Мордва

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Мордва
Самоназвание

мокшет, эрзят

Численность и ареал

Всего: около 800 000
РоссияFlag of Russia.svg Россия:
    744 237 (перепись 2010)[1][2]

УкраинаFlag of Ukraine.svg Украина:
     9 331 (перепись 2001)[3][4]
КазахстанFlag of Kazakhstan.svg Казахстан:
    8 013 (перепись 2009)[5][6]
УзбекистанFlag of Uzbekistan.svg Узбекистан:
     5 000 (2000 г., оценка)[7]
КиргизияFlag of Kyrgyzstan.svg Киргизия:
     1 513 (перепись 1999)[8]
БелоруссияFlag of Belarus.svg Белоруссия
     877 (перепись 2009)[9]
ЭстонияFlag of Estonia.svg Эстония:
     562 (перепись 2000)[10]
ЛатвияFlag of Latvia.svg Латвия:
     392 (оценка 2011)[11]

Язык

мокшанский, эрзянский

Религия

православие, народная религия

Расовый тип

Европеоидная раса

Родственные народы

Уральская семья
  Финно-угорская группа
    Волжская подгруппа

Этнические группы

эрзя, мокша

Происхождение

мордва, мещера, мурома

Эрзянки в национальных костюмах
Мокшанские девушки в национальных костюмах

Мордва́ — финно-угорский[12] народ[13], который делится на два субэтноса — мокша и эрзя[14]. Самоназвание мокшан мокш. мокшет, эрзян — эрз. эрзят. Говорят на мокшанском и эрзянском языках, относящихся к мордовской подгруппе. Этнографические группы[14]: эрзян — шокша, мокшан — каратаи. Проживают в Российской Федерации, около трети[15] — в Мордовии, а также в сопредельных областях — Нижегородской, Пензенской, Тамбовской, Рязанской, Самарской, Московской[16]. Относятся к коренному населению Центральной России. Верующие — в основном православные[12], есть также приверженцы народной религии[17] (традиционная религия мокшан — мокшень кой), лютеране[18] и молокане.

Этноним[править | править исходный текст]

Традиционный термин «мордва» является внешним названием этнической общности (то есть — экзоэтнонимом). Эрзяне и мокшане имеют различное этническое самосознание, имеют свои литературные языки, существенные различия в антропологическом (расовом) типе, расселении, традиционном быте, материальной и духовной культуре[19].

Точку зрения советской этнографии о двух субэтносах не разделяет Финно-угорская организация Эстонии (SURI), указывая, что эрзя и мокша являются разными народами: «Советская этнография утверждает, что эрзяне и мокшане — это субэтносы мордвы. Но учёные этой школы сами же противоречат себе, указывая, что ни мокшане, ни эрзяне мордвой себя не называют — само слово отстутствует в словарях этих народов и имеет грубый, уничижительный оттенок. И главное — отсутствует само понятие „мордовский язык“. Эрзяне и мокшане используют два разных языка, причём эрзяне и мокшане — т. н. „мордва“ — не понимают друг друга»[20].

В июле 1928 года на заседании Совета народных комиссаров по вопросу создания Эрзяно-Мокшанского округа Н. Г. Сурдин предложил назвать округ Мордовским, на основании того, что названия народов «мокша» и «эрзя» не на слуху, а «мордва» известно всем русскоговорящим. 16 июля 1928 года Всероссийский ЦИК и Совет Народных Комиссаров приняли решение о создании Мордовского округа в составе Средне-Волжской области[21]. В 1990-е была обнародована Декларация о государственном суверенитете Мокшанской и Эрзянской Советской Республики, однако переименование республики было отложено[22].

Этимология[править | править исходный текст]

Обычно первым упоминанием экзоэтнонима мордва считается его форма Mordens в итинерарии готского историка Иордана (VI век н. э.). В. В. Напольских при этом замечал, что нельзя быть полностью уверенными, что под иранским экзоэтнонимом mordens in Miscaris скрываются именно мокша и эрзя[23]. В X веке этот экзоэтноним упоминается византийским императором Константином Багрянородным в форме Μορδια в качестве географического названия для локализации одной из пачинакитских (печенежских) фем[23].

Распространённая гипотеза выведения данного экзоэтнонима из древне-иранского *mardχvār- или *mǝrǝtāsa- «людоед», а следовательно — отождествления с андрофагами Геродота, признавалась М. Фасмером сомнительной[24].

Согласно наиболее актуальной на сегодняшний день версии, экзоэтноним мордва происходит от иранского корня со значением «человек, мужчина» (ср. перс. mârd‎, ягн. morti — от индоир. *mṛta «человек, смертный»). К тому же корню восходят слова эрз. мирьде, мокш. мирьдя «мужчина, муж», удм. мурт, коми морт «человек, мужчина». Разница в огласовке между этими словами и этнонимом объясняется разным временем заимствования и адаптацией в разных языках[25].

Суффикс -ва присоединён уже русским языком и носит оттенок собирательности (также как в этнонимах литва, татарва)[26]. Фасмер также приводит ругательство мордва́, относимое к евреям и детям, и слово мордва́н, употребляемое в значении «проказник», указывая на созвучие с мордова́ть[27]. В «Словаре белорусского наречия» И. И. Носовича также присутствует ругательство мордва́, относимое к «шумному сборищу, особенно евреев», являющееся производным от глагола мордовать[28].

История упоминаний[править | править исходный текст]

Наиболее раннее употребление этнонима мордва предположительно фиксируется в трактате «О происхождении и деяниях готов» готского историка V века Иордана. В нём среди народов Восточной Европы, которые якобы были покорены Германарихом к 375 году н. э., упоминается народ «морденс», который помимо близкого написания ассоциируется с мордвой также на основании географического соседства с «меренс» (мерей)[29].

Этнонимы мокша и эрзя в русских источниках стали появляться довольно поздно: «мокшана», «мокшаня» впервые зафиксированы в «Книгах письма и меры» Д. Пушечникова и А. Костяева за 1624—1626 гг., этноним эрзя начинает встречаться ещё позднее, с XVIII века. Это объясняется тем, что русские воспринимали эрзян и мокшан как единый народ и так это отразили в летописях. Другие народы, исторически соседствовавшие с мокшанами и эрзянами, не называли их общим этнонимом.

«В современных мордовских языках слово „мордва“ как этноним не сохранилось. Однако едва ли можно думать, что этот этноним употреблялся в качестве самоназвания в прошлом. Так ещё в XVIII в. известный русский учёный И. Г. Георги, путешествовавший в Поволжье, заметил, что мордвины: „<…> называются сами по поколениям своим мокшами и мокшанами, также ерзянами и ерзядами. Россияне же нарицают их вообще мордвою, которое наименование и между ними самими не употребительно“»[30]

На ошибочность употребления одного этнонима по отношению к двум разным народностям указывали также академик А. А. Шахматов[31] и академик Лепёхин И. И.:

«Разность двух мордовских поколений видна и из того, что до крещения их не дозволялось мокшанам брать ерзянок, а ерзянам — мокшанок; но всяк довольствовался своею породою»[32]

Первоначально этноним «мордва» относили только к эрзянам. Гийом Рубрук в своём «Путешествии в восточные страны» в 1253 году даёт следующее описание:

К северу находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, именно: Моксель, не имеющие никакого закона, чистые язычники. Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах в лесах. Их государь и большая часть людей были убиты в Германии. Именно Татары вели их вместе с собою до вступления в Германию, поэтому Моксель очень одобряет Германцев, надеясь, что при их посредстве они ещё освободятся от рабства Татар… Среди них живут другие, именуемые Мердас, которых Латины называют Мердинис, и они — Сарацины[33]

Роджер Бэкон в своём «Opus Majus» также отделяет мокшан («moxel») от мордвы (эрзян):

К северу же от этой земли Тартарской между Танаисом и Этилией живут какие-то народы…. И оба эти народа живут на севере, рядом с полюсом, но более удален от севера народ, живущий сразу за рекой Танаис и называемый моксель, подчинённый тартарам. И они — язычники, живущие совершенно без закона, города у них нет, но хижины в лесах. Государь их и большая часть их были убиты в Польше поляками и алеманнами и богемами. Ведь тартары повели их на войну с поляками. А они во многом поддерживают поляков и алеманнов, надеясь таким образом освободиться с их помощью от тартарского рабства. Если к ним придет купец, тот, в доме которого он первым остановился, должен проявлять заботу о нём столько времени, сколько он желает там пробыть. Ибо так принято в этих местах. За ними к востоку живёт некий народ, называемый мердуим, зависимый от тартар. Но они — сарацины, живущие по законам Магомета[34].

То же в конце XVIII века подтверждает и Иоганн Георги:

С того времени, как стали они Российской державе подвластны, упражняются все в землепашестве, но живут не в городах, а в деревушках, подобно черемисским и чувашским, и весьма охотно строят жилища свои в лесах. Дворы, землепашество, небольшое скотоводство, домашняя рухлядь, пища и всё вообще расположение их хозяйства ни мало от черемисского и чувашского не разнится. По большей части бывают и у их дворов такие же, как у тех, огородцы, в коих садят про себя обыкновенную поваренную зелень. Но к звериному промыслу не столько они прикрепляются, как помянутые народы. Мордовки упражняются равномерно в таких же делах, как черемисские и чувашские женщины, и притом подобные им в прилежании и искусстве. Народ сей несет равную с соседями своими гражданскую тягость, да и в самом поведении им сообразен. Мокшаны живут в привольных к лесному пчеловодству местах; есть также между ними действительно и такие пчеляки, кои имеют у себя по сту и по двести ульев[35].

Как известно Пургасова волость являлась эрзянским государственным образованием[36]. Лаврентьевская летопись сообщает, что муромский князь Юрий Давыдович:

вшед в землю Мордовьскую Пургасову волость пожгоша жита и потравиша и скот избиша, полон послаша назад. А мордва вбегоша в лесы своя в тверди, а кто не вбегл тех избиша наехавше Гюргеви молодии…

Там же:

…Пришла мордва с Пургасом к Новгороду и отбились от них новгородцы; они же зажгли монастырь святой Богородицы и церковь, которые были вне города; в тот же день и отъехали прочь, захватив многих своих убитых. В то же лето Пурешев сын с половцами победил Пургаса, и перебил всю мордву и Русь Пургасову, а Пургас едва бежал с малым отрядом

О мокшанах (Moxii), как отдельном народе и их стране (Moxia) говорится в сочинении Иосафата Барбаро «Путешествие в Тану»[37].

Энциклопедия Кирилла и Мефодия также называет предводителя эрзянского войска Пургаса мордовским князем:

…В то время как войска Улуса Джучи совершали первые два похода на Волжскую Булгарию (в 1229 и 1232 гг.) суздальские войска громили главного союзника булгар — мордовского князя Пургаса[38]
.

В работе Пашуто В. Т. также мокшане и мордва упомянуты как разные народы:

Бату был бы и рад закончить поход, но ему не дали этого сделать: Великий хан Угедэй требовал продолжения завоеваний, да и соратники джехангира не желали целиком уступать ему славу полководца, хотели проявить себя в будущих кампаниях. В течение 1239 г. Бату позволил некоторым своим родичам предпринять небольшие рейды на мордву и мокшу, на уже разоренное Рязанское княжество, на Переяславль-Южный. Но откладывать большой поход он больше не мог, и в конце лета 1240 г. вторгся в Южную Русь. Собственно, Русь ему покорять было ни к чему, но через неё лежал путь в Венгрию, куда бежал половецкий хан Котян, с которым у монголов были давние счёты — ещё со времен войны Чингис-хана с Хорезмом[39]
.

Из выступления директора института гуманитарных наук Мордовии В. А. Юрченкова на Сафаргалиевских чтениях, ежегодно проходящих в Саранске:

<…>достоверно известно, что мокша, эрзя, буртасы, меря и мурома образовались после распада городецкой культуры и являются родственными племенами. Если учитывать и этот факт, то становится ясно, что мордва не просто пребывала в составе древнерусского государства в течение 10 веков, но и способствовала его образованию[40]
.

О сходстве мокшан и мишарей (мещёры) писали адъюнкт Петербургского университета Х. Фейзханов и его коллега В. В. Вельяминов-Зернов, занимавшиеся исследованием истории Касимовского царства:

Наши благословенные мишари являются (по происхождению) финнами, однако они более близки к мокшам. В древней истории России мокши и мишари упоминаются друг за другом. Чуваши и черемисы упоминаются совместно отдельной группой. Наружность мишарей, в особенности, саратовских, имеет мокшанский вид: и в действиях и манерах они похожи на мокшанцев[41]
.

Проблема с экзоэтнонимом, относящимся одновременно к двум разным народами привела к многочисленным несовпадениям и путанице. Из учебников истории, например, известно, что в XII веке происходили столкновения русских княжеств с мордвой, но последние то воюют с русскими князьями Ярославом, а затем Юрием, то вступают с ними в союз. Объяснение в том, что эрзянский князь Пургас пытался сохранить свой город Обран ош, на месте которого теперь стоит Нижний Новгород и рассчитывал на поддержку булгарского хана в борьбе с экспансией русских княжеств[42], в то время как мокшанский царь Пуреш являлся союзником князя Юрия и между ним и Пургасом долгие годы продолжалась непримиримая война[43].

В большинстве случаев использование одного экзоэтнонима для двух разных народов и одного названия для двух разных языков приводило к множественным ошибкам. Для того чтобы избежать этого, как в дореволюционной России так впоследствии и в советское время использовались двойные этнонимы мордва-мокша и мордва-эрзя и названия языков мокша-мордовский и эрзя-мордовский, где приставки «мордва», «мордовский» по сути не несли никакой информационной нагрузки[20].

Современное бытование[править | править исходный текст]

Согласно результатам переписи 1926 г., на территорииях Пензенской, Нижегородской и Ульяновской губерний, позже вошедших в состав Мордовской автономии, проживало 237 тыс. мокшан и 297 тыс. эрзян, всего в Поволжье и на Урале мокшан 391 тыс., эрзян — 795 тыс., в Барнаульском округе 1,4 тыс. мокшан и 1,4 тыс. эрзян, также 5,2 тыс. обрусевших мокша и эрзя назвались этнонимом «мордва» без указания субэтнонима.[44]. По данным переписи населения 2002 года уже 843 350 человек назвали себя мордвой, в том числе мокшанами и эрзянами 49 624 и 84 407 чел. соответственно[45]. В самой Мордовии 283,9 тыс. чел. назвали себя мордвой, в том числе 47,4 тыс. и и 79,0 тыс. — соответственно мокшей и эрзей. Эти противоречивые данные были получены вследствие того, что многие представители старшего поколения привыкли к тому, что ещё во время советского периода в графе национальность представителям мокшан и эрзян разрешалось указывать только именование «мордвин»[46][47], это правило вновь возродилось в Республике Мордовия в рамках кампании, предшествующей переписи 2010, когда власти республики настоятельно рекомендовали указывать национальность «мордва»[48]. В 2011 году власти Мордовии оказывали давление на портал finnugor.ru за упоминание мокша и эрзя как отдельных народов, требуя использовать только термин «мордва»[49][50]. Одной из причин противоречивости данных 2002 называют ошибки в переписи[51][52]. Во внимание также следует принимать оторванность многих общин и диаспор мокшан и эрзян от своей исторической родины, масштабы естественной ассимиляции: обрусевшие мокшане и эрзяне не помнят своих корней и указывают в графе национальность «мордва» так как их предки происходили из Мордовии[53]. По данным микропереписи 1994 года в Мордовии: 49 % мордовского населения назвали себя мокшей, 48 % — эрзей и лишь 3 % сказали, что они — мордва. В соседней Пензенской области из всей мордвы собственно мордвы — 69 %, а остальные 31 % — мокша или эрзя; на всей остальной территории России из всей мордвы собственно мордвы оказалось 99,8 %[53]. По мнению директора Института этнологии и антропологии РАН В. А. Тишкова причиной преобладания в итогах микропереписи субэтнонимов эрзя и мокша на территории Мордовии стало некорректное интервьюирование респондентов переписчиками, которые минуя вопрос об этнониме, сразу спрашивали о субъэтнической принадлежности. Преобладание же за пределами Мордовии этнонима «мордва», по его мнению, связано с большей корректностью переписчиков в этих регионах[46]. Результаты Всероссийской переписи 2010 года однако не вызывают уверенности в корректности её проведения[54], по её итогам за период с 2002 по 2010 численность назвавших себя этнонимом мокша сократилась в 10 раз.

Правильное[55] употребление экзоэтнонима[править | править исходный текст]

Мордви́н — ед. ч., м. р.
Мордо́вка — ед. ч., ж. р.
Мордва́ — о народе, ед. ч., неизмеримое (собирательное имя)

Устаревшие варианты экзоэтнонима[править | править исходный текст]

мордовцы, мордвины [56]

Численность[править | править исходный текст]

Общая численность мордвы (мокшан и эрзян) в конце XVI века составляла около 150 тыс. чел.[57], в 1719 г. — 107 тыс. чел., по данным III ревизии в 1764—221,1 тыс. чел., по данным IV ревизии в 1781—279,9 тыс. чел., по данным V ревизии в 1796—345,5 тыс. чел., по данным VIII ревизии в 1835—480 тыс. чел., по данным X ревизии в 1858—660-680 тыс. чел.[57]. Согласно Переписи населения Российской империи 1897 г. численность говорящих на финских наречиях (мордовском) составила 1023,8 тыс. чел[58]. К началу XX века они проживали в губерниях Рязанской, Воронежской, Тамбовской, Пензенской, Нижегородской, Симбирской, Казанской, Самарской, Саратовской, Уфимской, Оренбургской, Томской, Акмолинской, Енисейской и Тургайской. На 1917 г. общая численность мокшан и эрзян оценивалась в 1200 тыс. чел., согласно переписи 1926 г. на территорииях Пензенской, Нижегородской и Ульяновской губерний, позже вошедших в состав Мордовской автономии, проживало 237 тыс. мокшан и 297 тыс. эрзян, всего в Поволжье и на Урале мокшан 391 тыс., эрзян — 795 тыс., в Барнаульском округе 1,4 тыс. мокшан и 1,4 тыс. эрзян, также 5,2 тыс. обрусевших мокша и эрзя назвались этнонимом «мордва» без указания субэтнонима.[44]

Численность мордовского населения (мокшан и эрзян) по регионам РСФСР в 1926 году.[59]

Регион Общая численность мокшан и эрзян Процент от населения региона
Пензенская губерния 376.983 17,1%
Самарская губерния 251.374 10,4%
Ульяновская губерния 178.988 12,9%
Саратовская губерния 154.874 5,3%
Сибирский край 107.794 1,2%
Северо-Кавказский край 88.535 0,3%
Уральская область 88.484 0,3%
Нижегородская губерния 84.920 3,1%
Башкирская АССР 49.813 1,9%
Татарская АССР 35.084 1,4%
Казакская АССР 27.244 0,4%
Чувашская АССР 23.958 2,7%
Оренбургская губерния 23.602 3,1%

В 1937 г. общая численность мокшан и эрзян — 1249 тыс., в 1939 г. — 1456 тыс., в 1959 г. — 1285 тыс., в 1979 г. — 1191,7 тыс. чел. По переписи 1989 г., численность мокшан и эрзян в СССР составляла 1153,9 тыс. чел., из них в РФ — 1072,9 тыс. чел., в том числе в Мордовской АССР проживало 313,4 тыс. чел., что составляло 32,5 % населения республики. В 1989 г. проводился раздельный учёт эрзян и мокшан, а также учёт назвавшихся этнонимом «мордва», что позволило также получить приблизительные данные о численности мокшан и эрзян. По данным Ethnologue за 2000 г. численность мокшан составляла 296,9 тыс. чел.[60], численность эрзян — 517,5 тыс. чел.[61] По данным Российской переписи населения 2002 общая численность проживающих в России мокшан и эрзян составляла 843,4 тыс. чел., в том числе в Мордовии — 283,9 тыс. чел. (32 % населения республики)[62].

В значительном количестве мокшане проживают в Пензенской, Тамбовской, Оренбургской областях, Татарстане, а также в Москве и Московской области, эрзяне — в Самарской, Нижегородской, Рязанской, Оренбургской, Ульяновской областях, Татарстане, а также в Москве и Московской области.

История[править | править исходный текст]

Этногенез[править | править исходный текст]

Карта расселения славян и их соседей на конец VIII века.

В начале-середине I тыс. н. э. в междуречье Оки и Волги сформировались племена мари, мери, мокшан, муромы и эрзян. Племена Городецкой культуры испытывают сильное влияние пьяноборских племен, которые в начале нашей эры продвинулись в Западном Поволжье. К этому времени позднегородецкие племена приобретают устойчивый обряд в грунтовых могильниках. К началу второй половины I тысячелетия н. э. между перечисленными племенами возникают заметные различия. В присурской зоне формируется устойчивый обряд погребения головой на юг и наличие среди погребального инвентаря височной спиралевидной подвески с грузиком. (В целом общая черта для приуральских финнов.) В приокской зоне погребенных стали ориентировать головой на север и очень редко встречается спиралевидная височная подвеска. На их основе учёные установили, что присурская группа племен явилась основой для формирования мокшан, а окская — эрзян. В процессе своего развития как мокшане так и эрзяне имели тесные контакты с различными ираноязычными и тюркоязычными племенами на южных границах своего расселения, а на севере и западе — с балтоязычными[63]

С запада в течение последних 1000 лет наиболее сильное влияние мокша и эрзя испытали от славянских племён. Славянизации были подвергнуты почти все. После подчинения волжских княжеств и ханств Иваном Грозным, мокша и эрзя окончательно стали составной частью московского княжества. До середины 20-го века многие эрзя и мокша сохраняли двуязычность, которая, вероятно, всё больше уступает место русскому языку, как главному и культурообразующему. Ассимиляция, которую испытали волжско-уральские народы, является двунаправленной. Как славяне, численно превосходящие мокшу и эрзя, влияли на «мордву», так и коренное население влияло на вновь приходящих славян.

«По своему происхождению финно-угорские языки не связаны с арийскими, принадлежащими к совершенно иной языковой семье — индоевропейской. Поэтому многочисленные лексические схождения между финно-угорскими и индоиранскими языками свидетельствуют не об их генетическом родстве, а о глубоких, многообразных и длительных контактах финно-угорских и арийских племён.» ["От Скифии до Индии". Стр. 99.]

Средневековье и новое время[править | править исходный текст]

Древнейшие упоминания о мокшанах и эрзянах относятся к эпохе Геродота, который упоминает их под именами андрофагов и тиссагетов, описывая их роль в скифо-персидской войне в 512 до н. э.[64][65].

Позже мокшане играют роль в истории Хазарского каганата, княжеств Владимиро-Суздальского и Рязанского, а эрзяне в истории Волжской Булгарии и Нижнего Новгорода. По исследованиям финнологов, основанных на изучении языка мордва испытывали некогда культурное влияние соседствовавших с ними в разное время сарматов, хантов, гуннов, германцев, литовцев, венгров, хазар, а позднее татар и славян.

Согласно археологическим данным, мокшане населяли в период своей древнейшей истории земли в верхнем течении реки Дон до Мокши и Хопра, а эрзяне — бассейн Волги и Оки; далее на восток они расселились уже в позднейшее время, главным образом отступая от русских. К юго-востоку от Москвы встречается большое количество топонимов, напоминающих о том, что эти края являются историческими землями мордвы: Мордвес, Макшеево (Веневский район Тульской области), Мордово (Мордовский район Тамбовской области), Мокшан (Мокшанский район Пензенской области), Мордвиново (Сасовский район Рязанской области) и т. д.

Столкновения с эрзянами начались у русских с 1103 года, когда в летопись занесено известие о нападении муромского князя Ярослава Святославича на эрзян: «бися Ярослав с Мордвою месяца марта в 4 день и побежден бысть Ярослав». В XIII веке русские стали одолевать «поганскую мордву» (эрзян), особенно после основания Нижнего Новгорода.

К 1226 году относятся походы русских князей на буртасов, союз аланов и мокшан. В 1226—1232 Юрий Всеволодович провёл ряд удачных походов в земли буртасов. В 12371239 годах эрзянская земля была полностью разорена Батыем. Татарское нашествие значительно ослабило эрзянские земли и подчинило их татарским мурзам, мокшанское царство стало вассалом монгол и большая часть мужского населения в составе войска Пуреша погибла во время похода монголов в Центральную Европу (1241).

В 1377 году эрзяне помогли ордынскому царевичу Арапше (Араб-шаху) неожиданно напасть на реке Пьяне на нижегородцев и войска московского князя Дмитрия Ивановича, тем самым способствовав их разгрому и разорению татарами Нижнего Новгорода. Вслед за этим эрзяне предприняли грабительский набег на окрестности Нижнего Новгорода, но на пути домой были разбиты Борисом Константиновичем, князем городецким. Зимой 1377/78 годов Борис с суздальской и московской помощью предпринял удачный ответный поход в земли мордвы (эрзян)[66]. Русская колонизация и подчинение эрзян нижегородским, рязанским и московским князьям шло постепенно, начиная с конца XIV века.

В походе Грозного против Казани участвовал темниковский князь Еникеев с подвластными ему мокшанами и мещёрой. После походов на Казань Ивана IV в 1540-е мокшанские, а позднее эрзянские знатные роды присягнули на верность Московскому князю. После завоевания Казани часть эрзянских земель была роздана боярам; остальные временно вошли в состав царских мордовских вотчин, но затем раздавались монастырям и помещикам, главным образом с целью обращения местного населения в христианство. Рядом с русскими помещиками владели землями мещёрские и мокшанские знатные роды, перешедшие в христианство и сохранившие свой титул (например князья Баюшевы, Разгильдеевы, Еникеевы, Мордвиновы и многие другие). Подчинение Москве выразилось прежде всего в захвате земель и в обложении местного нерусского населения тяжелыми поборами, что, по-видимому, и было причиной участия мордвы во многих бунтах и восстаниях (начиная с эпохи первого самозванца и до Пугачева), а также бегства на Восток. Эрзяне принимали активное участие в восстании Степана Разина, а позже, и мокшане и эрзяне — в восстании Емельяна Пугачёва.

Уже в первой половине XVII в. мокшане и эрзяне переселяются за Волгу, а в XVIII в. широко расселяются по Самарской, Уфимской и Оренбургской губерниям.

Оставшиеся на прежних местах все более и более подвергались обрусению, в основном из-за насильственного массового крещения (особенно в половине XVIII в.). Новообращенные не понимали новой религии, а более ревностные язычники срывали с себя кресты и уничтожали иконы; тогда против них отправлялись войска, и виновные наказывались и даже приговаривались за святотатство к сожжению.

Попытки воскресить «старую веру», хотя и в иной, проникнутой уже христианскими понятиями форме, повторились у эрзян в начале XIX в.(«Кузьма Алексеев»).

Мокша и эрзя всё более подвергалась обрусению, однако за Волгой, на новой почве, это обрусение шло медленнее, чем на коренных землях мордвы; среди эрзян развиты раскольничьи секты «Людей Божиих», «Собеседников», «Молокан» и др.

В коренной области мокшан обрусение также сделало крупные успехи; многие селения утеряли свои прежние названия и их нельзя отличить от русских.

Более стойко удерживает мокша свои особенности на севере Пензенской губернии, в уу. Краснослободском, Наровчатском и Инсарском; но и здесь группы их селений, окруженные русскими, все более подвергаются русскому влиянию, чему благоприятствуют улучшение путей сообщения, истребление лесов, отхожие промыслы и, наконец, школа.

Антропологическое описание[править | править исходный текст]

В большей степени мордва являются представителями европеоидной расы. В то же время антропологический облик мордвы сильно дифференцирован у различных групп[67]. Среди части мордвы-мокши распространён субуральский тип, характеризующийся относительной длинноголовостью и довольно высоким лицом в пределах уральской расы. Для большей части мордвы-эрзи характерен сурский тип атланто-балтийской расы, для которого характерны мезокефалия, относительно узкое лицо, но не столь высокое, как у скандинавского типа. У некоторых групп мордвы-эрзи и южной мордвы-мокши встречается северопонтийский тип центральноевропейской расы, характерный также для русских Поволжья. Этот тип характеризуется длиной тела средней или выше средней, преобладающей мезокефалией, узким лицом, довольно часто встречаются волнистые волосы[68]. Такие антропологические характеристики сближают мордовское население с населением, оставившим Пьяноборскую археологическую культуру[69].

И. Н. Смирнов в конце XIX века описывал мордву следующим образом: мокша представляет большее разнообразие типов, чем эрзя; рядом с белокурыми и сероглазыми, преобладающими у эрзян, у мокши встречаются и брюнеты, с смуглым цветом кожи и с более тонкими чертами лица. Рост обоих подразделений мордвы приблизительно одинаковый, но эрзяне, по-видимому, отличаются большею массивностью сложения (особенно женщины)[70].

Языки[править | править исходный текст]

Каждый из двух мордовских субэтносов имеют собственный язык: мокшане — мокшанский, эрзяне — эрзянский, оба они относятся к финно-волжской группе уральской семьи языков и имеют статус литературных. Считается признанным существование некогда единого мордовского праязыка, который лишь в середине I тыс. н. э. распался на мокшанский и эрзянский. Лингвистами подмечено, что в языке эрзя преобладают заимствования из русского языка, а в мокшанском — из тюркских (в основном татарского, чувашского)[69]. Оба мордовских языка распадаются на ряд диалектов и смешанных говоров, локализованных в различных районах проживания мордвы. Мордовская письменность существует со второй половины XVIII века, и в настоящее время используют кириллицу, алфавит мордовской письменности совпадает с русским.

Традиционная культура[править | править исходный текст]

Комплекс одежды[править | править исходный текст]

Мордовский крестьянин в традиционной одежде, Симбирская губерния, втор. пол. XIX века.

Есть разница и в женском костюме: мокшанка носит рубашку и штаны, причём рубашка у неё спускается не до пят, как у эрзянки, а поддерживается у пояса; сверх рубашки эрзянка носит выбитый кафтан, так называемый шушпан, похожий на соответственный наряд черемиски. На голове эрзянки носят круглые кокошники и снабженные спереди рогообразным выступом сороки, а у мокшанок головной убор ближе к черемисскому и заменяется иногда полотенцем или шалью, навертываемыми в виде чалмы (впрочем, головной убор мордовок значительно варьирует в каждой группе ещё и по местностям). Мокшанки не носят также «пулая» — назадника, украшенного бисером и длинной бахромой и распространённого у эрзянок.

Хозяйство[править | править исходный текст]

В XIX веке исследователи отмечали, что мордва живёт лучше других народностей в тех же местностях; в Саратовской губернии, например, задолженность её меньше, чем чуваш, русских и татар. Во внешнем быту мордвы, её жилищах, способах земледелия и т. д. сохранилось мало оригинального, хотя в старину мордовские селения и избы отличались от русских большей разбросанностью и постановкой избы посреди двора или, если и на улицу, то окнами только в сторону двора. К специально-мордовским промыслам принадлежат в некоторых местностях, производства поташа, конопляного масла, домашних сукон (любимый цвет мордвы — белый). К искусству мордва равнодушнее чуваш и черемис, у которых, например, многие предметы украшаются резьбой; только мордовские женщины не менее заботятся об украшении своего костюма и старательно вышивают свои рубашки и головные уборы. В свадебных обрядах и обычаях мордвы сохранились ещё многие черты старины, отголоски старинного брачного и родового права.

Кухня[править | править исходный текст]

Мордовская кухня во многом напоминает русскую благодаря тесной и многовековой интеграции двух народов. Доказательством этого может служить тот факт, что самые распространённые блюда — это щи со свежей капустой, сваренные на мясном бульоне, а также каши из различных круп, картофель. Центральное место в национальной кухне занимают мордовские блины. Основу блюд составляют растительные и молочные ингредиенты. Если брать мясо, то больше всего используется свинина и говядина, баранина намного реже, ещё реже рыба. В то же время в блюдах практически отстуствуют острые добавки, соусы, специи, зато большим разнообразием отличается домашнее консервирование: соление или квашение овощей на зиму[источник не указан 616 дней].

Народные верования[править | править исходный текст]

Переживанием родового быта является также культ предков, остатки которого можно видеть в подробностях погребальных обычаев, поминок. У мордвы сохранилось ещё много языческих поверий, которые, однако, по своей отрывочности и сбивчивости не позволяют восстановить точнее древнюю мордовскую мифологию. Известно только, что мордва почитала много пасов (мокш. павас) — богов, ава — духов, отцов, кирьди — хранителей, которые представлялись антропоморфно и отчасти слились с русскими представлениями о домовых, водяных, леших и т. д. Предметами поклонения были также солнце, гром и молния, заря, ветер и т. д. Можно различить следы дуализма — антагонизма между Шкаем (небом) и Шайтаном, которыми созданы, между прочим, Алганжеи (носители болезней). У мордвы сохранились ещё местами моляны — остатки прежних языческих жертвоприношений, отчасти христианские праздники приурочены к ним. [71].

Литература[править | править исходный текст]

Основное развитие имело устное творчество. Одним из ранних представителей мордовского сказительного искусства была Ефимия Петровна Кривошеева.

В конце 1920-х годов появились журналы «Мокша» на мокшанском языке и «Сятко» на эрзянском; письменная литература стала развиваться с 1930-х годов[72].

Всероссийский съезд мордовского (мокшанского и эрзянского) народа[править | править исходный текст]

Начиная с 1992 года проходят Всероссийские съезды мордовского (мокшанского и эрзянского) народа. Съезд, согласно принятому уставу, является высшим представительным собранием мокшан и эрзян, проживающих на территории Республики Мордовия и в других субъектах Российской Федерации. Делегаты съезда должны были избираться «в соответствии с нормой представительства: от 5 тысяч мордовского (мокшанского и эрзянского) населения — один делегат» — от республики Мордовия и всех мест компактного проживания мокшан и эрзян за её пределами. Первый съезд 14-15 марта 1992 г. состоялся по инициативе обществ «Масторава» и «Вайгель». Только на первом съезде было принято 10 документов (в том числе о статусе народов для мокшан и эрзян, вывода из ИТУ Мордовии заключенных других государств, сокращение общей численности заключенных в Дубравлаге, участия мокшан и эрзян в в международных политических организациях и др.) Второй и последующие съезды проходили под патронажем правительства РМ. На втором съезде вновь выставлялось требование в частности о статусе национальностей мокша и эрзя, о принятии Государственным собранием РМ Закона о языках, с закреплением статуса государственного за мокшанским, эрзянским и др.[73]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Всероссийская перепись населения 2010 года
  2. По переписи 1989 г. в РСФСР было 1 072 939 мордвы([1])
  3. Всеукраїнський перепис населення 2001. Русская версия. Результаты. Национальность и родной язык.
  4. По переписи 1989 г. на Украине было 19 332 мордвы ([2])
  5. Агентство Республики Казахстан по статистике. Перепись 2009. (Национальный состав населения.rar)
  6. По переписи 1989 г. в Казахстане было 30 036 мордвы (1989), по переписи 1999 г. — 16 147 чел. (Агентство Республики Казахстан по статистике)
  7. По переписи 1989 г. в Узбекистане было 11 914 мордвы ([3])
  8. Демографические тенденции, формирование наций и межэтнические отношения в Киргизии
  9. Перепись населения
  10. Статкомитет Эстонии Национальный состав населения Перепись 2000 г. ([4])
  11. Tabula: TSK11-03. IEDZĪVOTĀJU NACIONĀLAIS SASTĀVS  (латыш.)
  12. 1 2 Толковый словарь. Сайт Российского этнографического музея. Архивировано из первоисточника 28 августа 2011.
  13. Народы и религии мира. — М.: «Большая Российская Эниклопедия», 1998. — С. 353. — 928 с. — ISBN 5-85270-155-6
  14. 1 2 Народы России. — М.: «Большая Российская Эниклопедия», 1994. — С. 232. — 480 с. — ISBN 5-85270-082-7
  15. mordovia.info
  16. Большая советская энциклопедия.
  17. Эрзянские моляны
  18. Уральское пробство Церкви Ингрии
  19. Белых С. К. История народов Волго-Уральского региона: учебное пособие. Ижевск, 2006. С. 23.
  20. 1 2 НДО «Учреждение Фенно-Угриа»
  21. Документы и материалы по истории Мордовской АССР, Саранск, 1939.
  22. Декларация о государственном суверенитете Мокшанской и Эрзянской Советской Республики. Проект // Общественные движения в Мордовии, 1990.
  23. 1 2 Напольских В. В. Булгарская эпоха в истории финно-угорских народов Поволжья и Предуралья // История татар с древнейших времен: в 7 т. Т. 2 : Волжская Булгария и Великая Степь. Казань, 2006. С. 100—115.
  24. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. III. С. 653—654.
  25. Напольских В. В. Введение в историческую уралистику. Ижевск: УдмИИЯЛ, 1997. С. 37.
  26. Мокшин Н. Ф. МОРДВА, ЭРЗЯ, МОКША — ИСТОРИЯ ЭТНОСА И ЭТНОНИМА // Зубова Поляна. Республика Мордовия. Историко-этнографический сайт.
  27. мордва (мордва синонимы, синонимы к мордва) // Словарь русских синонимов (online версия)
  28. Носович И. И. Словарь белорусского наречия. СПб., 1870.
  29. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси., 1987.
  30. Феоктистов А. П. К проблеме мордовско-тюркских языковых контактов // Этногенез мордовского народа. — Саранск, 1965. — С.331-343
  31. Шахматов А. А. Мордовский этнографический сборник. СПб., 1910
  32. Лепёхин И. И. Дневные записи путешествия по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 гг. — СПб.,1771. — Т.1. — С.538
  33. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны // «Путешествия в восточные страны Плано Карпини и Рубрука», Государственное издательство географической литературы, М. 1957, с.110
  34. Opus Majus. 3 vols. Oxford, 1897—1900 (reimpr. 1964) (рус. пер. (отрывки): Антология мировой философии. М., 1969. Т 1. Ч. 2)
  35. Beschreibung aller Nationen des Russischen Reichs, ihrer Lebensart, Religion, Gebraeuche, Wohnungen, Kleidung und uebrigen Merkwuerdigkeiten (Санкт-Петербург, Müller: 1776—1780 годы; 2-е изд., Лейпциг, 1782)
  36. В. А. Юрченков. Мордовский народ: вехи истории. — Саранск, 2007
  37. Барбаро и Контарини о России. М. Наука. 1971
  38. Пургас//Энциклопедия Кирилла и Мефодия CD-2000
  39. Пашуто В. Т. Героическая борьба русского народа за независимость (XIII век). — Москва, 1955. С. 156—158
  40. 1000 лет единения мордовского народа с многонациональным российским государством
  41. Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о касимовских царях и царевичах. — СПб., 1863. −4.1. — С.558
  42. Юрченков В. А. Мордовский народ: вехи истории. — Саранск, 2007. — с. 97-98
  43. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей.
  44. 1 2 Козлов В. И. Расселение мордвы — эрзи и мокши//Советская Этнография 1958. — № 2
  45. Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей
  46. 1 2 Тишков В. А. Республика Мордовия
  47. The Mordvinians : A doomed Soviet nationality ? Isabelle T. Keindler/Cahiers du monde russe et sovietique. Vol 26 N1. Janvier-Mars
  48. Голос МГУ: Перепись-2010 покажет реальную численность мордвы!
  49. finugor.ru: Мордва грозит Инфоцентру FINUGOR судом за признание эрзян и мокшан
  50. finugor.ru: Инфоцентр FINUGOR настаивает на самостоятельности народов мокша и эрзя
  51. Степанов В. В. Российская перепись 2002 года: Пути измерения идентичности больших и малых групп, Москва (2001), ISBN 5-201-13758-X (6)
  52. «Татарская проблема» во всероссийской переписи населения (взгляд из Москвы) AB IMPERIO 4/2002
  53. 1 2 Основные итоги микропереписи населения 1994 г./ Общество и экономика — n°1 — 1995. — С.81 — 88.
  54. Забавное время: никто не хочет быть русским — эксперты(недоступная ссылка с 20-05-2013 (331 день))
  55. Республика Мордовия. Официальный сервер органов государственной власти
  56. Мордва // Толковый словарь URL:Сайт Российского этнографического музея.
  57. 1 2 Козлов В. И. Кода касондсь и кирендсь мордвать лувксоц//Мордвась. Саранск ошсь, 2006
  58. demoscope.ru Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Распределение населения по родному языку, губерниям и областям
  59. Демоскоп Weekly. Всесоюзная перепись населения 1926 года. Национальный состав населения по регионам РСФСР
  60. Ethnologue report for language code: mdf
  61. Ethnologue report for language code: myv
  62. Демоскоп Weekly — Приложение. Справочник статистических показателей
  63. Этнология. Учебник. Для высших учебных заведений/Э. Г. Александренков, Л. Б. Заседателева, Ю. И. Зверева и др.-М.; Наука, 1994.
  64. Kuussaari, Eero, Suomen suvun tiet, F. Tilgmann Oy, Helsinki 1935
  65. Бубрих Д. В. Можно ли отождествлять мордву с андрофагами Геродота? — Записки Мордовского научно-исследовательского института социальной культуры, Саранск, 1941, № 3, с. 31.
  66. Пискарёвский лепописец
  67. Марк К. Ю. Этническая антропология мордвы//Вопросы этнической истории мордовского народа. Москва, 1960
  68. Марк К. Ю. Соматологические материалы к проблеме этногенеза финно-угорских народов // Этногенез финно-угорских народов по данным антропологии. М.: Наука, 1974. С. 11-18.
  69. 1 2 Ситдиков А. Г. Введение в этногенез народов Поволжья и Приуралья. Часть I. Истоки этногенеза финских народов: учебно-методическое пособие для студентов, обучающихся по специальности «История». / А. Г. Ситдиков. — Казань: Издательство Казанского государственного университета, 2008.
  70. И. Н. Смирнов, «М. Историко-этнографический очерк» в «Известиях Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете» за 1892—95 гг.; лучшая новейшая монография Мордвы.
  71. Мельников П. И. Очерки мордвы, гл. III—V // Русский вестник, т. 71, 1867.
  72. Б. Е. Кирюшкин Мордовская литература (рус.) // Литературный энциклопедический словарь. — 1987.
  73. Съезды мордовского народа // Межрегиональное общественное движение мордовского(мокшанского и эрзянского) народа.

Библиография[править | править исходный текст]

  • Белицер В. Н. Народная одежда мордвы. М., 1973.
  • Бонгард-Левин Г. М., Грантовский Э. А. От Скифии до Индии. Древние арии: мифы и история. — 2-е изд., доп. и испр. — М.: Мысль, 1983. — 206 с, ил. (стр. 152—153: часть карты Птолемея, изданной в Риме в 1490 г. и часть карты мира, составленной в Генуе в 1447 г.; стр. 98-100: «Арии и финно-угры»).
  • Вопросы этнической истории мордовского народа / Тр. Института этнографии АН СССР. Нов.сер. Т. 63. М., 1960.
  • Евсевьев М. Е. Братчины и другие религиозные обряды мордвы Пензенской губернии // Живая старина. Вып.1-2. СПб., 1914.
  • Евсевьев М. Е. Мордовская свадьба. Саранск,1959.
  • Исследования по материальной культуре мордовского народа / Тр. Института этнографии АН СССР.Нов.сер. Т. 86. 1963.
  • Крюкова Т. А. Мордовское народное изобразительное искусство. Саранск,1968.
  • Кузеев Р. Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала. Этногенетическия взгляд на историю. М.,1992.
  • Майнов В. Н. Очерк юридического быта мордвы. СПб., 1885.
  • Маркелов М. Т. Мордва // Религиозные верования народов СССР. Т. 2. М., 1931.
  • Мокшин Н. Ф. Религиозные верования мордвы. Саранск, 1968.
  • Мокшин Н. Ф. Этническая история мордвы XIX—XX века. Саранск, 1977.
  • Мордва // Народы России: Энциклопедия. М.,1994. С. 232—237.
  • Мордва: Историко-культурные очерки. Под ред. Балашова В. А. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1995. ISBN 5-7595-1049-5
  • Мордва: Историко-этнографические очерки. Саранск,1981.
  • Мордва // Народы России. Атлас культур и религий. — М.: Дизайн. Информация. Картография, 2010. — 320 с. — ISBN 978-5-287-00718-8
  • Мордовский народный костюм. Саранск, 1990.
  • Мордовский этнографический сборник. Составлен Шахматовым А. А. СПб., 1910.
  • Мокшин Н. Ф. Мордовский этнос. Саранск, 1989.
  • Народы Европейской части СССР. Т.II / Народы мира: Этнографические очерки. М.,1964. С.548-597.
  • Народы Поволжья и Приуралья. Историко-этнографические очерки. М., 1985.
  • Народы России: живописный альбом, Санкт-Петербург, типография Товарищества «Общественная Польза», 3 декабря 1877, ст. 121
  • Смирнов И. Н. Мордва // Изв. общества археологии, истории и этнографии при Казанском у-те.10-12. Казань, 1892—1894.
  • Смирнов И. Н. Историко-этнографический очерк // "Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете за 1892—95 гг. (лучшая новейшая монография Мордвы).
  • Спрыгина Н. И. Одежда мордвы-мокши Краснослободского и Беднодемьяновского уездов Пензенской губернии. Пенза, 1929.
  • Фетисов С. Г. Я живу в Мордовии. М.: Изд. «Сов. Россия», 1978. — 144 c. c ил. на вкл. (Серия: В семье российской, братской). (Тираж 30 000 экз. Цена 55 коп.)
  • Этногенез мордовского народа. Саранск, 1965.
  • László Klima. The linguistic affinity of the Volgaic Finno-Ugrians and their ethnogenesis (early 4th millennium BC — late 1st millennium AD), Societas historiae Fenno-Ugricae (1996), ISBN 951-97040-1-9

Ссылки[править | править исходный текст]

См. также[править | править исходный текст]