Германарих

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Германарих
готск. 𐌰𐌹𐍂𐌼𐌰𐌽𐌰𐍂𐌴𐌹𐌺𐍃, 𐌰𐌹𐍂𐌼𐌹𐌽𐌰𐍂𐌴𐌹𐌺𐍃 / Airmanareiks, Airminareiks; лат. Hermanaricus
Германарих
Готский вождь вызывает гуннов на бой (полотно П. Н. Арбо, 1886)
Король остготов
? — ок. 376
Предшественник: Геберих
Преемник:  ?
 
Вероисповедание: германское язычество
Род: Амалы
Отец: Агиульф

Германа́рих или Эрмана́рих — король остготов[1] в IV веке, из рода Амалов.

Эрманарих подчинил готские племена гревтунгов и местные племена в Северном Причерноморье. Хотя точные данные о размерах его владений отсутствуют, Эрманарих в римских источниках и древнегерманском эпосе предстаёт как один из великих варварских вождей эпохи Великого переселения народов. Варварская империя Эрманариха пала под натиском гуннов в 370-е годы, и примерно с этого момента в связи с миграциями начался процесс разделение готских племён на вестготов и остготов. По сообщению Амиана Марцелина, Германарих покончил жизнь самоубийством, не в силах противостоять гуннам-тюркам.

Древнеримские источники[править | править исходный текст]

Об Германарихе упоминают два латиноязычных источника — «Деяния» Аммиана Марцеллина и «О происхождении и деяниях готов» (или «Гетика») Иордана.

Размеры державы Эрманариха[править | править исходный текст]

Готский историк Иордан составил в середине VI века развернутую историю готских племен и генеалогию их вождей по сочинениям предшествующих писателей и сохранившимся устным преданиям. По Иордану отцом Эрманариха был Агиульф. Эрманарих имел трёх братьев — Ансилу, Эдиульфа, Вультвульфа[2] — и, по крайней мере, одного сына, Гунимунда[3]. Иордан явно стремился подчеркнуть могущество Эрманариха, которого он выделяет как «благороднейшего из Амалов». Однако, чтобы точно и убедительно сообщить о его завоеваниях, Иордану не хватало сведений. Слишком краток и поверхностен его рассказ о Эрманарихе, который покорил ряд «северных племен» и этим якобы заставил сравнивать себя с Александром Македонским. Сведения Иордана о Эрманарихе исчерпывают всё, что известно современным историкам об этом легендарном вожде.

«После того как король готов Геберих отошёл от дел человеческих, через некоторое время наследовал королевство Эрманарих, благороднейший из Амалов, который покорил много весьма воинственных северных племен и заставил их повиноваться своим законам. Немало Древних писателей сравнивали его по достоинству с Александром Великим. Покорил же он племена: гольтескифов (Golthescytha), тиудов (Thiudos), инаунксов (Inaunxis), васинабронков (Vasinabroncas), меренс (Merens), морденс (Mordens), имнискаров (Imniscaris), рогов (Rogas), тадзанс (Tadzans), атаул (Athaul), навего (Navego), бубегенов (Bubegenas), колдов (Coldas)».[4]


Великое переселение народов

Список этот читается сегодня следующим образом: Golþeþiudos — это, видимо, золотые народы Урала, в то время как scytha следует понимать, как интерлинеарную глоссу переписчика. Объяснить, кто такие Inaunxis невозможно, но их можно локализовать поблизости от золотых народов, так как перечень составлен по принципу соседства. Wasinabrōkans — жители равнинной страны с пышными травами, богатой водами и местами заболоченной. Merens и Mordens с давних пор считаются финно-угорскими поволжскими народами — мерей и мордвой. К этой же этнической группе принадлежат Imniscaris, пчеловоды, которых в Древней Руси называли мещерой. Из слов Rogas и Tadzans следует сделать Roastadjans, что обозначает тех, кто живёт на берегах Волги. Перед Athaul, Navego, Bubegenas и Coldas вынуждены капитулировать даже лучшие толкователи.

Локализация этих народов Севера приводит нас в области, которые находились за 2000 и более километров от основной области расселения готов в Южной Украине. Таким образом, размеры подвластной Германариху территории оказываются таковыми, что их нельзя считать достоверными. Несмотря на это, можно признать, что готы предприняли такую попытку. В пользу такой возможности интерпретации говорит следующее. Благодаря своим «драгоценным металлам, продуктам пчеловодства и ценным мехам» область Нижней Оки вплоть до Волги, а затем от излучины Волги вверх по течению Камы и далее за притоки Камы Чусовую и Белую до золотых гор Урала с давних пор привлекала торговцев, совершавших дальние путешествия. Весьма вероятно, что экспедиции готов имели целью захватить в свои руки эту торговлю и использовать её; и эта цель могла быть достигнута. Носители черняховской культуры во всяком случае обладали военными и интелектуальными возможностями, чтобы распространить свою власть на русские просторы. Кроме того, нельзя подходить к «великой державе» Германариха с современными мерками; скорее следует говорить о готском протекторате, в частности, в районе Камы.

После того как были поставлены в зависимость северные народы, последовало покорение державы эрулов на Нижнем Дону.

«Славный подчинением столь многих [племен], он не потерпел, чтобы предводительствуемое Аларихом племя эрулов, в большей части перебитое, не подчинилось — в остальной своей части — его власти. По сообщению историка Аблавия, вышеуказанное племя жило близ Меотийского болота, в топких местах, которое греки называют „ele“, и потому и именовалось элурами. Племя это очень подвижно и ещё более — необыкновенно высокомерно. Не было тогда ни одного [другого] племени, которое не подбирало бы из них легковооруженных воинов. Хотя быстрота их часто позволяла им ускользать в сражении от иных противников, однако и она уступила твердости и размеренности готов: по воле судьбы они [элуры] также, наряду с остальными племенами, покорились королю гетов Эрманариху».[5]

На этот раз «Готика» рисует исключительно жестокую борьбу, которую Эрманарих вёл против короля эрулов Алариха, до тех пор пока не подавил его сопротивления. Из слов Иордана следует, что Эрманариху было нелегко покорить эрулов: словами «Herulorum cedes» («побоище, поражение эрулов») Иордан как бы показывает значительность победы. Тот факт, что готы отправились далеко на северо-восток, а затем покорили своих ближайших соседей эрулов, может быть связанным с тем, прежде чем поставить эрулов на колени, нужно было разрушить их экономическую базу, лишив транзитной торговли с народами Волги. В результате победы над эрулами готы смогли контролировать все торговые пути от излучины Волги вниз по течению до Дона и Чёрного моря.

Затем под власть Эрманариха попадают и славянские племена.

«После поражения эрулов Эрманарих двинул войско против венетов, которые, хотя и были достойны презрения из-за [слабости их] оружия, были, однако, могущественны благодаря своей многочисленности и пробовали сначала сопротивляться. Но ничего не стоит великое число негодных для войны, особенно в том случае, когда и бог попускает и множество вооруженных подступает. Эти венеты, как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, — именно при перечислении племен, — происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинились власти Эрманариха».[6]

После того как Эрманарих присоединил к своей готской державе финно-европеоидные народы, под его властью, очевидно, оказались и балтийские эсты.

«Умом своим и доблестью он подчинил себе также племя эстов, которые населяют отдаленнейшее побережье Германского океана. Он властвовал, таким образом, над всеми племенами Скифии и Германии, как над собственностью».[7]

Само собой разумеется, что дошедшую до нас информацию о размерах империи Эрманариха нельзя подтвердить археологически. Северная граница черняховской культуры в то время не доходит ни до Балтийского моря, ни до Урала. Подобно тому, как «Готика» различает «собственные народы» остготов Эрманариха, и покорённые им народы Скифии и Германии, существует также разница между областью расселения остготов в собственном смысле слова, то есть культурами черняховского круга, и сферой влияния державы Эрманариха.

Нашествие гуннов[править | править исходный текст]

В начале 370-х годов в Северное Причерноморье с востока ворвались племена гуннов. Сначала на себя удар приняли аланы, затем в столкновение с неведомым прежде грозным противником вступили остготы Эрманариха.

«Спустя немного времени, как передает Орозий, взъярилось на готов племя гуннов, самое страшное из всех своей дикостью. […] Когда геты увидели этот воинствующий род — преследователя множества племен, они испугались и стали рассуждать со своим королём, как бы уйти от такого врага. Эрманарих, король готов хотя, как мы сообщили выше, и был победителем многих племен, призадумался, однако, с приходом гуннов».[8]

Между тем «Гетика» закрепляет за Эрманарихом те черты, которые в героической легенде превратили его в демонического тирана и разрушителя собственного рода.

«Вероломному же племени (gens) росомонов, которое в те времена служило ему в числе других племен, подвернулся тут случай повредить ему. Одну женщину из вышеназванного племени росомонов, по имени Сунильду, за изменнический уход [от короля] её мужа, король [Эрманарих], движимый гневом, приказал разорвать на части, привязав её к диким коням и пустив их вскачь. Братья же её, Cap и Аммий, мстя за смерть сестры, поразили его в бок мечом».[9]

Сунильда, её неназванный супруг, ровно как и её братья Аммий и Сар, относились к неверному роду (gens) росомонов. Действующие лица носят германские имена, и их включение в героическую легенду показывает, что они считались германцами, и, вероятно, были таковыми. Историческая интерпретация названия «росомоны» представляет немалые трудности. Из предложенных в новейшее время объяснений, вероятно, два больше всего соответствуют имеющемуся скудному материалу, и не в последнюю очередь, потому что оба они не противоречат друг другу. Значение понятия gens расплывчато; под ним можно понимать как народности, так и объединения воинов или же крупные роды, так как формы их проявления едва ли качественно отличаются друг от друга. Поэтому нет большой разницы в том, называют ли росомонов народом или (королевским) родом, который Эрманарих наряду с другими народами имел в своём подчинении. Следовательно, росомоны, имя которых, как и имя эрулов («быстрые») могло обозначать «стремительные», были идентичны покорённому Эрманарихом племени эрулов. Ввиду непосредственной угрозы донской границе, которая очерчивала их территорию на востоке, вполне возможно, что эрулы-росомоны пытались выйти из-под власти «триумфатора над многими народами» в тот момент, когда напали гунны. Согласно другой допустимой этимологии, в росомонах видят «красных». Это название может происходить от красного цвета волос. Это также не противоречит, тому что они могли быть теми же эрулами. Как бы там ни было, история с росомонами стоила Эрманариху жизни.

«Мучимый этой раной, король влачил жизнь больного. Узнав о несчастном его недуге, Баламбер, король гуннов, двинулся войной на ту часть [готов, которую составляли] остготы; от них вестготы, следуя какому-то своему намерению, уже отделились. Между тем Эрманарих, престарелый и одряхлевший, страдал от раны и, не перенеся гуннских набегов, скончался на сто десятом году жизни. Смерть его дала гуннам возможность осилить тех готов, которые, как мы говорили, сидели на восточной стороне и назывались остготами».[10]

Исследователи датируют смерть Германариха примерно 375 годом. Тогда по Иордану, сообщившему о смерти Германариха в 110-летнем возрасте, следует считать, что Германарих родился около 265 года.

Аммиан Марцеллин узнал и зафиксировал другие подробности. Свидетельство этого писателя наиболее ценно, так как он являлся современником Эрманариха.

«И вот гунны, пройдя через земли аланов, которые граничат с гревтунгами и обычно называются танаитами, произвели у них страшное истребление и опустошение, а с уцелевшими заключили союз и присоединили их к себе. При их содействии они смело прорвались внезапным нападением в обширные и плодородные земли Эрменриха, весьма воинственного царя, которого страшились соседние народы, из-за его многочисленных и разнообразных военных подвигов. Пораженный силой этой внезапной бури, Эрменрих в течение долгого времени старался дать им решительный отпор и отбиться от них; но так как молва всё более усиливала ужас надвинувшихся бедствий, то он положил конец страху перед великими опасностями добровольной смертью».[11]

Из этого отрывка видно, что неожиданно появившаяся и поэтому, вероятно, переоценённая гуннская опасность ввергла его в столь глубокое отчаяние, что он, дабы избавится от страха перед серьёзными решениями, совершил самоубийство. Это могло свидетельствовать в пользу той точки зрения, что король остготов принёс себя в жертву в тот момент, когда он терпел поражение.

После смерти Эрманариха племя остготов и королевский род раскололись. Большинство подчинилось гуннам, меньшинство продолжало сопротивление. Так продолжалось около года, до тех пор, пока свободные остготы либо были порабощены, либо ушли.

Древнегерманский эпос[править | править исходный текст]

Имя Германариха прославляется в возможно древнейшем памятнике германской поэзии, сказании Видсид. Это произведение, как полагают исследователи, сложилось в законченном виде до IX века в среде англосаксов в Англии, причем список и расселение племён указывают на происхождение эпического сюжета во времена, предшествующие Великому переселению народов. Странствующий певец в Видсиде пользуется покровительством «готского владетеля, державного Эорманрика» (Eormanric).

В скандинавском эпосе, эддической[12] древнейшей песне «Речи Хамдира», Гудрун призывает сыновей отомстить готскому правителю Ёрмунрекку: «Сванхильд — имя вашей сестры, что Ёрмунрекк бросил коням под копыта, […], готским коням». Обращает внимание связь этого сюжета с казнью Сунильды у Иордана. Как и у Иордана, братья в песне убивают Ёрмунрекка.

Имена Германариха[править | править исходный текст]

Имя Германариха на языке готов предположительно звучало как — Aírmanareiks. Из-за широкого распространения легенд о нём, в разных языках его имя по разному искажено, и до нашего времени дошло в различных звучаниях.

В целом имя тяготеет к смыслу Герман — превосходный, «Германа владение» (ареал, рикс), хотя есть и иные трактовки.

Литературный образ[править | править исходный текст]

  • Германарих-Эрманарик — один из главных героев поэмы Михаила Казовского «Буковая роща»[13].
  • Повесть Пола Андерсона «Печаль гота Одина» из цикла «Патруль времени»

Примечания[править | править исходный текст]

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]