Центральная Европа

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Центральная Европа в начале XXI века
Центральная Европа

Центральная Европа с географической точки зрения включает следующие европейские страны:

Население[править | править исходный текст]

Народы[править | править исходный текст]

Языки[править | править исходный текст]

Тип воспроизводства[править | править исходный текст]

Тип воспроизводства — третий. Во всех странах в начале XXI века наблюдается демографический кризис.

Миграции[править | править исходный текст]

Потоки миграций[править | править исходный текст]

Центры миграций[править | править исходный текст]

В среднем 2 000 000 человек

В среднем 300 000 человек

Концепция Центральной Европы[править | править исходный текст]

Центральная Европа — не столько географическая реальность, сколько историческая, в определенном смысле историко-идеологическая концепция. Нет никаких естественных границ — морей, крупных рек или горных хребтов, отделяющих этот регион от западных, восточных или южных соседей (единственное исключение — север, где естественной границей Центральной Европы служит Балтийское побережье). При этом история Центральной Европы имеет ряд особенностей. До XIX века Центральная Европа отличалась государственно-политическом единством в рамках двух крупных держав — империи Габсбургов и Речи Посполитой — при этнокультурном многообразии.

Фридриха Науман выдвинул очерченную им в одноименной книге в разгар Первой мировой войны концепцию Mitteleuropa (нем. — срединная Европа). В ней Центральная (точнее, «Средняя») Европа рассматривалась как сфера влияния Германии, расширенная после ее предполагаемой победы в войне, но при этом и оговаривалась необходимость строить сотрудничество между странами региона, прежде всего экономическое, на взаимовыгодной основе.

В новом виде концепция Центральной Европы стала предметом относительно широких дебатов в 1980-е годы. Принадлежность Польши, Чехословакии, Венгрии к сфере влияния СССР вызывавала у большей части интеллектуальной элиты этих стран неприятие и отторжение[источник не указан 503 дня]. Отсюда возникало представление о необходимости в будущем вырваться из этой сферы и «вернуться в Европу», которая отождествлялась таким образом с Западной Европой. Именно в этом заключался пафос получившего в 1980-е годы «широкую известность в узких кругах» эссе Милана Кундеры о Центральной Европе, которую он описывал как Европу «похищенную», плененную чуждым ей Востоком, олицетворяемым Россией/СССР.

Фактически «легализация» концепции Центральной Европы произошла уже после революций 1989 г., покончивших с коммунистическими режимами. Стало ясно, что посткоммунистические преобразования в Польше, Чехии, Венгрии идут быстрее, чем в бывшем СССР (за исключением стран Балтии) и бывшей Югославии. Так «большая» социалистическая Восточная Европа 1940-1980-х годов стала рассматриваться как несколько регионов, одним из которых и стала новоявленная Центральная Европа.

Региональная идентичность стран Центральной Европы[править | править исходный текст]

Существуют противоречивые оценки и экономических трактовок места и роли России во внешнеполитической и внешнеэкономической стратегии стран Центральной Европы, многочисленных точек зрения на формирование новой региональной идентичности центральноевропейских стран. Автор обобщил и классифицировал существующие подходы по двум основным, но противоположным по содержанию признакам, что позволило однозначно выявить существенные изменения торгового режима этих стран по отношению к России в 90-х годах[1].

Значительная часть политической элиты стран Центральной Европы усматривает в России источник нестабильности и угрозу европейской безопасности, в связи с чем предлагается рассматривать страны Центральной Европы в качестве «санитарного кордона», а экономические отношения с Россией свести к минимуму. Другая, оппозиционная первой, группа политиков и экономистов считает, что роль государств Центральной Европы в современной системе мирохозяйственных и политических отношений заключается в максимальном использовании возможностей экономического и политического сотрудничества (Центральная Европа как «связующее звено»), упрочнении связей не только с западной, но и с восточной частью Европы. Позиции первой группы определяют геостратегический аспект новой региональной идентичности, позиции второй формируют мирохозяйственный аспект самоопределения стран региона[2].

Противоречие в самоопределении государств Центральной Европы в отношении России обусловило кризис в политическом и экономическом сотрудничестве между нашими странами. Если экономические реалии в середине 90-х годов сделали очевидным для большей части стран Центральной Европы необходимость развивать экономическое сотрудничество с Россией, то геостратегическое мышление политических элит, следующее устаревшей логике НАТО, способствует выдавливанию России из Европейского региона.

Центральноевропейский регион может стать или «буфером» между восточной и западной частью Европы, или мостом сотрудничества. Развитие внешнеэкономических связей на основе взаимной выгоды является необходимым условием для преодоления предубеждений, предотвращения формирования в Центральной Европе «зоны отчуждения», что ускорит полноценную и эффективную интеграцию России в мировую экономику и международное сообщество. Воплощение концепции Центральной Европы как связующего моста между Востоком и Западом не только безальтернативно в геостратегическом аспекте, но и экономически выгодно для всех частей Европы – западной, центральной и восточной[2].

Центральная Европа как экономический партнер России[править | править исходный текст]

Экономический кризис постсоциалистических стран, обусловленный системной трансформацией, и дезинтеграционные процессы на постсоветском пространстве в 90-х гг. привели к демонтажу прежних механизмов экономического сотрудничества и переходу от режима беспошлинной торговли в рамках СЭВ к режиму наибольшего благоприятствования, в результате чего внешнеэкономическая переориентация стран Центральной Европы приняла характер однонаправленной тенденции[3].

Развитие процессов международной экономической интеграции в Центральной Европе в 90-х годах привело к образованию в 2001 г. зоны беспошлинной торговли между участниками центральноевропейской ЗСТ, балтийской ЗСТ и странами ЕС и ЕАСТ. Изоляция России, не участвовавшей в этих процессах, способствовала дальнейшему сокращению объемов торгово-экономического взаимодействия России и стран Центральной Европы, деградации товарной структуры их внешнеторгового оборота. На основе анализа трансформации торгового режима стран ЦЕ в связи с их вступлением в ЕС, а России в ВТО можно утверждать, что конкурентоспособность российских экспортеров энергоносителей будут ухудшаться в силу того, что в полную силу вступили требования ЕС о диверсификации источников импорта энергоресурсов и другие нормы законодательства ЕС в области энергетики[3].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Новопашин, Ю.С. Центральная Европа в поисках новой региональной идентичности / Ю. С. Новопашин и др. // Международный исторический журнал. - 2000. - № 11
  2. 1 2 Трансформация торгового и инвестиционного сотрудничества России со странами Центральной Европы: Автореф. дис. на соиск. учен. степ. к.э.н.: Спец. 08.00.14 / Таранов Павел Михайлович; [Рост. гос. ун-т]. - Ростов н/Д: 2004. - 26 c.
  3. 1 2 Таранов, П.М. Внешнеэкономические связи России с постсоциалистическими странами Центральной Европы // Известия высших учебных заведений. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 2003 - №3

См. также[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]