Финно-угорские народы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Финно-угорские народы
Численность и ареал

Всего: 25 000 000 человек

Венгрия 9 416 000
Финляндия 4 849 000
Россия 3 146 000—3 712 000
Соединённые Штаты Америки 1 888 000
Румыния 1 433 000
Эстония 930 000
Словакия 520 500
Швеция 345 500
Канада 315 500
Сербия 293 300
Украина 156 600
Норвегия 40 000

Латвия 250—400
Археологическая культура

Ананьинская культура, Дьяковская культура, Азелинская культура, Саргатская культура, Черкаскульская культура

Язык

финно-угорские языки

Религия

католичество, лютеранство, православие, традиционные верования

Расовый тип

уральская раса, беломоро-балтийская раса[1]

Расселение финно-угорских и самодийских народов

Фи́нно-уго́рские наро́ды (фи́нно-у́гры) — языковая общность народов, говорящих на финно-угорских языках, живущих в Западной Сибири, Центральной, Северной и Восточной Европе.

Классификация и численность[править | править вики-текст]

Финно-угорские народы разделены на две группы: финскую и угорскую.

Общую численность финно-угорских народов оценивают в 25 миллионов человек. Из них венгров около 14 миллионов, финнов 5 миллионов, эстонцев около 1 миллиона, мордвы 843 тысячи, удмуртов 637 тысяч, марийцев 614 тысяч.

Финно-пермская группа[править | править вики-текст]

Прибалтийско-финская подгруппа[править | править вики-текст]

Саамская подгруппа[править | править вики-текст]

Волжско-финская подгруппа[править | править вики-текст]

Пермская подгруппа[править | править вики-текст]

Угорская группа[править | править вики-текст]

Дунайская подгруппа[править | править вики-текст]

Обская подгруппа[править | править вики-текст]

  • Ханты — 28 678 человек в России (2002).
  • Манси — 11 432 человек в России (2002).

Классификация государственно-территориальных образований[править | править вики-текст]

Современные финно-угорские государства[править | править вики-текст]

Современные финно-угорские национальные автономии[править | править вики-текст]

Flag of Romania.svg Румыния
Flag of Russia.svg Россия

Генетика[править | править вики-текст]

С финно-угорскими (шире — уральскими) языками четко ассоциируется Y-хромосомная гаплогруппа N1c-Tat. В частности, она встречается у 67 % удмуртов, 61 % финнов, 53 % саамов, 51 % коми, 50 % марийцев и 34 % эстонцев. У современных венгров встречается редко, но анализы показывают ее широкое присутствие у древневенгерских элит.[2] Основной субклад этой гаплогруппы, ассоциируемый с финно-уграми — N1c1a1a1 (L392, L1026). Он, в свою очередь, содержит субклады N1c1a1a1a (CTS2929/VL29 — прибалтийско-финская ветвь), N1c1a1a1a2a1 (Z1936 — финно-пермская ветвь) и близок к субкладу N1c1a1a2b (L1034 — угорская ветвь).[3]

Согласно новейшим генетическим данным, племена, распространившие гаплогруппу N, мигрировали из Южной Сибири[4]. Высокий процент этой гаплогруппы характерен, в частности, для неолитического населения долины реки Ляохэ[5], что хорошо согласуется с предположениями Владимира Напольских о происхождении предков финно-угорских народов из северо-восточной Азии, сделанными в ходе изучения связи ареала мифов о «нырянии за землёй» (характерных в том числе и для финно-угров) с ареалом гаплогруппы N1:

Таким образом, можно предположить, что миф о нырянии за землёй мог существовать в финальном палеолите у населения, потомками которого по мужской линии являются носители Y-хромосомных гаплогрупп N1b, N1c и C3. Носителей первый двух следует помещать скорее всего в Северной Азии и связывать с ними (с N1b в первую очередь) становление МНП2, имевшее место у языковых предков юкагиро-уральцев и тунгусо-маньчжуров, носители же гаплотипа C3, вероятно, знали более архаичные версии мифа о нырянии…

— Напольских В. В. (Ижевск). Миф о нырянии за землёй (А812) в Северной Евразии и Северной Америке: двадцать лет спустя.

В середине 2010х гг. все больше данных палеогенетики свидетельствуют о том, что носители гаплогруппы N составляли очень значительную долю населения северного Китая времен неолита. Так, в Journal of Human Genetics в феврале 2017 г. было опубликовано исследование, согласно которому все 17 образцов из захоронений культуры Сюэшань (3600-2900 гг. до н. э.) оказались принадлежащими к гаплогруппе N, из них 41 % — именно к N1c-Tat.[6] Таким образом представляется весьма вероятным, что корни популяций с высокой долей N1c-Tat следует искать в раннем неолите северного Китая, откуда они распространились по Сибири и, возможно, вышли в европейскую часть Зауралья в составе камской культуры (5500-4500 гг. до н. э.). Характерная черта раннего неолита Сибири — практически полное отсутствие признаков производящего хозяйства (то есть земледелия и скотоводства), при широкой распространенности керамики. В этом плане сибирский неолит представляет прямую противоположность ближневосточному, в котором производящее хозяйство появилось очень рано, значительно раньше гончарного производства.[3]. Земледельческая и скотоводческая терминология не реконструируется и в прафинноугорском языке, в то время как слово для керамики там есть (впрочем, В. В. Напольских сомневается в том, что это слово обозначало именно глиняный горшок, а не просто любой сосуд).[7]

Носители гаплогруппы N1c также присутствовали среди создателей культур ямочно-гребенчатой керамики (также часто связываемых с ранними финно-уграми), наряду с носителями гаплогруппы I1.[8] Керамика с гребенчатым (в основном зигзагообразным) орнаментом также характерна и для наиболее ранней из неолитических культур долины реки Ляохэ — культуры Синлунва (6200—5400 до н. э.), создатели которой, возможно, были дальними предками современных тунгусо-маньчжурских народов.[9]

Если корни современных популяций с высоким процентом Y-гаплогруппы N действительно лежат в раннем неолите юга Маньчжурии, то это может объяснять большое типологическое сходство уральских (финно-угорских и самодийских; существует также теория уральско-юкагирского родства) и алтайских (тюркских, монгольских и тунгусо-маньчжурских) языков. Ранее это сходство объяснялось теорией урало-алтайского родства, на данный момент отвергнутой большинством лингвистов (кроме того, родство алтайских языков также признается не всеми специалистами). В свете новых данных палеогенетики вероятнее выглядит предположение, что древние носители гаплогруппы N смогли не только расселиться по огромным территориям севера Евразии благодаря имевшимся у них передовым на тот момент неолитическим технологиям, но и распространить тип своего языка в рамках языкового союза с изначально неродственными им народами, с которыми они интенсивно контактировали. Предки современных корейцев и японцев, чьи языки также иногда включаются в алтайскую макросемью, испытали лишь периферийное влияние этого союза, что подтверждается и данными генетики — у корейцев Y-гаплогруппа N встречается только в 3 % случаев, у японцев — в 2 %.[3]

У многих финно-угорских народов также широко представлена Y-хромосомная гаплогруппа R1a, ассоциирующаяся в первую очередь с носителями индоевропейских языков «сатемного» типа (славянских, балтийских, индоиранских), которые интенсивно контактировали с финно-уграми всю их историю с момента распада финно-угорской общности. В частности, она часто встречается у мордвы (особенно эрзи)[10] и венгров.[11] Ее субклад R1a1a7-M458 особенно часто встречается как у славянских, так и у финно-угорских популяций, а его ареал хорошо соотносится с ареалом культур шнуровой керамики бронзового века Европы (к которым в том числе относится фатьяновская культура).[12]

Кроме того, у многих западных финно-угорских народов также часто встречается Y-хромосомная гаплогруппа I, ассоциируемая с древнейшим населением Европы, говорившем на неизвестных палеоевропейских языках. В частности, у финнов ее процент достигает 29 % с региональными пиками до 52 %[13], у эстонцев — 18,6 %, у мордвы (без разбивки на мокшан и эрзян) — 19,3 %, у венгров — 22,8 %, у саамов — 31,4 %.[14] Следует отметить, что саамы вообще существенно отличаются в генетическом плане не только от других финно-угорских популяций, но и от остального населения Европы в целом[15], а в их языках наблюдается значительный пласт лексики неизвестного происхождения, не имеющей аналогов не только в других финно-угорских, но и вообще каких-либо языках мира. Согласно наиболее радикальным гипотезам, саамы являются прямыми потомками первых людей, появившихся в Скандинавии около 10 тысяч лет назад сразу после схода ледника и создавших мезолитические культуры Комса и Фосна-Хенсбака, впоследствии ассимилированных финно-уграми (Напольских 1997).

Из митохондриальных гаплогрупп заслуживает внимания редкая гаплогруппа Z, возникшая в северо-восточной Азии, но на данный момент чаще всего встречающаяся у саамов и финно-угорских народов волжско-камского региона.[16] В целом же у финно-угров преобладают различные варианты мтДНК гаплогрупп H и U, типичных для всего населения Европы.[17] Анализ аутосомных компонентов ДНК показывает, что у западных финно-угорских популяций преобладает североевропейский компонент — 74,5 % у финнов, 48,4 % у венгров, и 63,8 % у мордвы.[18]

Антропология[править | править вики-текст]

Антропологические типы современных финно-угорских народов исключительно разнообразны, но в целом предполагается, что предковая прафинноугорская популяция относилась к древнеуральской расе, не до конца диференциированной относительно «европеоидных» или «монголоидных» признаков, и на данный момент наиболее полно сохранившейся в антропологическом типе манси. К этому типу близок лапоноидный тип, являющийся основным у саамов. Смягченные варианты этих типов (субуралоидный и сублапоноидный) встречаются у финно-угорских народов Поволжья — марийцев, удмуртов и мордвы-мокши.

Большинство представителей прибалтийско-финских народов, а также коми-зырян и мордвы-эрзи относятся к беломорско-балтийской расе (реже — к атланто-балтийской). Для этих популяций характерна светлая пигментация кожи, волос и глаз, большая длина тела, мезокефалия или брахикефалия. Некоторые антропологические особенности этих популяций, отличающие их от других европейцев, объясняются скорее наличием этих особенностей у древнейшего палеоевропейского населения регионов, в которых формировались эти народы, нежели вкладом в их формирование сколько-нибудь значительного восточноазиатского/монголоидного компонента (Напольских 1997).

История[править | править вики-текст]

Языковедческий анализ показывает наличие непосредственных контактов населения индоиранской группы с населением финно-угорской языковой группы.[19] В. Н. Чернецов указывают на наличие многих иранских черт в языке, фольклоре и обрядах более позднего угорского населения Западной Сибири (хантов и манси).[20]

Археология[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Напольских В. В. Введение в историческую уралистику. Ижевск: УИИЯЛ УрО РАН, 1997. С. 168.
  2. Y-Chromosome Analysis of Ancient Hungarian and Two Modern Hungarian-Speaking Populations from the Carpathian Basin. Annals of Human Genetics, июль 2008. DOI: 10.1111/j.1469-1809.2008.00440.x
  3. 1 2 3 Maciamo Hay. «Haplogroup N1c (Y-DNA)»
  4. (2007) «Y-chromosome haplogroup N dispersals from south Siberia to Europe». Journal of Human Genetics 52 (9): 763. DOI:10.1007/s10038-007-0179-5. PMID 17703276.
  5. Yinqiu Cui, Hongjie Li, Chao Ning, Ye Zhang, Lu Chen, Xin Zhao, Erika Hagelberg and Hui Zhou (2013) «Y Chromosome analysis of prehistoric human populations in the West Liao River Valley, Northeast China.» BMC Evolutionary Biology 2013 13:216; DOI: 10.1186/1471-2148-13-216
  6. Ye Zhang, Jiawei Li, Yongbin Zhao, Xiyan Wu, Hongjie Li, Lu Yao, Hong Zhu and Hui Zhou. «Genetic diversity of two Neolithic populations provides evidence of farming expansions in North China». Journal of Human Genetics 62, 199—204 (February 2017) | doi:10.1038/jhg.2016.107
  7. Напольских В. В. (Ижевск). Предыстория народов уральской языковой семьи. Опубликовано: История татар с древнейших времён в семи томах. Т.1. Народы степной Евразии в древности. Ред. С. Г. Кляшторный. Казань, 2002 [стр. 195—203].
  8. Ямочно-гребенчатой керамики культура
  9. С. В. Алкин. «Ранненеолитическая культура Синлунва в Северо-Восточном Китае и ее погребальный обряд». Институт археологии и этнографии СО РАН, Новосибирск, 1998 г.
  10. FamilyTreeDNA: Erzya-Moksha-Mescher Project, со ссылкой на Malaspina et al. (2003)
  11. Völgyi A, Zalán A, Szvetnik E, Pamjav H (2009). «Hungarian population data for 11 Y-STR and 49 Y-SNP markers». Forensic Sci Int Genet. 3 (2): e27-8. PMID 19215861. doi:10.1016/j.fsigen.2008.04.006.
  12. «Separating the post-Glacial Coancestry of European and Asian Y Chromosomes Within haplogroup R1a». European Journal of Human Genetics (2010) 18, 479—484; doi:10.1038/ejhg.2009.194.
  13. «Regional differences among the Finns: a Y-chromosomal perspective». PMID: 16644145. DOI: 10.1016/j.gene.2006.03.004
  14. Rootsi S, Magri C, Kivisild T, et al. (2004). «Phylogeography of Y-Chromosome Haplogroup I Reveals Distinct Domains of Prehistoric Gene Flow in Europe». Am. J. Hum. Genet. 75 (1): 128-37. PMC 1181996. PMID 15162323. doi:10.1086/422196.
  15. «The Western and Eastern Roots of the Saami—the Story of Genetic „Outliers“ Told by Mitochondrial DNA and Y Chromosomes». Am J Hum Genet. 2004 Apr; 74(4): 661—682. doi: 10.1086/383203
  16. A recent genetic link between Sami and the Volga-Ural region of Russia. European Journal of Human Genetics (2007) 15, 115—120. doi:10.1038/sj.ejhg.5201712.
  17. Distribution of European mitochondrial DNA (mtDNA) haplogroups by region in percentage
  18. Dodecad K12b admixtures
  19. Троицкая Т. Н., Новиков А. В. Археология Западно-Сибирской равнины: Учебное пособие. — Новосибирск, 2004.
  20. В. Н. Чернецов К вопросу о проникновении восточного серебра в Приобье

Литература[править | править вики-текст]

  • Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. М., 2000.
  • Бернштам Т. А. Христианизация в этнокультурных процессах финно-угорских народов Европейского Севера и Поволжья (сравнительное обобщение) // Современное финно-угроведение. Опыт и проблемы. Сборник научных трудов Гос. музея этнографии народов СССР. — Л., 1990. — С. 133—140.
  • Мировоззрение финно-угорских народов. М., 1990.
  • Напольских В. В. Введение в историческую уралистику. Ижевск: УдмИИЯЛ, 1997.
  • Напольских В. В. Древнейшие этапы происхождения народов уральской языковой семьи: данные мифологической реконструкции (прауральский космогонический миф) / Материалы к серии «Народы СССР». Выпуск 5. Народы уральской языковой семьи. М., 1991.
  • Народы Поволжья и Приуралья. Коми-зыряне. Коми-пермяки. Марийцы. Мордва. Удмурты. М., 2000.
  • Петрухин В. Я. Мифы финно-угров. М., 2005.
  • Рябинин Е. А. Финно-угорские племена в составе Древней Руси. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1997.
  • Хелимский Е. А. Компаративистика, уралистика: Лекции и статьи. М.: Языки русской культуры, 2000.
  • Федянович Т. Л. Семейные обычаи и обряды финно-угорских народов Поволжья. М., 1997.

Ссылки[править | править вики-текст]