Кармелюк, Устим Якимович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Устим Якимович Кармелюк
Портрет работы В.А. Тропинина, 1820. Хранится в Нижнетагильском музее изобразительных искусств
Портрет работы В.А. Тропинина, 1820. Хранится в Нижнетагильском музее изобразительных искусств
Дата рождения 27 февраля (10 марта) 1787
Место рождения
Гражданство  Российская империя
Дата смерти 10 (22) октября 1835 (48 лет)
Место смерти
Причина смерти Убийство
Преступления
Преступления дезертирство, побег, грабёж, разбой, кража, пытка, убийство
Дата ареста 1813, 1817, 1822, 1825, 1827, 1830
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Устим Якимович Кармалюк (Кармелюк, укр. Усти́м Яки́мович Кармалю́к (Кармелю́к); 27 февраля [10 марта] 1787, Головчинцы, Корона Королевства Польского10 [22] октября 1835, Коричинцы Шляховые, Подольская губерния) — украинский крестьянин, предводитель крестьянского движения на Подолье в 1813—1835 гг. Максим Горький назвал его «украинским Робин Гудом».

Биография[править | править код]

Крепостной крестьянин Устим Карманюк (Кармалюк) родился в феврале—марте 1787 года в селе Головчинцы Барского староства (укр. Барське староство) Летичевского повета Подольского воеводства Малопольской провинции (польск. Prowincja małopolska) Короны Королевства Польского Речи Посполитой (ныне село Кармалюково Кармалюковского сельского совета (укр. Кармалюківська сільська рада (Жмеринський район)) Жмеринского района Винницкой области Украины).

Был крещён с именем Савастиян 27 февраля (10 марта1787 года в Свято-Покровськой (Покрова Пресвятой Богородицы) церкви с. Головчинцы. Дату крещения принято считать датой рождения, хотя оно могло произойти через несколько дней после рождения. В разные годы в метрических книгах записан с разными схожими именами: 27 февраля (10 марта1787 — «Савастиян»; 28 января (9 февраля1806 — «Устиян», 8 (20) ноября 1806 — «Устиян», 18О8 — «Августин», 4 (16) июня 1810 — «Іустиян», 24 января (5 февраля1811 — «Севастиян», 24 февраля (7 марта1812 — «Августин», 8 (20) мая 1815 — «Севастиян», 25 февраля (9 марта1821 — «Агустин»[1].

Владел грамотой и понимал русский, польский языки и идиш.

В возрасте 17 лет его забрали ко двору господина Пигловского. В 1806—1811 годах — дворовый человек помещика Андрея-Иосифа Пигловского. Кармалюк не ответил взаимностью спасенной им от смерти пани Розалии (кони, впряженные в бричку, понесли, но Кармалюк сумел остановить животных), в итоге был взбешен и магнат, и его жена (разумеется, по разным причинам). Кармалюк был бит плетьми[2].

В 1811 году помещик записал Устима в рекруты. На него уже падало подозрение в краже серебра. Поэтому его заключили под стражу. Устим бежал. Чтобы не идти в армию, а служба тогда продолжалась 25 лет, задержанный в экономии Пегловского Кармалюк совершил первый побег. Чуть погодя объявился вновь — без двух передних нижних зубов: он выбил их сам, надеясь избежать рекрутства[3].

Только в 1812 году Кармалюка «забрили» и он стал рекрутом царской армии. Служил в 4-ом Украинском казачьем полку (командир — майор Д. И. Миницкий) Украинского казачьего войска, который размещался в Каменце-Подольском (26 октября 1816 года Украинское казачье войско было переформировано в Украинскую уланскую дивизию, а полки — в Украинские уланские полки).

В 1813 году дезертировал из полка. Он скрывался по лесам вместе с двоюродным братом Никитой Удодовым (Удодюком), тоже избегавшим рекрутства. Там и встретились с крестьянином из соседнего села Дубовое Иваном Ткачуком и со свояком Кармалюка дезертиром Данилой Хроном. В урочище Скала сохранилась Кармалюкова пещера, в ту пору служившая беглецам домом. В марте совершили нападение в с. Дубовом на сельских богачей Федора Шевчука и Ивана Сало (он умер через несколько дней после пыток). В июне они спалили винокурню помещика Пигловского, а самого помещика прилюдно побили батогами. Вскоре они были пойманы. Комиссия военного суда наказала их 500 ударами шпицрутенов и снова отправила служить в Крым. На пути к батальону Кармалюк и Хрон сбежали из-под стражи.

В 1814—1817 годах его отряд действовал в Летичевском, Литинском и Ольгопольском уездах Подольской губернии. В январе 1817 года был схвачен и доставлен в Каменец-Подольский. Во время следствия Кармалюк и Хрон долго открещивались от обвинений, а особенно — от убийства И. Сала. Тем не менее, вина была доказана. В сентябре 1818 года военный суд при Каменец-Подольском ордонанс-хаузе приговорил Кармалюка к смертной казни. Подольский военный губернатор Бахметьев заменил казнь на наказание 25-ю ударами плетью, клеймением и ссылкой в Иркутскую губернию на 10 лет каторжных работ.

В декабре 1818 года, во время пересылки Кармалюку удалось бежать из Вятской пересыльной тюрьмы. Возвратясь на Подолье весной 1819 года, продолжил борьбу. В 1821 году совершил нападение на экономию помещицы Поплинской. В феврале 1822 года его жертвой стал зажиточный хуторянин Павел Опаловский, отряд Кармалюка взял 2000 золотых и четверку лошадей, а Опаловский умер от ран[4].

Осенью 1822 году Устим Кармалюк, намереваясь жить спокойной семейной жизнью, хотел переселиться в Черноморские степи, однако супруга Мария была против их выезда из родного села. Кармалюк совершил нападение на шляхтича Леська Базилицкого. Шляхтич Островский — эконом села Комаровцы выследил отряд Кармалюка, на следующий день Островский во главе 20 пеших и 15 конных при 5 ружьях преследовал отряд Кармалюка, потом к Островскому пришло подкрепление — 40 человек с несколькими ружьями, возглавляемое Феликсом Станиславским. Ими Кармалюк сбыл схвачен в с. Галузины. Закованного в кандалы Устима доставили в Литин.

Во время следствия выдавал себя за австро-венгерского солдата-дезертира Василия Гавриленко, который был родом с Галичины (или Галичского уезда Костромской губернии). Была очная ставка с женой и сыновьями: старшим Иваном от первого брака, восьмилетним Остапом и пятилетним Иваном. «Первый из них повторял показание своё, а последние, целуя отца в руки и в лицо, утверждали что он в действительности их отец родной … Кармалюк отказывается, повторяя, что он не является их отцом, холост, что он не Устим Кармалюк, а Василий Гавриленко».

Башня № 12 Каменец-Подольской крепости, где находился Устим Кармалюк.

После заточения в Каменец-Подольской крепости Кармалюк вместе с другими заключёнными организовал свой четвёртый побег. 12 марта 1823 года, при попытке к бегству, был ранен, затем схвачен и прикован к каменному столбу в башне Юлия II (Папской, позже названной Кармалюковой).

Всего за 1813—1822 годы жертвами были преимущественно крестьяне (24 документально доказанных случая: 15 краж, девять разбойных нападений, поджог, убийство), евреи-арендаторы и корчмари. Шляхтичи пострадали только от одного нападения и двух поджогов. Всего зафиксировано 35 преступных действий. Непосредственное участие в них принимали 13 человек, нападения обычно осуществляли три-четыре человека.

В апреле 1823 года на Каменецком майдане Кармалюк «наказан 101-м ударом кнута, ему вновь выжжено клеймо на лбу, после чего сослан в вечную каторгу в Сибирь». Жена Кармалюка «наказана розгами на площади в городе Литине и четырёхнедельным арестом» за укрывательство мужа. Следующие два года Кармалюк вместе с другими каторжанами провел в пешем конвоировании в Тобольск. В 1825 году из Тобольской каторжной тюрьмы переведен в Ялуторовск. Вскоре он опять бежал, но был схвачен и приговорен к ещё более суровым условиям содержания.

Следующий побег — один из самых знаменитых задокументированных случаев. Осенью 1825 года, во время ночной бури, Кармалюк выломал решетку, собрал рубашки всех сокамерников и связал их в длинный канат. К концу каната привязал камень и перебросил его через тюремный частокол. При помощи этого подвесного моста прямо из окна за изгородь друг за другом бежали все каторжники — к утру камера была пуста.

На Подолье добрался весной 1826 года. Осуществил ряд нападений на корчмарей и помещиков. За полгода в окрестностях Бара, где промышлял Кармалюк, было украдено 2000 волов и 400 лошадей, не считая домашних вещей и одежды. Корчмари скупали по дешёвке, а потом перепродавали, пользуясь своими связями. Лисью шубу у разбойников они принимали по 4 злотых, коня — по 2 рубля. А за вола давали 10 злотых. Василий Добровольский был арендатором трактовой корчмы под лесом на полях села Ходак, а его жена стала любовницей Кармалюка.

В июне 1827 года, из-за измены шляхтича Антония Ольшевского, Кармалюк и его сообщники Василий Добровольский и Ильк Скотинчук были схвачены помещиком Феликсом Янчевским в с. Кальня-Деражня. Шляхте помогли местные крестьяне, которым связанный Кармалюк крикнул в отчаянии: «Почему же вы их (то есть панов) не вяжете за то, что они вас притесняют?» Это единственное зафиксированное в документальных источниках высказывание, которое можно воспринять как призыв бороться с помещиками. Военная команда в количестве 50-ти солдат доставила закованного в кандалы народного мстителя в г. Летичев.

В начале декабря 1827 года Устим переведен из Летичевской тюрьмы в Литинскую, где было продолжено следствие. Была попытка побега и бунт в тюрьме в декабре 1827 года. Бунт был вызван отказом тюремного начальства позволить Кармалюку свидание с сидевшей здесь же полюбовницей Марией (или Магдаленой) Добровольской. Он выломал дверь и пошел к любовнице. А когда её перевели на гауптвахту, начал подстрекать заключенных к бунту. Не получив поддержки, отобрал у них суточные пайки хлеба и забаррикадировался с двумя соучастниками. На четвертый день бунтовщики смирились: Василий Добровольский (муж Марии) и Сотничук были закованы в кандалы, а Кармалюк, вопреки официальному запрету, прикован «на цепи к столбу в камере».

В марте 1828 года Кармалюк осужден главным Подольским судом к наказанию 101-м ударом кнута, Скотинчуку и Добровольскому — по 50 ударов, Добровольской — 25. И всем — пожизненная каторга. 180 менее виновных отдали в солдаты или сослали в Сибирь, а остальных просто выпороли, в том числе и шляхтича Ольшевского. Кармалюк был отправлен на Боровлянский каторжный винокуренный завод (с 1830 года — стеклозавод) в Курганском уезде Тобольской губернии (ныне в Боровлянском сельсовете Белозерского района Курганской области). В 1829 году совершил побег.

В январе 1830 года задержан в Нежине «за неимением письменного вида». Поверив, что это дезертир Павел Богданов, подвергли наказанию в Екатеринославском ордонанс-хаузе в 100 шпицрутенов, затем отправлен на военную службу в Новгородскую губернию в Архангелогородский пехотный полк. Неудачный побег. В конце года новый арест в с. Новая Синява экономом Секлецким. Устим заключён в Литинскую тюрьму.

В декабре 1831 года приговорён Литинским уездным судом: наказать разбойника 101-м ударом, сослать на каторжные работы.

В апреле 1832 года Кармалюк разобрал потолок в своей камере и сбежал из Литинской тюрьмы.

После 1825 года беглый каторжник Кармалюк был самой авторитетной фигурой в уголовном мире Подолья. Территория действий сообщников Кармалюка расширялась — вплоть до Балтского уезда Подольской губернии и Бессарабской области на юге и до Волынской губернии и Киева на севере. Исследователи считают, что это было связано с торговлей крадеными лошадями. Было совершено 74 преступления. В 31 случае они были направлены против крестьян (1 убийство, 6 разбойных нападений, 24 кражи), в 17 — против мещан-торговцев (1 убийство, 3 кражи, 13 разбоев), в 22 — против шляхтичей (1 убийство, 5 разбойных нападений, 16 краж), в четырех — против духовенства различных конфессий (кражи). Непосредственное участие принимало около полусотни человек (в некоторых нападениях было до десятка участников с огнестрельным оружием). Едва ли не самый крупный «улов» — сундучок с деньгами случайно пострадавшего в 1833 году при ограблении корчмы подполковника в отставке Дембицкого, в котором было 400 червонцев, 200 рублей серебром и 175 рублей ассигнациями — где-то пропал бесследно: даже угроза Кармалюка сообщникам «пальцы стеклом стругать» не помогла найти пропажу.

Говорили даже, что какое-то время Кармалюк отошел от уголовщины и батрачил на каком-то хуторе. Там его нашел давний соратник П. Копчук (за четыре дезертирства наказанный в общей сложности 4500 ударами шпицрутенов) и уговорил вновь принять атаманство.

Памятник на месте возможного захоронения Устима Кармалюка в Летичеве.

В 4 часа ночи 10 (22) октября 1835 года Кармалюк был убит выстрелом в голову из засады 18-летним шляхтичем Ф. Рутковским в доме Елены Процковой в д. Коричинцы Шляховые (Путевые Кориченцы) Деражнянской волости Летичевского уезда Подольской губернии (ныне с. Волосское Волосковского сельского совета (укр. Волоськівська сільська рада) Деражнянский район Хмельницкой области Украины). По преданию убит не пулей, а серебряной «заказной» пуговицей — только так можно было убить «колдуна», которым считали Кармалюка. Пойманный П. Копчук сообщил властям о Елене Процковой. Она уведомила местные власти об ожидаемом приходе Устима. И он, хотя и был предупрежден о слежке, все-таки пришел на встречу с местным своим подручным уточнить план нападения на помещика Волянского. По утверждению исследователя С. Якимовича, услышав об угрозе нападения пан Волянский поспешил за помощью к соседу, пану Хлопицкому. Того дома не было, зато у его дочери гостил жених — Рутковский. Она уговорила сделать засаду. По преданию Ф. Рудковский удостоился личной встречи с Николаем I в Санкт-Петербурге, на которой был пожалован бриллиантовым перстнем и получил пожизненное освобождение от уплаты налогов. После того как Кармалюка убили, Прокопа (мужа Елены) суд приговорил к высылке в Сибирь, а его жену помиловал.

С целью устрашения непокорных крестьян растерзанное тело Кармалюка ещё долго возили по городам и сёлам. Похоронили его в Летичеве, за пределами летичевского кладбища (настоящее место погребения так и не известно) без христианского обряда. Официальная канцелярская запись о его смерти заканчивалась следующими словами: «Сим образом кончил жизнь свою славный злодеяниями Кармалюк, наказанный три раза шпицрутеном, а три раза кнутом, столько же раз бежавший из каторжной работы, непокоивший многие годы здешнюю округу, имевший чрезвычайные и даже неимоверные почти связи, сделавшийся, сказать можно, водрузителем всего зла и сим ввергший многих простолюдинов в пагубу и самое даже суеверное всеобщее о его силах и могуществе мнение».

В 18301835 крестьянское движение под руководством Кармалюка охватило все Подолье, соседние с ним районы Бессарабии и Киевщины. В восстании принимали участие около 20 тысяч человек. На протяжении 23 лет борьбы крестьянские отряды Кармалюка совершили более тысячи нападений на помещичьи усадьбы. Захваченные у помещиков деньги и ценности раздавались крестьянским беднякам. В повстанческом движении принимали участие не только украинцы, но и поляки и евреи — Аврум Ель Ицкович, Абрашко Дувидович Сокольницкий, Арон Виняр и Василий Добровольский, а также поляки Ян и Александр Глембоцкие, Феликс Янковский и Александр Витвицкий. Ни один из них на допросах и очных ставках не предал Кармалюка, за что некоторые из них были казнены, а другие высланы в Сибирь. Для борьбы с восставшими российское правительство в ноябре 1833 года создало Галузинецкую комиссию, которую возглавлял чиновник по особым поручениям Визерский. Комиссия зафиксировала более 1000 нападений армии кармалюковцев на помещиков, отдала под суд более 2700 человек. Допросив 2700 лиц, правительственная комиссия постановила, что Кармалюк поднял на борьбу до 20 тысяч повстанцев.

Внешний вид[править | править код]

Памятник Кармалюку в Летичеве.

До наших времен дошло лишь описание внешности Кармалюка. По словам свидетелей и очевидцев, Кармалюк был не очень высокого роста (по полицейскому отчету «2 аршина и 6 вершков», то есть 171 сантиметр), но широкоплеч, чрезвычайно силен, отличался незаурядным умом, немного говорил по-польски и совершенно свободно — по-украински. Учитывая тот факт, что Устим был родом из Подолии, то по мнению современных украинских авторов, «по московски» он говорил с сильным акцентом[5]. Однако, это противоречит тому факту, что Кармалюк при одном из арестов успешно выдал себя за уроженца Галиции Костромской губернии. современники подчеркивали ухоженность Кармалюка, привычку бриться и одеваться как шляхтич. По словам польского историка Иосифа Ролле, именно на панской службе приобрел привычку к щегольству, крестьянскую свитку заменил «венгеркой», которая во всех судебных актах значится «польской чемеркой (польск. Czamara)».

Известны три портрета У. Кармалюка кисти Василия Андреевича Тропинина, хранящиеся в Нижнетагильском музее изобразительных искусств, Государственной Третьяковской галерее и Русском музее.

В описи вещей убитого Кармалюка значится маленький зеленый мешочек с сапожными гвоздиками: он зарабатывал пошивом и ремонтом обуви, туалетные принадлежности и девять рублей серебром. Он был в кожухе, польской чемерке, высоких сапогах, имел при себе кисет с табаком, мешочек с пуговицами, ножницы, носовой платок, два пистолета, кинжал и пику: «Лицо овальное, выбритое, подстриженные усы, светлые волосы, зачесанные по-шляхетски, с пробором сбоку, орлиный нос, чело высокое — на нем два следа клейма, на плечах и спине следы рубцов от кнутов, в нижней челюсти недоставало двух передних зубов»[6].

Память[править | править код]

Литература[править | править код]

Феномен Кармелюка отобразили в своих произведениях:

Устные народные легенды о народном герое собирали Николай Костомаров и Тарас Шевченко (последний назвал его «славным рыцарем»). Также Кармалюку иногда приписывают авторство ряда украинских народных песен.

Музыка[править | править код]

Кино[править | править код]

Семья[править | править код]

  • Отец Яким Трофимов сын Карман (Карманюк; ок. 1742 — 3 (15) июня 1809)
  • Мать Елена (Олёна) Васильевна (ок. 1751 — 30 января (11 февраля1806)
  • Мачеха (вторая жена отца) — Мария Ивановна вдова Трофимова (Трохимиха), вышла замуж за Якима 13 (25) мая 1806
  • Братья и сёстры:
    • Брат Николай (Микола) (умер 22 декабря 1783 (2 января 1784))
    • Сестра Мария, 24 января (4 февраля1798 вышла замуж за Дмитрия Ивановича Шарповского из Ярошева
    • Братья Лука и Лука: родились 13 (24) октября 1782 и 19 (30) октября 1784, один из них умер 2 (13) января 1787, про другого больше нет сведений
    • Брат Иван, крещён 29 августа (9 сентября1789, умер 17 (28) января 1796
    • Сёстры-близнецы Оксана и Фросима, крещены 23 февраля (6 марта1793, Фросима умерла 9 (20) декабря 1795, Оксана вышла замуж за Данилу Хрона
    • В Исповедальной росписи за 1798 год к семье Якима и Елены Карманюков как их дети были приписаны: Константин — 18 лет, Василий — 6 лет и Аврам — 2 лет.
  • 1-я жена Евдокия (Явдоха) Петровна Ясишина, по данным метрических книг: на момент свадьбы (28 января (9 февраля1806 года) ей 18 лет, на момент смерти (13 (25) мая 1809 года) ей 23 года.
    • Дочь Анастасия (родилась 29 октября (10 ноября1806, крещена 8 (20) ноября 1806, умерла 4 (16) июня 1810)
    • Сын Иван (родился 30 января (11 февраля1808, крещён 1 (13) февраля 1808, умер в Литинской тюрьме в августе 1834)
  • 2-я жена Мария Антоновна Щербань (крещена 29 января (9 февраля1790, вышла замуж 24 января (5 февраля1811)
    • Сын Остап (родился 22 февраля (5 марта1812, крещён 24 февраля (7 марта1812, побывал в тюрьме)
    • Сын Иван (родился 4 (16) мая 1815, крещён 8 (20) мая 1815, впоследствии опредён в «школу московскую»)
    • Сын Тарас (родился и крещён 25 февраля (9 марта1821, впоследствии значился «в бегах»)
  • Дядя — Кирил Трофимович Карманюк (умер 10 (22) мая 1810 в возрасте 50 лет), у него сын Николай (Микола, крещён 1 (12) декабря 1782)

Прямые наследники этого рода в Головчинцах (все от Остапа) до 1955 года так и оставались Карманюками. А когда село переименовали в Кармалюково, то их всех переписали как Кармалюков.

Примечания[править | править код]

Ссылки[править | править код]