпатов В. М. История лингвистических учений. — 4-е, исправленное и дополненное. — М.: Языки славянской культуры, 2005. — С. 92-98. — 368 с. — ISBN 5-9551-0077-6.
  110. Алпатов В. М. История лингвистических учений. — 4-е, исправленное и дополненное. — М.: Языки славянской культуры, 2005. — С. 131-132. — 368 с. — ISBN 5-9551-0077-6.
  111. Алпатов В. М. История лингвистических учений. — 4-е, исправленное и дополненное. — М.: Языки славянской культуры, 2005. — С. 143-146. — 368 с. — ISBN 5-9551-0077-6.
  112. Георгиев В. И. Индоевропейское языкознание сегодня // Вопросы языкознания. — 1975. — № 5. — С. 3-4.
  113. Топоров В. Н. Индоевропеистика // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — ISBN 5-85270-031-2.
  114. Андреев Н. Д. Периодизация истории индоевропейского праязыка // Вопросы языкознания. — 1957. — № 2. — С. 3-4.
  115. THE LINGUISTICS OF PROMETHEUS — WHAT DAVID SAYS TO THE ENGINEER " The Bioscopist
  116. Language Log " Proto-Indo-European in Prometheus?

Литература[править | править вики-текст]

  • Гамкрелидзе Т. В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Реконструкция и историко-типологический анализ праязыка и протокультуры. — Т. I—II. — Тбилиси: Издательство Тбилисского университета, 1984.
  • Герценберг Л. Г. Вопросы реконструкции индоевропейской просодики. — Л.: Наука, 1981.
  • Красухин К. Г. Введение в индоевропейское языкознание. — М.: Академия, 2004.
  • Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. — М.: Издательство ЛКИ, 2007.
  • Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003.
  • Семереньи О. Введение в сравнительное языкознание. — М.: УРСС, 2002.
  • Тронский И. М. Общеиндоевропейское языковое состояние. — М.: УРСС, 2004.
  • Adams D. Q., Mallory J. P. Encyclopedia of Indo-European culture. — London: Fitzroy Dearborn Publishers, 1997.
  • Adams D. Q., Mallory J. P. The Oxford Introduction To Proto-Indo-European And Indo-European World. — Oxford: University Press, 2006.
  • Beekes R. S. P. Comparative Indo-European linguistics: an introduction. — Amsterdam — Philadelphia: John Benjamin’s Publishing Company, 2011.
  • Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009.
  • Erhart A. Indoevropské jazyky. — Praha: Academia, 1982.
  • Fortson B. Indo-European language and culture. An Introduction. — Padstow: Blackwell Publishing, 2004.
  • Kapović M. Uvod u indoeuropsku lingvistiku. — Zagreb: Matica hrvatska, 2008.
  • Meier-Brügger M. Indo-European Linguistics. — Berlin — New York: Walter de Gruyter, 2003.

Ссылки[править | править вики-текст]