Орлова, Ольга Александровна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ольга Александровна Орлова
Акварель П. Ф. Соколова (1829)
Акварель П. Ф. Соколова (1829)
Имя при рождении Ольга Александровна Жеребцова
Дата рождения 1807(1807)
Место рождения Санкт-Петербург
Дата смерти 25 августа (6 сентября) 1880(1880-09-06)
Место смерти Фонтенбло
Подданство Flag of Russia.svg Российская империя
Род деятельности придворная дама, нумизматка
Отец Александр Александрович Жеребцов
Супруг князь А. Ф. Орлов
Награды и премии

Орден Святой Екатерины II степени TheresiaOrder.Bavaria.gif

Княгиня О́льга Алекса́ндровна Орло́ва (урождённая Жеребцова; 1807, Санкт-Петербург, Российская империя — 25 августа [6 сентября1880 года, Фонтенбло, Франция) — фрейлина двора[1], статс-дама, кавалерственная дама российских и иностранных орденов. Супруга видного николаевского вельможи князя А. Ф. Орлова; хозяйка и устроительница готического дворца в Стрельне. Была известна своим увлечением нумизматикой.

Биография[править | править код]

Единственный ребёнок в семье действительного камергера и видного масона Александра Александровича Жеребцова (1781—1832) и его супруги Александры Петровны (урождённой княжны Лопухиной; 1788—1852) — младшей сестры фаворитки Павла I. В девичестве — полная тёзка своей бабушки, знаменитой придворной-авантюристки. Получила домашнее воспитание. В детстве и юности много времени проводила с матерью за границей. Они путешествовали по Италии и подолгу жили во Флоренции с братом матери, князем П. П. Лопухиным.

В начале 1820-х годов была невестой герцога Монтебелло[К 1] и носила на браслете портрет жениха. Насчёт их пары в обществе даже придумали каламбур: «Если сын осла женится на дочери жеребца, то представляю вам судить, каков будет плод»[2]. Однако их свадьба почему-то не состоялась[2].

Граф А. Ф. Орлов (1825)

Вышла замуж 14 мая 1826 года за приближённого Николая I, тогда ещё графа, Алексея Фёдоровича Орлова (1786—1861), у которого, по отзыву Ф. Ф. Вигеля, в характере было много «догадливости, смышлености и сметливости, он имел лицо Амура и стан Аполлона Бельведерского», и до старости сохранял юношескую живость и привлекательность[3]. Свадьба состоялась в Петербурге в присутствии всего двора. Посаженным отцом жениха был император[4].

После свадьбы Орловы поселились в доме княгини А. П. Голицыной, который прилегал к зданию Главного почтамта[4]. В приданое от отца Ольга Александровна получила родовое имение Жеребцовых в селе Кикино Смоленской губернии[К 2], где было около 1000 душ крепостных крестьян, однако в архивах имеется указание на то, что уже в 1830 году имением владел её муж[5]. Вотчину эту получил за многочисленные заслуги в 1757 году от императрицы Елизаветы Петровны ещё её прадед, генерал-поручик А. Г. Жеребцов[6]. На средства нескольких поколений Жеребцовых в Кикино был построен каменный храм во имя Св. Архистратига Михаила, руины которого сохранились до наших дней[7]. Несмотря на двадцатилетнюю разницу в возрасте супругов, брак их был вполне удачным. Разделяя с мужем его возвышение и почести, летом 1826 года графиня Орлова была удостоена чести сопровождать императрицу Александру Фёдоровну на коронацию в Москву[8]. Через год после свадьбы у них родился первенец Николай (1827—1885), будущий генерал-лейтенант и дипломат. Ещё через год — дочь Анна, которая умерла в следующем 1829 году — больше детей у них не было. В феврале 1830 года была пожалована орденом св. Екатерины меньшего креста.

Графиня Ольга Александровна в придворном платье с мужем и сыном на портрете Козрое Дузи (1845)
Дача в Стрельне (1912)

В 1832 году скончался её отец, доживавший свои годы в Кикино, отставной генерал-майор[9]. Оставшись богатой вдовой после его смерти, мать вскоре вышла замуж за графа А. А. Ржевуского, моложе себя на 13 лет. Отношения графини Орловой с отчимом, в то время кавалерийским штабс-ротмистром, сложились весьма сердечные — он восторгался своей падчерицей, которой был старше всего на 6 лет, но всегда чувствовал в её присутствии какое-то стеснение[10]. В 1833 году супруги Орловы начали строительство загородного дворца в неоготическом стиле в Стрельне, который им стоил 450 тысяч рублей[11]. Ольга Александровна сама наблюдала за ходом всех работ в доме и, по словам современницы, доказала, что имеет хороший вкус[12].

В Стрельне она принимала весь двор и избранную часть общества. Однако по воспоминаниям барона М. А. Корфа, в последующие годы, будучи ещё в молодых летах и в самом блестящем положении, Орлова почти оставила свет, чтобы посвятить себя воспитанию единственного сына, и предпочитала вести самую уединенную жизнь. Императорская чета много раз изъявляла желание и даже требовала, чтобы молодой Орлов приезжал играть и беседовать с маленькими великими князьями; но Ольга Александровна на это не соглашалась и говорила, что не считает необходимым делать из своего сына ни лакея, ни шута[13].

Графиня Орлова покровительствовала итальянскому художнику Козрое Дузи (англ.), приехавшему в Петербург в 1840 году. По его словам, она была к нему очень добра, хлопотала о заказах и устраивала протекции[14]. По просьбе бабушки русского писателя и публициста А. И. Герцена, подвергавшегося тогда гонениям, хлопотала об облегчении его участи. Через мужа добилась разрешения для него выехать из России, которую Герцен навсегда покинул в 1847 году[15]. В том же году Ольга Александровна получила придворное звание статс-дамы[16]. В 1856 году вместе с мужем и сыном вступила в княжеское достоинство[17].

После смерти мужа в 1861 году, княгиня Орлова уехала в Италию, чего якобы требовало её слабое здоровье. Она поселилась во Флоренции, где купила палаццо с большим садом, бывший Скиоцци, на улице Ла Скала, который отделала с современным комфортом и роскошью, даже с мебелью петербургской фабрики Гамбса. По словам княгини Е. Радзивилл, там «в царственной обстановке» княгиня Орлова провела оставшуюся часть своей жизни[10].

Умерла под Парижем в имении сына Бельфонтен (фр.)[К 3] близ Фонтенбло в 1880 году и была похоронена на кладбище Самуас-сюр-Сен (фр.)[18].

Репутация, оценки и взаимоотношения с современниками[править | править код]

Об Ольге Александровне современники составили мнение, как о женщине чрезвычайно умной и одаренной едким остроумием, из-за чего её весьма не любили в свете, а многие побаивались — одним словом она могла сделать или омрачить репутацию человеку. Считается, что, благодаря полному доверию со стороны мужа, она была посвящена во многие государственные и общественные тайны, которые тщательно оберегала от разгрлашения, хотя известны, её открытые презрительные высказывания о княгине Д. Х. Ливен, как о тайном агенте и шпионке — деятельность, которую графиня Орлова считала грязной работой за деньги[19]. Тем не менее, Император Николай I отличал Ольгу Александровну и высоко ценил за её строгие принципы и преданность царскому дому. По словам современников, императрица Александра Фёдоровна робела перед ней, а великие княжны боялись[19]. О графине Орловой ходило много характерных анекдотов, которые, впрочем, все были к её чести[13]. В поздние годы графиня Орлова слыла очень умной и грозной старушкой, которая в своём флорентийском палаццо оказывала дружественные приемы и участие только тем, кого любила[10].

Женщина-нумизмат[править | править код]

Княгиню Орлову отличало исключительно редкое увлечение среди своих современниц — русских аристократок — коллекционирование монет. Известный русский нумизмат того времени Г. И. Лисенко (1784—1842) в своих записках так и называет её — «женщина-нумизмат». О серьёзности увлечения говорит то, что в завещании, обнародованном после смерти Лисенко, именно Ольга Александровна была названа первым из трёх претендентов на покупку его бесценного собрания, потеснив при этом самого императора Николая I и графа С. Г. Строганова, тоже страстных коллекционеров. В конце концов, (тогда ещё) граф Орлов от имени супруги объявил, что она отказывается от этой сделки[20]. Судьба собственной нумизматической коллекции Ольги Александровны неизвестна.

Награды[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. Сын маршала Ланна, ставший в 1860 году французским посланником при русском дворе.
  2. «С. Кикино с деревнями Нижнее и Верхнее Болваново, Ермаки, Теренино, Федосово» Юхновского уезда Смоленской губернии (ныне Тёмкинский район Смоленской области).
  3. Унаследовано от князя Н. И. Трубецкого.

Примечания[править | править код]

  1. Месяцослов с росписью чиновных особ или общий штат Российской империи на лето от Рождества Христова 1826 : [В 2-х ч.]. — СПб.: Имп. Академия наук, 1826. — Ч. 1. — С.24.
  2. 1 2 Записки графа М. Д. Бутурлина. Т. 1. — М.: Русская усадьба, 2006. — С. 132.
  3. Ф. Ф. Вигель. Записки: В 2 кн. — М.: Захаров, 2003.
  4. 1 2 Письма К. Я. Булгакова к брату // Русский Архив. — 1903. — Вып. 5-8. — С. 431.
  5. Государственный архив Смоленской области. Ф. 391. Оп. 1. Д. 6. Л. 147.
  6. Любовь Николаева. Имя в истории России : [рус.] // Красная искра : газета. — Боровичи, 2012. — № 41. — С. 4.
  7. «Рабочий путь» составил «SOS-список» старинных церквей Смоленщины : [рус.] // Рабочий путь : газета. — Смоленск, 2012.
  8. Письма К. Я. Булгакова к брату // Русский Архив. — 1903. — Вып. 5-8. — С. 438.
  9. Т. Т. Завирова. Из истории дворянских родов Храповицких и Жеребцовых // Дворянские усадьбы Вяземского района: материалы научно-практической краеведческой конференции, 10-11 октября 2008 г / Дмитрий Евгеньевич Комаров. — Смоленск: Смоленская городская тип., 2009. — 481 p.
  10. 1 2 3 Catherine Radziwill. My Recollections.— London, 1904. — С.8.
  11. Ф. Б. Гагерн. Дневник путешествия по России в 1839 году // Pусская старина. 1886. — Т. 65. — № 2. —С. 328.
  12. Долли Фикельмон. Дневник 1829—1837. Весь пушкинский Петербург. — М.: Минувшее, 2009. — 1002 с.
  13. 1 2 М. А. Корф. Дневник 1838 и 1839 года. — М.: Издательский дом «Рубежи XXI», 2010. — С. 317.
  14. Козрое Дузи. Дневник художника Козрое Дузи, или Приключения венецианца в России / Пер. с итал. Н. Колесовой. — СПб.: Лимбус Пресс, 2015. — 240 с.
  15. А. Герцен. «Былое и думы» / А. Козловский. — М. : Художественная литература, 1969. — Т. 73. — 924 с. — (Библиотека всемирной литературы). — 300 000 экз.
  16. П. Ф. Карабанов. Статс-дамы и фрейлины русского двора в XVIII столетии // Русская старина. — 1871. — Том 3. — С. 458—459.
  17. А. А. Бобринский. Дворянские роды, внесенные в Общий гербовник Всероссийской империи. — СПб.: Тип. М. М. Стасюлевича, 1890. — С. 144.
  18. Вел. кн. Николай Михайлович. Русский некрополь в чужих краях. — Вып.1. — Париж и его окрестности, 1915. — С. 65.
  19. 1 2 Catherine Radziwill. Behind the Veil at the Russian Court. — London, 1913. — С. 12.
  20. А. А. Сиверс Нумизматический сборник (рус.) // Труды Государственного исторического музея : Научный журнал. — Москва: Государственное издательство культурно-просветительной литературы, 1955. — Т. 1, вып. 25—26. — С. 87.
  21. Кавалеры Ордена Св. Екатерины // Список кавалерам российский императорских и царских орденов за 1849 год. Часть I. — Санкт-Петербург: Типография II отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии, 1850. — 202 с.
  22. Königlich-bayerischer adeliger Damen-Kalender auf das Jahr 1873. — München. 1873. — S. 31.