Садко

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Садко
Sadko palekh.jpg
Садко. Палех
герой былин новгородского цикла
Мифология: Славянская
Местность: Русь
Занятие: Гусляр, купец (по основной версии) или приезжий с Волги молодец
Упоминания:
  • «Садко»
  • «Садков корабль стал на море»
Связанные персонажи: Морской царь,

морская дева

Атрибуты: гусли
Иллюстрации на Викискладе?
Андрей Рябушкин. Садко, богатый новгородский гость. 1895.

Садко (Богатый гость) — герой былин новгородского цикла; из девяти известных вариантов, записанных исключительно в Олонецкой губернии, полных только два (сказители — Андрей Сорокин и Василий Щеголёнок).

Варианты былин[править | править вики-текст]

По наиболее полному варианту, записанному от Андрея Сорокина и приобретшему значение канонической версии (Рыбн. 134[уточните ссылку (уже 853 дней)]), Садко был сначала бедным гусляром, который зарабатывал на хлеб насущный игрой на пирах. Однажды девять дней подряд Садко не был зван ни на один пир. Тогда он пошел к Ильмень-озеру и стал играть на пустом берегу. Неожиданно из озера показался сам царь морской, который объявил, что «утешен» игрой гусляра и хочет его наградить. Получив наставление морского царя, Садко отправился в Новгород и побился о заклад с тремя богатыми купцами, утверждая, что в Ильмень-озере есть чудесная «рыба-золоты перья». Выиграв заклад, Садко стал торговать и разбогател.

Однажды на пиру Садко похвастал, что скупит все товары в Новгороде — «худые и добрые»; действительно, два дня подряд Садко скупал все товары, но на третий день, когда подвезли товары московские, Садко сознался, что ему не скупить товаров «со всего света белого»:

Не я, видно, купец богат новгородский —
Побогаче меня славный Новгород![1]

После этого Садко нагрузил товарами 30 кораблей и поехал торговать за море. На обратном пути корабли вдруг остановились посреди моря, и разразилась буря. Садко догадался, что это морской царь требует дани, бросал в море бочки золота, серебра и жемчуга, но напрасно; тогда решено было, что царь морской требует живой головы. Жребий выпал на Садко, который, захватив с собою гусли, велел спустить себя в море на дубовой доске. После этого корабли немедленно сдвинулись с места. Садко же заснул на своей доске. Проснулся он уже на дне морском, в палатах морского царя. Тот требует, чтобы Садко играл на гуслях. Под звуки гуслей морской царь пустился плясать, вследствие чего взволновалось море, корабли начали тонуть, погибло много людей. По молитвам терпящих бедствие сам святой Микола Можайский, заступник путешествующих по воде, явился к Садко и научил его, как обойтись с морским царём. Садко поступил в точном соответствии с полученными указаниями: сначала он прекратил игру, оборвав струны гуслей, а когда морской царь потребовал, чтобы Садко женился на морской девице, выбрал из 900 претенденток самую последнюю — «девицу Чернавушку». После свадебного пира Садко «не творил блуда» с молодой женой; заснув, он проснулся уже на земле — на крутом берегу реки Чернавы близ Новгорода. В это самое время он увидел, что по Волхову подъезжают его корабли. В благодарность за спасение Садко построил церковь Миколе Можайскому, а «на сине море» никогда уже более не ездил.

В некоторых вариантах былины Садко разрешает спор морского царя с царицей о том, что на Руси дороже — золото или булат, и решает его в пользу булата; в другом варианте роль Миколы берет на себя Поддонная царица.

В сборнике Кирши Данилова Садко фигурирует в двух песнях (№ 28 и № 47)[2].

Первая из них даёт необычную версию: Садко здесь — не гусляр и вообще не природный новгородец, а некий приезжий с Волги молодец; он передаёт Ильмень-озеру поклон от его сестры Волги. Ильмень в благодарность помогает молодцу разбогатеть: выловленная в большом количестве рыба обращается в деньги. Затем Садко вступает в одну из новгородских братчин, устраивает пир и затевает с новгородцами спор: бьётся об заклад, что на протяжении трёх дней подряд будет скупать все товары, выставленные в Новгороде на продажу. В отличие от традиционной версии, у Кирши Данилова Садко побеждает: он действительно скупает все товары без остатка, включая битые горшки.

Вторая песня о Садко из сборника Кирши Данилова посвящена его приключениям в подводном царстве, которые изображаются в традиционном русле.

Происхождение[править | править вики-текст]

Древнейшей основой былины о Садко была, вероятно, песня об историческом лице по имени «Содко Сытинець» (или «Сотко Сытиничь»), упоминаемом в Новогородской летописи под 1167 годом в качестве строителя церкви Бориса и Глеба в Детинце в Новгороде. К имени этого лица приурочены различные сказочные мотивы, восходящие частью к местным легендам, частью к международным бродячим сказочным сюжетам. Так, в новгородских и ростовских легендах[каких?] упоминается о спасении гибнувшего и плывущего на доске человека; по русским народным верованиям, св. Никола слывёт скорым помощником на водах и даже называется «морским» и «мокрым».

Рассказы о том, что подземный или подводный царь, залучив в своё царство героя, хочет удержать его, женив на своей дочери, также весьма часты и в сказках. Так, в одном[каком?] киргизском сказании рассказывается, как один человек, нырнув в воду, очутился в царстве властителя вод Уббе, служил там несколько лет, женился на дочери визиря, а потом с помощью волшебной зелёной палки вернулся на землю и разбогател.

Ближайшие источники былины о Садко не выяснены. Академик А. Н. Веселовский указывает[где?] на сходство былины о Садко с эпизодом старофранцузского романа о «Tristan le Léonois»: герой его, который носит имя Садок, убил своего шурина, покушавшегося на честь его жены, и вместе с нею бежит на корабле; поднимается буря, которая, по мнению старейшины корабля, ниспослана ради грехов кого-нибудь из пассажиров; по жребию виновником бури оказывается Садок; он бросается в море, после чего буря затихает .

Очевидное сходство эпизодов французского романа и былины, а также совпадение имен Садко и Садок дает основание предположить, что и роман, и былина независимо друг от друга восходят к одному источнику — повести или легенде, в которых это имя уже находилось.

Всеволод Миллер находит[где?] объяснение типов Садко-гусляра и морского царя в финских и эстонских сказаниях: он приравнивает морского царя былины к морскому царю Ахто, который также является охотником до музыки; прототип Садко-гусляра он видит в музыканте и певце Вейнемейнене (см. Морской царь).

Образ Садко в русской опере и в кинематографе[править | править вики-текст]

Интересные факты[править | править вики-текст]

  • В «Джагфар Тарихы» (мнимой булгарской летописи, измышленной в конце 80-х гг. XIX века) рассказывается о новгородском купце Садыке, перешедшем на службу булгарам, который со товарищи после плена проживал, как толкуют текст, в отдельном Новгородском остроге («балик Нукрат возле крепости Колын»).
    В глазах квалифицированных историков и фольклористов уже сам факт использования в «Джагфар Тарихы» мотивов былины о Садко — несомненный признак мистификации (один из множества других).

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Рыбн. 134, строки 164 и 165.[уточните ссылку (уже 853 дней)]
  2. Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым. М.: Наука, 1977. — С. 142—147 (№ 28); с. 178—182 (№ 47).

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).