Алипий (Воронов)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
В Википедии есть статьи о людях с такими же именами и (или) фамилиями Алипий, Воронов и Воронов, Иван
Архимандрит Алипий
Архимандрит Алипий
Наместник Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря
28 июля 1959 — 12 марта 1975
Церковь Русская православная церковь
Предшественник Августин (Судоплатов)
Преемник Гавриил (Стеблюченко)

Имя при рождении Иван Михайлович Воронов
Рождение 28 июля 1914(1914-07-28)
деревня Торчиха, Лобановская волость, Бронницкий уезд, Московская губерния, Российская империя
Смерть 12 марта 1975(1975-03-12) (60 лет)
Похоронен
Отец Михаил Ястребов
Мать Александра Воронова
Принятие священного сана 25 сентября 1950 года
Принятие монашества 28 августа 1950 года

Награды
Орден Красной ЗвездыМедаль «За отвагу» (СССР)Медаль «За боевые заслуги»Медаль «За боевые заслуги»
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»SU Medal Twenty Years of Victory in the Great Patriotic War 1941-1945 ribbon.svgSU Medal For the Capture of Berlin ribbon.svgSU Medal For the Liberation of Prague ribbon.svg
SU Medal 50 Years of the Armed Forces of the USSR ribbon.svgSU Medal In Commemoration of the 800th Anniversary of Moscow ribbon.svg
Орден Святого равноапостольного великого князя Владимира II степени (РПЦ)Орден Святого равноапостольного великого князя Владимира III степени (РПЦ)

Архимандри́т Али́пий (в миру Иван Михайлович Воронов; 28 июля 1914, деревня Торчиха, Московская губерния — 12 марта 1975, Псково-Печерский монастырь) — священнослужитель Русской православной церкви, архимандрит, иконописец, художник. С 28 июля 1959 года наместник Псково-Печерского монастыря.

Биография[править | править код]

Образование и работа до Великой Отечественной войны[править | править код]

В 1926 году окончил сельскую школу, в 1930-м — среднюю школу в Москве. В 1932—1936 годах учился в вечерней студии при Московском Союзе советских художников в бывшей мастерской Василия Сурикова. С 10 июля 1935 года — член сектора изо-самодеятельного искусства при Московском Союзе советских художников. С 15 февраля 1936 года по 15 мая 1941 года учился на отделении живописи и рисунка изостудии ВЦСПС.

В 1930—1932 годах жил в Торчихе, работал в колхозе.

В 1932—1935 годах работал проходчиком на строительстве первой очереди Московского метрополитена. В 1935—1936-м — кассир, контролёр, помощник дежурного по станции Московского метрополитена.

С 15 октября 1936 года по 13 ноября 1938 года — проходил срочную службу в рядах РККА. C 13 ноября 1938 года по 21 февраля 1942 года — диспетчер транспортного цеха военного завода № 58.

Участие в Великой Отечественной войне[править | править код]

С 21 февраля 1942 года по 25 сентября 1945 года на фронтах Великой Отечественной войны. Призван Ростокинским районным военным комиссариатом Москвы.

Прошёл боевой путь от Москвы до Берлина в составе 4-й танковой армии. Участвовал во многих операциях на Центральном, Западном, Брянском, 1-м Украинском фронтах.

В звании рядового, в должности стрелка (автоматчика) стрелковой роты 16-й гвардейской механизированной бригады награждён медалью «За боевые заслуги» за художественное оформление альбома по истории 4-й танковой армии (приказ № 279/н от 15.10.1944 г.)[1]

С августа 1944 года гвардии рядовой Иван Воронов — в политотделе 4-й гвардейской танковой армии в должности художника. За отличную работу и личное мужество, дисциплинированность и новизну творчества, трудолюбивость и добросовестность в сложной боевой обстановке и быстрых танковых маршах награждён орденом Красной звезды (приказ № 277 от 07.07.1945 г.)[2] В наградном листе на орден в графе «Краткое, конкретное изложение личного боевого подвига или заслуг» имеется в том числе такая характеристика: «Все исполнявшиеся работы товарищем Вороновым И. М. носят характер творчества и новизны».

В 1943 году работы Воронова экспонировались в Можайском краеведческом музее: картины «Передача Можайского знамени подшефной части», «Шаликово после оккупантов», фото-художественный альбом «Подарок шефам». Композиция «Вручение Гвардейского знамени» хранилась в клубе НКВД в Москве.

Известен случай спасения Иваном Вороновым во время войны культурных ценностей Франции[3].

Работа после войны[править | править код]

19461950 годы — художник, работающий по разовым трудовым договорам с госучреждениями г. Москвы в Выставочном фонде СССР.

С 5 июня 1947 года — член Московского товарищества художников.

Монашество[править | править код]

С 12 марта 1950 года — послушник Троице-Сергиевой лавры (Загорск).

1950—1959 годы — нёс послушания по реставрации живописи Троицкого, Успенского соборов, Трапезной и Академической церкви, руководил работой иконописцев, принимал участие в реставрации храмов Москвы и Подмосковья.

С марта 1950 года по октябрь 1951 года — нёс послушания маляра и свечника.

28 августа 1950 года — пострижен в монашество с именем Алипий.

25 сентября 1950 года патриархом Алексием I рукоположён во иеродиакона; 14 октября того же года — во иеромонаха и назначен ризничим Троице-Сергиевой лавры.

С октябрь 1951 года по октябрь 1953 года нёс послушание художника-реставратора.

С апреля 1953 года — игумен.

С 28 октября 1953 года по 1 декабря 1953 года — нёс послушание художника по реставрации Патриаршего подворья в Лукине, восстанавливал теремок святого Филиппа.

С 15 января 1955 года — член художественной комиссии по восстановлению храма Московской духовной академии, работал художником.

С марта 1955 года по январь 1956 года — художник по восстановлению церкви Всех Святых в лавре.

В апреле 1957 года возглавлял группу по перенесению мощей митрополита Московского Макария (Невского) с Котельнического кладбища в лавру.

Наместник Псково-Печерского монастыря[править | править код]

С 28 июля 1959 года наместник Псково-Печерского монастыря.

3 сентября 1959 года распоряжением патриарха Алексия освобождён от должности наместника Псково-Печерского монастыря с возвращением в братство Троице-Сергиевой лавры.

22 сентября 1959 года зарегистрирован уполномоченным Совета по делам Русской православной церкви по Псковской области в качестве наместника Псково-Печерского монастыря с правом совершения служб в указанном монастыре.

6 октября 1959 года распоряжением патриарха Алексия утверждён наместником Псково-Печерского монастыря[4].

С 11 февраля 1960 года — архимандрит.

Смерть и похороны[править | править код]

12 марта 1975 года умер после третьего инфаркта. Тело почившего архимандрита было поставлено в Сретенском храме.

15 марта 1975 года погребён в монастырском пещерном некрополе, за престолом пещерного храма Воскресения Христова.

Деятельность на посту наместника Псково-Печерского монастыря[править | править код]

Устроение старчества в Псково-Печерском монастыре[5][править | править код]

...главным подвигом отца Алипия было устроение старчества в Псково-Печерском монастыре. Старчество — удивительное явление еще и потому, что не пребывает на одном месте, скажем, в каком-то конкретном монастыре. Оно странствует по земле, неожиданно расцветая то в заволжских скитах Северной Фиваиды, то в Белобережской пустыни в брянских лесах, то в Сарове, то в Оптиной. А в середине XX века оно нашло для себя приют в Псково-Печерской обители. И отец Алипий чутко уловил этот загадочный путь. Как самое драгоценное сокровище он берег и умножал старчество в своем монастыре. Наместник сумел добиться разрешения на переезд в Печоры из Финляндии великих валаамских старцев. Принял после тюрем и ссылок опального иеромонаха Иоанна (Крестьянкина) — его тогда тайно привез в монастырь епископ Питирим (Нечаев). Приютил отца Адриана, вынужденного покинуть Троице-Сергиеву лавру. При отце Алипии возросло целое поколение старцев-духовников, про некоторых рассказывается в этой книге. В то время создать и сохранить такое было настоящим подвигом.

Возвращение монастырских ценностей из Германии[править | править код]

В марте 1944 года сокровища монастырской ризницы были вывезены из монастыря нацистами. По спискам от 18 марта 1944 года вывезенных вещей числилось четыре ящика, в которых было 566 предметов.

Многие годы архимандрит собирал информацию о пропавших сокровищах, длительное время пытался обратиться к общественности по поводу пропавших ценностей.

5 октября 1968 года в газете «Советская Россия» была опубликована статья «Где сокровища Печорского монастыря?» архимандрита Алипия, в которой он заявил:

Русские цари (и не только цари) одаривали «пребогато» монастырь. В ризнице хранились некоторые вещи, принадлежавшие Ивану Грозному, Борису Годунову, Петру Первому — массивная золотая цепь, большой золотой крест, несколько золотых кубков, искусно шитая золотая плащаница ручной работы царицы Анастасии Романовны, её же золотой перстень с камнями и серьги из яхонтов, произведения из золота и серебра многих безвестных русских умельцев. В их числе золотой крест, украшенный драгоценными камнями и жемчугом (1590 год), «Евангелие» (1644 год), доски которого с обеих сторон и корень были обложены массивным позолоченным серебром чеканной работы. Ещё одно «Евангелие» московской печати, изданное в 1667 году, так же с золотом и яхонтами, риза из красного штофа, также хранившаяся в ризнице, украшенная жемчугом и другими драгоценными камнями значительной величины. И много других уникальнейших и драгоценнейших работ…

Поиск сокровищ монастыря принёс плоды в ФРГ. Фермер, а по совместительству детектив-любитель Георг Штайн выяснил, что в 1945 году сокровища монастыря вместе с другими ценностями попали к американцам, а затем оказались в запасниках музея икон города Рекклингхаузена и никогда не выставлялись для всеобщего обозрения.

В мае 1973 года ценности были возвращены в Псково-Печерский монастырь. По спискам от 25 мая 1973 года было принято 12 ящиков и 504 предмета. Шестидесяти двух предметов, вывезенных нацистами, не оказалось.

Среди возвращённых ценностей были:

  • золотой потир филигранной работы 1681 года,
  • потир, изготовленный в 1603 году.
  • золотой крест, изготовленный в 1590 году и украшенный драгоценными камнями и жемчугом, весом более фунта.

Корме этого, в составе сокровищ золотая и серебряная посуда, украшенные драгоценными камнями и жемчугом епископские одеяния, старинные иконы и картины — всего 620 произведений искусства, относящихся к середине XVI — началу XX столетия.

Борьба с закрытием Псково-Печерского монастыря[править | править код]

Во время хрущёвских антирелигиозных гонений руководство СССР приняло решение закрыть Псково-Печерский монастырь. Архимандрит Алипий не позволил выполнить принятое решение. Борьба архимандрита с руководством страны подробно описана в книге «„Несвятые святые“ и другие рассказы»[5] в рассказе «Великий наместник», приведем описание только двух эпизодов:

Зимним вечером в кабинет отца Алипия вошли несколько человек в штатском и вручили официальное постановление: Псково-Печерский монастырь объявлялся закрытым. Наместнику предписывалось уведомить об этом братию. Ознакомившись с документом, отец Алипий на глазах у чиновников бросил бумаги в жарко пылающий камин. Остолбеневшим посетителям он спокойно пояснил:

— Лучше я приму мученическую смерть, но монастырь не закрою.

К слову сказать, сожжённый документ являлся постановлением Правительства СССР и под ним стояла подпись Н. С. Хрущёва.

Историю эту описал очевидец — преданный ученик Великого Наместника архимандрит Нафанаил.

Когда пришли отбирать ключи от монастырских пещер, отец Алипий скомандовал своему келейнику:

— Отец Корнилий, давай сюда топор, головы рубить будем!

Должностные лица обратились в бегство: кто знает, что на уме у этих фанатиков и мракобесов?!

Проповедь православия[править | править код]

Почти во всех воспоминаниях об архимандрите (например см.[6], [5]) отмечается, что архимандрит Алипий обладал даром убеждать в своей точке зрения как словами, так и действиями. Он неустанно использовал свой дар убеждения для проповеди православия. При этом Архимандриту было свойственно занимать наступательную позицию (принципами архимандрита были "Побеждает тот, кто переходит в наступление" и "Господь не любит боязливых"[5]):

Великий наместник[5]

Внизу (под балконом настоятельского корпуса - прим.) на площади сразу собиралась толпа паломников, экскурсантов и жителей Печор. Дискуссии о вере или просто общение с отцом Алипием могли длиться часами. Всякий раз при этом наместник не упускал возможности помочь тем, кто обращался к нему с житейскими просьбами. И хотя тогда действовал категорический запрет на то, что называется церковной благотворительностью, отец Алипий поступал в этом вопросе лишь так, как считал необходимым. Вот что вспоминает архимандрит Нафанаил:

«Отец Алипий всегда помогал нуждающимся, раздавал милостыню, много просящих получали от него помощь. За это немало пришлось ему претерпеть. Отец Алипий защищался словами Священного Писания о необходимости оказывать дела милосердия и утверждал, что дела милосердия не могут быть запрещенными, это неотъемлемая часть жизни Святой Православной Церкви».

А вот воспоминания дьякона Георгия Малкова, тогда молодого филолога, часто приезжавшего в Печоры: «Заповедь о любви к ближнему архимандрит Алипий стремился исполнить в своей собственной жизни. Многие больные, неимущие, а также каким-либо образом материально пострадавшие нередко получали от него посильную, а порой и немалую помощь.

Под балконом его наместничьего дома часто видели калек, убогих, самых разных обойденных судьбой людей. И наместник, несмотря на постоянные запреты властей, помогал им чем мог: кого кормил, кого лечил, кому помогал деньгами, а когда под руками их не было, шутил: “Еще не готовы — сохнут! Приходи-ка, раб Божий, завтра!”

В некоторых случаях размеры помощи были весьма значительными: наместник помогал заново отстроиться погорельцу, а при падеже скота давал денег на покупку коровы. Узнав однажды, что неподалеку, в Изборске, у известного местного художника П. Д. Мельникова по несчастной случайности сгорел дом, он отправил ему довольно крупный по тем временам денежный перевод: «Хоть на первое время».

«Отец Алипий имел удивительный дар слова,— вспоминал отец Нафанаил. — Не раз приходилось слышать от паломников: “Поживем еще недельку, может, услышим проповедь отца Алипия”. В своих поучениях он поддерживал унывающих, утешал малодушных: “Братья и сестры, вы слышали призывы об усилении антирелигиозной пропаганды, вы головы не вешайте, не унывайте, это значит — им туго стало”; “Страшное дело — примкнуть к толпе. Сегодня она кричит: „Осанна!“ Через четыре дня: „Возьми, возьми, распни Его!“ Поэтому там, где неправда, „ура“ не кричи, в ладоши не хлопай. А если спросят почему, отвечай: „Потому что у вас неправда“. — „А почему?“ — „Потому что моя совесть подсказывает“.

— „Как узнать Иуду?“ — „Омочивый руку в солило, тот Меня предаст“,— сказал Спаситель на Тайной Вечери. Ученик дерзкий, который хочет сравняться с учителем, с начальником, занять первое место, первым взяться за графин. Старшие еще не завтракали, а малыш уже облизывается, уже наелся. Растет будущий Иуда. На двенадцать — один Иуда. Если старшие не сели за стол, и ты не садись. Сели старшие, садись по молитве и ты. Старшие не взяли ложку, не бери и ты. Старшие взяли ложку, тогда возьми и ты. Старшие начали кушать, тогда начинай и ты”».

...

А вот еще одно послание к Псковскому епископу. В нем отец Алипий описывает очередное происшествие:

«Во вторник 14 мая сего 1963 года эконом игумен Ириней организовал, как и во все прошлые годы монастырской жизни, поливку и опрыскивание монастырского сада дождевой и снеговой водой, которую мы собираем благодаря нами сделанной запруде около беседки за крепостной стеной. Когда наши люди работали, к ним подошли шесть мужчин, потом еще двое; у одного из них была в руках мерка, которой они разделяли бывшую монастырскую огородную землю. Он стал ругаться на работающих и запрещать качать воду, говорил, что это вода не ваша, приказывал прекратить качать. Наши люди пытались продолжить работать, но он подбежал к ним, схватил шланг и стал его вырывать, другой — с фотоаппаратом — стал фотографировать наших людей...

Эконом сказал этим неизвестным людям, что пришел наместник, идите и объясните все ему. Подошел один из них. Остальные стояли поодаль, фотографируя нас; их осталось трое.

— Кто вы и что от нас требуете? — спросил у них я.

Этот человек в шляпе не назвал своего имени и чина, а сказал мне, что мы не имеем права на эту воду и на эту землю, на которой стоим. Я добавил:

— Не смеете дышать воздухом и не смеете греться на солнце, потому что солнце и воздух и вода — все и вся ваше, а где же наше? — И переспросил его: — Кто ты и зачем пришел?

Он не сказал своего имени.

Я ему сказал:

— Я, Воронов Иван Михайлович, гражданин Советского Союза, участник Великой Отечественной войны, и мои товарищи, которые живут за этой стеною, ветераны и инвалиды Отечественной войны, многие — потерявшие руки и ноги, получившие тяжелые ранения и контузии, поливали эту землю своей кровью, очищали этот воздух от фашистской нечисти; а также мои товарищи, живущие здесь, труженики заводов, фабрик и полей, старые инвалиды и пенсионеры, старые отцы, потерявшие своих сыновей в боях за освобождение этой земли и этой воды, и все мы, проливавшие свою кровь и отдававшие свои жизни, не имеем права пользоваться своей землей, водой, воздухом и солнцем — всем тем, что вырвали у фашистов для себя, для своего народа? Кто вы? — снова спросил я.— И от чьего имени вы действуете?

Они стали лепетать, называя райкомы, обкомы и т.д.

Уходя от нас боком, человек в шляпе сказал: “Эх... батюшка!”

Я ответил, что батюшка я — для вон тех людей, а для вас я — русский Иван, который еще имеет силу давить клопов, блох, фашистов и вообще всякую нечисть».

Квас в «логове контрреволюции»[6]

Приезжает однажды в монастырь генерал. Для него провели экскурсию, показали Пещеры, потом его накормили, напоили монастырским квасом, сводили на Святую горку. Там генерал изъявил желание отдохнуть вместе с отцом архимандритом. Присели в беседке.

— Все у вас хорошо в монастыре, одно только плохо. С немцами вы сотрудничали во время войны.

— Не может быть! Вы — и клевещете на советское правительство!?

— Каким образом?

— Разве оно бы допустило, чтобы враг Отечества остался безнаказанным? Или Вы думаете, что доблестная советская разведка упустила такое вопиющее преступление?

— Это, конечно, невозможно…

— Но Вы же и на себя клевещете!

— Как?

— Могли бы Вы общаться с врагами народа? Стали бы пить квас в логове контрреволюционеров?

Последним доводом генерал был окончательно сломлен. Слишком сладок показался ему квас.

Реставрационные работы в монастыре[править | править код]

В 1959 году началась подготовка реставрации стен Псково-Печерской обители.

В 1960 году восстановлены Тюремная башня и стены от Тюремной башни до Михайловского собора.

В 1961 году — восстановлены крепостная стена от Михайловского собора до Тайловской башни и Тайловская башня.

В 1962 году — восстановлены стена от Тайловской башни до башни Верхних решёток и башня Верхних решёток.

Вместе с реставрацией крепостных стен и башен в 1960—1962 годах был произведён ремонт Успенского, Сретенского, Покровского храмов, Настоятельского дома, Братского корпуса, отреставрирована внешняя живопись Успенского собора.

В 19631965 годах были отреставрированы Тарарыгина, Изборская, Благовещенская, Петровская башни.

В 1966 году были перестланы каменные мостовые в монастыре, переконструирован мостик через ручей от Настоятельского дома на Успенскую площадку.

В 1967 году отреставрированы Никольская башня, закончена реставрация башни Нижних решёток, в башне над Святыми воротами в верхнем этаже была восстановлена комната, в которой был устроен иконописный класс; произведены ремонт и покраска Настоятельского дома, переложена печь. Произведён внутренний ремонт и покраска Лазаревского храма, отреставрирована ограда. Отремонтированы русла и тоннель ручья Каменец.

Реставрационные работы на крепостных стенах монастыря были завершены к 1968 году.

Под руководством архимандрита Алипия в монастыре был отреставрирован:

  • тёмный иконостас Успенского храма,
  • внутренняя роспись Михайловского собора,
  • Никольский храм.

В 1968—1969 годах в монастыре было отремонтировано гульбище перед Петровской башней, очищен и отремонтирован внутри Корнилиевский колодец, переложены печи и перестлан пол в Трапезной, отделаны известью внутри и снаружи Никольский храм и Никольская башня, перекрыта оцинкованным железом часть крыши Успенского собора, перекрашен фасад Успенского собора, Покровской церкви и Богом данных пещер, изготовлен дюралюминиевый футляр для гроба святого преподобномученика Корнилия.

В 1974 году произведён капитальный ремонт и позолочен купол Михайловского собора, капитальный ремонт Никольской церкви, утеплён коридор братского корпуса, была срублена часовенка на Святой горе во имя преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских и самим архимандритом произведена роспись внутри часовни. После реставрационных работ был освящён собор Михаила Архангела.

Коллекционер и меценат[править | править код]

Архимандрит Алипий всю свою жизнь был собирателем живописи, произведений искусства[7] .

В его коллекции были картины Ивана Шишкина, А. Дубовского[уточнить], Ивана Крамского, Виктора Васнецова, Михаила Нестерова, Мстислава Добужинского, Ивана Горюшкина-Сорокопудова, Петра Петровичева. Среди западноевропейских произведений — картины фламандцев Теодора Буйерманса и Теодора Ромбоутса, француза Альфреда Гийона[уточнить], итальянца Андреа дель Сарто.

14 марта 1973 года архимандрит Алипий передал в дар Печорскому краеведческому музею две работы Николая Рериха из своего собрания — «Композиция к декорации» (акварель) и «Изборск, Городище» (эскиз декорации к опере «Князь Игорь», гуашь).

В 1974 году передал основную часть своей коллекции русской живописи в Русский музей Ленинграда.

Переданы 45 произведений, среди которых картины Иоганна Лампи, Ивана Локтева, Николая Клодта, Ивана Крамского, Ивана Айвазовского (четыре картины), Ивана Шишкина]], Василия Поленова (шесть картин), Виктора Васнецова, Бориса Кустодиева, Витольда Бялыницкого-Бирули, Ивана Горюшкина-Скоропудова, Леона Бакста, Владимира Маковского.

В мае 1975 года в залах Русского музея открылась выставка «Русская живопись и графика XVIII—XX веков из собрания И. М. Воронова».

В 1975 и 1978 годах, уже после смерти архимандрита, основная часть его европейского собрания не без трудностей была передана в Псковский музей-заповедник. В 1975 году передано 118 произведений, а в 1978 году — ещё 27.

В 1960—1970-е годы к отцу Алипию за духовной поддержкой приезжали и получали её многие представители ленинградской интеллигенции, особенно художники, обращавшиеся к христианским темам, возрождавшие традиции иконописи (Михаил Шемякин, Юрий Люкшин, Владимир Овчинников, Валентин Афанасьев, Анатолий Васильев, Вик (Забелин), Александр Исачёв, Евгений Орлов и др.), а также искусствоведы (Савелий Ямщиков[8] и др.). В 1974 году была создано арт-объединение ленинградских художников-нонкорформистов «Алипий», в состав которой входили Вик, Сергей Сергеев, Виктор Трофимов, Алёна, Владимир Скроденис и Александр Александров[9].

Награды[править | править код]

Государственные награды[править | править код]

Церковные награды[править | править код]

Иные награды[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Воронов Иван Михайлович, Медаль «За боевые заслуги». Память народа. Дата обращения 3 января 2016.
  2. Воронов Иван Михайлович, Орден Красной Звезды. Память народа. Дата обращения 3 января 2016.
  3. Алипий (Воронов). Дата обращения 7 ноября 2019.
  4. Алипий Воронов: советский архимандрит. Дата обращения 8 ноября 2019.
  5. 1 2 3 4 5 Несвятые святые (рус.) // Википедия. — 2019-10-23.
  6. 1 2 Алипий (Воронов). Непридуманные истории | Печоры Псковские | Официальный сайт города | Псково-Печерский монастырь (рус.)  (неопр.) ?. Дата обращения 8 ноября 2019.
  7. Печорская коллекция архимандрита Алипия. // Русское искусство : журнал.
  8. Ямщиков С. Архимандрит Алипий. Человек. Художник. Воин. Игумен. — М.: Москва, 2004. — 488 c. — ISBN 5-98637-004-X
  9. Сайт галереи DIDI. Группа «Алипий». (недоступная ссылка). Дата обращения 1 мая 2015. Архивировано 4 марта 2016 года.


Публикации[править | править код]

  • Иеросхимонах Михаил (некролог) [Михаил (Питкевич), б. инок Валаамского монастыря] // Журнал Московской Патриархии. М., 1962. № 6. стр. 20-21.
  • Епископ Иоанникий [(Сперанский)] (некролог) // Журнал Московской Патриархии. М., 1970. № 1. стр. 15-16.
  • Из жизни епархий: Псковская епархия (древние фрески Псково-Печерского монастыря) // Журнал Московской Патриархии. М., 1970. № 11. стр. 17-19.
  • Преподобномученик Корнилий, игумен Печерский (к 400-летию кончины) // Журнал Московской Патриархии. М., 1970. № 2. стр. 69-79; № 3 (ЖМП). 58-74.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]