Сибирское областничество

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Сиби́рское областни́чество — общественно-политическое течение в среде сибирской интеллигенции, существовавшее в России в середине XIX — начале XX вв. В период Гражданской войны сибирским областникам удалось создать государство, которое просуществовало с июня по ноябрь 1918 года. В эмиграции областничество сохраняло преемственность до середины XX века.

Зарождение[править | править код]

М. Шиловский связывает формирование сибирского областничества с развитием системы городов и образования в Сибири в первой половине XIX века[1].

В биографии основателей сибирского областничества он выделяет четыре важных момента.

1. По своему социальному положению все они были разночинцами.

2. Среди основателей сибирского областничества важную роль играли офицеры казачьих войск, что было связано с неравным социальным положением армейских и казачьих частей в Сибири.

3. Среди основателей сибирского областничества был значительный процент выходцев из купеческих семей. По мнению автора это связано с тем фактом, что при отсутствии потомственного дворянства роль местного самоуправления в борьбе с самоуправством чиновников в сибирских городах играло купечество.

4. Почти все основатели областничества были талантливыми, но бедными людьми, в связи с чем были вынуждены прервать своё образование[1].

Идеология областничества сформировалась в условиях бурных событий 1850—1860-х годов, а на мировоззрение будущих областников оказали сильное влияние социалисты-петрашевцы с идеями возможной федерализации регионов Российской империи, а также ссыльные поляки, которые в союзе с декабристами пытались поднять восстание среди населения Сибири. Важную роль в формировании идей сибирского областничества сыграл А. П. Щапов, который в ходе развития идей о федерализме историка Н. И. Костомарова выдвинул идею, что основой федерализма могу быть не только национальные отличия, но и местные областные особенности, которые сложились под влиянием географических и климатических условий в ходе колонизации новых земель. Также значительное влияние на сибирское областничества сыграли идеи А. И. Герцена об особом характере сибирского крестьянства: более воинственном и непокорным по сравнению с крепостными крестьянами Европейской России[1].

В период отмены крепостного права будущие основатели сибирского областничества учились в университетах Европейской России, где создали многочисленные кружки: Сибирский земляческий кружок в Петербурге, а также сибирское землячество в Казани с датой формирования в 1852 году[1].

Особенно важное значение для формирование будущего областничества сыграл сибирский земляческий кружок в Петербурге, который был основан в 1858 году по инициативе Н. С. Щукина. Именно он приобщил к идеям областничества будущего лидера движения Г. Н. Потанина. Кружок прекратил свое существование в конце 1859 года из-за отъезда основателя в Иркутск и споров за лидерство между Потаниным и Сидоровым. Объединение было возрождено в конце 1860 года Н. М. Ядринцевым и Г. Н. Потаниным и насчитывало в своем составе около 20 человек, включая Серафима Шашкова, Николая Наумова, Фёдора Усова и др. [1].

В 1860-е годы областники выступали за революционную борьбу с самодержавием, за демократические свободы. Они активно участвовали в революционной борьбе, в частности в массовых выступлениях столичного студенчества осенью 1861 года, а Г. Н. Потанин был участником общества «Земля и воля». Сибирские областники благодаря революционно-демократическому движению и смогли приобщиться к общественно-политической жизни, а также начать научно-литературную деятельность, однако уже в этот период оформилось их отличие от остальных революционных движений в виде сибирского патриотизма, отличного от простого федерализма[1].

М. Шиловский выделяет следующие этапы в формировании идей сибирского областничества:

1. 1856—1863 год: пребывание в Петербурге основной части сибирского землячества.

2. 1863—1865 год: от возвращения в Сибирь до массовых арестов.

3. 1865—1868 год: во время следствия до вынесения приговора[1].

Взгляды областников отразились в написанных в первой половине 1863 года в Петербурге прокламациях «Сибирским патриотам» за авторством С. С. Попова и «Патриотам Сибири» в результате редактирования первой прокламации Н. М. Ядринцевым и С. С. Шашковым. Хотя основой послужили прокламации революционеров-демократов, а сибирские областники подчеркивали свое единство с остальными революционерами, в прокламациях отразились особенности идеи сибирского областничества:

1. Обоснование тезиса о колониальном положении Сибири на основании:

1.1. Эксплуатации природных ресурсов.

1.2. Искусственного торможение самостоятельной экономической жизни за счёт высокого уровня податей и налогов, откупной системы, а также использования системы частных и казённых монополий.

1.3. Использования Сибири для ссылки уголовников с параллельным препятствованием заселению региона свободным населением.

1.4. Разорение и истребление коренного населения региона с неэффективными попытками его русификации.

1.5. Произвол и злоупотребления местных чиновников.

1.6. Стремление помешать развитию просвещения и культуры в Сибири[1].

1.7. Обоснование специфичности положения Сибири и необходимости отделения региона от России путем вооруженного восстания. В качестве идеала предлагалось использовать пример США, прокламации даже заканчивались призывом «Да здравствует республика сибирских соединённых штатов»[1].

Однако идею о немедленном отделении Сибири была высказана только представителем сибирского купечества С. С. Поповым, а группа Г. Потанина рассматривала вопрос отделения как скорее теоретический, относящийся к далекому будущему. В целом они только начали разрабатывать концепцию специфики Сибири, а их мировоззрения лежали больше в плоскости сибирского патриотизма в виде разностороннего развития региона, чем в плоскости сибирского сепаратизма в виде немедленного и полного отделения[1].

В свою очередь сибирские областники создали концепцию, что освоение Сибири было не результатом действия царского правительства, а инициативы самых активных и свободолюбивых членов народных масс. Например, Г. Н. Потанин в 1860 году отмечал, что главная роль в освоении Сибири принадлежала частными лицами без участия государства. Н. М. Ядринцев толковал колонизацию Сибири как стремление народа освободиться от крепостнических порядков и обеспечить себе лучшую жизнь. Сочетание народной колонизации с обилием природных богатств привело к быстрому развитию Сибири. Например, Г. Н. Потанин писал, что если в будущем Сибирь станет такой же населённой, как Европейская Россия, то центр тяготения русского государства неизбежно перейдет в Сибирь. Однако по мнению областников колониальная политика царского правительства разорила Сибирь и превратила ее в отсталую окраину. Например, Н. М. Ядринцев отмечал, что через двести с лишним лет после открытия Сибирь представлена малочисленным населением, способным удовлетворить только базовые потребности, мелкой промышленностью и бедными городками, страдающими от злоупотреблений пришлых воевод и губернаторов[1].

Также внутри сибирского областничества выделилось течение во главе с И. А. Лукиным, которые призывало не к политической, а к экономической независимости Сибири и решительно отмежевалось от Г. Н. Потанина[1].

Также идеологи областничества считали сибиряков отдельным от русских народом, который образуется путем метисации пришлых восточно-славянских масс с коренными народами Сибири. Среди современных этнологов есть, как противники[2], так и сторонники этой точки зрения[3]. Рассматривая Сибирь как политическую и экономическую колонию России, а сибиряков — как новую сибирскую нацию, отдельные областники выдвинули лозунг отделения её от России или предоставления Сибири автономного статуса.

Летом 1865 года Г. Н. Потанин и другие областники были арестованы по делу «Общества независимости Сибири», привлечены к суду и приговорены к различным наказаниям. Так Г. Н. Потанин после трёхлетнего пребывания в Омском остроге был подвергнут гражданской казни, затем был отправлен на каторгу в Свеаборг, где находился до ноября 1871 года, затем отправлен в Тотьму, а после отбытия наказания был выслан в город Никольск Вологодской губернии.

Для деятельности сибирских областников 1870-х годов характерно увлечение революционным народничеством. В начале 1880-х годов происходила эволюция областников в сторону либерального народничества, а со 2-й половины 1890-х годов — буржуазного либерализма. В начале XX века среди областников произошло размежевание на правое (Александр Адрианов, А. Н. Гаттенбергер, Н. Н. Козьмин и др.) и левое течение. Последнее (Е. Е. Колосов, Пётр Дербер) и др. было тесно связано с партией эсеров.

В годы гражданской войны[править | править код]

Свержение монархии в марте 1917 года стимулировало появление новых объединений областников в Сибири[4].

Весной 1917 года самой активной группой были Новониколаевские областники, которые встали на позицию полной независимости Сибири под лозунгом «Сибирь для сибиряков». Однако данная радикальная позиция вызвала неприятие среди многих других групп областников, в частности областники из Иркутска предложили привлекать к развитию Сибири людей из любых мест, а не ограничиваться только коренными сибиряками[4].

В период 2—9 августа 1917 года в Томске прошла сибирская конференция общественных организаций, в итоговом постановлении которой прозвучала ранее поднятая сибирскими областниками идея о необходимости автономии Сибири. Конференция приняла постановление «Об автономном устройстве Сибири» в рамках общероссийской федерации с самоопределением областей и национальностей, а также утвердила бело-зелёный флаг Сибири. Газета «Путь народа» посчитала эти события признаком перехода областничества к фазе революционной борьбы[4].

В период с 8 по 17 октября 1917 года в Томске прошел октябрьский областной съезд. Съезд объявил себя высшим законодательным органом региона, а в «Положении об областном устройстве Сибири» начала разрабатывать основы конституции автономной Сибирской республики. Съезд постановил, что Сибирь должна обладать законодательной, исполнительной и судебной властью, иметь областную думу и кабинет министров. Предусматривалась возможность преобразовать саму Сибирь в федерацию. По оценкам А. В. Сушко, в октябре 1917 года сибирское областничество из категории культурного сепаратизма перешагнула в категорию политического сепаратизма. В свою очередь В. В. Журавлёв оценивает формирование Сибирского областного совета и Сибирского областного исполнительного комитета как первые практические шаги по созданию сибирской государственности[4].

После октябрьской революции активизировались сепаратистские движения по всей России, в том числе и в Сибири. 30 ноября газета «сибиряк и крестьянин» опубликовала статью «Сибирь и текущий момент», где призывала отказаться от учета интересов Европейской России, выдвинула лозунг «Сибирь для сибиряков» и предложила создать независимую сибирскую республику. В письме «Союза сибиряков-федералистов» из Благовещенска также выдвигалась идея независимости Сибири от Европейской России, которая по мнению авторов письма сделает невозможным ее захват и обеспечит процветание региона[4].

В период с 6 по 15 декабря 1917 года в Томске прошел декабрьский чрезвычайный съезд, на котором была провозглашена автономия края и образование независимых органов государственной власти под социалистическими лозунгами. Однако именно в тот период среди сибирских областников произошел раскол: к власти пришли сторонники классовой борьбы, что вызвало неприятие съезда со стороны либеральной части областников во главе с Г. Н. Потанином. Данное событие послужило причиной раскола прежде единого сибирского областничества на областников-либералов в оппозиции к новому правительству и областников-социалистов, введших классовый ценз для представительства в Сибирской думе[4].

После прихода к власти в Сибири большевиков и разгона Сибирской областной думы областники продолжили борьбу в подполье, а потеря власти послужила причиной воссоединения областников-социалистов и областников-либералов под лозунгом защиты интересов Сибири. В частности Г. Н. Потанин призвал к объединению усилий всех сибиряков ради борьбы со внешним вмешательством[4].

По мнению доктора исторических наук А. В. Сушко сибирское областничество можно разделить на два течения. Первое, правое, течение под предводительством Г. Н. Потанина, А. В. Адрианова и И. И. Серебренникова сочетала отстаивание национальных интересов сибиряков с приверженностью либеральным идеям прав человека (А. В. Сушко называет данное течение сибирским национал-либерализмом). Второе, левое, течение под предводительством А. Е. Новоселова, М. Б. Шатилова и И. А. Якушева сочетала идею сибирского патриотизма с идеологией классовой борьбы (Сушко называет данное течение сибирским национал-социализмом)[4].

В целом, по мнению А. В. Сушко, в период с декабря 1917 года по май 1918 года сибирские областники смогли сформировать альтернативные органы власти, что пригодилось им в будущем[4]. Зимой-весной 1918 года ряд областников принял участие в подготовке антибольшевистского восстания в Сибири и вошёл во Временное Сибирское правительство, принявшее ряд деклараций областнического характера. 4 июля 1918 года Временное сибирское правительство приняло «Декларацию о государственной самостоятельности Сибири», что послужило основой создания независимой Сибирской республики[4]. В дальнейшем некоторые из областников (П. В. Вологодский, И. И. Серебренников) сотрудничали с Александром Колчаком, а после установления Советской власти в Сибири бежали за границу.

После 1918 г. сибирским областникам ещё один раз удалось создать собственное правительство — во Владивостоке. 14 октября 1922 года у Монастырища Земская рать Дитерихса была разбита войсками Дальневосточной республики и Дитерихс приказал отступать[5]. 20 октября 1922 года Дитерихс и около 7 тысяч человек (его бойцов и членов их семей) прибыли в Посьет, откуда их эвакуировали на японских транспортах[6]. В тот же день группа сибирских областников провозгласила во Владивостоке власть Совета уполномоченных организаций автономной Сибири[7]. Было сформировано правительство во главе с А. В. Сазоновым (бывший эмиссар Временного Сибирского правительства и член Государственного экономического совещания Колчака)[7]. Министром иностранных дел стал Мстислав Головачёв[7]. Это правительство подняло бело-зеленое сибирское знамя, но оно не было признано городскими властями, а 21 октября 1922 года во Владивостоке началась всеобщая стачка[7]. 25 октября 1922 года Сазонов и его окружение выехали из Владивостока с японскими частями[7]. В тот же день в город вступили войска Дальневосточной республики и стачка закончилась[7].

Несмотря на краткий период существования, данный совет успел себя проявить на международной арене. Геолог Иннокентий Толмачёв в качестве представителя Владивостокской Торгово-промышленной палаты участвовал в Пан-Тихоокеанской торговой конференции в Гонолулу (25 октября — 8 ноября 1922 года)[8]. 26 октября 1922 года в Гонолулу подняли бело-зеленый флаг областников вместе с российским флагом[8].

Интересные факты[править | править код]

  • Группу сибирских литераторов «Памир», созданную в 1928 году, обвиняли в областнических стремлениях, что закончилось для её членов в 1932 году крупным писательским уголовным делом[9].
  • В конце XX— начале XXI вв. в Сибири получило развитие неообластничество, в связи с чем стали актуальными работы сибирских областников «как выразителей сибирской идентичности»[10].
  • В 1990-х в Сибири проходили выставки, на которых совмещались древние артефакты и работы современных художников[11][12][13][14].

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Шиловский М. В. Сибирское областничество в общественно-политической жизни региона
  2. Власова И. В. Русские в Сибири и на Дальнем Востоке // Русские / отв. ред. В. А. Александров, И. В. Власова, Н. С. Полищук. — М.: Наука, 1997. — С. 114—117. — (Народы и культуры, 1). — ISBN 5-02-010320-9. Архивная копия от 25 марта 2013 на Wayback Machine — С. 115.
  3. Вах­тин Н. Б., Го­лов­ко Е. В., Швайт­цер П. Русские старожилы Сибири: социальные и символические аспекты самосознания. — М.: Новое издательство, 2004. — 292 с. — ISBN 5-98379-005-6. Архивная копия от 2 марта 2021 на Wayback Machine
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Сушко А. В.. Сибирский национализм и борьба за власть в крае (март 1917 — ноябрь 1918 г.) // Вестник Томского государственного университета. — июнь 2009. — № 323. — С. 174−179. — ISSN 1561-7793. Архивировано 19 августа 2019 года.
  5. Саблин И. Дальневосточная республика: от идеи до ликвидации / Пер. с англ. А. Терещенко. — М.: Новое литературное обозрение, 2020. — С. 404.
  6. Саблин И. Дальневосточная республика: от идеи до ликвидации / Пер. с англ. А. Терещенко. — М.: Новое литературное обозрение, 2020. — С. 405—406.
  7. 1 2 3 4 5 6 Саблин И. Дальневосточная республика: от идеи до ликвидации / Пер. с англ. А. Терещенко. — М.: Новое литературное обозрение, 2020. — С. 406.
  8. 1 2 Саблин И. Дальневосточная республика: от идеи до ликвидации / Пер. с англ. А. Терещенко. — М.: Новое литературное обозрение, 2020. — С. 409.
  9. Вакансия поэта // Сын Гипербореи. Книга о поэте. Омск, 1997.
  10. Зайнутдинов А. Э. Сибирское областничество Архивная копия от 18 марта 2015 на Wayback Machine
  11. Владимир Чубаров. Лидия Николаевна Воробцова, гуманитарный факультет // НГУ в лицах : сайт. — 2014. — 23 мая. Архивировано 4 августа 2018 года.
  12. Елена Лашко. В Академгородке устроили праздник шаманов. // Известия : газета. — 1997. — 7 мая (№ 84(2497)). — С. 6. — ISSN 0233-4356. Архивировано 4 августа 2018 года.
  13. Ользина Р.С. §2. Попытки возрождения общественных инициатив в социокультурной сфере - характерная черта региональных процессов в конце XX в. Студопедия. Омский государственный университет имени Ф.М.Достоевского (12 февраля 2015). Дата обращения: 4 августа 2018. Архивировано 4 августа 2018 года.
  14. Ханов Андрей. Сказки звездного неба. xtech.ru. Росса (Новосибирск) (1995). Дата обращения: 4 августа 2018. Архивировано 22 октября 2019 года.

Ссылки[править | править код]