Синдром хронической усталости

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Синдром хронической усталости
Statistical parametric maps of BPND of 11C-(R)-PK11195 in CFS.ME patients and healthy controls.gif
МКБ-10 G93.3
МКБ-10-КМ G93.3 и R53.82
МКБ-9 780.71
МКБ-9-КМ 780.71[1][2] и 780.79[2]
DiseasesDB 1645
MedlinePlus 001244
eMedicine med/3392 ped/2795
MeSH D015673

Синдро́м хрони́ческой уста́лости, миалги́ческий энцефаломиели́т (МЭ/СХУ, синдром утомляемости после перенесённой вирусной болезни, болезнь системной непереносимости нагрузок[3]) — это тяжёлое хроническое системное заболевание, при котором нарушается работа иммунной, сердечно-сосудистой, нервной, гормональной и других систем организма.

Основной симптом болезни — это постоянная усталость, которая не проходит даже после долгого отдыха. Другие симптомы включают в себя: проблемы со сном, мышлением и памятью (туман в голове), головные боли, боли в мышцах и суставах, гриппоподобные симптомы, частые боли в горле и другие.[4][5]

Из-за патологической усталости и других симптомов люди с миалгическим энцефаломиелитом не могут функционировать так же, как и до болезни: полноценно работать, учиться, путешествовать. Но при этом внешне они могут и не выглядеть больными.[4] Тяжесть болезни различна: при лёгкой форме человек с большим трудом, но может работать. Люди со средней тяжестью МЭ/СХУ довольно часто не могут выполнять даже повседневные задачи вроде уборки, приготовления пищи или даже принятия душа. А тяжелобольные, таковых около 25 %, не могут выходить из дома или вообще прикованы к постели. Поэтому миалгический энцефаломиелит — это заболевание, которое нередко приводит к инвалидизации.[5] А его тяжесть сравнима с рассеянным склерозом, ревматоидным артритом или последней стадией ВИЧ-инфекции — СПИДом.[источник не указан 118 дней]

Отличительная черта миалгического энцефаломиелита/синдрома хронической усталости — это ухудшение симптомов даже после незначительной физической или умственной активности, которая раньше не вызывала никаких проблем. Такие обострения болезни называются постнагрузочным истощением[en] (англ. Post-exertional malaise, сокр. PEM). Также у многих пациентов симптомы обостряются в вертикальном положении.[4][5]

Дети и подростки, взрослые и пожилые люди всех рас могут заболеть миалгическим энцефаломиелитом/синдромом хронической усталости.[4] Однако существует два возрастных пика (с 10 до 19 лет и с 30 до 39 лет).[6] Женщины в 2 раза чаще болеют, чем мужчины. Большинству пациентов (90 % в США) не поставлен верный диагноз, а значит и не начато подходящее лечение. Недостаточная диагностика является следствием ограниченного доступа к медицинским услугам и недостаточной осведомлённости о МЭ/СХУ среди медицинских специалистов, так как в медицинских учебных заведениях МЭ/СХУ не входит в программы обучения. Также часто болезнь воспринимается несерьёзно медицинскими работниками.[4]

Заболевание может начаться после сильного стресса, травмы, операции, беременности. Но чаще всего миалгический энцефаломиелит начинается после бактериальной или вирусной инфекции. Например, после мононуклеоза у 10 % людей развивается МЭ/СХУ. Однако далеко не у всех пациентов МЭ/СХУ начался после мононуклеоза[7].

После перенесённого COVID-19 множество людей страдает от постковидного синдрома. У части из тех, у кого постковидный синдром длится больше 6 месяцев, развивается миалгический энцефаломиелит/синдром хронической усталости.[источник не указан 350 дней]

Миалгический энцефаломиелит может начаться по-разному. У одних болезнь развивается очень быстро, у других же — постепенно — в течение недель, месяцев или даже лет. Течение заболевания непредсказуемо. У части пациентов болезнь стабильна и её тяжесть не меняется в течение многих лет, у некоторых со временем симптомы становятся менее выраженными. Но есть и те, у кого болезнь прогрессирует и состояние ухудшается.[источник не указан 118 дней]

Исследователи находят множество биологических отклонений у людей с миалгическим энцефаломиелитом. Но причины и механизмы заболевания до конца не ясны. Однако исследователи сходятся во мнении, что миалгический энцефаломиелит/синдром хронической усталости — это гетерогенное заболевание. Гетерогенное заболевание — это болезнь, которая может иметь несколько причин, которые разными путями и механизмами вызывают схожую картину симптомов. Поэтому два пациента с МЭ/СХУ и похожими симптомами могут иметь разную природу своего состояния, поэтому и лечение будет разным для каждого из них.[7]

На сегодняшний момент не существует лабораторного исследования, анализа, который бы определял есть у человека МЭ/СХУ или нет. Поэтому миалгический энцефаломиелит — это диагноз-исключение. То есть его ставят только после того, как будут исключены другие возможные причины таких симптомов[8].

На текущий момент нет официально одобренного лечения, после которого люди полностью бы выздоравливали от МЭ/СХУ. Однако есть одобренные схемы лечения, которые направлены на улучшения самочувствия больных, смягчении симптомов.[9] По разным оценкам выздоравливают примерно 5-10 % больных. И в большинстве случаев — это спонтанные выздоровления (то есть произошедшие сами по себе). Шансы быть снова полностью здоровыми выше в первую очередь у детей и тех, кто заболел недавно[источник не указан 1218 дней].

В настоящее время в России ведутся исследования миалгического энцефаломиелита/синдрома хронической усталости, постковидного синдрома, синдрома постуральной ортостатической тахикардии и фибромиалгии в Лаборатории мозаики аутоиммунитета при Санкт-Петербургском государственном университете.[10]

История[править | править код]

Заболевание получило название после эпидемии в штате Невада (США) в 1984 году. Доктор Поль Чейни, практиковавший в небольшом городке Инклайн-Виллидж, расположенном на берегу озера Тахо, зарегистрировал более 200 случаев этого заболевания. Больные ощущали депрессию, ухудшение настроения, мышечную слабость. У них обнаруживали вирус Эпштейна — Барр либо антитела к нему и к другим вирусам — «родственникам» вируса герпеса. Была ли причиной заболевания вирусная инфекция или что-то другое, например, плохая экологическая обстановка, так и осталось невыясненным. Вспышки заболевания наблюдались и раньше: в Лос-Анджелесе в 1934 году, в Исландии в 1948 году, в Лондоне в 1955 году, во Флориде в 1956 году. Синдром не ограничивается какими-либо географическими или социально-демографическими группами. В США синдромом хронической усталости страдают около 10 больных на 100 тысяч населения[11].

В 2009 году учёные из США стали авторами статьи, в которой было описано влияние на организм человека вируса синдрома хронической усталости, поражающего мышей. Через несколько лет эти данные подверглись опровержению, поскольку в крови исследуемых больных людей вирус обнаружен не был. Однако недавно другие биологи объявили о своих подобных результатах. Их вывод доказывал наличие некоего вируса в крови заболевших: он появляется, когда иммунная система находится в состоянии постоянного напряжения.[источник не указан 118 дней]

В январе 2016 года группа британских учёных обнародовала своё исследование, согласно которому вирус синдрома хронической усталости существует, и инфицированию им особенно подвержены подростки. По мнению специалистов, более двух процентов подростков Великобритании имеют синдром хронической усталости. Характерными симптомами этого заболевания являются бессонница, усталость, головные боли и частые спазмы[12][13].

Симптомы[править | править код]

Синдром хронической усталости имеет вариативную клиническую картину, и обозначить какие-то определённые симптомы достаточно проблематично. И всё-таки врачи выделяют следующие показатели:[источник не указан 118 дней]

  • отсутствие ощущения отдыха после полноценного ночного сна;
  • часто повторяющиеся головные боли без видимых на это причин;
  • повышенная сонливость в дневное время суток;
  • невозможность быстро заснуть даже после напряжённого физического труда;
  • частые инфекционные заболевания;
  • аллергические реакции[14][неавторитетный источник?];
  • снижение памяти и способности концентрироваться;
  • фарингит;
  • воспалённые лимфатические узлы на шее и в подмышечной области;
  • необъяснимая мышечная боль[15].

Иногда СХУ трудно диагностировать, так как его симптомы схожи с симптомами множества других заболеваний. Критерием постановки диагноза СХУ является хроническое переутомление, длящееся 6 месяцев и более, и 4-8 из перечисленных выше симптомов.

Многие пациенты с СХУ страдают сопутствующими заболеваниями, которые могут усугублять состояние. Распространённые сопутствующие заболевания включают[16]:

Этиология и патогенез[править | править код]

Хотя точная причина или причины МЭ/СХУ всё ещё неизвестны, имеющиеся данные подтверждают сочетание факторов, которые, как полагают учёные, способствуют развитию этого заболевания[17]:

  • Инфекция — у некоторых, но не у всех пациентов развивается МЭ/СХУ после острого вирусоподобного заболевания. Возможно, что у некоторых людей инфекция может привести к изменениям в иммунной системе, которые способствуют развитию МЭ/СХУ. Считается, что постинфекционная усталость возникает примерно у каждого десятого человека, инфицированного вирусом герпеса 6 типа, вирусом Эпштейна-Барр, вирусом Росс-Ривер или коксиеллой бернетти (возбудитель Q-лихорадки). Люди с этими инфекциями, у которых были тяжёлые симптомы во время острого заболевания, имели больше шансов, чем люди с лёгкими симптомами, впоследствии заболеть расстройством, подобным МЭ/СХУ. Другие инфекции, которые были изучены в связи с МЭ/СХУ, включают герпесвирусы человека, энтеровирус, краснуху, кандиду альбиканс, борнавирусы, микоплазму и ретровирусы. Однако при МЭ/СХУ не была установлена причинно-следственная роль конкретного инфекционного агента.
  • Физическая или эмоциональная травма — некоторые пациенты сообщают, что они пережили несчастный случай, травму, иммобилизацию, операцию или значительный эмоциональный стресс до появления симптомов.
  • Генетика — МЭ/СХУ наблюдался в некоторых семьях у родственников заболевших. Это предполагает либо возможную генетическую связь, либо общее воздействие окружающей среды (инфекционное или токсическое). Исследования близнецов показывают более высокие показатели МЭ/СХУ у идентичных[прояснить], чем у однояйцевых близнецов. Однако конкретные генетические ассоциации установлены не были.
  • Факторы окружающей среды — воздействие плесени или токсинов было заподозрено в качестве триггера для МЭ/СХУ. Однако связь конкретных факторов окружающей среды с заболеваемостью МЭ/СХУ не была выявлена.

МЭ/СХУ — это биологическое заболевание, а не психологическое расстройство. У пациентов, им страдающих, наблюдается множество патофизиологических изменений, которые затрагивают несколько систем организма. Неизвестно, происходят ли эти изменения до начала болезни или как её следствие. Данные изменения включают в себя[17]:

  • Нарушения иммунной системы — у некоторых людей с МЭ/СХУ нарушена функция естественных клеток-киллеров и/или функция Т-клеток, хроническое повышение продукции воспалительных цитокинов, а в некоторых случаях незначительное повышение некоторых аутоантител (ревматический фактор, антитела против щитовидной железы, антиглиадин, антитела против гладких мышц и холодовые агглютинины).
  • Нарушения клеточного метаболизма — у некоторых людей с МЭ/СХУ также, по-видимому, нарушена способность вырабатывать энергию из обычного «топлива», которое клетки используют для производства энергии: кислорода, глюкозы, жирных кислот и аминокислот. Исследования физических упражнений у взрослых выявили нарушение потребления кислорода и активацию анаэробных метаболических путей на ранних стадиях физических упражнений.
  • Нейроэндокринные нарушения — некоторые люди с МЭ/СХУ сообщают о физическом или эмоциональном стрессе перед началом заболевания, который может привести к нарушению регуляции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси (оси HPA). У некоторых пациентов с МЭ/СХУ уплощённые суточные профили кортизола по сравнению со здоровыми людьми, но, как правило, их уровень кортизола всё ещё находится в пределах референтных значений
  • Нарушения кровяного давления или регуляции сердечного ритма — некоторые люди с МЭ/СХУ, особенно подростки, испытывают симптомы ортостатической непереносимости. У пациентов с ортостатической непереносимостью развивается ухудшение симптомов при спокойном вертикальном положении и улучшение (хотя и не обязательно полное разрешение) симптомов при лежании. Двумя распространёнными формами ортостатической непереносимости, с которыми сталкиваются пациенты с МЭ/СХУ, являются:
    • Нервно-опосредованная гипотензия (НОГ) — нарушение регуляции артериального давления во время вертикального положения. Нервно-опосредованную гипотензию иногда также называют нейрокардиогенным обмороком, вазодепрессорным обмороком, вазо-вагусным обмороком, «рефлексом обморока» и отсроченной ортостатической гипотензией.
    • Синдром постуральной ортостатической тахикардии (ПОТС) — нарушение регуляции сердечного ритма, при котором переход от лежания к стоянию вызывает аномальное увеличение частоты сердечных сокращений; сердце обычно структурно нормально.

Эти два состояния могут возникать вместе. Примечательно, что не у всех пациентов с НОГ или ПОТС есть МЭ/СХУ и не у всех пациентов с МЭ/СХУ есть НОГ или ПОТС[17].

Наиболее убедительной в настоящее время является инфекционная или вирусная теория. Согласно этой теории, триггерными факторами СХУ могут служить вирус Эпштейна — Барр, цитомегаловирус, вирус герпеса 6 типа, вирус Коксаки, гепатит C, энтеровирусы и ретровирусы. Дебют СХУ нередко связан с острым гриппоподобным заболеванием. Убедительными представляются также данные о высокой частоте обнаружения герпесвирусов и признаков их реактивации. Полностью не исключается возможность существования до сих пор не идентифицированного вируса (вероятнее всего, из группы герпес-вирусов), вызывающего СХУ, в то время как другие известные вирусы (EBV, CMV, HHV-6 и др.) могут играть вторичную роль, реактивируясь на фоне нарушений иммунного статуса и поддерживая их[18].

Многочисленные данные указывают на то, что при СХУ наблюдаются как количественные, так и функциональные иммунологические нарушения.[19] Среди объективных показателей описывают снижение IgG за счёт прежде всего G1- и G3-классов, числа лимфоцитов с фенотипом CD3 и CD4, естественных киллеров, повышение уровня циркулирующих комплексов и антивирусных антител разного типа, повышение β-эндорфина, интерлейкина-1 и интерферона, а также фактора некроза опухоли[20]. У большинства больных СХУ обнаружено уменьшение числа и/или снижение функции естественных киллеров. Таким образом, считается, что изменение фенотипа иммунокомпетентных клеток и дисфункция естественных киллеров — общее проявление СХУ.[источник не указан 118 дней]

В некоторых работах как факторы патогенеза обсуждаются:

Считают, что симптомы СХУ и фибромиалгии, по крайней мере частично, являются следствием нарушения клеточного метаболизма.[21] В результате исследований пациентов с СХУ установлена чёткая связь между уровнем L-карнитина в плазме крови и риском развития СХУ. Выявлено, что степень дефицита L-карнитина прямо связана со степенью выраженности симптомов СХУ. То есть, чем меньше L-карнитина (и его эфиров) содержится в плазме крови человека, тем ниже его работоспособность и хуже самочувствие.[22]

Учёные также считают, что причиной СХУ может стать изменение баланса бактерий в кишечнике[23]. По данным Колумбийского университета, у 90 % людей, имеющих СХУ, возникает синдром раздражённого кишечника[24]. А у 80 % из них наблюдается отклонения в содержании следующих семи кишечных бактерий: Faecalibacterium, Roseburia, Dorea, Coprococcus, Clostridium, Ruminococcus, Coprobacillus[25].

Лечение[править | править код]

Комплексный подход является главным принципом лечения СХУ. К одним из важных условий лечения относятся также соблюдение охранительного режима и постоянный контакт больного с лечащим врачом[11].

В программу лечения синдрома хронической усталости включаются:[источник не указан 118 дней]

Многие пациенты не могут полностью оправиться от СХУ даже с помощью лечения. Предложены некоторые стратегии управления, направленные на уменьшение последствий наличия СХУ. Во внимание принимаются всевозможные методики лекарственного лечения, различные медицинские терапии, комплементарная и нетрадиционная медицина. Систематическое наблюдение показало, что пациенты, имеющие СХУ, менее восприимчивы к эффекту плацебо, и плацебо оказывает на них меньшее воздействие по сравнению с пациентами, имеющими другие болезни[18]. СХУ связан с химической чувствительностью, и некоторые пациенты часто реагируют на небольшую часть той терапевтической дозы, которая является нормальной в других условиях. В ряде недавних клинических испытаний использовались несколько иммуномодулирующих агентов: стафилококковая вакцина Staphypan Berna[26], молочнокислые бактерии, kuibitang[27] и внутривенного иммуноглобулина. Например, согласно последним данным, похоже, что антидепрессанты проявляют благотворный эффект в отношении увеличения деятельности естественных клеток-убийц (NK-клеток) у депрессивных пациентов[28].

Исследователи, выявившие дефицит антиоксидантов, L-карнитина, витаминов группы B, магния, считают, что добавление к лечению препаратов с этими веществами, может существенно уменьшить симптомы СХУ[29]. Магний регулирует все процессы производства и потребления энергии в организме, при его хроническом дефиците возникает усталость, вялость и упадок сил[30]. Известно даже, что внутриклеточный магний на 80–90 % находится в комплексе с АТФ, нуклеотидом, являющимся универсальным переносчиком и основным аккумулятором энергии в живых клетках.[источник не указан 118 дней]

С точки зрения физиологии, усталость наступает после исчерпания в тканях энергетических ресурсов и накопления продуктов катаболизма. Образование доступной для клеток энергии (АТФ) происходит в митохондриях благодаря окислению глюкозы и жирных кислот. При этом дефицит энергии наступает не из-за недостатка субстрата, а из-за ограниченной пропускной способности митохондрий. Эффективность работы митохондрий во многом определяется количеством транспортировщика жирных кислот — L-карнитина. При недостатке L-карнитина замедляется окисление жирных кислот в митохондриях и — как следствие — снижается продукция АТФ.[источник не указан 118 дней]

Ряд клинических исследований показал эффективность препаратов L-карнитина (и его эфиров) при СХУ. Суточная доза составляла обычно 2 г. Наиболее сильный эффект наступал после 2-4 недель лечения. Утомляемость снижалась на 37-52 %. Кроме того, улучшался такой объективный когнитивный параметр, как концентрация внимания[31].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. база данных Disease ontology (англ.) — 2016.
  2. 1 2 Monarch Disease Ontology release 2018-06-29sonu — 2018-06-29 — 2018.
  3. Beyond Myalgic Encephalomyelitis/Chronic Fatigue Syndrome: Redefining an Illness. : [англ.] : [арх. 15 июля 2021] / Committee on the Diagnostic Criteria for Myalgic Encephalomyelitis/Chronic Fatigue Syndrome [=Комитет по диагностическим критериям миалгического энцефаломиелита/синдрома хронической усталости]; Board on the Health of Select Populations; Institute of Medicine. — Washington (DC) : National Academies Press (US), 2015. — 10 February. — 304 p. — ISBN 978-0-309-31692-7. — ISBN 978-0-309-31689-7. — doi:10.17226/19012.
  4. 1 2 3 4 5 What is ME/CFS? (=Что такое "миалгический энцефаломиелит/синдром хронической усталости"?) (англ.). CDC (29 января 2021). Дата обращения: 3 октября 2022. Архивировано 17 августа 2020 года.
  5. 1 2 3 Symptoms of ME/CFS [=Симптомы миалгического энцефаломиелита/синдрома хронической усталости (МЭ/СХУ)ъ (англ.). CDC (9 февраля 2021). Дата обращения: 3 октября 2022. Архивировано 22 августа 2020 года.
  6. Inger Johanne Bakken, Kari Tveito, Nina Gunnes, Sara Ghaderi, Camilla Stoltenberg. Два возрастных пика заболеваемости миалгическим энцефаломиелитом/синдромом хронической усталости: популяционное исследование, проведённое в Норвегии в 2008-2012 годах // BMC Medicine. — 2014-10-01. — Т. 12. — С. 167. — ISSN 1741-7015. — doi:10.1186/s12916-014-0167-5. Архивировано 26 мая 2022 года.
  7. 1 2 Possible Causes ME/CFS [=Возможные причины миалгического энцефаломиелита/синдрома хронической усталости] (амер. англ.). CDC (15 мая 2019). Дата обращения: 3 декабря 2021. Архивировано 22 августа 2020 года.
  8. Diagnosis ME/CFS Диагностика миалгического энцефаломиелита/синдрома хронической усталости (МЭ/СХУ)] (англ.). CDC (27 января 2021). Дата обращения: 3 октября 2022. Архивировано 28 июля 2020 года.
  9. Treatment ME/CFS [=Лечение миалгического энцефаломиелита/синдрома хронической усталости (МЭ/СХУ)] (англ.). CDC (11 февраля 2021). Дата обращения: 3 декабря 2021. Архивировано 20 марта 2021 года.
  10. СПБГУ, Создание Лаборатории мозаики аутоиммунитета с целью изучения причин и механизмов аутоиммунных болезней и использования иммунологических инструментов в их диагностике и лечении: 2020 г. этап 4. Дата обращения: 30 сентября 2021. Архивировано 30 сентября 2021 года.
  11. 1 2 Bell E.J., McCarthey R.A., Riding M.H. // J. R. Soc. Med. 1988; 81: 329-31
  12. Каждый 50-й подросток страдает от синдрома хронической усталости. РИА Новости (25 января 2016). Дата обращения: 22 августа 2016. Архивировано 29 февраля 2016 года.
  13. Simon M. Collin, Tom Norris, Roberto Nuevo, Kate Tilling, Carol Joinson. Chronic Fatigue Syndrome at Age 16 Years (англ.) // Pediatrics  (англ.) : журн. — American Academy of Pediatrics  (англ.), 2016. — 1 February (vol. 137). — ISSN 1098-4275. — doi:10.1542/peds.2015-3434. — PMID 26810786. Архивировано 23 июля 2018 года.
  14. Синдром хронической усталости. Что это такое, причины и последствия. Дата обращения: 5 июля 2017. Архивировано 27 марта 2017 года.
  15. Синдром хронической усталости. Здоровье Mail.Ru. Дата обращения: 5 июля 2017. Архивировано 31 июля 2016 года.
  16. Comorbid Conditions (англ.). CDC. Дата обращения: 3 октября 2022. Архивировано 7 июня 2020 года.
  17. 1 2 3 Etiology and Pathophysiology (англ.). CDC. Дата обращения: 22 октября 2021. Архивировано 18 июля 2018 года.
  18. 1 2 Artsimovich N.G. Theses of Simposium with International Participation Current Problems of Clinical and Experimental Psychoneuroimmunology. — Tomsk, Russia, 1992. — Volume 1. — Pages 80–82.
  19. Buchwald D., Komaroff A.L. // Rev. Infect. Dis. 1991; 13(1): 12-8
  20. Мороз И. Н., Подколзин А. А. Новое в диагностике и лечении синдрома хронической усталости. // Профилактика старения. — 1999. — № 1.
  21. Manuel y Keenoy B., Moorkens G., Vertommen J., Noe M., Nève J., De Leeuw I. Magnesium status and parameters of the oxidant-antioxidant balance in patients with chronic fatigue: effects of supplementation with magnesium // J Am Coll Nutr. 2000. Jun; 19(3): 374-82.
  22. Kuratsune H., Yamaguti K., Takahashi M., Misaki H., Tagawa S., Kitani T. Acylcarnitine deficiency in chronic fatigue syndrome // Clin Infect Dis. — 1994. Jan — Volume 18. — Issue 1. — Pages 62–67.
  23. Reduced diversity and altered composition of the gut microbiome in individuals with myalgic encephalomyelitis/chronic fatigue syndrome : [англ.] : [арх. 28 июня 2016] // Microbiome. — doi:10.1186/s40168-016-0171-4.
  24. Chronic Fatigue Syndrome Linked to Imbalanced Microbiome { (англ.). Columbia University Mailman School of Public Health. Дата обращения: 7 мая 2017. Архивировано 6 мая 2017 года.
  25. MacDonald, Fiona Another Study Just Linked Chronic Fatigue Syndrome to Gut Bacteria (англ.). Science Alert. Дата обращения: 7 мая 2017. Архивировано 2 мая 2017 года.
  26. Vaccine treatment against Staphylococcus in ME/CFS — ESME. Дата обращения: 15 декабря 2010. Архивировано 1 марта 2011 года.
  27. KBT, Chinese Gui-Pi-Tang, Japanese Kihi-to: см. http://dx.doi.org/10.1016/j.jep.2003.10.006
  28. Vecchiet J., Cipollone F., Falasca K., Mezzetti A., Pizzigallo E., Bucciarelli T., De Laurentis S., Affaitati G., De Cesare D., Giamberardino M.A. Relationship between musculoskeletal symptoms and blood markers of oxidative stress in patients with chronic fatigue syndrome // Neurosci Lett. 2003. Jan 2; 335(3): 151-4
  29. Werbach M. R. Nutritional strategies for treating chronic fatigue syndrome // Altern Med Rev. — 2001. Feb — Volume 6. — Issue 1. — Pages 4–6.
  30. Jacobson W., Saich T., Borysiewicz L. K., Behan W. M., Behan P. O., Wreghitt T. G. Serum folate and chronic fatigue syndrome // Neurology. 1994. Nov; 44(11): 2214-5.
  31. Plioplys A. V., Plioplys S. Amantadine and L-carnitine treatment of Chronic Fatigue Syndrome // Neuropsychobiology. — 1997. — Volume 35. — Issue 1. — Pages 16–23.

Ссылки[править | править код]