Козлиная песнь

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Козлиная песнь
Козлиная песнь
Обложка книжного издания 1928 года
Обложка книжного издания 1928 года
Жанр роман
Автор Вагинов, Константин Константинович
Язык оригинала русский
Дата написания 1926-9
Дата первой публикации 1927 (журнальная версия); 1928 (книжная версия); 1991 (третья редакция)
Издательство «Прибой»
Следующее Труды и дни Свистонова
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

«Козлиная песнь» — первый роман Константина Вагинова, рассказывающий о падении последнего поколения дореволюционной петербургской интеллигенции в советском Ленинграде. Считается «признанным шедевром ленинградской прозы 1920-х»[1].

Характеристика[править | править код]

Жанр романа трудно поддается определению. По мнению Бахтина, роман принадлежит к жанру мениппеи[1], также встречается вариант «роман с ключом»[2][3]. Тексту свойственны абсурд и остранение[4].

Основные события относятся к 1925—1927 годам, однако описываются эпизоды из прошлого, также Вагинов рассказывает, и какое будущее ждет героев. Главными героями книги являются философ Тептёлкин и неназванный по имени Неизвестный поэт, которые живут в Ленинграде 1920-х годов, и вращаются в кругу советской интеллигенции того времени. Вокруг Тептёлкина, переселившегося в Петергоф[5] на заброшенную дачу с башней, складывается свой кружок.

Сюжет романа размыт, для композиции характерны временные сдвиги, лирические отступления[2], это цепочка пунктирно связанных эпизодов, множество линий развивается параллельно[1], в романе нарочно ослаблены сюжетность и фабульность[6]. Но вкратце развитие истории можно охарактеризовать так: «провозглашая верность теням прошлого, в жизни они (главные герои) заняты постыдной подёнщиной, одержимы эротическим томлением и мучаются от несовпадения с новыми вкусами и нравами»[4]. Члены кружка, описанного в романе, считают себя последними представителями «гуманистической», «эллинистической» культуры, которой противостоит новое варварство. В же финале книги (особенно в 1-й и 3-й редакции) практически все персонажи терпят моральное поражение, некоторые умирают[1].

«В своей главной прозаической книге (Вагинов) наблюдает за тем, как осколки Серебряного века тонут в пошлости нового времени», — характеризует эту книгу Валерий Шубинский[1]. В одной из немногих положительных рецензий 1920-х годов за авторством Ивана Сергиевского «Козлиная песнь» названа "" и «определённым этапом на пути к овладению трудным жанром идеологического романа»[1]. «Вагинов не столько противопоставляет классическую культуру мещанскому быту, сколько показывает их общую неуместность в послереволюционной жизни. Автор близок к кругу обэриутов, и это отражается в языке „Козлиной песни“: остранённо-протокольный стиль сочетается с высокопарными символистскими пассажами, и оба регистра будто подчёркивают нелепость друг друга. Высокие устремления героев, и без того показанные с иронической дистанции, постепенно тонут в окружающей пошлости»[4]. По мнению исследователя, в книге был концентрированно выражен пафос диахронии, присущий филологам и философам круга Бахтина[7], а принцип прозы Вагинова — соединение высокой иронии с карнавальным гротеском[7]. Вдобавок, в романе видят предвосхищение теории кэмпа[8].

Книга является продолжением долгой традиции русской литературы и своего рода интертекстом. «Исследователи отмечают в романе целый ряд многослойных влияний: „петербургский текст“ ⁠ русской литературы (прежде всего „Петербургские повести“ Гоголя), проза Андрея Белого (в основном — в стилистике и композиции), памятники эллинизма ⁠ и итальянского барокко. Постоянна отсылка к „Жизни Аполлония ТианскогоФилострата. Наряду с этим несомненен диалог Вагинова с советской (прежде всего ленинградской) прозой 1920-х годов (от Олеши до Каверина, Добычина, Тынянова)»[1].

История создания и публикации[править | править код]

Работа над романом началась в 1926 году, но в итоге книга существует в нескольких редакциях[1]:

  1. 1927 год: сокращенная, журнальная, напечатана в 10-м номере журнала «Звезда».
  2. 1928 год: книжная (изд. «Прибой», тираж 3 тыс. экз). Включает фрагменты и сюжетные линии, отсутствующие в первопечатном варианте, и отличается от него финалом.
  3. 1928-9 годы: Вагинов продолжает вносить в текст изменения. Третья редакция была создана для 2-го издания романа, которое планировалось в Издательстве писателей в Ленинграде. Переработанный текст был опубликован только в 1991 году в рамках серии «Забытая книга»[5].

Роман был бурно принят в Ленинграде, многие узнали прототипов персонажей, осуждали авторские интонации[1]. «Много разговоров о „Козлиной песни“ Вагинова, — записал после выхода книги в своем дневнике литератор И. Басалаев, — герои списаны чуть ли не со всех ленинградских писателей и поэтов, начиная с Блока и Кузмина и кончая Лукницким. Интерес к книге, разумеется, обостренный, втихомолку подсмеиваются друг над другом. А Вагинов ходит со скромным видом великодушного победителя»[9].

После журнальной публикации ОГПУ на произведение обращает внимание как на «роман, идеологическая неприемлемость которого находится вне сомнения». Тем не менее, в 1928 году он выходит отдельной книгой, с переработанным текстом. Известно, что у цензоров было к книге отрицательное отношение, однако «по настоянию Москвы и совету отдела печати обкома (тов. Верхотурский) книга была все-таки выпущена».[10] Большая часть тиража была уничтожена.

Готовясь ко второму отдельному изданию, в 1929 году Вагинов вносит в текст многочисленные правки и дополнения, вероятно, желая довести текст до совершенства и сгладить политически неблагонадежные и эстетически рискованные пассажи Кроме того, помимо двух предисловий, автор добавляет и третье. Сохранилось заявление Вагинова в Правление издательства писателей от 5 июня 1929 года: «На предложение Константина Александровича Федина издать роман „Козлиная песнь“ отвечаю полным согласием»[11].

В 2019 году издательство «Вита Нова» опубликовало сопоставление разных редакций романа: в данном издании была «представлена генетическая транскрипция текста „Козлиной песни“, состоящая из двух регистров — рукописного и печатного: цветом выделены вставки и графически отмечены изъятия. В приложении помещены обстоятельные комментарии, написанные специально для этой книги»[12].

Советская критика отрицательно отреагировала на произведение: «Идеологическая беспечность <…> ставит роман Вагинова вне пределов советской литературы»; «Он <роман> остается реакционным, несовременным романом, о несовременных писателях».[11] Исключение составляла рецензия Ивана Сергиевского в «Новом мире», в которой «Козлиная песнь» названа «поэтическим трактатом о гибели последнего поколения дореволюционной петербургской интеллигенции» и «определённым этапом на пути к овладению трудным жанром идеологического романа». Реакцию эмигрантской критики характеризует отзыв отзыв Гулливера (общий псевдоним Владислава Ходасевича и Нины Берберовой): «Все действующие лица, так или иначе, развратничают и отличаются друг от друга только преимущественно „изысканными“ пороками. Правда, автор временами иронизирует над ними, но настолько слабо, что у читателя остаётся ощущение полного удовольствия, испытываемого автором от поведения героев»[1].

Действующие лица и прототипы[править | править код]

Исследователь творчества писателя Т. Никольская пишет: «К вопросу о прототипах литературного произведения нужно всегда подходить осторожно. Сам Вагинов в (своем следующем) романе „Труды и дни Свистонова“ высмеивал кружок сплетников и сплетниц, для которых выявление знакомых в произведении писателя Свистонова заслоняло художественные достоинства романа, а в неопубликованном предисловии к „Козлиной песне“ подчеркивал, что живого человека нельзя целиком перенести в книгу»[13].

Персонаж Описание Прототип
Автор
«Неизвестный поэт»

(Агафонов)

сам Вагинов. Однако смерть похожа на есенинскую[1][9].
Тептёлкин философ.

«Тептёлкин» было собирательным прозвище обывателя в кругу Бахтина — Пумпянского[1]

Во многом прототипом послужил Лев Пумпянский[1] (Бахтин указывал на это прямо[7]) и его Невельский кружок 1924-6 гг.[14]. Пумпянский был единственным, кто вслух заявил о своей обиде на книгу и разорвал отношения с Вагиновым. Кроме него, в персонаже отразился поэт Пётр Волков, переставший писать стихи под давлением жены[1].
Заэфратский умерший к началу действия романа поэт и путешественник частично — Николай Гумилев[1][9][13]
Миша Котиков исследователь творчества Заэфратского, дантист, поэт частично — писатель Павел Лукницкий, собиравший материалы о Николае Гумилёве[13]. Также использованы черты Павла Медведева, который собирал материалы о Блоке и имел близкие отношения с его вдовой[1]
Костя Ротиков искусствовед, коллекционер пошлости имеет черты переводчика Ивана Лихачёва[1][9]
Свечин Свечина принято отождествлять с писателем Сергеем Колбасьевым, однако этот писатель после выхода книги с Вагиновым не поссорился, то есть сходства с собой не видел[1].
Сентябрь поэт, был в Персии и в сумасшедшем доме, недавно стал футуристом Венедикт Март[1]
зайчёныш Эдгар маленький сын поэта Сентября Иван Елагин[1](отец звал его «Залик»)
Марья Петровна Далматова предмет любви Тептёлкина имеет черты пианистки Марии Юдиной, в которую был влюблен Пумпянский[1].
Наташа Голубец ее подруга, дочь бывшего генерала
Ковалев бывший корнет, бывший жених Наташи брат Вагинова Алексей[1]
Троицын поэт Всеволод Рождественский[1]
Асфоделиев критик филолог П. Н. Медведев[7]
Андриевский философ Михаил Бахтин[1][9]
фармацевт биолог и философ И. И. Канаев[7]

Основные издания[править | править код]

  • Журнал «Звезда», № 10, 1927
  • Конст. Вагинов. Козлиная песнь. Изд. «Прибой», 1928. 197 стр
  • Константин Вагинов. Козлиная песнь (Goat song). NY, Silver Age, 1978[15]. 197 стр
  • Вагинов К. Козлиная песнь. Труды и дни Свистонова. Бамбочада. Худож. лит-ра, 1989[16] (напечатана первая редакция романа)
  • Вагинов К. Козлиная песнь. Труды и дни Свистонова. Бамбочада. Гарпагониада / Авт. ст., примеч. Т. Л. Никольская, примеч. В. И. Эрль. М.: Современник, 1991. (Серия «Забытая книга»). (Впервые напечатана третья редакция)
  • Вагинов К. К. Козлиная песнь: Роман / Подготовка текста, коммент. Д. М. Бреслера, А. Л. Дмитренко, Н. И. Фаликовой. Статья Н. И. Николаева. Статья И. А. Хадикова и А. Л. Дмитренко. Ил. Е. Г. Посецельской. — СПб.: Вита Нова, 2019. — 424 с.: 34+45 ил. — (Рукописи). ISBN 978-5-93898-699-2[12]. (Сопоставление всех сохранившихся редакций)

Библиография[править | править код]

  • Бологова М. А. Текст и смысл стратегии чтения: К. К. Вагинов «Козлиная песнь», В. В. Набоков «Дар», М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита». Ин-т филологии, Сибирское отделение РАН, 2004
  • Герасимова А. Г. Труды и дни Константина Вагинова // Вагинов К. Козлиная песнь. М.: Эксмо, 2008
  • Дмитренко А. Л. Ещё раз о прототипах героев романов К. Вагинова // Александр Введенский и русский авангард: Материалы международной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения А. Введенского / Ред. А. Кобринский. СПб.: ИПЦ СПбГУТД, 2004. С.129-132.
  • Кибальник С. А. Труды и дни Константина Вагинова. Документальная биография писателя
  • Кибальник С. А. Велимир Хлебников в «Козлиной песни» Константина Вагинова (К вопросу о криптографии в русском авангарде 1920-х гг.) // Новый филологический вестник. — 2014. — № 2 (29). — С. 19—31.
  • Кибальник С. А. «Роман с ключом» в русской прозе 1920—1930-х годов «Женщина-мыслитель» Алексея Лосева и «Козлиная песнь» Константина Вагинова) // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Серия 9. — 2014. — С. 24—30.
  • Коровашко А. В. Михаил Бахтин в романе Вагинова «Козлиная песнь» // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. Серия: Филология. 2003. № 1. С. 29-34.
  • Никольская Т. Л. Константин Вагинов. Его время и книги // Вагинов К. Козлиная песнь. Труды и дни Свистонова. Бамбочада. Гарпагониада / Авт. ст., примеч. Т. Л. Никольская, примеч. В. И. Эрль. М.: Современник, 1991. С. 3-11.
  • Никольская Т. Л. Н. Гумилёв и П. Лукницкий в романе К. Вагинова «Козлиная песнь» // Н. Гумилёв: Исследования и материалы. Библиография. СПб.: Наука, 1994. С. 620—625.
  • Никольская Т. Л. Вагинов К. К. (Канва биографии и творчества) // Четвёртые Тыняновские чтения: Тезисы докладов и материалы для обсуждения. Рига, 1988. С. 67-88.
  • Орлова М. А. Жанровая природа романа Вагинова «Козлиная песнь»: Автореф. дис.… канд. филол. наук. СПб., 2009.
  • Орлова М. А. Образ Петербурга в романе Вагинова «Козлиная песнь» // Вестник Санкт-Петербургского университета. 2007. Сер. 9. Вып. 2. Ч. II. С. 42-49.
  • Разумова А. О., Свердлов М. И. Пафос диахронии в филологических текстах круга М. М. Бахтина и в романе К. Вагинова «Козлиная песнь» // В. Я. Брюсов и русский модернизм. — М.: ИМЛИ РАН, 2004. — С. 223—239.
  • Свердлов М. И. «Петербургский текст» в «романах с ключом»: «Козлиная песнь» К. Вагинова и «Скандалист» В. Каверина // Александр Введенский и русский авангард. Материалы международной научной конференции, посвящённой 100-летию со дня рождения А. Введенского. — СПб.: ИПЦ СПГУТД, 2004.
  • Шиндина Ольга. К интерпретации романа Вагинова «Козлиная песнь» // Russian Literature. — 1993. — Vol. XXXIV. — С. 219—240.
  • Шиндина О. В. Некоторые аспекты растительной символики в романе Вагинова «Козлиная песнь» // Поэзия и живопись: Сборник трудов памяти Н. И. Харджиева / Составление и общая редакция М. Б. Мейлаха и Д. В. Сарабьянова. — М.: Языки русской культуры, 2000.
  • Янушкевич А. С. «Козлиная песнь» К. Вагинова и «Аполлон Безобразов» Б. Поплавского: судьба русского гедонизма // Русская литература в XX веке: имена, проблемы, культурный диалог. — Томск, 2003. — Вып. 5: Гедонистическое мироощущение и гедонистическая этика в интерпретации русской литературы XX века. — С. 94—122.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 Козлиная песнь. Полка. Дата обращения 30 августа 2020.
  2. 1 2 Т. Л. Никольская. Трагедия чудаков. az.lib.ru. Дата обращения 31 августа 2020.
  3. Вячеслав Иванов. Избранные труды по семиотике и истории культуры. Том 2: Статьи о русской литературе. — Litres, 2017-09-05. — 880 с. — ISBN 978-5-457-48441-2.
  4. 1 2 3 Абсурд и остранение. Полка. Дата обращения 31 августа 2020.
  5. 1 2 Вдоль линий Вагенгейма, или Петергофский травелог Вагинова | Colta.ru. www.colta.ru. Дата обращения 30 августа 2020.
  6. Бологова М. А. Текст и смысл стратегии чтения: К. К. Вагинов «Козлиная песнь», В. В. Набоков «Дар», М. А. Булгаков «Мастер и Маргарита». Ин-т филологии, Сибирское отделение РАН, 2004
  7. 1 2 3 4 5 Коллаж - 4. — DirectMEDIA, 2013-08-28. — 317 с. — ISBN 978-5-9989-1933-6.
  8. Юрий Левин. Избранные труды. Поэтика. Семиотика. — Litres, 2017-09-05. — 824 с. — ISBN 978-5-457-48589-1.
  9. 1 2 3 4 5 Никольская Т. Л. Константин Вагинов. Его время и книги // Вагинов К. Козлиная песнь. Труды и дни Свистонова. Бамбочада. Гарпагониада / Авт. ст., примеч. Т. Л. Никольская, примеч. В. И. Эрль. М.: Современник, 1991. С. 3-11.
  10. Николай Дж. Каролидес, Маргарет Балд, Дон Б. Соува, Алексей Евстратов. 100 запрещенных книг: цензурная история мировой литературы. Книга 1. — 2007. — ISBN ‎978-5-9681-0120-4.
  11. 1 2 К вопросу о второй редакции романа К. Вагинова Козлиная песнь. Modernités russes.
  12. 1 2 Константин Вагинов, Козлиная песнь. vitanova.ru. Дата обращения 30 августа 2020.
  13. 1 2 3 Татьяна Никольская. Татьяна Никольская. Н. Гумилёв и П. Лукницкий в романе К. Вагинова «Козлиная песнь». gumilev.ru. Дата обращения 30 августа 2020.
  14. Лев Пумпянский. Классическая традиция. Собрание трудов по истории русской литературы. — Litres, 2017-09-05. — 864 с. — ISBN 978-5-457-48913-4.
  15. К Вагинов. Козлиная песнь: роман. — New York: Silver Age, 1978.
  16. K. Vaginov, Константин Константинович Вагинов. Козлиная песнь: Труды и дни Свистонова ; Бамбочада. — Худож. лит-ра, 1989. — 622 с. — ISBN 978-5-280-00910-3.

Ссылки[править | править код]