Печки-лавочки

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Печки-лавочки
Постер фильма
Жанр Комедия
Режиссёр Василий Шукшин
Автор
сценария
Василий Шукшин
В главных
ролях
Василий Шукшин
Лидия Федосеева-Шукшина
Оператор Анатолий Заболоцкий
Кинокомпания Киностудия имени М. Горького
Длительность 96 мин.
Страна  СССР
Язык русский
Год 1972
IMDb ID 0069068

«Пе́чки-ла́вочки»советский художественный полнометражный чёрно-белый фильм, снятый Василем Шукшиным на киностудии имени М. Горького в 1972 году

Василий Шукшин любил этот фильм и считал лучшей своей работой[1].

Краткое содержание[править | править код]

Семейная пара из глухой алтайской деревни, впервые уезжают по путевке на курорт. Деревня, быт, люди, песни, застолье, сборы сняты практически в документальной манере, а само путешествие в Москву насыщено анекдотически смешными, но в то же время вызывающими симпатию, сочувствие и даже лёгкую грусть ситуациями, увиденными человеком из деревни, ставшим писателем, актёром и режиссёром. В поезде состоялось знакомство и с обаятельнейшим вором, и с учёным-лингвистом, пригласившим их остановиться у него в Москве. В конце концов попадают супруги и к морю.

В ролях[править | править код]

Актёр Роль
Василий Шукшин Иван Сергеевич Расторгуев Иван Сергеевич Расторгуев
Лидия Федосеева-Шукшина Нюра Расторгуева Нюра Расторгуева
Всеволод Санаев Степанов Сергей Федорович Степанов Сергей Федорович профессор-языковед из Москвы
Георгий Бурков «Виктор Александрович» «Виктор Александрович» поездной вор
Зиновий Гердт друг профессора
Иван Рыжов проводник поезда
Станислав Любшин Иван Степанов Иван Степанов сын профессора
Вадим Захарченко сосед по купе
Елизавета Уварова жена профессора
Любовь Мышева Люда Люда невестка профессора
Любовь Соколова проводница поезда
Виктор Филиппов сержант милиции
Алексей Локтев следователь прокуратуры
Юрий Филимонов главный врач санатория
Валентина Куценко Ирина Георгиевна Ирина Георгиевна пациентка санатория
Леонид Енгибаров клоун, гость у профессора
Борис Марков Боря плотогон Боря
Вадим Спиридонов Васька Чулков Васька Чулков односельчанин Расторгуевых, муж Ксении
А. Емельянова эпизод
Людмила Зайцева Людмила Людмила сестра Ивана Расторгуева
Светлана Скрипкина мать Нюры
Ксения Минина Ксения Ксения односельчанка Расторгуевых, жена Васьки Чулкова
Анатолий Горбенко односельчанин Расторгуевых
Елена Санаева Леночка Леночка попутчица в поезде
Пантелеймон Крымов Лев Казимирович Лев Казимирович односельчанин Расторгуевых
Г. Успенская эпизод
Леонид Юхин односельчанин Расторгуевых
Н. Шевченко эпизод
Никита Астахов односельчанин Расторгуевых
Наталья Гвоздикова Наташа Наташа студентка-стройотрядовка
Фёдор Ершов-Тилилицкий балалаечник
Анатолий Иванов исполнитель песни «Болваночка»
Мария Шукшина дочь Расторгуевых (нет в титрах)
Ольга Шукшина дочь Расторгуевых (нет в титрах)
Анатолий Заболоцкий односельчанин Расторгуевых (нет в титрах)

Съёмочная группа[править | править код]

Вокал[править | править код]

  • Алла Пугачёва. Джаз-вокализ (нет в титрах);
  • Анатолий Иванов. Песня «Разговор в кузнице — Болваночка»;
  • В фильме звучит песня «Ты — такой серьёзный» (венг. Utánam a vízözön, букв. «После меня хоть потоп») в исполнении венгерской певицы Каталин Шароши (Katalin Sarosi; 1930—2000);
  • ВИА «Самоцветы». Песня «Горлица» (О. Иванов — С. Кирсанов).

Критика[править | править код]

Кинокритик Георгий Капралов назвал фильм прекрасным, добрым и человечным[2].

Киновед Валерий Фомин писал, что Шукшин «кадр за кадром разворачивает перед нами … пейзажи человеческой души»[3]. Он считал, что «в „Печках-лавочках“ Шукшин по-прежнему верен своему герою, активно сопереживает ему, но, пожалуй, впервые в своих экранных работах он выходит из-под власти персонажа и трезво наблюдает за его поступками», «восхищается им и тут же довольно беспощадно казнит его за очевидные промахи и свойственные этому характеру слабости»[4]. Он назвал «Печки-лавочки» лучшим на то время фильмом Шукшина, практически безупречным по части режиссуры[5]. Однако кинокритик назвал его «фильмом одного героя, одного характера» и считал, что «в галерее вагонных попутчиков Ивана, и прочих встретившихся на его пути ему людей далеко не все образы выписаны равноценно»[4].

Киновед Юрий Тюрин констатировал, что «критика была практически единодушна в своих высоких оценках сценария, режиссуры и актёрского мастерства»[6]. Он особо выделял то, что «Шукшин-актёр, зрелый актёр, наконец-то снялся у Шукшина-режиссёра»[7]. При этом «как актёр он нисколько не смеётся над своим персонажем, чуть подшучивает, беззлобно, с доброй улыбкой»[8]. По мнению критика, «рядом с актёром-Шукшиным легче, естественнее работалось его жене Федосеевой» и фильм дал «первый блестящий результат сотворчества этих прекрасных русских актёров»[9].

Кинокритик Ростислав Юренев назвал фильм «серьёзной комедией»[10]. Он писал о фильме: «Шукшин смотрит на мир… нет, не наивным, а незамутнённым, не заслонённым условностями взглядом своего Ивана. А мы, зрители, зная, что он ошибается, всё же где-то в глубине своего сердца соглашаемся с ним»[11]. В фильме «с явлений как бы снимаются привычные маски, и они предстают в своей сущности»[12]. При этом критик считал, что, как и предыдущие фильмы Шукшина, «„Печки-лавочки“ не отличаются стройностью композиции и уверенным постановочным мастерством»[11].

Культуролог Наталья Кириллова считала, что в этом фильме Василий Шукшин «пробует объединить разные направления своих творческих поисков, включая и то, что было наиболее интересным в предшествующих экранных произведениях». Она отмечала: «В „Печках-лавочках“ на первый план выходит своеобразный шукшинский юмор, причём не только в парадоксальных сюжетных ситуациях, когда главный герой принимает вора за „конструктора по железной дороге“, а профессионала-фольклориста за жулика, – стихия юмора вперемешку с грустью пронизывает всю структуру, все диалоги фильма. Ещё одной особенностью этой талантливой картины является творческий дуэт Шукшина — представителя „литературного“, „разговорного“ кинематографа и оператора Анатолия Заболоцкого — приверженца „настоящего“ кино, более склонного к экранной поэзии, нежели к прозе. Этот дуэт позволил с наибольшей полнотой соединить на экране бытовой сюжет и массу живых наблюдений, глубокий психологизм и юмор, внешнюю простоту героев с их сложным духовным миром»[13].

Лидия Маслова так оценивала фильм: «„Печки‑лавочки“ сняты очень гордым человеком, и именно потому Иван Расторгуев все равно выходит моральным победителем — даже несмотря на финал, когда сидящий босиком на родной земле автор констатирует печальный факт: „Всё, ребята, конец!“ — имея в виду не только конец фильма, но и всего того бесшабашного и романтически‑русского, что олицетворяет его герой»[14].

Факты[править | править код]

  • Значительная часть съёмок проходила в селе Шульгин Лог на левом берегу реки Катунь. Все съёмки заняли четыре месяца[1].
  • Из экономических соображений съёмочную группу не хотели пускать работать на Алтай, но на этом настоял сам Шукшин[1].
  • Герои фильма прибывают на привокзальную площадь г. Бийска на автобусе ПАЗ-672, следующим по маршруту Целинное-Бийск. Данная площадь в настоящее время носит имя В.М. Шукшина.
  • В течение полугода после окончания съёмок картину согласовывали с цензорами: в итоге были полностью удалены эпизоды с частушками балалаечника Феди, концовку же удалось отстоять с большим трудом[1].
  • Поезд в фильме ведёт одиночная секция тепловоза ТЭ3-5713.
  • Поговорка «печки-лавочки», которую в течение фильма несколько раз произносит герой Василия Шукшина, является любимой поговоркой жены Шукшина по фильму и в жизни Лидии Федосеевой-Шукшиной.
  • Финальный кадр, где Иван сидит на склоне горы Пикет (и который в будущем послужил основой для установленного там же памятника самому Шукшину), изначально был вырезан из прокатной версии и был вставлен в фильм лишь после смерти Василия Шукшина.
  • Роль Ивана Сергеевича Расторгуева была предложена Леониду Куравлёву, но он от неё отказался[15].

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Юренев Р. Талант обещает многое // Искусство кино. — 1973. — № 12. — С. 97—103.
  • Фомин В. Дома и в гостях («Печки-лавочки») // Экран 1973—1974 / Сост. С. Черток. — М.: Искусство, 1975. — С. 28—31. — 264 с.
  • Рудницкий К. Проза и экран. Заметки о режиссуре Василия Шукшина // Искусство кино. — 1977. — № 3. — С. 96—125.
  • Капралов Г. «Борьба за человека никогда не кончается» // О Шукшине: Экран и жизнь / Сост. Л. Федосеева-Шукшина и Р. Черненко. — М.: Искусство, 1979. — С. 31—53. — 335 с.
  • Юренев Р.Н. Перед главным («Печки-лавочки» Василия Шукшина) // Книга фильмов: статьи и рецензии разных лет. — М.: Искусство, 1981. — С. 247—252. — 335 с.
  • Тюрин Ю.П. Освобождающий смех («Печки-лавочки») // Кинематограф Василия Шукшина. — М.: Искусство, 1984. — С. 181—225. — 320 с.
  • Маслова Л. «Печки-лавочки»: Крестьянин торжествует // Воспоминания о Шукшине / Сост. Л. Аркус, В. Степанов, А. Чечот. — М.: Фонд «Формула успеха» им. В.М. Шукшина, 2017. — С. 131—142. — 304 с.
  • Кириллова Н.Б. …Нравственность есть правда… Философия творчества Василия Шукшина // Парадоксы медийной культуры : избр. статьи. — Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2017. — С. 237—262. — 452 с.

Ссылки[править | править код]