Эта статья является кандидатом к лишению статуса хорошей

Исаакиевский собор

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Православный собор
Исаакиевский собор
Собор преподобного Исаакия Далматского
Исаакиевский собор
Исаакиевский собор
Страна РоссияFlag of Russia.svg Россия
Город Санкт-ПетербургCoat of Arms of Saint Petersburg (2003).svg Санкт-Петербург, Исаакиевская площадь
Конфессия Православие
Епархия Санкт-Петербургская
Тип здания Собор (храм)
Архитектурный стиль Поздний классицизм
Автор проекта О. Монферран
Архитектор Огюст Монферран
Первое упоминание 1818
Строительство 18191858 годы
Приделы Главный — преподобного Исаакия Далматского, северный — великомученицы Екатерины Александрийской и южный — благоверного Александра Невского
Реликвии и святыни Чтимый список Тихвинской иконы Божией Матери.
Статус Герб России Объект культурного наследия РФ № 7810033000№ 7810033000
Сайт Официальный сайт
Исаакиевский собор (Санкт-Петербург)
Red pog.svg

Исаа́киевский собо́р (официальное название — собор преподо́бного Исаа́кия Далма́тского) — крупнейший православный храм Санкт-Петербурга. Расположен на Исаакиевской площади. Имеет статус музея (музейный комплекс «Государственный музей-памятник „Исаакиевский собор“»).

Построен в 18181858 гг. по проекту архитектора Огюста Монферрана; строительство курировал император Николай I, председателем Комиссии о построении собора был Карл Опперман. Творение Монферрана — четвёртый по счёту храм в честь Исаакия Далматского, построенный на этом месте в Санкт-Петербурге. Освящён во имя преподобного Исаакия Далматского, почитаемого Петром I святого, так как император родился в день его памяти — 30 мая по юлианскому календарю. Торжественное освящение 30 мая (11 июня1858 года нового кафедрального собора совершил митрополит Новгородский, Санкт-Петербургский, Эстляндский и Финляндский Григорий (Постников).

Зарегистрированная в июне 1991 года церковная община получила возможность совершать в соборе богослужения. Богослужения в Исаакиевском соборе проводятся ежедневно, за исключением среды.

История собора[править | править вики-текст]

Первая Исаакиевская церковь[править | править вики-текст]

Первая Исаакиевская церковь. Литография с рисунка О. Монферрана. 1845 год

К 1706 году на Адмиралтейских верфях работало более 10 тысяч человек, но церквей, куда могли бы они ходить, не было. Чтобы решить эту проблему, Пётр I отдал приказание найти подходящее помещение для будущей церкви. Было выбрано здание большого чертёжного амбара, который находился на Адмиралтейском лугу, напротив ворот Адмиралтейства[1]. Постройка церкви была простая, одноэтажная. Крыша — простой шатёр; на нём устроена была колокольня со шпилем и маленький купол с крестом над алтарём. В 1710 году в церкви началась служба[1].

Строительство как первой, так и последующих Исаакиевских церквей велось за счёт казны. Первый храм был возведён на деньги, выделенные на строительство Адмиралтейства под руководством графа Ф. М. Апраксина, для возведения шпиля церкви был приглашён голландский архитектор Х. ван Болес. Церковь была одноэтажной, мазанковой, с колокольней. Здесь 19 февраля (1 марта1712 года венчались Пётр I и Екатерина Алексеевна[2]. В походном журнале есть запись за этот день:

В наступившем году, уже не представлявшем ожидания невзгод, Пётр I обвенчался с Екатериной Алексеевной 19-го, во вторник, на всеядной неделе. Венчание его величества совершено утром в Исаакиевском соборе. В 10 часов утра высокобрачные при залпах с бастионов Петропавловской и Адмиралтейской крепости вступили в свой зимний дом[3].

Первая церковь была разобрана, когда стало ясно, что она слишком мала для быстро развивающегося города. Вторую церковь было решено построить на набережной Невы, восточнее того места, где позднее был установлен памятник Петру I[2].

Вторая Исаакиевская церковь[править | править вики-текст]

Н. Ф. Гербель. Южный фасад церкви Исаакия Далматского.
1721 г., ГЭ

Вторая Исаакиевская церковь, в камне, была заложена в 1717 году, так как первая к тому времени уже обветшала. 6 (17) августа 1717 года Пётр I собственноручно заложил первый камень в основание новой церкви во имя Исаакия Далматского[1]. Вторая Исаакиевская церковь строилась в стиле «петровского барокко» по проекту видного зодчего петровской эпохи Г. И. Маттарнови[4]. После его кончины в 1719 году строительство возглавил Н. Ф. Гербель. К этому времени уже были исполнены фундаменты. Сохранилось донесение в Канцелярию от строений каменных дел мастера Якова Неупокоева: «По смерти архитектора Маттарнови поручено руководство постройки архитектору Гербелю, который не указывает, что делать, и в строении остановка»[5].

Церковь была трёхнефной, с боковыми притворами и, впервые в России, имела в плане форму латинского креста[6]. Штукатурные фасады были почти лишены декора, боковые притворы членились пилястрами с капителями, их фронтоны украшали карнизы лаконичного профиля. Стены боковых фасадов членились двойными лопатками в четверть кирпича, расположенными между арочными окнами. Окна были остеклены зеркальным ямбургским стеклом — местный завод работал с тех времен, когда эти земли принадлежали Швеции. Под окнами, так же, как и под окнами Кунсткамеры и дворца царицы Прасковьи Фёдоровны, Гербель устроил ниши. Апсида, притворы, боковые нефы имели сводчатые кирпичные перекрытия. «Восьмерик на четверике», поставленный на перекрестье сводов, венчал восьмигранный купол со звездой. Шпиль на колокольне и купол были построены по проекту ван Болеса в 1724 году. Вальмовая крыша с горизонтальным изломом была покрыта железом по тёсу. Длина в плане составляла 28 саженей (60,5 м). Ширина от южных дверей до северных — 15 саженей (32,4 м), в других местах — 9,5 саженей (20,5 м)[4].

По облику церковь напоминала Петропавловский собор, это сходство ещё более усиливалось благодаря стройной колокольне с часами-курантами в третьем ярусе, привезёнными Петром I из Амстердама вместе с часами для Петропавловского собора. Высота шпиля колокольни почти равнялась высоте шпиля башни Адмиралтейства.

Колокольня была высотой 12 саженей и 2 аршина (27,4 м), шпиль — 6 саженей (13 м)[4]. Лукообразный шпиль был увенчан флюгером — позолоченным ангелом, держащим крест (флюгер Петропавловского собора — крест, на котором стоит ангел)[6].

Сохранились пять подписанных Гербелем архитектурных листов. Среди них — четыре варианта иконостаса, единственные дошедшие до нас эскизы алтарей петровского времени[7]. Резной золочёный иконостас, подобный иконостасу в Петропавловском соборе, был выполнен в московской мастерской Ивана Зарудного. В 1763 году перед сносом церкви он был разобран и отправлен на хранение в один из храмов, о дальнейшей его судьбе ничего не известно[8][9].

После смерти Гербеля в 1724 году церковь достраивал Яков Неупокоев[10]. Завершали отделку сначала Киавери (1725—1726), а затем Земцов (1728)[11].

26 июня 1733 года от удара молнии сгорела колокольня, восстановительные работы вёл ван Болес. В том же 1733 году колокольня была отстроена, а в следующем были сделаны и часы для церкви[12].

В мае 1735 года удар молнии вызвал пожар в церкви, и она серьёзно пострадала[13] Так, например, описывает положение дел в церкви кабинет-министр граф А. И. Остерман, просящий 28 мая (8 июня1735 года позволение у Синода устроить у него в доме церковь для своей больной жены и определить туда священника:

Церковь Исаакия Далмацкого, у которого дом мой в приходе обретается, в недавнем времени погорела и службы в ней не токмо литургии, но и вечерень, и утрень, и часов, ныне нет[14].

Уже в июне того же года была составлена смета на исправление церкви. На эти цели было выделено две тысячи рублей, а руководить работами был назначен майор Любим Пустошкин. В соответствующем указе говорилось:

Церковь Исаакия Далмацкого, как скоро возможно начать ныне, хотя только над алтарём в скорости покрыть досками, а потом и над всею тою церковию подрядить делать стропила и крыши, дабы нынче в ней могла быть служба[14][к 1].

В результате ремонта по проекту и под наблюдением архитектора П. А. Трезини[15] отстроили заново стены и галереи, вместо железа купол был покрыт медью, а своды заменены каменными. В церкви вновь стали проходить богослужения. Но при производстве работ стало ясно, что из-за осадки грунта храму требуется бо́льшие исправления или даже совершенная перестройка[14].

Расположение церкви рядом с Невой (на острове Новая Голландия), берег которой ещё не был укреплён, было выбрано явно неудачно (как установил при её обследовании в 1760 году архитектор Адмиралтейской коллегии С. И. Чевакинский). Вода из Невы, а также вода, сбрасываемая из «Адмиралтейского дома», подмывала фундамент здания[12][16]. Чевакинский констатировал невозможность сохранения здания. Церковь решили разобрать и построить новую дальше от берега[17].

Третий Исаакиевский собор[править | править вики-текст]

Третий Исаакиевский собор на гравюре И. А. Иванова. 1816 год

Указом Сената 15 июля 1761 года руководителем строительства нового Исаакиевского собора был назначен С. И. Чевакинский, но начало работ затянулось. В 1762 году на престол вступила Екатерина II. Она одобрила идею воссоздать Исаакиевский собор, связанный с именем Петра I. Вскоре С. И. Чевакинский подал в отставку, и строительство было поручено архитектору А. Ринальди. В 1766 году был издан указ о начале работ на новой строительной площадке, намеченной С. И. Чевакинским. Торжественная закладка здания состоялась 8 августа 1768 года, и в память об этом событии была выбита медаль[17].

По проекту А. Ринальди собор должен был иметь пять сложных по рисунку куполов и высокую стройную колокольню. Стены по всей поверхности облицовывались мрамором. Макет и чертежи проекта хранятся в Музее Академии художеств. Обстоятельства сложились так, что Ринальди не смог завершить начатую работу. Здание было доведено лишь до карниза, когда после смерти Екатерины II строительство прекратилось, и Ринальди уехал за границу[18][19].

Вступивший на престол Павел I поручил архитектору В. Бренна срочно завершить работу. Выполняя желание царя, архитектор был вынужден исказить проект Ринальди — уменьшить размеры верхней части здания и главного купола и отказаться от возведения четырёх малых куполов. Мрамор для облицовки верхней части собора был передан на строительство резиденции Павла I — Михайловского замка. Собор получился приземистым, а в художественном отношении даже нелепым — на роскошном мраморном основании высились безобразные кирпичные стены[20].

Это сооружение вызывало насмешки и горькую иронию современников. К примеру, приехавший в Россию после длительного пребывания в Англии флотский офицер Акимов написал эпиграмму:

Се памятник двух царств,
Обоим столь приличный
На мраморном низу
Воздвигнут верх кирпичный[21].

При попытке прикрепить листок с этим четверостишем к фасаду собора Акимов был арестован. Ему отрезали язык и сослали в Сибирь[21][22].

В различных вариантах петербуржцы пересказывали опасную эпиграмму:

Сей храм покажет нам,
Кто лаской, кто бичом,
Он начат мрамором,
Окончен кирпичом.

Позднее, при императоре Александре I, когда при исполнении окончательного монферрановского варианта собора стали разбирать кирпичную кладку, фольклор откликнулся на это новой эпиграммой.

Сей храм трёх царствований изображение:
Гранит, кирпич и разрушение.

30 мая 1802 года третий Исаакиевский собор был освящён.

Современный Исаакиевский собор[править | править вики-текст]

Несоответствие Исаакиевского собора парадному облику центральной части Петербурга вызвало необходимость уже в 1809 году объявить конкурс на возведение нового храма. Условием было сохранение трёх освящённых алтарей существующего собора. Программу конкурса, утверждённую Александром I, составил президент Академии художеств А. С. Строганов. В ней говорилось:

Изыскать средство к украшению храма… не закрывая… богатой мраморной его одежды… приискать форму купола, могущую придать величие и красоту столь знаменитому зданию… придумать способ к украшению площади, к сему храму принадлежащей, приведя окружность оной в надлежащую правильность[23].

В конкурсе приняли участие архитекторы А. Д. Захаров, А. Н. Воронихин, В. П. Стасов, Д. Кваренги, Ч. Камерон и другие. Но все проекты были отвергнуты Александром I, так как авторы предлагали не перестройку собора, а строительство нового. В 1813 году на тех же условиях опять был объявлен конкурс, и вновь ни один из проектов не удовлетворил императора. Тогда в 1816 году Александр I поручает приехавшему из Испании инженеру А. Бетанкуру, председателю только что образованного «Комитета по делам строений и гидравлических работ», заняться подготовкой проекта перестройки Исаакиевского собора. Бетанкур предложил поручить проект молодому архитектору О. Монферрану, недавно до этого приехавшему из Франции в Россию. Чтобы показать своё мастерство, Монферран сделал 24 рисунка зданий различных архитектурных стилей (впрочем, технически никак не обоснованных)[24], которые Бетанкур и представил Александру I. Императору рисунки понравились, и вскоре был подписан указ о назначении Монферрана «императорским архитектором». Одновременно ему поручалась подготовка проекта перестройки Исаакиевского собора с условием сохранить алтарную часть существующего собора[25][26].

Проект 1818 года. Начало строительства[править | править вики-текст]

Исаакиевский собор, нереализованный проект А. Ринальди. Литография по рисунку О. Монферрана

В 1818 году Монферран, следуя указанию Александра I, составил проект, который предусматривал сохранение большей части ринальдиевского собора (алтарной части и подкупольных пилонов)[27][24]. Разборке подлежали колокольня, алтарные выступы и западная стена ринальдиевского собора, сохранялись подкупольные опорные пилоны южной и северной стен[28]. С северной и южной сторон предполагалось возвести колонные портики. Собор должны были венчать один большой купол и четыре малых по углам. Высота сводов оставалась прежней, и это обстоятельство усложнило разработку проекта, а общая композиция здания отличалась диспропорцией: монументальный портик, большая центральная глава, дополненная поставленными по углам малыми «придавили» его[29]. В издании своего проекта от 1820 года Монферран поместил изображение интерьера собора, дающее неверное представление о его внутренней перспективе: барабан с подоконными нишами не был бы виден с того места, где находится зритель[30].

Монферран предполагал сделать облицовку стен мрамором внутри и белым ревельским песчаником снаружи, колонны и цоколь — из гранита. Купол — медный с золочением, его своды планировалось украсить росписью, скульптурой и позолотой[31]. Как отмечает в своей монографии Н. П. Никитин, Монферран при создании проекта взял за образцы здания парижских Пантеона (купол с колоннадой, портик, решение внутренней обработки) и Дома инвалидов (конструкция перекрытия купола)[32]. По мнению Никитина, проект Монферрана (в части архитектурной композиции, но не декора здания) представлял собой не оригинальное произведение, а компиляцию[33].

Стремясь сохранить собор Ринальди, Монферран предусмотрел увеличение размеров здания только в направлении восток-запад, таким образом в плане оно стало прямоугольным с соотношением сторон 4 к 7. Четыре новых пилона увеличили ширину здания на ширину поперечного нефа. С учётом же новых портиков в плане получился почти равноконечный крест. Два старых пилона, получивших усиление с западной стороны, и два новых становились опорой для купола. Ринальди запроектировал главу с диаметром, равным стороне квадратного основания, Монферран поставил на то же основание новую главу, диаметр которой равнялся уже диагонали квадрата. Таким образом, барабан новой главы повисал над сводами боковых нефов. Вместе с колоннами, окружавшими барабан, диаметр новой главы был на две трети больше, чем главы ринальдиевской[34].

20 февраля 1818 года проект (два листа — первый с планом и фасадом, второй с планом[35]) был утверждён Александром I[27][31]. К проекту были приложены смета на фундаменты в ценах 1818 года на 506 300 руб. и пояснительная записка[33].

Руководство строительством возлагалась на специальную комиссию. Её председателем был член Государственного совета граф Н. Н. Головин, членами — министр внутренних дел О. П. Козодавлев, министр духовных дел и народного просвещения князь А. Н. Голицын, инженер А. Бетанкур. В комиссии впоследствии работали архитекторы А. П. Брюллов, Р. Вейгельт, В. А. Глинка, Н. Е. Ефимов, Д. В. Шебуев, А. И. Штакеншнейдер, К. А. Молдавский и многие другие[36]. Старый собор обнесли забором и принялись за его разборку.

Организация работ, вся хозяйственная часть строительства возлагалась на комиссию (согласно положению о комиссии, утвержденному лишь в июле 1820 года), руководство собственно строительными работами, решение всех технических вопросов и руководство действиями архитектора — на Бетанкура. Контроль за качеством материалов доверялся архитектору. Для их приемки и хранения назначался особый комиссар. Бетанкур, занятый работой на других объектах, часто отлучавшийся из Петербурга, ограничился посещением заседаний комиссии и решением вопросов по устройству оснований и фундаментов здания[37].

26 июня 1819 года состоялась торжественная закладка нового собора[28]. Прямо на сваи с западной стороны под входом был положен первый гранитный камень с прикреплённой к нему бронзовой позолоченной доской с датой закладки собора[36].

Поддержка императора дала Монферрану уверенность в своей правоте, он не обращал внимания на слабые места своего проекта. Будучи всего лишь рисовальщиком, Монферран увлекся разработкой интерьера и экстерьера собора (была также выполнена модель), создав несколько прекрасно исполненных графических листов, но не разрешая проблем, которые вставали перед архитектором, взявшимся за постройку на предложенных условиях (сохранение части существующего здания)[38][31].

Работа комитета по рассмотрению замечаний Модюи[править | править вики-текст]

В 1820 году Монферран выпустил великолепный альбом с 21 гравированной таблицей. К двум своим планам, оставшимся без изменений, он добавил продольный разрез, генеральный план, проект церкви, разработанный Ринальди, а также проекты стенной живописи, два перспективных вида и изображение интерьера[39]. Проект снова привлёк внимание специалистов[40]. С его резкой критикой вступил архитектор А. Модюи, бывший одним из членов «Комитета по делам строений и гидравлических работ». 20 октября 1820 года он представил записку в Академию Художеств с замечаниями к проекту 1818 года. К записке прилагались чертежи, демонстрирующие ошибки Монферрана[41].

Модюи ходатайствовал о прекращении всех строительных работ, кроме каменотесных и разборки тех частей сооружения, которые были предназначены к сносу. 14 июня 1821 года на заседании Академии художеств было объявлено о создании специального комитета по рассмотрению замечаний Модюи. В него вошли: А. Н. Оленин, Андрей и Александр Михайловы, А. И. Мельников, Гомзин, Вильстер, Беретти, В. П. Стасов, Бежанов и Бернаскони. По настоянию Александра I в комитет вошли также К. И. Росси, «каменный мастер» Руджи, инженеры П.-Д. Базен и М. Дестрем[42]. Восемь месяцев, прошедших с обнародования замечаний Модюи до начала работы комитета, Монферран использовал для подготовки к защите[43].

На первом заседании комитета (в августе 1821 года) были заслушаны два письма Модюи (Голицыну об остановке работ и Оленину о вопросах, поднятых в замечаниях к проекту, требующих первоочередного рассмотрения), его записка и возражения на неё Монферрана. Было решено рассмотреть утвержденные планы, фасады и разрезы здания и обследовать само здание в присутствии Монферрана. Первый осмотр постройки состоялся 15 августа[42].

Кроме документов, поступивших из комиссии по постройке, комитет затребовал у Монферрана материалы, которые он должен был передать производителям работ, в том числе поперечный разрез собора и разрез одного из портиков «во всю ширину». Однако Монферран отвечал, что никаких других планов и разрезов у него нет, а рисунки, имеющиеся у него, не могут ничем помочь работе комитета «будучи одни от других совершенно различны». Монферран подчеркнул, что в его ответах на критику Модюи содержатся исчерпывающие сведения о проекте и что все работы он ведёт исключительно под руководством Бетанкура, не делая ничего без его разрешения[44]. В этой ситуации комитет счёл необходимым сделать запрос комиссии по постройке, так как, если бы выяснилось, что Монферран был лишь исполнителем, выслушивать его объяснения не было смысла. Согласно же ответу комиссии, Монферран лично руководил работами до июля 1820 года, и только потом решение всех технических вопросов было возложено на Бетанкура[45].

Для удобства работы комитета необходимо было сопоставить друг с другом по каждому пункту замечания Модюи и ответы на них Монферрана. Эту задачу взялся выполнить сам Оленин. Извлечения (Оленин убрал лишь рассуждения, не относящиеся «прямо к делу») вошли в два новых документа, которые получили все члены комитета. С 30 сентября по 2 октября 1821 года они были заслушаны на заседаниях комитета[45]. Суть замечаний Модюи, имевших большой резонанс, сводилась к трём основным пунктам: сомнения в прочности фундамента, опасность неравномерной осадки здания и неправильное проектирование купола, размер которого превышал допустимые пределы и возможность обвала купола, опирающегося на разные по времени постройки пилоны[46][47].

По мнению Модюи, Монферран не имел должной квалификации и опыта для работы над таким серьёзным проектом и, приступая к нему, не понимал, с какими трудностями сопряжено его воплощение. Ошибки, допущенные Монферраном в начале строительства, при условии продолжения его «ещё один год» без их исправления, могли бы привести к тяжёлым последствиям. Также, по словам Модюи, стоимость работ по перестройке должна была составить 40 миллионов рублей. В своём ответе Монферран, чтобы опровергнуть Модюи, предлагал изучить уже возведенные новые фундаменты собора, вопрос соединения существующего здания с новыми частями и решить можно ли построить купол по его проекту. По утверждению Монферрана, сумму в 40 миллионов рублей, в которую должны были обойтись строительные работы, он никогда не называл. В данном случае комитет лишь принял и претензии Модюи и ответы Монферрана к сведению, как «содержащие одни общие рассуждения», не вынеся по ним никакого решения[48].

Следующее замечание Модюи касалось непосредственно фундаментов собора. По его утверждению, приступив к перестройке здания, Монферран не имел должного представления о существующих фундаментах, не знал, на какую глубину нужно будет закладывать новые и собирался их выполнить из бутовой плиты — способа, не подходящего для такого сложного сооружения. Согласно ответу Монферрана, он осматривал фундаменты под северным углом здания, а также с одним из членов комиссии исследовал погреба[48]. В вопросе о забивке свайного фундамента под оба крыльца вновь сооружаемых портиков, что, по мнению Модюи, было излишним и повлекло за собой «ненужный крупный расход», комитет счел действия архитектора верными[48].

Как считал Модюи, четыре пилона, на которые опирался фонарь с куполом третьего собора, оставить было «почти невозможно», так как фундамент под «вспомогательными опорами» не выдержит нагрузки существующих пилонов. Два старых пилона и два вновь сооруженных, по замыслу Монферрана, должны служить опорой для нового фонаря и купола. Модюи указывал, что пилоны, сооруженные в разное время, будут иметь неравномерную осадку. Чтобы избежать этой опасности, Модюи предлагал разобрать пилоны и фундаменты ринальдиевского собора. Возражая Модюи, Монферран дал понять, что изначально был связан условием сохранения части старого собора, по его словам, он хорошо представлял всю сложность соединения вновь возводимых частей сооружения со старыми. Но, по его мнению, это не было неразрешимой задачей. Монферран предлагал так же, как при строительстве парижского Пантеона увеличить толщину существующих пилонов гранитной кладкой со впуском в старую кирпичную. Соединенные скобами гранитные камни должны быть облицованы мрамором. Таким же образом архиектор предлагал построить новые пилоны. Тем не менее комитет посчитал, что при сохранении под существующими пилонами старых фундаментов, возведение тяжелого каменного купола небезопасно по причине неравномерной осадки[49].

В объяснениях комитету Монферран подчёркивал свою зависимость от условий императора: «Поскольку из нескольких проектов, которые я имел честь представить, предпочтение было отдано тому, который уже осуществляется, то… следует обсуждать этот вопрос не со мной; мне надлежит скрупулёзно сохранить то, что приказано сохранить…». А в письме Ш. Персье Монферран уже откровенно признаётся: «Легко видеть, что, подчиняясь приказу императора, я не мог удовлетворительно решить купол». Таким образом проект 1818 года был признан неудачным не только членами комитета, но и самим автором. Комитет установил «невозможным произвести перестройку Исаакиевского собора по известным до сего времени проектам архитектора Монферрана».

Узнав о выводах, Александр I приказал комитету заняться исправлением проекта, соблюдая при этом условие «сохранения, если так можно, существующих стен, а более того старых и новых фундаментов». Также предписывалось сохранить основные черты проекта Монферрана — пять глав и колонные портики. Решение внутреннего пространства собора, главного купола, освещённости здания предоставлялось на усмотрение комитета. Монферрану разрешалось участвовать в работе на общих основаниях. В этом новом конкурсе помимо самого Монферрана участвовали архитекторы В. П. Стасов, А. И. Мельников, А. А. Михайлов-старший и другие[50].

Проект 1825 года[править | править вики-текст]

Монферран учёл советы и замечания крупнейших русских архитекторов, инженеров, скульпторов и художников. По его новому проекту собор оформлялся четырьмя колонными портиками (в проекте 1818 года их было лишь два — южный и северный). Центральная часть собора подчёркивалась подкупольным квадратом, образованным четырьмя новыми опорными пилонами, поставленными шире остальных. Благодаря этому главный купол чётко вписывался в квадрат пилонов и исключалось его провисание. По углам основного объёма устанавливались четыре колокольни, как бы врезанные в стены. Теперь они располагались ближе к центральному куполу, чем в предыдущем проекте. Этим ещё более усиливалось квадратное построение собора[51].

3 апреля 1825 года был утверждён новый проект Монферрана[52]. Именно в таком виде и был построен современный Исаакиевский собор.

Строительство собора[править | править вики-текст]

Бюст Огюста Монферрана в Исаакиевском соборе, созданный из облицовочных камней, использованных при строительстве собора

Работы по сооружению фундамента начались ещё в 1818 году, по первому проекту Монферрана. Он поставил перед собой сложную задачу соединить старый и новый фундаменты. В этом принимал деятельное участие инженер Августин Бетанкур. Бетанкур писал Монферрану: «…я так был занят, что не имел возможности поговорить с вами о способах кладки фундаментов Исаакиевской церкви… Будьте добры осведомлять меня через каждые две недели о состоянии, в коем находятся работы по строительству церкви, не премину и я вам отвечать, указывая на всё полезное для прочности сооружения…», и: «…я <…> был рад узнать, что фундаменты этого здания были сделаны тем способом, какой я вам указал в предыдущем письме…»

Под фундамент собора вырыли глубокие траншеи, из которых выкачивали воду. Затем в грунт вертикально вбивали просмоленные сосновые сваи[53] диаметром 26—28 см и длиной 6,5 м. Расстояние между сваями в точности соответствовало их диаметру. Сваи забивали в землю тяжёлыми чугунными бабами с помощью во́ротов, приводимых в движение лошадьми. По каждой свае делали десять ударов. Если после этого свая не входила в землю, то её с разрешения смотрителя обрезали. После этого все траншеи были соединены между собой и залиты водой. Когда вода замёрзла, сваи были спилены под один уровень, рассчитанный от поверхности льда[53]. По словам Монферрана, под фундамент было забито 12 130 еловых свай[48].

При устройстве фундамента Монферран применил сплошную кладку, так как считал, что «для фундаментов крупных зданий сплошная кладка предпочтительнее любого другого вида его выполнения, особенно… если здание строится на плоском и болотистом грунте…» Это позволило также лучшим способом связать старый ринальдиевский фундамент с новым и в значительной мере гарантировало здание от опасных последствий осадки.

Вырубку гранитных монолитов для колонн собора вели в каменоломне Пютерлакс недалеко от Выборга[54]. Эти земли принадлежали помещице фон Экспарре. Преимуществами именно этого места для каменоломни были большой запас гранита, близость Финского залива с глубоким фарватером и почтового тракта. Вот что отметил в своём дневнике Монферран, впервые посетив каменоломню: «Удивление, которое мы испытывали, когда увидели… гранитные скалы, было, конечно, велико, но оно сменилось прямо восхищением, когда позже мы любовались в первом карьере семью необработанными ещё колоннами…»

Работами на каменоломне руководил подрядчик Самсон Суханов, который участвовал также в работах по созданию Ростральных колонн и Казанского собора. В Пютерлаксе он применил следующий метод выломки монолитов. На отвесной гранитной скале отмечали контур заготовки, затем по этой линии сверлили отверстия, в которые затем вставляли железные клинья. Сильные рабочие по условному знаку одновременно били по клиньям тяжёлыми кувалдами. Операция повторялась несколько раз до тех пор, пока не появится трещина. В неё закладывали железные рычаги с кольцами, в которых были закреплены канаты. За каждый канат брались по сорок человек и, оттягивая их в стороны, отодвигали заготовку. В образовавшийся промежуток закладывались берёзовые распорки, удерживавшие монолиты в таком состоянии. Далее рабочие пробивали отверстия в заготовке и запускали в них крючья с канатами, прикреплёнными к стоящим рядом во́ротам, с помощью которых монолит окончательно отделялся от скалы и скатывался на заранее приготовленный деревянный помост.

Часто посещая ломки, Монферран отмечал: «Добывание гранитов, труд сего рода во всех иных местах не весьма обыкновенный, встречают в России очень часто и весьма хорошо разумеют… работы, возбуждающие наше удивление к произведениям древности, здесь не что иное суть, как ежедневное дело, которому никто не удивляется».

Транспортировка из каменоломни осуществлялась на плоскодонных судах, специально для этого изготовленных на заводе Чарльза Берда. Монолиты колонн скатывали на морской берег, где их грузили на баржи. Каждое судно буксировали два парохода до пристани в Петербурге. Там монолиты выгружали и перевозили по специальному рельсовому пути на строительную площадку для их окончательной обработки. Применение этого рельсового пути на строительной площадке стало первым в России.

Следующим этапом строительства было возведение портиков до постройки стен собора. Такое решение архитектора, противоречащее правилам архитектуры, обуславливалось сложностью установки гранитных колонн.

Модель лесов, спроектированных А.Бетанкуром и применявшихся для подъёма колонн

Монферран сравнительно долгое время трудился под руководством А. Бетанкура. Бетанкур спроектировал леса и механизмы для подъёма колонн Исаакиевского собора, которые были реализованы Монферраном. На основе этих лесов и механизмов Монферран создал систему механизмов, с помощью которой установил в 1832 году Александровскую колонну на Дворцовой площади.

Для подъёма колонн были построены специальные леса, состоявшие из трёх высоких пролётов, образованных четырьмя рядами вертикальных стоек, перекрытых балками. В стороне были установлены 16 чугунных во́ротов-кабестанов, на каждом из которых работало по восьмеро человек. Колонну обшивали войлоком и циновками, обвязывали корабельными канатами и вкатывали в один из пролётов лесов, а концы канатов через систему блоков закрепляли на кабестанах. Рабочие, вращая во́роты, приводили монолит в вертикальное положение. Установка одной 17-метровой колонны весом 114 тонн занимала около 45 минут. Монферран в своих записях отмечал, «что деревянная конструкция лесов… столь совершенна, что при всех сорока восьми установках колонн ни разу не было слышно даже простого скрипа».

Первая колонна (крайняя справа в северном портике) была установлена 20 марта 1828 года[55] в присутствии царской семьи, иностранных гостей, многих архитекторов, специально приехавших для этого торжества, и простых горожан, заполнивших площадь и крыши окрестных домов. Под основание колонны была заложена платиновая медаль с изображением Александра I.

Сооружение портиков завершилось к осени 1830 года, когда жители Петербурга уже могли видеть четыре двенадцатиколонных портика под временной кровлей и алтарную часть старой ринальдиевской церкви[56].

Затем началась постройка опорных пилонов и стен собора. Тут применяли кладку из кирпичей, скреплённых известковым раствором. Для большей прочности применяли гранитные прокладки[57] и металлические связи различного профиля. Толщина стен составляла от 2,5 до 5 м. Толщина наружной мраморной облицовки составляла 50—60 см, внутренней — 15—20 см. Она выполнялась одновременно с кирпичной кладкой, с помощью железных крючьев (пиронов), вставленных в специально высверленные для этого отверстия. Для устройства кровли были изготовлены стропила из кованого железа. Внутри южной и северной стен устроили вентиляционные галереи. Для естественного освещения собора над галереями аттика сделали световые галереи.

В 1836 году возведение стен и пилонов было завершено и началось сооружение перекрытий. Построенные кирпичные своды имеют толщину от 1,1 до 1,25 м и опираются на шесть пилонов. Помимо конструктивных кирпичных сводов были ещё сделаны декоративные, представлявшие собой железный каркас, покрытый металлической сеткой и облицованный искусственным мрамором. Между декоративными и конструктивными сводами оставлено пространство высотой в 30 см. Такое двойное перекрытие сводов является характерной особенностью собора, не встречавшейся ранее в других церковных сооружениях России и Западной Европы.

В 1837 году, когда было завершено основание купола, началась установка 24 верхних колонн[58]. Колонны подымались наверх по наклонному настилу на специальных тележках при помощи оригинальных механизмов. Для поворота колонн использовались приспособления из двух чугунных кругов, в борозду нижнего из которых вставлялись шары.

Следующим этапом строительства собора было сооружение купола. Монферран стремился максимально облегчить купол без потери прочности. Для этого он предложил сделать его не кирпичным, как было предусмотрено проектом 1825 года, а полностью металлическим. Расчёты купола выполнил инженер П. К. Ломновский. Отливка металлоконструкций купола проводилась на заводе Чарльза Берда. При этом было использовано 490 тонн железа, 990 тонн чугуна, 49 тонн меди и 30 тонн бронзы. Купол Исаакиевского собора стал третьим куполом в мире, выполненным с применением металлических конструкций и оболочек (после башни Невьянского завода на Урале, построенной в 1725 году, и купола Майнцского собора — в 1828-м). Образцом послужил купол лондонского Собора Святого Павла, спроектированный Кристофером Реном. Но Монферран, заимствовав конструкцию, выполнил её из других материалов[59].

Конструктивно купол состоит из трёх взаимосвязанных частей, образованных чугунными рёбрами: нижней сферической, средней — конической и наружной — параболической. Металлический каркас составлен из 24 рёбер двутаврового сечения. Полоса, соединяющая полки двутавра, перфорирована. Соединения частей каркаса были выполнены на болтах. Диаметр наружного свода составляет 25,8 м, нижнего — 22,15 м. Пространство между фермами было заложено пустотелыми гончарными горшками конической формы на перемычках из кирпича с заливкой промежутков между ними цемянкой из извести с расщебёнкой. Для сводов потребовалось около 100 тысяч таких горшков. Горшечные своды улучшают акустику храма, защищают от холода и значительно легче кирпичных сводов[59].

Теплоизоляцию горшечных сводов выполнили из двух слоёв войлока с заливкой смолой. Войлок, в свою очередь, покрыли известково-песчаным раствором, который был окрашен масляной краской. Открытые части металлических конструкций были защищены также войлоком. Внутренний конический купол покрыт медными листами, окрашенными в голубоватый тон, с большими бронзовыми лучами и звёздами, создавшими эффектную картину ночного неба. Снаружи купол покрыт плотно пригнанными друг к другу медными позолочёнными листами.

Золочение куполов собора в 1838—1841 годах проводилось методом огневого золочения[60][61]. В процессе получили отравление парами ртути и скончались 60 мастеров.

Всего же в строительстве собора приняло участие 400 000 рабочих — государственных и крепостных крестьян. Судя по документам того времени, около четверти из них умерло от болезней или погибло в результате несчастных случаев[53]. Общие же затраты на строительство составили гигантскую сумму — свыше 23 млн рублей серебром[62].

Длительный срок строительства собора (40 лет) современники Монферрана объясняли тем, что некий прорицатель предсказал архитектору смерть сразу после окончания строительства Исаакиевского собора. Поэтому архитектор не спешил со строительством. Монферран действительно прожил чуть меньше месяца после освящения собора[63].

Стоимость строительства[править | править вики-текст]

Общая стоимость сооружения собора с 1818 до полного окончания работ в 1864 году составила 23,26 млн рублей серебром. Из них стоимость сооружения фундамента составила 2539 тыс. рублей ассигнациями, стоимость 48-ми гранитных колонн портиков с учётом их установки — 2612 тыс. рублей ассигнациями, кладка стен — 2505 тыс. рублей ассигнациями, их облицовка мрамором — ещё 7485 тыс. рублей ассигнациями, стоимость сооружения четырёх фронтонов портиков — 2278 тыс. рублей ассигнациями, крыши — 2445 тыс. рублей ассигнациями[64].

Ежегодные расходы на строительство:[65]
год 1818 1819 1820 1821 1822 1823 1824 1825 1826 1827 1828
тыс. рублей ассигнациями 513,8 1104 1101 1016 704,6 256,0 402,0 648,7 1091 1066 946,7
год 1829 1830 1831 1832 1833 1834 1835 1836 1837 1838 1839
тыс. рублей ассигнациями 931,0 827,6 1109 1132 1024 721,7 1222 1411 1724 2917 3174
год 1840 1841 1842 1843 1844 1845 1846 1847 1848 1849 1850 1851
тыс. рублей серебром 572,6 585,5 665,0 862,9 800,0 798,7 800,5 1361 1214 817,5 836,4 978,9
год 1852 1853 1854 1855 1856 1857 1858 1859 1860 1861 1862 1863 1864
тыс. рублей серебром 1074 1036 491,8 445,3 473,2 876,8 540,9 159,0 115,7 117,1 162,8 193,9 122,4

Освящение[править | править вики-текст]

Торжественное освящение собора состоялось в 1858 году, 30 мая, в день памяти преподобного Исаакия Далматского, в присутствии императора Александра II и иных членов императорской семьи. Были выстроены войска, которых император приветствовал перед началом чина освящения, которое возглавил митрополит Новгородский и С.-Петербургский Григорий (Постников). На Петровской и Исаакиевской площадях были устроены трибуны для народа; соседние улицы и крыши ближайших домов были переполнены людьми[66].

В связи со строительством и освящением собора Александром II была учреждена государственная награда — медаль «В память освящения Исаакиевского собора». Награждались ей лица, принимавшие участие в строительстве, украшении и освящении собора[67].

В XIX веке[править | править вики-текст]

Через 6 лет после освящения собора и по завершению работы строительной комиссиии, в 1864 году, здание собора было передано в ведение «Министерства путей сообщения и публичных зданий». При соборе были учреждены должности инспектора и архитектора, а также, для постоянного наблюдения за состоянием собора, было создано специальное «техническо-художественное совещание» из трех профессоров Академии художеств[68].

В 1871 году Исаакиевский собор был передан под управление Министерства внутренних дел.

В 1879 году Иоанн Полисадов основал Общество проповедников для кафедры Исаакиевского собора — первое общество такого рода в столице[69].

В 1883 году, статус Исаакиевского собора изменился: собор (как и храм Христа Спасителя в Москве) перешёл в двойное подчинение, ведомству православного исповедания в «хозяйственном отношении», и остался в ведении Министерства внутренних дел в «техническо-художественном» отношении[68].

В это же время обсуждался вопрос, чтобы передать здание собора в единоличное управление духовного ведомства. Митрополиты обеих столиц выразили согласие, однако, ректор Академии художеств Александр Резанов выступил против, заявив, что не допустит ситуации, когда здание, стоившее 15 миллионов рублей и 45 лет труда, остается без наблюдения специалистов и «крупной материальной поддержки от правительства». Доводы Резанова приняли во внимание, и оба собора в «техническо-художественном» отношении остались в ведении Министерства внутренних дел. 25 мая 1883 года император Александр III утвердил «мнение Государственного Совета» по двум соборам, в третьей части Полного собрания законов Российской империи этот документ значится под номером 1600 и называется «О порядке заведования кафедральными соборами Исаакиевским в С.-Петербурге и Христа Спасителя в Москве»[68].

В XX веке[править | править вики-текст]

Зенитчики на фоне ночного Исаакия

В начале ХХ века повторно возник вопрос о передаче Исаакиевского собора (и храма Христа Спасителя) в безраздельное управление ведомства православного исповедания. Мотивировалась необходимость такого изменения следующим образом: затруднения в управлении зданиями из-за их двойного подчинения — министерству внутренних дел и духовному ведомству. 28 октября 1908 года этот вопрос рассматривался на заседании Совета министров и статус соборов опять остался без изменений — двойное подчинение. Кроме того, для выяснения необходимого зданиям ремонта были образованы комиссии, куда вошли представители четырёх министерств — внутренних дел, финансов, ведомства православного вероисповедания и государственного контроля[68].

На основании декрета об отделении церкви от государства здание собора и церковное имущество было национализировано. В 1918 году здание оказалось в ведении народного комиссариата имуществ республики, а уже в декабре 1919-го было передано в пользование прихожанам собора. Со стороны прихожан договор подписали более 30 человек, по его условию приход бесплатно пользовался собором, но был обязан обеспечивать оплату расходов по текущему содержанию здания (отопление, ремонт, охрана и тому подобное)[70]. В мае 1922 года в ходе изъятия церковных ценностей из собора было изъято 48 кг золотых изделий, более 2 тонн серебряных украшений[71]. 29 апреля 1922 года его настоятель протоиерей Леонид Богоявленский был арестован. В марте 1923 года собор перешёл под управление прихожан Православной российской церкви (обновленцев)[72]. Договор о пользовании собором с общественной организацией (приходом) из-за ненадлежащего исполнения ими обязанностей был расторгнут; службы прекращены, когда президиум ВЦИК 18 июня 1928 года постановил «оставить здание собора в исключительном пользовании Главнауки в качестве музейного памятника»[73]. 12 апреля 1931 года в соборе был открыт один из первых в Советской России антирелигиозных музеев[74].

Во время Великой Отечественной войны собор пострадал от бомбёжек и артобстрела, на стенах и колоннах местами сохранены следы от снарядов. В соборе во время блокады хранились экспонаты музеев из пригородов Ленинграда, а также Музея истории города и Летнего дворца Петра I[75].

3 сентября 1991 года Государственный банк СССР выпустил в обращение памятную монету номиналом 50 рублей с изображением Исаакиевского собора в серии «500-летие единого Русского государства». Монета изготовлена из золота 999-й пробы тиражом 25 000 экземпляров и весом 7,78 г[76]

С 1948 года функционирует как музей «Исаакиевский собор». В 1950—1960-х годах проведены реставрационные работы. На куполе устроена смотровая площадка, откуда открывается панорама центральной части города. Внутри храма был установлен маятник Фуко (в настоящее время демонтирован), который благодаря огромной длине наглядно демонстрировал вращение Земли.

В 1990 году возобновлены церковные службы, в настоящее время (2017 год) они проходят ежедневно[77].

Собор находился в ведении Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор».

С 1968 по 2002 год директором музея был Георгий Бутиков.

В XXI веке[править | править вики-текст]

Собор находится в ведении Государственного музея-памятника «Исаакиевский собор».

С 2002 года и до января 2008 года директором музея был Николай Нагорский[78], с 3 июня 2008 года — Николай Буров (бывший глава Комитета по культуре Петербурга). С 15 июня 2017 года директором музея назначен Юрий Витальевич Мудров[79].

Оценки современного состояния[править | править вики-текст]

По мнению профессора Санкт-Петербургского политехнического университета Валерия Голода, «с механической точки зрения состояние собора аварийное. Запас прочности иногда бывает от двукратного до шестикратного. Но какая часть из этого запаса исчерпана, а какая продолжает держать конструкцию? Закрывать глаза на это нельзя»[80].

Передача собора Русской православной церкви (РПЦ)[править | править вики-текст]

В 2015 году вопрос о передаче Исаакиевского собора под управление православной церкви был поднят в третий раз, в середине июля 2015 году митрополит Варсонофий обратился ко властям города с просьбой передать в ведение епархии собор, но получил отказ. Чиновники сослались на то, что в случае передачи собора-музея РПЦ затраты на его содержание лягут на плечи государства[81]. 28 марта 2016 года православные активисты подали иск в районный суд в связи с отказом передать собор РПЦ[82]. В апреле 2016 года митрополит Варсонофий обратился к Дмитрию Медведеву с повторной просьбой о передаче Исаакиевского собора, Спаса-на-Крови и корпуса Смольного монастыря РПЦ[83]. 10 января 2017 года губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко заявил, что вопрос о передаче Исаакиевского собора в пользование РПЦ решён, но здание полностью сохранит музейно-просветительскую функцию[84].

Петербургский Союз музейных работников расценил передачу Исаакиевского собора РПЦ как ликвидацию музея[85]. Директор музея Николай Буров заявил, что в результате передачи Исаакиевского собора РПЦ работы могут лишиться около 160 сотрудников музея[86].

28 января 2017 года на Марсовом поле в Петербурге прошли несогласованный митинг горожан против передачи собора РПЦ и одновременно согласованная с мэрией акция горожан — сторонников передачи собора. По разным источникам, в акции против передачи собора приняли участие от 1500 до 5000 человек[87][88], в акции сторонников передачи собора — несколько десятков человек[89].

12 февраля 2017 года горожане после встречи с депутатами городского Законодательного собрания окружили собор двумя живыми кольцами из участников акции, пресса назвала это действие «Синим кольцом»[90].

19 февраля 2017 года состоялся крестный ход, который собрал до 8 тысяч горожан[91], поддерживающих передачу Исаакиевского собора Русской православной церкви. В шествии участвовали священники, молодёжь приходов Санкт-Петербургской митрополии, учащиеся духовной академии и других вузов, члены казачьих организаций, православные активисты, прихожане городских храмов, байкеры из мотоклуба «Ночные волки», фанаты футбольного клуба «Зенит»[92].

13 марта 2017 года Смольнинский районный суд Санкт-Петербурга постановил привлечь РПЦ и Министерство культуры в качестве ответчиков по иску группы граждан (Вишневского Б. Л. и других) к Комитету имущественных отношений Санкт-Петербурга об использовании Исаакиевского собора[93]. 16 марта Смольнинский суд дело прекратил[94].

14 марта появились сообщения, что экспонаты музея-памятника «Исаакиевский собор» могут быть переданы на хранение в Государственный музей истории Санкт-Петербурга в случае принятия решения о передаче Исаакиевского собора в РПЦ. Эта процедура займет несколько месяцев[95].[значимость факта?]

14 марта 2017 года вице-губернатор Владимир Кириллов сообщил, что на сегодняшний день в администрации Санкт-Петербурга не поступало официального обращения РПЦ о передаче Исаакиевского собора в безвозмездное пользование РПЦ[96]. 3 мая 2017 года губернатор Георгий Полтавченко подтвердил, что Правительство Петербурга так и не получило заявку от РПЦ на передачу в пользование здания Исаакиевского собора[97].

Настоятели собора[править | править вики-текст]

Настоятели собора за всю историю[98]
Даты Настоятель
Первый храм
… — …
1721[99]—1727 протопоп Алексей Васильев
Второй храм
1727 — 7 июля 1735 протоиерей Иосиф Тимофеевич Чедневский (скончался 13 апреля 1736)
1736—1741 протоиерей Василий Павлович Терлецкий (1673—после 1761)
1742 — 10 ноября 1744 протопоп Петр Яковлев (1704 — 10 ноября 1744)
12 января 1745 — 29 декабря 1750 протоиерей Тимофей Семенов (скончался 29 декабря 1750)
1751—1757 протоиерей Александр Львов
1757 — 20 октября 1758 протоиерей Феодор Лукин (скончался 20 октября 1758)
8 декабря 1758 — 29 октября 1771[к 2] протоиерей Никита Далматов (Долматов) (скончался 29 октября 1771)
1771 — начало 1789 протоиерей Иоанн Матфеев
11 февраля 1789 — 16 февраля 1800 протоиерей Георгий Михайлович Покорский (1740—15 октября 1800)
Третий храм
21 мая 1800 — 31 декабря 1829[к 3] протоиерей Михаил Алексеевич Соколов (1762—31 декабря 1829)
1829 — 27 октября 1836 протоиерей Иаков Иванович Воскресенский (30 апреля 1775—27 октября 1836)
1836 — 31 октября 1855 протоиерей Алексей Иванович Малов (скончался 31 октября 1855)
Четвёртый храм
1858 — 22 декабря 1860 протоиерей Андрей Иванович Окунев (7 августа 1794—22 декабря 1860)
24 декабря 1860 — 9 декабря 1869 протоиерей Иоанн Дмитриевич Колоколов (1799—9 декабря 1869)
30 сентября 1870 — 2 сентября 1884 протоиерей Петр Алексеевич Лебедев (13 января 1807—2 сентября 1884)
1884 — 16 февраля 1886 протоиерей Платон Иванович Карашевич (1824—16 февраля 1886)
1886 — 4 октября 1897 протоиерей Пётр Алексеевич Смирнов (1831—1907)
13 октября 1897 — 22 октября 1909 протоиерей Иоанн Антонович Соболев (1829—1909)
4 ноября 1909 — 19 февраля 1917 протоиерей Александр Иванович Исполатов (1835—1917)
23 февраля 1917 — 3 июля 1919 протоиерей Николай Григорьевич Смирягин (1839—1919)
июль 1919 — арестован 29 апреля 1922 протоиерей Леонид Константинович Богоявленский (1871—1937)
май — 23 июля 1922 протоиерей Пётр Павлович Балыков (1892—после 1922)
июль 1922 — 18 марта 1923[к 4] протоиерей Василий Николаевич Велтистов (1854—после 1923)
март 1923 — июль 1924[к 5] протоиерей Николай Фёдорович Платонов (1889—1942)
июль 1924 — январь 1925 протоиерей Павел Порфирьевич Чуев (1889—после 1925)
1925 протоиерей Дмитрий Феофанович Стефанович (1876—1926)
январь — август 1926 протоиерей Александр Иванович Боярский (Сегенюк), (1885—1937)
август 1926 — 3 октября 1927 протоиерей Лев Михайлович Теодорович (1867—после 1930)
октябрь 1927 — 9 марта 1928 протоиерей Пётр Николаевич Никольский
март — 14 июля 1928 «архиепископ» Геронтий (Григорий Андреевич Шевлягин), (1893—после 1934)
14 июля 1928—1990 службы в храме не проводились
1990—2001 протоиерей Борис Михайлович Глебов
2002—2014 митрополит Санкт-Петербургский Владимир (Котляров)
2014 год — настоящее время митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий (Судаков)

Здание собора[править | править вики-текст]

Высота — 101,5 м[100], внутренняя площадь — более 4000 м².

План Исаакиевского собора 1 — западный портик
2 — северный портик
3 — восточный портик
4 — южный портик
5 — алтарь
6 — придел Святой Екатерины
7 — придел Святого Александра Невского
8 — главный иконостас
9 — Царские врата
10 — подкупольные пилоны

Внешний вид[править | править вики-текст]

Исаакиевский собор — выдающийся образец позднего классицизма, в котором уже проявляются новые направления (неоренессанс, византийский стиль, эклектика), а также уникальное архитектурное сооружение и высотная доминанта центральной части города.

Высота собора 101,5 м, длина (включая портики) 111,3 м, ширина — 97,6. Наружный диаметр купола 25,8 м, внутренний — 21,8 м. Здание украшает 112 монолитных гранитных колонн разных размеров[100]. Стены облицованы светло-серым рускеальским мрамором. При установке колонн были использованы деревянные конструкции инженера А. Бетанкура. На фризе одного из портиков можно разглядеть скульптурное изображение самого архитектора (Монферран умер практически сразу после освящения собора, но в желании архитектора быть погребённым в собственном творении было отказано, поскольку Огюст был католиком, а храм строился, как православный).

В вечернем освещении (30/12/2015)

Северный фасад[править | править вики-текст]

Северный фронтон. «Воскресение Христа»

Фраза, помещённая во фризе северного портика, — «Господи, силою твоею возвеселится царь»,— может считаться выражением идеи всего сооружения.

Рельеф фронтона северного портика — это «Воскресение Христа» (18391843, скульптор Ф. Лемер). В центре композиции — поднявшийся из гроба Христос, справа и слева от него — ангелы, а за ними перепуганные стражники и потрясённые женщины. Идея о воскресении Христа, который по приговору суда был распят на кресте и на третий день воскрес из мёртвых, лежит в основе всей христианской религии. В честь Иисуса Христа, победившего смерть и даровавшего людям надежду на спасение и бессмертие, празднуется самый торжественный и радостный праздник христианской церкви — Пасха. Именно в честь этого праздника зажигаются высокие светильники в углах собора, над аттиком, и руки коленопреклонённых ангелов (скульптор И. П. Витали) благоговейно поддерживают их.

Статуи, расположенные на углах и вершинах фронтонов, представляют 12 святых апостолов (скульптор Витали) — ближайших учеников Иисуса Христа, — причём вершины увенчаны статуями евангелистов, то есть авторов Евангелий — 4 книг Нового завета, повествующих об учении и жизни Иисуса.

Апостол Пётр (слева) изображён с ключами от врат царства небесного. По роду своих занятий он был рыбак, и жизнь его с самого начала и до конца была преисполнена всяких чудесных событий, о которых упоминается в евангельских сказаниях. Это, прежде всего, чудесный лов рыбы: рыба шла в таком количестве, что даже «сеть прорывалась», и «ужас объял его и всех, бывших с ним, от этого лова рыб»; это буря на Галилейском озере, когда Господь шёл по волнам к своим утопавшим ученикам и повелел Петру также идти по воде. Ревностный проповедник слова христианства, он мог исцелять расслабленных и воскрешать из мёртвых, и веру свою в Христа доказал мученическою смертью: по преданию, при императоре Нероне его распяли вниз головой.

Апостол Павел (справа) изображён с мечом, символом его ревностного служения Иисусу Христу. Вначале он был ярым гонителем христиан, везде их выискивал и истязал, но в один прекрасный день луч с неба поразил его — он ослеп. Он услышал голос Иисуса Христа, проникся его учением и с этого времени совершенно переменился. Зрение вернулось к нему; он стал одним из самых ревностных проповедников христианской веры, совершил немало чудес, претерпел немало страданий и подтвердил свою веру мученической кончиной: в Риме, при императоре Нероне, ему отрубили голову.

Евангелист Иоанн (в центре) изображён с орлом — символом высокого парения его богословской мысли. Он прожил дольше других апостолов, и, по преданию, ученики (следуя его желанию) погребли его живым. Когда же вскоре после погребения могилу его вскрыли, апостола там не оказалось: подобно Иисусу Христу, он воскрес из мёртвых.

Скульптуры в нишах — «Несение креста» (левая ниша) и «Положение во гроб» (правая ниша) — выполнены скульптором П. К. Клодтом.

Двери: (скульптор Витали) «Вход в Иерусалим», «Се человек», «Бичевание Христа», Св. Николай Чудотворец, Преподобный Исаакий Далматский, Коленопреклонённые ангелы[101].

Западный фасад[править | править вики-текст]

Барельеф «Встреча Исаакия Далматского с императором Феодосием»

На фронтоне западного портика — барельеф «Встреча Исаакия Далматского с императором Феодосием», выполненный в 1842—1845 годах скульптором И. П. Витали. Его сюжетом является единение двух ветвей власти — царской и духовной (неслучайно портик обращён в сторону Сената и Синода). Изображённый в центре барельефа Исаакий Далматский с крестом в левой руке другой словно благословляет склонившего голову Феодосия, одетого в доспехи. Слева от императора — его жена Флацилла. Ещё левее — две фигуры, в первой из которых улавливается сходство с президентом Академии художеств А. Н. Оленина, а во второй — c министром императорского двора и председателя Комиссии по строительству собора князя П. М. Волконского. В правой части — коленопреклонённые воины[101]. В левом углу барельефа изображена небольшая полуобнажённая фигура с моделью собора в руках — портрет автора проекта Исаакиевского собора О. Монферрана[102]. Надпись по фризу — «Царю царствующих».

Фома (скульптор Витали) — этот апостол изображён с угольником в левой руке (как архитектор), с протянутой вперёд правой рукой, с удивлённым выражением на лице. Он был склонен к маловерию и в воскресение Христа поверил только тогда, когда дотронулся до него.

Варфоломей (скульптор Витали) — изображён с крестом и скребком. Он проповедовал учение в Аравии, Эфиопии, Индии, Армении, где и принял мученическую смерть: с него скребком содрали кожу, а затем повесили вниз головой.

Марк (скульптор Витали) — евангелист изображён со львом, символизирующим мудрость и отвагу. Проповедуя учение Христа, он принял мученическую смерть в Александрии.

Дверь: скульптор Витали: «Нагорная проповедь», «Воскрешение Лазаря», «Исцеление расслабленного», Апостол Пётр, Апостол Павел, Коленопреклонённые ангелы.

Южный фасад[править | править вики-текст]

Барельеф «Поклонение волхвов»

На фронтоне южного портика помещён выполненный в 1839—1844 годах скульптором И. П. Витали барельеф «Поклонение волхвов». В центре изображена Мария с младенцем, сидящая на троне. Её окружают пришедшие на поклонение волхвы, среди них выделяются фигуры месопотамского и эфиопского царей. Справа от Марии склонив голову стоит Иосиф. В левой части изображён старик с ребёнком, в руках ребёнка — небольшой ларец с подношениями. В фигурах старика с ребёнком, месопотамского и эфиопского царей, раба-эфиопа видны индивидуальные особенности; сохранилось свидетельство о том, что их лепили с натурщиков[101]. Надпись по фризу — «Храм мой храм молитвы наречётся».

Андрей (скульптор Витали) — проповедовал во многих странах, даже в Русской земле. Его распяли на кресте особой формы, наподобие буквы Х, который с тех пор стали называть Андреевским. В России он считается покровителем флота; при Петре I был учреждён Андреевский флаг, а также Орден Святого апостола Андрея Первозванного.

Филипп (скульптор Витали) — скромный и незаметный, он ничем особенным среди учеников Христа не выделялся. Предание говорит, что он проповедовал Евангелие в Скифии и Фригии и принял смерть, распятый на кресте.

Матфей (скульптор Витали) — евангелист изображён в момент работы, с ангелом за спиной, символом чистоты деяний и помыслов; он принял мученическую смерть за Христа: его побили камнями, а затем обезглавили.

Левая ниша — «Благовещение» (скульптор А. В. Логановский)

Правая ниша — «Избиение младенцев» (скульптор А. В. Логановский)

Двери: скульптор Витали: «Сретение», «Бегство в Египет», «Христос объясняет св. писание в храме», Александр Невский, Архангел Михаил, Коленопреклонённые ангелы[101].

Восточный фасад[править | править вики-текст]

Восточный фронтон «Исаакий Далматский останавливает императора Валента»

На барельефе восточного портика, обращённого в сторону Невского проспекта: «Исаакий Далматский останавливает императора Валента» (18411845, скульптор Лемер). В центре барельефа — Исаакий Далматский преграждает путь императору Валенту, предсказывая ему скорую гибель, опытный воин, царствовавший до Феодосия, был покровителем ариан, учение которых представляло собой попытку пересмотра христианского учения. Исаакий Далматский, последователь христиан, был посажен в темницу (на барельефе изображён момент, когда воины цепями сковывают ему руки), и освободил его лишь Феодосий, последователь христианского учения. Надпись по фризу: «На Тя Господи уповахом, да не постыдимся во веки».

Иаков (скульптор Витали) — брат евангелиста Иоанна, он имел характер деятельный, был решителен и непоколебим в вере, за что и пострадал быстрее прочих. Первый мученик среди апостолов, Иаков был обезглавлен в Иерусалиме.

Симон (скульптор Витали) — изображён с пилой. Этот апостол просветил учением Христовым Африку, по другому преданию — Британские острова, Вавилонию, Персию, и был распят на кресте. Пила — символ мучений, которые довелось испытать всем апостолам.

Лука (скульптор Витали) — евангелист изображён с тельцом, символизирующим святость завета. Он проповедовал в Ливии, Египте, Македонии, Италии и Греции и по одной версии мирно скончался в 80-летнем возрасте; по другой — принял мученическую смерть и за неимением креста был повешен на оливковом дереве[101].

Интерьер[править | править вики-текст]

К. П. Брюллов. Богоматерь в окружении святых. Плафон главного купола. Фигуры 12 апостолов в барабане купола написаны П. А. Басиным по картонам Брюллова

В соборе три алтаря, главный посвящён Исаакию Далматскому, левый — Великомученице Екатерине, правый — благоверному Александру Невскому. Интерьеры отделаны мрамором, малахитом, лазуритом, золочёной бронзой и мозаикой. Работы над интерьером начались с 1841 года, в них приняли участие знаменитые русские художники (Ф. А. Бруни, К. П. Брюллов, И. Д. Бурухин, В. К. Шебуев, Ф. Н. Рисс) и скульпторы (И. П. Витали, П. К. Клодт, Н. С. Пименов).

Для храма была изготовлена новая гробница. Она была изготовлена по образцу гробницы Храма Спаса-на-Сенной (автор — известный ювелир Ф. А. Верховцев).

Воскресение Христа. 1841—1843. Витраж главного алтаря

В интерьер православного храма был включён по предложению Л. Кленце витраж — изначально элемент убранства католических церквей. Изображение Воскресшего Спасителя в окне главного алтаря было одобрено Святейшим Синодом и лично императором Николаем I. Созданием эскиза витража для Исаакиевского собора занимался немецкий художник Генрих Мария фон Хесс, изготовлением в стекле руководил М. Э. Айнмиллер — глава «Заведения живописи на стекле» при Королевской фарфоровой мануфактуре в Мюнхене. Площадь витража составляет 28,5 квадратных метров, высота 9,5 метров, детали скреплены свинцовыми пайками. К 1843 году витраж был установлен в окне собора в Петербурге. Он является ключевым памятником в истории витражного искусства в России. Появление в кафедральном храме столицы стеклянной картины с изображением Иисуса Христа произошло в результате взаимодействия западной и восточной христианской традиций, своеобразного синтеза фигуративного католического витража и запрестольной православной иконы. Установка его в главном храме России утвердила витраж в системе оформления православных церквей страны. Витражи получили «законные» права в православных храмах. А изображение Воскресшего Спасителя на алтарном окне Исаакиевского собора стало иконографическим образцом для многих витражей в храмах России, как в XIX веке, так и в наше время[103].

В Исаакиевском соборе представлено уникальное собрание монументальной живописи первой половины XIX века — 150 панно и картин. Для работ над росписями были привлечены художники-академисты Брюллов, Басин, Бруни, Шебуев, Марков, Алексеев, Шамшин, Завьялов и другие. Руководство живописными работами было возложено на ректора Петербургской Академии художеств профессора В. К. Шебуева, проект декора и общая концепция росписей были разработаны Монферраном. Работы проводились под контролем императора и Синода. Одной из главных проблем стал выбор техники исполнения живописных панно[104]. По первоначальному предложению Кленце (с ним был согласен Николай I), росписи собора должны были выполняться в технике энкаустики. Однако Бруни, привлечённый к обсуждению способа исполнения будущих росписей, после консультаций с Кленце, прошедших в начале 1842 года в Мюнхене, сделал доклад, в котором указал, что эта техника живописи совершенно непригодна для климатических условий Петербурга. Опираясь на мнение реставратора Валати, Бруни высказался за масляную живопись на холсте, обрамлённую медными рамами с дном. Монферран также склонялся в пользу масляной живописи. Бруни поручили выполнить образец росписи энкаустикой по меди, однако вскоре было решено расписывать стены собора масляными красками по специальному грунту, а образа — маслом на бронзовых досках[105]. Согласно распределению работ Брюллов должен был расписать главный купол (самая большая композиция площадью 800 квадратных метров) и паруса в центральном нефе, Бруни — коробовый свод и аттик главного нефа, Басин — приделы Александра Невского и св. Екатерины[106]. Западная часть собора была отведена под сюжеты на темы из Ветхого завета, восточная — зпизодам из жизни Христа.

Высокая влажность в помещении собора препятствовала созданию грунта, стойкого к неблагоприятным внешним воздействиям. Стену под роспись штукатурили, зачищали пемзой, нагревали жаровнями до 100—120 градусов и наносили на неё несколько слоёв мастики[104]. Невысокое качество основы для живописи стало причиной того, что в некоторых случаях её приходилось удалять, а художникам заново переписывать картины. В отдельных местах грунт отставал от штукатурки. В своём письме от 24 декабря 1849 года Бруни отмечал, что роспись по свежим грунтам невозможна из-за выступающей впоследствии на поверхность живописи из стены «селитряной окиси»[107]. Устойчивый состав был создан только в 1855 году, за три года до завершения живописных работ в соборе[104].

Так как в соборе из-за перепада температур, высокой влажности и отсутствия вентиляции сложились неблагоприятные условия для сохранения росписей в первозданном виде, при декорировании внутренних помещений с 1851 года было решено для оформления интерьера использовать мозаику. Создание мозаичных панно продолжалось до начала Первой мировой войны. Смальта для Исаакиевского собора производилась в мозаичной мастерской Академии художеств[108]. При создании панно было использовано более 12 тысяч оттенков смальты, фоны набирались из золотой смальты (канторели)[109]. Мозаичные образы выполнялись с оригиналов Т. А. Неффа. Мозаикой заменили картину С. А. Живаго «Тайная вечеря»[110], росписи парусов главного купола, аттика («Поцелуй Иуды», «Се человек», «Бичевание», «Несение креста» Басина) и пилонов.

Мозаичные картины собора экспонировались на лондонской Всемирной выставке 1862 года, где получили высокую оценку[111].

При оформлении интерьера собора использованы также шунгит и алевролитовый сланец, единственные месторождения которых находятся в Карелии.

См. также[править | править вики-текст]

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Ведение Правительствующаго Сената в Св. Синод от 6 (17) июня 1735 года за № 1962. Также и протокол мемории Св. Пр. Синода за ту же дату.
  2. С августа 1759 службы проходили в Благовещенской церкви во дворце графа А. П. Бестужева-Рюмина
  3. C 1816 службы перенесены в ближайшую Александро-Невскую церковь при Правительствующем Сенате, а с 1822 — в Адмиралтейский собор святителя Спиридона Тримифунтского
  4. Храм принадлежал «Петроградской автокефалии», возникшей, чтобы не подчиняться «обновленцам» в условиях, когда патриарх РПЦ Тихон находился под арестом.
  5. В 1923—1928 годах храм был обновленческим

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 В. Серафимов, М. Фомин. Описание Исаакиевского собора в С-Петербурге, составленное по официальным документам. — СПб., 1865. — С. 2.
  2. 1 2 Морозова, 2004, с. 93.
  3. Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 8.
  4. 1 2 3 Серафимов, Фомин, 1865, с. 3.
  5. РГИА, ф. 467, оп. 1, Ч. I. Кн. 7б, д. 317, 09.1720
  6. 1 2 Морозова, 2004, с. 102.
  7. Архитектурная графика России. Собрание Эрмитажа. Л.: Искусство. 1981. С. 35—73.
  8. Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 11.
  9. Морозова, 2004, с. 103—104.
  10. Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 10.
  11. Морозова, 2004, с. 105.
  12. 1 2 Морозова, 2004, с. 106.
  13. Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 11—12.
  14. 1 2 3 В. Серафимов, М. Фомин. Описание Исаакиевского собора в С-Петербурге, составленное по официальным документам. — СПб., 1865. — С. 4.
  15. Малиновский К. В. Трезини Пьетро Антонио // Три века Санкт-Петербурга : Энциклопедия: В 3 т. / Отв. ред. П. Е. Бухаркин. — 2-е изд., испр. — СПб. : Филологический факультет СПбГУ ; М. : Издательский центр «Академия», 2003. — Т. 1 : Осьмнадцатое столетие: В 2 кн., кн. 2 : Н—Я. — С. 418. — 640 с. — ISBN 5-8465-0052-8. — ISBN 5-8465-0147-8 (т. 1).
  16. Ротач, Чеканова, 1990, с. 21.
  17. 1 2 Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 12.
  18. Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 12—13.
  19. В. Серафимов, М. Фомин. Описание Исаакиевского собора в С-Петербурге, составленное по официальным документам. — СПб., 1865. — С. 6—7.
  20. Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 13—14.
  21. 1 2 Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 14.
  22. Зощенко М.М. Неудачи, 39 // Голубая книга. — Избранное в 2-х томах. — Художественная литература. — Т. 2. — С. 261.
  23. Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 14—15.
  24. 1 2 Толмачева, 2003, с. 40.
  25. Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 15—16.
  26. Н. Нагорский. Исаакиевский собор. — СПб.: П-2, 2004. — С. 2—3. — ISBN 5-93893-160-6.
  27. 1 2 Никитин, 1939, с. 29.
  28. 1 2 Н. Нагорский. Исаакиевский собор. — СПб.: П-2, 2004. — С. 4. — ISBN 5-93893-160-6.
  29. Никитин, 1939, с. 32—33.
  30. Никитин, 1939, с. 33.
  31. 1 2 3 Ротач, Чеканова, 1990, с. 27.
  32. Никитин, 1939, с. 37—38.
  33. 1 2 Никитин, 1939, с. 38.
  34. Никитин, 1939, с. 30—32.
  35. Собственно эскизные решения включали в себя три разных плана, которые Монферран последовательно разрабатывал. Чертежи западного и восточного фасадов отсутствовали. Не было их и в издании проекта 1820 года.к
  36. 1 2 Ротач, Чеканова, 1990, с. 30.
  37. Никитин, 1939, с. 39—40.
  38. Никитин, 1939, с. 30, 32.
  39. Никитин, 1939, с. 30.
  40. Ротач, Чеканова, 1990, с. 28.
  41. Никитин, 1939, с. 50.
  42. 1 2 Никитин, 1939, с. 52.
  43. Никитин, 1939, с. 57.
  44. Никитин, 1939, с. 52—53.
  45. 1 2 Никитин, 1939, с. 53.
  46. В. Серафимов, М. Фомин. Описание Исаакиевского собора в С-Петербурге, составленное по официальным документам. — СПб., 1865. — С. 19.
  47. Ротач, Чеканова, 1990, с. 29.
  48. 1 2 3 4 Никитин, 1939, с. 54.
  49. Никитин, 1939, с. 55.
  50. Ротач, Чеканова, 1990, с. 37.
  51. Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 24.
  52. Г. П. Бутиков, Г. А. Хвостова. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974. — С. 25.
  53. 1 2 3 Нагорский Н. Исаакиевский собор. — СПб.: П-2, 2004. — С. 4. — ISBN 5-93893-160-6.
  54. Никитин, 1939, с. 43.
  55. Ротач, Чеканова, 1990, с. 45.
  56. Ротач, Чеканова, 1990, с. 46.
  57. Ротач, Чеканова, 1990, с. 48.
  58. Ротач, Чеканова, 1990, с. 49, 51.
  59. 1 2 Бартенев И. А. Конструкции русской архитектуры XVIII—XIX веков : Учеб. пособие. — Л., 1982. — С. 28.
  60. Статья об Исаакиевском соборе. Архивировано 7 марта 2017 года.
  61. Статья о золочении металлов.
  62. Серафимов, В., Фомин, М. Описание Исаакиевского собора в С.-Петербурге, составленное по оффициальным документам. — СПб.: Тип. Гогенфельдена, 1865. — С. 91.
  63. Синдаловский Н. А. Санкт-Петербург. История в преданиях и легендах. — СПб.: Норинт, 2003.
  64. Серафимов, Фомин, 1865, с. 22-37.
  65. Серафимов, Фомин, 1865, с. 91.
  66. «Санктпетербургскія Вѣдомости». 1 июня 1858, № 117, стр. 691—693 (рубрика «Фельетон»).
  67. Медаль в память освящения Исаакивского собора. Сайт «Награды императорской России 1702—1917 гг.». Проверено 29 ноября 2012. Архивировано 24 января 2013 года.
  68. 1 2 3 4 Бремя Исаакия, С.-Петербургские ведомости
  69. Полисадов, Иван Никитич // Русский биографический словарь : в 25 томах / Под наблюдением председателя Императорского Русского Исторического Общества А. А. Половцева. — СПб., 1905. — Т. 14: Плавильщиков — Примо. — С. 359—360.
  70. Исаакиевский собор в 1917—1920-е, 2017, с. 7—14.
  71. Шкаровский М. Величие храма Исаакия // Петербургский дневник. — № 65 (550). — 10.04.2013.
  72. Исаакиевский собор в 1917—1920-е, 2017, с. 20.
  73. Из очага мракобесия в очаг культуры. — Л., 1931. — С. 66.
  74. История музея.
  75. Нагорский Н. Исаакиевский собор. — СПб.: П-2, 2004. — С. 30. — ISBN 5-93893-160-6.
  76. Россия 50 рублей, 1991 год. 500-летие единого Русского государства. Исаакиевский собор.
  77. Расписание богослужений. www.cathedral.ru. Проверено 9 января 2017. Архивировано 7 марта 2017 года.
  78. www.dp.ru Бывший глава комитета по культуре стал директором музея «Исаакиевский собор» // Деловой Петербург ISSN 1606-1829 (Online). — 3.6.2008.
  79. Новым директором ГМП «Исаакиевский собор» назначен Юрий Мудров
  80. Минчёнок Е. Соборование Исаакия // Новая газета. — 16.12.2007.
  81. Исаакиевский оставили Петербургу. Фонтанка.ру. Проверено 4 июня 2016. Архивировано 7 марта 2017 года.
  82. Православные активисты подали в суд на Смольный в связи с отказом передать Исаакиевский собор РПЦ. Фонтанка.ру. Проверено 4 июня 2016. Архивировано 7 марта 2017 года.
  83. Музей или храм: почему из-за передачи Исаакиевского собора РПЦ возникло столько споров. ТАСС, 11.01.2017
  84. Вопрос о передаче Исаакиевского собора РПЦ решен, ТАСС. Архивировано 7 марта 2017 года. Проверено 10 января 2017.
  85. Заявление президиума Творческого союза музейных работников Санкт-Петербурга и Ленинградской области по поводу полной передачи в ведение Русской православной церкви Исаакиевского собора
  86. Почти 160 человек потеряют работу при передаче Исаакиевского собора РПЦ. РБК, 30.01.2017.
  87. В Петербурге прошла акция против передачи Исаакия церкви
  88. Акции за и против передачи Исаакия РПЦ собрали около двух тысяч человек.. РИА Новости, 28.1.2017.
  89. В Петербурге прошел митинг против передачи Исаакиевского собора в пользование РПЦ
  90. «Синее кольцо»: Тысячи петербуржцев взяли в кольцо Исаакиевский собор
  91. Крестный ход в поддержку передачи Исаакиевского собора РПЦ. РосБизнесКонсалтинг, 19.2.2017.
  92. Крестный ход в поддержку передачи Исаакиевского собора РПЦ прошел в Санкт-Петербурге. Газета. Ру.
  93. Суд постановил…. ТАСС. Проверено 14 марта 2017.
  94. Смольнинский районный суд прекратил дело о передаче Исаакиевского собора РПЦ. Телеканал «Санкт-Петербург» (16.3.2017). — «Судья Татьяна Матусяк не сочла доводы истцов основательными: данное постановление не нарушает ничьих прав, в том числе на доступ к музейным ценностям.». Проверено 16 марта 2017.
  95. Директор музея Исаакия рассказал, куда могут передать экспонаты. РИА Новости. Проверено 14 марта 2017.
  96. Власти Петербурга не получили официального обращения РПЦ о передаче Исаакиевского собора. Россия Сегодня (14 марта 2017).
  97. Смольный: От РПЦ так и не поступило заявки на передачу Исаакиевского
  98. Настоятели Исаакиевского собора. 1858–2005
  99. РГИА. Ф. 796. Оп.1. Д.111
  100. 1 2 Н. Нагорский. Исаакиевский собор. — СПб.: П-2, 2004. — С. 1. — ISBN 5-93893-160-6.
  101. 1 2 3 4 5 Лисаевич И. И., Бехтер-Остренко И. Ю. Скульптура Исаакиевскго собора // Скульптура Ленинграда. — Л.: Искусство, 1963.
  102. Н. Нагорский. Исаакиевский собор. — СПб.: П-2, 2004. — С. 13. — ISBN 5-93893-160-6.
  103. Княжицкая Т. В. Алтарный образ Исаакиевского собора и его значение для истории русского искусства. / «Художественное стекло и витраж». Вып. 5. М., 2010. С.5-7.
  104. 1 2 3 Н. Нагорский. Исаакиевский собор. — СПб.: П-2, 2004. — С. 24. — ISBN 5-93893-160-6.
  105. А. Г. Верещагина. Ф. А. Бруни. — Л.: Художник РСФСР, 1985. — С. 240.
  106. А. Г. Верещагина. Ф. А. Бруни. — Л.: Художник РСФСР, 1985. — С. 240—241.
  107. А. Г. Верещагина. Ф. А. Бруни. — Л.: Художник РСФСР, 1985. — С. 243.
  108. Н. Нагорский. Исаакиевский собор. — СПб.: П-2, 2004. — С. 27. — ISBN 5-93893-160-6.
  109. Н. Нагорский. Исаакиевский собор. — СПб.: П-2, 2004. — С. 27, 29. — ISBN 5-93893-160-6.
  110. Государственный музей Исаакиевский собор. Мозаика «Тайная вечеря»
  111. Н. Нагорский. Исаакиевский собор. — СПб.: П-2, 2004. — С. 29. — ISBN 5-93893-160-6.

Литература[править | править вики-текст]

  • Бартенев И. А. Конструкции русской архитектуры XVIII — XIX вв. : учеб. пособие. — Л., 1982.
  • Бутиков Г. П., Хвостова Г. А. Исаакиевский собор. — Л.: Лениздат, 1974.
  • История и достопримечательности Исаакиевскаго собора. — СПб., 1858.
  • Квятковский А. В. Управление, содержание и заведование Исаакиевским кафедральным собором 1858–1918 (по документам РГИА) // Гос. музей-памятник «Исаакиевский собор». Кафедра Исаакиевского собора. — 2005. — № 1.
  • Любезников О. А. Исаакиевский собор в 1917—1920-е годы. — СПб.: Лема, 2017. — 68 с. — ISBN 978-5-00105-139-8.
  • Морозова А. А. Н. Ф. Гербель. Городской архитектор Санкт-Петербурга. 1719—1724 гг.. — СПб.: Стройиздат, 2004. — 223 с. — ISBN 5-87897-106-2.
  • Никитин Н. П. Огюст Монферран. Проектирование и строительство Исаакиевского собора и Александровской колонны. — Л., 1939.
  • Ротач А. Л. Исаакиевский собор — выдающийся памятник русской архитектуры. — СПб., 1962.
  • Ротач А. Л., Чеканова О. А. Огюст Монферран. — Л., 1990.
  • Серафимов В., Фомин М. Описание Исаакиевского собора в С.-Петербурге, составленное по официальным документам. — СПб., 1865.
  • Серафимов В., Фомин М. Описание Исаакиевского собора в СПб., составленное по официальным документам. — СПб.: Общество по распространению политических и научных знаний, 1868.
  • Толмачёва Н. Ю. Исаакиевский собор. — СПб.: Паритет, 2003.
  • Montferrand A. R. Eglise cathédrale de Saint Isaac. — СПб., 1845.

Ссылки[править | править вики-текст]