Одолеем Бармалея!

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Одолеем Бармалея!
Жанр сказка
Автор Корней Чуковский
Язык оригинала русский
Дата написания 1942
Дата первой публикации 1942

«Одолеем Бармалея!» — сказка в стихах К. И. Чуковского, последняя из цикла стихотворных и прозаических произведений о добром докторе Айболите и злом разбойнике Бармалее. Также в сказке появляется герой самой ранней сказки Чуковского — доблестный Ваня Васильчиков. Сказка «Одолеем Бармалея!» была написана в первой половине 1942 года, в самое драматичное для Советского Союза время Великой Отечественной войны, что, вместе с чередой личных драм автора, наложило отпечаток на созданное им произведение. К моменту создания сказка, большая часть которой представляет военную хронику противостояния «маленькой страны Айболитии» и «звериного царства Свирепии», переполненная шокирующими сценами насилия и мотивами безжалостной мести врагу, была созвучна запросам читателей, критиков и руководства страны.

Однако уже с середины 1943 года, когда обозначился перелом в ходе войны, на сказку, а затем и на её автора начались гонения[источник не указан 2585 дней]. В результате после нескольких региональных изданий в 1944 году сказка была негласно запрещена и не переиздавалась более 50 лет. Но и после снятия цензуры на публикацию сказки, критики[кто?] признают, что «Одолеем Бармалея!» — явная творческая неудача Корнея Чуковского.

История создания и публикации[править | править код]

Согласно дневнику Корнея Чуковского, работу над сказкой он начал 1 февраля 1942 года[1]:727. Корней Иванович в это время находился в эвакуации, в Ташкенте, вместе со старшей дочерью и двумя внуками — Люшей и Женей[1]:714—716. В Ташкенте Чуковский много болел, бедствовал[1]:716,720, тяготился жизнью в солнечном и относительно благополучном городе, куда из Москвы и Ленинграда постоянно доходили печальные вести о гибели его друзей, знакомых, коллег[1]:718. Чуковский мучился тревогой и неизвестностью о судьбе двух других своих сыновей и их семей.

Чувствуя потребность хоть как-то поучаствовать в борьбе с врагом, Чуковский задумал написать новую сказку в стихах — к этому жанру он не обращался уже много лет. С одной стороны, Корней Иванович к этому времени основательно увлёкся сочинительством для взрослых, с другой — полагал для себя жанр сказки исчерпанным и не хотел, по собственному признанию, «перепевать самого себя». И тем не менее, Чуковскому «пришлось», как он сам пишет, взяться за «военную сказку». Вероятно, одним из главных источников такой потребности стала работа Корнея Ивановича в Ташкенте, в Республиканской комиссии помощи эвакуированным детям, в ходе которой он ежедневно встречался с детьми и подростками, судьбы которых разрушила война.[1]:727—728

Работа шла трудно и неравномерно, моменты творческого подъёма и вдохновения сменялись длительными простоями, когда не получалось написать ни единой строки[1]:727:

Ночь. Совершенно не сплю. Пишу новую сказку… Сперва совсем не писалось… Но в ночь с 1-е на 2-е марта — писал прямо на бело десятки строк — как сомнамбула. Никогда со мной этого не бывало. Я писал стихами скорей, чем обычно пишу прозой; перо еле поспевало за мыслями. А теперь застопорилось.

К. И. Чуковский. 3 марта 1942 г.

Этой весной Корней Чуковский переживал и личную драму: один его сын — Боба — пропал без вести[2], другой — Николай — раненый и бездомный[3], находился в блокадном Ленинграде. Кроме того, Корней Иванович беспокоился о своей даче в Переделкино, которую ему пришлось оставить, и где среди прочего находилась его библиотека, собранная им за всю жизнь. «И с такими картами на руках я должен писать веселую победную сказку», — жаловался Чуковский в своём дневнике.[1]:727

Однако впоследствии пафос текста был сильно смещён. Чуковский поставил своей задачей не просто вселить в маленьких читателей уверенность в неизбежной победе, не только утешить их, но сделать сказку дидактичной, вскрыть на «детском языке» саму суть фашизма, разъяснить идеологические и нравственные основы противостояния этому злу.

Мне хотелось бы внушить даже маленьким детям, что в этой Священной войне бой идет за высокие ценности мировой культуры, гуманизма, демократизма, социальной свободы, что этими идеалами вполне оправданы огромные жертвы, которые приносят свободолюбивые страны для сокрушения гитлеровщины. О нравственной борьбе с осатанелым фашизмом мы слишком мало говорим нашим детям… Идейные цели войны слишком часто ускользают от них. Чтобы рельефнее представить эти цели, я и вывел знакомого им Айболита, который издавна является в их глазах воплощением доброты, самоотверженности, верности долгу и мужества, и противопоставил ему разрушительную и подлую силу фашизма.

К. И. Чуковский. 1942 г.

Персонификацией «подлой силы фашизма» вполне закономерно стал постоянный и заклятый «оппонент» Айболита — злой разбойник, пират и людоед Бармалей. Противостояние этих сторон, каждой из которых Чуковский дал в усиление по целому звериному воинству, вооружённому самыми современными образцами боевой техники, и составляет ядро сказки. Войско Айболита несёт тяжёлые потери и вынужденно отступает под натиском полчищ кровожадных зверей Бармалея, но тут на помощь приходит доблестный Ваня Васильчиков, чуть ли не в одиночку расправляется с убийцей и его прихвостнями, спасает «маленькую страну Айболитию», над пленённым Бармалеем вершится скорый и суровый суд, и всё действие заканчивается весёлым праздником, угощениями, танцами.

В процессе создания сказки Чуковский неоднократно читал её в Ташкенте детям и подросткам, а также взрослым. Среди последних были и члены Союза писателей Узбекистана, и всесоюзно знаменитые Анна Ахматова и А. Н. Толстой, как и Чуковский находившиеся в эвакуации. Сказка, в авторском исполнении, стала литературной сенсацией Ташкента: «все понимающие люди… говорят что это будет лучшая моя сказка», «сказка имеет необыкновенный успех (в моем чтении) в частях Красной Армии» — пишет Корней Иванович сыну Николаю. А Самуилу Маршаку автор прямо сообщает: «Я написал лучшую свою сказку».

В мае 1942 года чтение происходило в Ташкентском доме пионеров, и одним из слушателей был четырнадцатилетний Валентин Берестов, будущий известный детский писатель. Валя Берестов не впервые видел Чуковского и отметил в нём разительную перемену: если перед новым годом это был усталый и скорбный человек, то теперь в читальню вошёл, на ходу любезничая с библиотекаршами, «веселый гигант в белой рубахе, с канцелярской папкой под мышкой, беловолосый, розоволицый, большеносый, громогласный». Берестов отметил, что у сказки «легкий, радостный финал», однако при этом назвал её «длинной, даже громоздкой». Эта оценка со стороны литературно одарённого подростка предвосхитила трудную и печальную судьбу произведения.

После чтения, имевшего большой успех, Чуковский предложил юным слушателям придумать название для сказки. Такой прием «соавторства» Чуковский использовал регулярно: когда сказка была впервые полностью напечатана, в публикации были использованы названия глав, предложенные автору детьми.[4]

Текст и сюжет сказки[править | править код]

Полный и окончательный авторский текст сказки разделён на девять частей и снабжён кратким предисловием автора.

За далёкими морями, у подножия Синей горы, над быстрою рекою Соренгою, есть маленькая страна Айболития. Правит ею доктор Айболит, румяный, седой и добрый. Главные жители этой страны — лебеди, зайцы, верблюды, белки, журавли да орлы, да олени.

Рядом с Айболитией — звериное царство Свирепия. Там, среди пустынь и лесов, живут ягуары, шакалы, удавы, носороги и другие кровожадные звери. Царь этой страны — Бармалей. Горе тому, кто заблудится и попадёт в его царство!

Но, к счастью, вдали, на широкой равнине есть могучая страна Чудославия. В этой стране миллионы героев, и среди них — знаменитый боец, доблестный Ваня Васильчиков. Послушайте, как он одолел Бармалея и спас Айболитию от ужасного нашествия диких зверей.

Отрицательным персонажам, в отличие от более ранних сказок, пощады ожидать не приходится. Ваня Васильчиков собственноручно убивает акулу Каракулу: «И всадил он Каракуле между глаз четыре пули» и в первоначальной редакции сказки закалывает Бармалея штыком. В окончательном тексте Бармалея берут в плен, он просит о пощаде, но ему вынесен приговор: «Ненавистного пирата расстрелять из автомата немедленно!», после чего «приговор был приведён в исполнение».

Из тела убитого Бармалея хлещет зловонный яд, от которого гибнут другие злые животные. В скобках Чуковский прибавляет: «А добрые звери спаслись от заразы: спасли их чудесные противогазы».

В финале «Одолеем Бармалея!» — излюбленная Чуковским и выступающая также в других его сказках картина радости: «Рады, рады, рады белые берёзы, и на них от радости расцветают розы…» Начиная с 1956 года, отказавшись от идеи переиздания сказки полностью, Чуковский перепечатывал этот отрывок как отдельное стихотворение «Радость».

Судьба сказки[править | править код]

Энтузиазм литературного Ташкента по поводу новой сказки Чуковского был всеобщим, с ним диссонировала первая и пока единственная отрицательная рецензия маститого критика Корнелия Зелинского, который усмотрел в новом произведении Чуковского «ложные обертоны и ненужные ассоциации», неуместную пародийность на сводки Совинформбюро и коробящий, когда речь заходит об ужасах войны, плясовой ритм. Однако на эту рецензию никто не обратил внимания. В начале лета Чуковский передал сказку для публикации в Ташкентское отделение издательства «Советский писатель». 9 августа 1942 года отрывки из сказки были напечатаны в «Правде Востока», а вслед за этим состоялась и первая полная публикация — в «Пионерской правде», в шести номерах за август-сентябрь[5].

Сказка появилась в разгар Сталинградской битвы, как нельзя кстати. Страна была измождена военными неудачами, моральный дух граждан был подавлен: провал наступления под Харьковом, падение Севастополя, угроза, нависшая над Поволжьем и Северным Кавказом. В сказке отчаяние и ужас поражения были смешаны с едва теплившейся надеждой на победу, и тем созвучнее она оказалась чаяньям советских людей[источник не указан 3128 дней]. Сказка имела большой успех, в редакцию «Пионерской правды» поступали благодарственные письма со всех концов страны. Журнал «Огонёк» вставил эту «превосходную вещь» в план публикации, директор Гослитиздата П. И. Чагин собирался включить отрывок из сказки в антологию советской поэзии к 25-летию Октябрьской революции. Внеся некоторые исправления в текст, Чуковский передал его на рассмотрение в Детгиз, а также получил одобрение от Главы Союза писателей А. А. Фадеева и начальника УПА ЦК ВКП(б) Г. Ф. Александрова.

В 1943 году сказка вышла отдельными изданиями в Ереване, в Ташкенте и Пензе.

В 1943 году сказка была включена в антологию советской поэзии, но была вычеркнута оттуда лично И.Сталиным. 1 марта 1944 года в «Правде» появилась большая статья директора Объединения государственных издательств (ОГИЗ) и Института философии АН СССР П.Юдина под названием «Пошлая и вредная стряпня К.Чуковского». В ней было сказано: «К. Чуковский перенёс в мир зверей социальные явления, наделив зверей политическими идеями „свободы“ и „рабства“, разделил их на кровопивцев, тунеядцев и мирных тружеников. Понятно, что ничего, кроме пошлости и чепухи, у Чуковского из этой затеи не могло получиться, причем чепуха эта получилась политически вредная». После появления этой статьи сказка была убрана из верстки готовившегося сборника К.Чуковского «Чудо-дерево» (Л., 1944) и никогда не переиздавалась до 2001 г.[6]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Лукьянова И. В. Корней Чуковский. — М.: Молодая Гвардия, 2006. — 990 с. — (ЖЗЛ). — 5000 экз. — ISBN 5-235-02914-3.
  2. Как выяснилось позднее, Борис Чуковский к этому времени уже погиб на фронте.
  3. Квартира Николая Чуковского была разрушена во время бомбардировки.
  4. Воспоминания Валентина Берестова. Дата обращения 19 октября 2011. Архивировано 20 апреля 2012 года.
  5. «Одолеем Бармалея!» впервые была напечатана в «Пионерской правде» (1942, 19, 26 авг., 1, 9, 16, 23 сент.)
  6. Одолеем Бармалея! (полный текст). chukfamily.ru. Дата обращения 21 марта 2010.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]