Мехлис, Лев Захарович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Лев Захарович Мехлис
Лев Захарович Мехлис
Флаг
Заместитель Председателя Совета Народных Комиссаров СССР
6 сентября 1940 — 15 мая 1944
Глава правительства: Вячеслав Молотов
Иосиф Сталин
Флаг
Народный комиссар государственного контроля СССР
6 сентября 1940 — 21 июня 1941
Глава правительства: Вячеслав Молотов
Иосиф Сталин
Предшественник: Должность учреждена, Розалия Землячка как председатель Комиссии советского контроля.
Преемник: Василий Попов
Флаг
Министр государственного контроля СССР
19 марта 1946 — 27 октября 1950
Глава правительства: Иосиф Сталин
Предшественник: Василий Попов
Преемник: Всеволод Меркулов
 
Рождение: 1 (13) января 1889(1889-01-13)
Одесса, Российская империя
Смерть: 13 февраля 1953(1953-02-13) (64 года)
Москва
Место погребения: Некрополь у Кремлёвской стены
Партия: ВКП(б) (с 1918)
Образование: Институт красной профессуры
Учёная степень: доктор экономических наук[d]
 
Военная служба
Звание:
Генерал-полковник
 
Автограф: Lev Mehlis Signature 1937.png
 
Награды:
Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина
Орден Красного Знамени Орден Красного Знамени Орден Суворова I степени Орден Кутузова I степени
Орден Красной Звезды 20 years saf rib.png Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» 30 years saf rib.png
Иностранные награды
Золотой крест ордена «За воинскую доблесть»

Лев Заха́рович Ме́хлис (1 (13) января 1889, Одесса — 13 февраля 1953, Москва) — советский государственный и военный деятель, генерал-полковник (29 июля 1944). Член ЦИК СССР 7-го созыва, депутат Верховного Совета СССР 1—2-го созывов. Кандидат в члены ЦК ВКП(б) (1934—1937), член ЦК ВКП(б) (1937—1953), член Оргбюро ЦК ВКП(б) (1938—1952).

Доктор экономических наук (1935).

Биография[править | править вики-текст]

Родился в еврейской семье. Закончил 6 классов еврейского коммерческого училища.

В 1904—1911 годах работал конторщиком и был домашним учителем. В 1907—1910 годах — член рабочей сионистской партии «Поалей Цион (Одесса)».

С 1911 года в русской армии. Служил во 2-й гренадёрской артиллерийской бригаде. В 1912 году получил чин бомбардира (чин в артиллерии, соответствовал чинам ефрейтора в пехоте и кавалерии). Позже получил звание фейерверкера (старшее унтер-офицерское звание в артиллерии). До 1917 года — в артиллерии.

В 1918 году вступил в коммунистическую партию и до 1920 года был на политработе в Красной армии (комиссар бригады, затем 46-й дивизии, группы войск).

В 1921—1922 годах — управляющий административной инспекцией в Народном комиссариате рабоче-крестьянской инспекции (нарком И. В. Сталин).

В 1922—1926 годах — помощник секретаря и заведующий бюро секретариата ЦК, фактически личный секретарь И. В. Сталина.

В 1926—1930 годах учился на курсах при Коммунистической академии и в Институте красной профессуры. С 1930 года — заведующий отделом печати ЦК, одновременно член редколлегии, а затем главный редактор газеты «Правда». При нём гранки газеты стали доставляться в Ленинград по воздуху, и читатели этого города получали выпуски «Правды» день в день. С 1932 года «почтовое звено», в которое входили лучшие лётчики страны, возглавил Леонард Крузе.

С 30 декабря 1937 года до 6 сентября 1940 года — заместитель народного комиссара обороны и начальник Главного политуправления Красной армии.

8 февраля 1938 года Мехлису было присвоено звание армейский комиссар 1-го ранга, что соответствовало званию генерала армии.

После начала боевых действий у озера Хасан в июле 1938 года, 1 августа 1938 года прибыл в район боевых действий (командующий фронтом В. К. Блюхер прибыл в Посьет и принял командование войсками только 2 августа 1938 года)[1]

С 12 октября 1939 года — член ЦК ВКП(б) (кандидат с 1934 года), с 19 января 1938 года по 5 октября 1952 года — член Оргбюро ЦК.

С 6 сентября 1940 года по 21 июня 1941 года — нарком Госконтроля.

21 июня 1941 года вновь назначен начальником Главного политуправления и заместителем наркома обороны.

Участие в Великой Отечественной войне[править | править вики-текст]

С 4 по 12 июля 1941 года член Военного совета Западного фронта. С 10 июля 1941 года — заместитель народного комиссара обороны СССР. В 1942 году был представителем Ставки Верховного Главнокомандования на Крымском фронте.

О том, как работал Л. З. Мехлис на Крымском фронте, говорят его телеграммы в Ставку. Через два дня после прибытия Мехлис отправил Сталину телеграмму следующего содержания:

Прилетели в Керчь 20.01.42 г. Застали самую неприглядную картину организации управления войсками… Комфронта Козлов не знает положения частей на фронте, их состояния, а также группировки противника. Ни по одной дивизии нет данных о численном составе людей, наличии артиллерии и минометов. Козлов оставляет впечатление растерявшегося и неуверенного в своих действиях командира. Никто из руководящих работников фронта с момента занятия Керченского полуострова в войсках не был…[2]

Обычно эту телеграмму характеризуют так[источник не указан 104 дня] — самонадеянному Мехлису «хватило» двух дней, чтобы составить представление о положении дел на фронте. Однако если написанное соответствовало реальному положению хотя бы частично, то ситуация должна была быть как минимум тревожной: получалось, что командование фронта не выполняет своих обязанностей. В действительности основные положения этой телеграммы были зафиксированы в приказе войскам фронта № 12 от 23 января 1942 года, подписанном самим Козловым, членом Военного совета фронта Ф. А. Шаманиным и Мехлисом.

Именно Л. З. Мехлис практически сразу после прибытия поставил перед Ставкой вопрос о выделении фронта из Кавказского в самостоятельный Крымский. Более того, поставил вопрос о переносе управления войсками Крымского фронта на Керченский полуостров: штаб Кавказского фронта находился в Тбилиси и из-за столь серьезного удаления от мест боев просто не успевал оперативно реагировать на быстро изменяющуюся обстановку. Одновременно Мехлис немедленно затребовал пополнение в живой силе (три стрелковые дивизии), стал требовать срочного наведения порядка в артиллерии, ПВО, в тыловом обеспечении. В приказе № 12 от 23 января 1942 года так и говорилось:

  • Командованию армий, дивизий, полков учесть опыт боев 15—18.01.42 г., немедленно навести порядок в частях… Полковую артиллерию и артиллерию ПТО иметь в боевых порядках пехоты…
  • Паникеров и дезертиров расстреливать на месте как предателей. Уличенных в умышленном ранении самострелов-леворучников расстреливать перед строем.
  • В трехдневный срок навести полный порядок в тылах…[3]

Мехлис во время пребывания на посту представителя Ставки занимался тем, что писал довольно критичные доклады на старших офицеров. Например, вот как он отзывался о командующем 44-й армией генерале Черняке:

Черняк. Безграмотный человек, неспособный руководить армией. Его начштаба Рождественский — мальчишка, а не организатор войск. Можно диву даваться, чья рука представила Черняка к званию генерал-лейтенанта.

Пытался через Ставку заменить командующего Крымским фронтом Козлова на Рокоссовского или Клыкова.

В телеграмме от 9 мая 1942 года Сталин указывал Мехлису на необходимость принять все меры к организации отпора:

Вы держитесь странной позиции постороннего наблюдателя, не отвечающего за дела Крымфронта. Эта позиция очень удобна, но она насквозь гнилая. На Крымском фронте Вы — не посторонний наблюдатель, а ответственный представитель Ставки, отвечающий за все успехи и неуспехи фронта и обязанный исправлять на месте ошибки командования. Вы вместе с командованием отвечаете за то, что левый фланг фронта оказался из рук вон слабым. Если «вся обстановка показывала, что с утра противник будет наступать», а Вы не приняли всех мер к организации отпора, ограничившись пассивной критикой, то тем хуже для Вас. Значит, Вы еще не поняли, что Вы посланы на Крымфронт не в качестве Госконтроля, а как ответственный представитель Ставки.

Вы требуете, чтобы мы заменили Козлова кем-либо вроде Гинденбурга. Но Вы не можете не знать, что у нас нет в резерве гинденбургов. Дела у вас в Крыму несложные, и Вы могли бы сами справиться с ними. Если бы Вы использовали штурмовую авиацию не на побочные дела, а против танков и живой силы противника, противник не прорвал бы фронта и танки не прошли бы. Не нужно быть Гинденбургом, чтобы понять эту простую вещь, сидя два месяца на Крымфронте[4].

Однако боевой порядок фронта не был перестроен из наступательного в оборонительный; результатом этого стала Керченская катастрофа 1942 года[5]. 19 мая 1942 года Крымский фронт был расформирован, а его войска переданы Северо-Кавказскому фронту.

По итогам его деятельности на Крымском фронте Директивой Ставки № 155452 от 4 июня 1942 года Мехлис был снижен в звании на две ступени до корпусного комиссара и снят с поста заместителя наркома обороны и начальника Главполитупра[6][7].

В дальнейшем был членом Военного совета:

Присвоены воинские звания:

После войны[править | править вики-текст]

С 19 марта 1946 года по 27 октября 1950 года — министр Государственного контроля СССР, одновременно председатель Государственной штатной комиссии при Совете Министров.

С 30 июля 1949 года по 27 октября 1950 года — член Президиума Совета Министров СССР.

С 27 октября 1950 года на пенсии по состоянию здоровья (инсульт).

После смерти в феврале 1953 года от болезни сердца был кремирован, урна с прахом помещена в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве.

Отзывы о Льве Мехлисе[править | править вики-текст]

Супруга А. И. Угарова вспоминала о Л. Мехлисе: «Был он у нас в Ленинграде в двадцать восьмом году. Тяжёлый человек… Ох, и помучился же с ним Александр Иванович, да и Сергею Мироновичу тоже пришлось не сладко»[8].

Сталин очень не любил, чтобы товарищи, занимающие большие государственные посты, особенно политические, чем-то особенно выделялись среди окружающих. Так, например, узнав, что члены Военных советов фронтов Н. А. Булганин и Л. З. Мехлис завели себе обслуживающий персонал и личных поваров, снял их с занимаемых постов на этих фронтах[9].

По рассказам бывшего министра здравоохранения СССР Е. И. Смирнова, в 1949 году он предложил Сталину поставить Мехлиса (министра государственного контроля) во главе одной из правительственных комиссий. На это Сталин «начал хохотать, схватившись за живот и вытирая слёзы»:

Да разве Мехлиса можно назначать на созидательные дела? Вот что-нибудь разрушить, разгромить, уничтожить — для этого он подходит[10].

По воспоминаниям Н. С. Хрущёва: «Это был воистину честнейший человек, но кое в чём сумасшедший, что выражалось в его мании везде видеть врагов и вредителей»[10].

Поэт, писатель, публицист и журналист Ф. И. Чуев приводит разговор, который состоялся между Сталиным и писателями Фадеевым и Макарьевым о главном редакторе «Правды» Мехлисе. Сталин на жалобы писателей несколько раз повторил: «Это страшный человек, Мехлис. Просите о чём угодно, но с ним я ничего не могу сделать»[11].

Генерал Александр Горбатов, будучи реабилитированным и восстановленным на службе, испытывал на себе подозрительность Мехлиса:

При каждой встрече со мной вплоть до освобождения Орла Мехлис не пропускал случая задать мне какой-нибудь вопрос, от которого можно было бы стать в тупик. Я отвечал просто и, вероятно, не всегда так, как ему хотелось. Однако заметно было, что он, хотя и с трудом, изменяет к лучшему своё прежнее отношение ко мне. Когда мы уже были за Орлом, он вдруг сказал:

— Я долго присматривался к вам и должен сказать, что вы мне нравитесь как командарм и как коммунист. Я следил за каждым вашим шагом после вашего отъезда из Москвы и тому, что слышал о Вас хорошего, не совсем верил. Теперь вижу, что был не прав.

Поблагодарив за откровенность, я сказал:

— Не скрою и я от вас, что вы тогда, в Москве, мне очень не понравились, я пережил много неприятных часов. Видел также, как настороженно вы встретили меня на фронте. Но я привык прежде всего думать о деле. Очень рад тому, что вы только что мне сказали.

После этого разговора Л. З. Мехлис стал чаще бывать у нас в армии, задерживался за чаепитием и даже говорил мне и моей жене комплименты, что было совершенно не в его обычае. Он был неутомимым работником, но человеком суровым и мнительным, целеустремлённым до фанатизма, человеком крайних мнений и негибким, — вот почему его энергия не всегда приносила хорошие результаты. Характерно, что он никогда не поручал писать кому-либо шифровки, и писал их только сам, своим оригинальным почерком[12].

Лев Мехлис: записка о Постышеве Жданову: «Смотрел с помощью увеличительного стекла значки, о которых пишет т. Постышев. Не вижу никакой свастики. Постышев не там ищет врагов, где они имеются» (25.11.1937)

В популярной культуре[править | править вики-текст]

Награды[править | править вики-текст]

Память[править | править вики-текст]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. История Великой Отечественной войны Советского Союза, 1941—1945 (в шести томах). Ред. П. Н. Поспелов. Т. 1. — М.: Воениздат, 1960. — С. 231—236.
  2. ЦАМО, ф. 32, оп. 11309, д. 139, л. 17.
  3. АПРФ, ф. 5, оп. 50, д. 441, л. 32—36.
  4. Сталин И. В. Сочинения. Т. 18. — Тверь, 2006. — С. 291.
  5. Абрамов В. В. Керченская катастрофа 1942. — М.: Яуза, 2006.
  6. Мехлис Лев Захарович. Биографическая справка
  7. Волкова И. В., Зуев М. Н. История России с древности до наших дней. С. 490
  8. Исповедь враженыша
  9. Голованов А. Е. Дальняя бомбардировочная…
  10. 1 2 Мехлис Лев Захарович
  11. Ф. И. Чуев. Ветер истории
  12. А. В. Горбатов. Годы и войны

Литература[править | править вики-текст]

  • Рубцов Ю. В. Alter ego Сталина. — М., 1999.
  • Рубцов Ю. В. Мехлис: Тень вождя. — М.: Вече, 2011. — 384 с. — ISBN 978-5-9533-5781-4.