Постковидный синдром

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Постковидный синдром (англ. post-COVID-19 syndrome, Long COVID, англ. post-acute sequelae of COVID-19, англ. PASC, англ. chronic COVID syndrome, англ. CCS, англ. long-haul COVID[1][2][3]) — последствия новой коронавирусной инфекции (COVID-19), при которой до 20 % людей, перенёсших коронавирусную инфекцию, страдают от долгосрочных симптомов, длящихся до 12 недель и в 2,3 % случаев дольше[4][5].

Постковидный синдром внесён в Международный классификатор болезней (МКБ-10)[6][7][8], код рубрики U09.9 «Состояние после COVID-19 неуточненное», включающее также постковидное состояние[9].

Предыстория[править | править код]

Весной 2020 года в социальных сетях по всему миру начали создаваться группы поддержки, организованные людьми, переболевшими коронавирусной инфекцией в лёгкой или тяжёлой форме и столкнувшимися с долгосрочными симптомами[10]. Участники поддерживали друг друга, обменивались опытом.

Подобные группы созданы на многих языках и в разных странах.

В декабре 2020 года Национальным институтом здравоохранения и передового опыта (NICE)[en] Великобритании была предложена следующая классификация постковидных состояний[11]:

  • острый COVID-19 (симптомы, длящиеся до четырёх недель);
  • продолжающийся симптоматический COVID-19 (симптомы, продолжающиеся от 4 до 12 недель);
  • постковидный синдром (симптомы, длящиеся свыше 12 недель, не объяснимые альтернативным диагнозом, способные меняться со временем, исчезать и вновь возникать, затрагивая многие системы организма).

В дополнение к вышеуказанным клиническим определениям было также предложено ввести термин «долгий COVID[источник не указан 107 дней]»[12] [13](англ. long covid), включающий период симптоматики от четырёх недель и выше.

Гипотезы патогенеза[править | править код]

Имеется несколько не противоречащих друг другу гипотез по поводу причин возникновения постковидного синдрома. Из них следует выделить несколько основных.

Прямое повреждение органов пациента

Самое распространённое объяснение — это прямые повреждения органов и тканей во время затяжного течения болезни, а также реанимационных мероприятий (при тяжёлом течении), обострение хронических заболеваний, таких как диабет, венозная недостаточность, гипертония, астма и прочих[14].

Вирус нейротропен, то есть попадая в нервную систему через обонятельные рецепторы в верхней носовой раковине, может повреждать напрямую структуры головного мозга, такие как лимбическая система, гипоталамус[15], мозжечок, дыхательный центр и другие. Повреждения такого крупного нерва, как вагус, вызывают большое разнообразие симптомов, а также определяют их волнообразный характер. Это нарушение связано с разбалансировкой двух систем — парасимпатической и симпатической[16], с доминированием последней — отсюда проблемы с частотой сердечных сокращений, ортостатическая тахикардия, проблемы со сном, подобие панических атак, а также тревожные расстройства[17].

Вирус хорошо размножается в эндотелии сосудов, что вызывает проблемы с коагуляцией. Наличие микротромбов в кровяном русле выводит из строя обильно васкуляризованные органы — такие как железы внутренней секреции (щитовидная железа, надпочечники, гипофиз, гонады и другие) и почки. Вирус вызывает воспаление сердечной мышцы (миокардит) и ишемию головного мозга[18].

Вирус остаётся в организме

Состояние, когда вирус остаётся в организме, называется вирусной персистенцией[19]. Вирус выявляется у иммунодепрессивных пациентов и даже у людей с нормальной иммунной системой, у которых нет симптомов заболевания, в тонком кишечнике и нервной системе[20][21].

Действие вируса на кровяные сосуды не ограничивается эндотелиитом (воспалением эндотелия) и васкулитом[22]. Вирус или вирусные антигены можно обнаружить в моноцитах, выделенных из периферической крови больных,[23] и в макрофагах[24][25][26][27], но пока факты о том, что вирус может размножаться в этих клетках являются предварительными[28]. Тем не менее существуют данные о способности вируса размножаться в некоторых типах (СD4+) лимфоцитов[29].

Тромбы и продукты их лизиса остаются в организме и провоцируют воспаление

Нейтрофилы при апоптозе выбрасывают клейкую сеть своей ДНК (нетоз), создавая микротромбы с заключёнными в них вирусными частицами, и при лизировании этих тромбов происходит очередное высвобождение антигенов, что вызывает новую волну воспаления[30].

Вирус провоцирует аутоиммунные реакции

Определённый процент перенёсших коронавирусную инфекцию — это женщины, которые имеют более реактивный иммунитет, и могут страдать острыми и, возможно, хроническими аутоиммунными заболеваниями. (Волновая природа постковидных проявлений у женщин контролируется также менструальным циклом[31].)

Возможно, вклад в патогенез осложнений заболевания вносит антифосфолипидный синдром - это обусловлено тем, что вирус, размножаясь во многих тканях и органах, использует для своей оболочки фосфолипиды организма хозяина, которые, соединяясь с белками поверхности (капсида) вируса, представляют из себя цель для антител. Но сходные структуры могут быть и у самого организма, тогда эти антитела будут атаковать и здоровые ткани (аутоантитела).[32] Не исключено, что антитела могут помогать вирусу проникать в иммунные клетки по принципу антитело-зависимого усиления инфекции (ADE). Следует заметить, что это исключительно гипотетическое предположение, озвученное некоторыми исследователями.[33][34]

Другие нарушения в организме, как следствие перенесённой вирусной инфекции

Нарушение гемостаза вызывает также изменения уровня циркулирующего серотонина, что в свою очередь вызывает мучительные мигрени, глубокие депрессивные состояния[35].

Действуя на рецепторы, которые участвуют в регулировании кровяного давления, вирус вызывает брадикининовый шторм. Сосуды расширяются и становятся более проницаемы, плазма накапливается в тканях, вызывая отёк и действуя на ноцицепторы что вызывает боль[36].

Также с постковидным синдромом связан Синдром активации тучных клеток (MCAS) — когда тучные клетки выделяют чрезмерное количество медиаторов, что приводит к хроническому воспалению.[37]

Симптомы[править | править код]

К долгосрочным симптомам относят следующие проблемы, возникающие волнообразно или на постоянной основе:

Лечение[править | править код]

Официальные протоколы лечения постковидного синдрома пока не были опубликованы.

Лечение симптоматическое.

Примечания[править | править код]

  1. Baig, 2020.
  2. NICE, 2020.
  3. CDC, 2020.
  4. Sudre CH, Murray B, Varsavsky T, Graham MS, Penfold RS, Bowyer RC, Pujol JC, Klaser K, Antonelli M, Canas LS, Molteni E. Attributes and predictors of Long-COVID: analysis of COVID cases and their symptoms collected by the Covid Symptoms Study App (англ.) // preprints from medRxiv : статья. — 2020. — 21 October.
  5. Katie McCallum. Post-COVID Syndrome: What Should You Do If You Have Lingering COVID-19 Symptoms? (англ.).
  6. В МКБ-10 добавлен постковидный синдром // Статья от 13.12.2020 г. «Медвестник». Т. Бескаравайная.
  7. Emergency use ICD codes for COVID-19 disease outbreak (англ.).
  8. Summary of ICD coding for COVID-19 // Статья от 21.01.2021 г. South African WHO-FIC Collaborating Centre.
  9. Официальная обновляемая русскоязычная онлайн-версия МКБ-10.
  10. Долгие проводы: что мы знаем о больных "долгим ковидом"? (рус.).
  11. COVID-19 rapid guideline: managing the long-term effects of COVID-19 NICE guideline [NG188Published date:18 December 2020] (англ.). NICE.
  12. Долгий COVID-19 // ФГБОУ ДПО "Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования" Минздрава России, Москва, Россия.
  13. Как и почему возник термин Долгий COVID? (англ.) // Social Science and Medicine.
  14. Long-Haul COVID-19: Putative Pathophysiology, Risk Factors, and Treatments (англ.).
  15. The Effects of COVID-19 on Hypothalamus: Is it Another Face of SARS-CoV-2 That May Potentially Control the Level of COVID-19 Severity?.
  16. Dr. Andrew White. A Tale of Two Syndromes – POTS and MCAS (англ.).
  17. Yiping Lu, Xuanxuan Li, Daoying Geng, Nan Mei, Pu-Yeh Wu, Chu-Chung Huang, Tianye Jia, Yajing Zhao, Dongdong Wang, Anling Xiao, Bo Yin. Cerebral Micro-Structural Changes in COVID-19 Patients – An MRI-based 3-month Follow-up Study // The Lancet. — 2020.
  18. Adrija Hajra, Sheetal Vasundara Mathai, [...], and Wilbert S. Aronow. Management of Thrombotic Complications in COVID-19: An Update // PubMed Central.
  19. COVID-19-associated olfactory dysfunction reveals SARS-CoV-2 neuroinvasion and persistence in the olfactory system (англ.).
  20. Persistence and Evolution of SARS-CoV-2 in an Immunocompromised Host (англ.). The New England Journal of Medicine.
  21. Fengyu Hu, Fengjuan Chen, […]Feng Li. A compromised specific humoral immune response against the SARS-CoV-2 receptor-binding domain is related to viral persistence and periodic shedding in the gastrointestinal tract // Nature.
  22. Zsuzsanna Varga, Andreas J. Flammer, Peter Steiger, Martina Haberecker, Rea Andermatt. Endothelial cell infection and endotheliitis in COVID-19 (англ.) // The Lancet. — 2020-05-02. — Т. 395, вып. 10234. — С. 1417–1418. — ISSN 1474-547X 0140-6736, 1474-547X. — doi:10.1016/S0140-6736(20)30937-5.
  23. Nathan Pagano, Maudry Laurent-Rolle, Jack Chun-Chieh Hsu, the Yale IMPACT research Team, Chantal BF Vogels. Detection of long SARS-CoV-2 nucleocapsid sequences in peripheral blood monocytes collected soon after hospital admission (англ.) // bioRxiv. — 2020-12-16. — P. 2020.12.16.423113. — doi:10.1101/2020.12.16.423113.
  24. Macrophage responses associated with COVID-19: A pharmacological perspective (англ.). European Journal of Pharmacology Volume 887, 15 November 2020, 173547.
  25. Suzane Ramos da Silva, Enguo Ju, Wen Meng, Alberto E. Paniz Mondolfi, Sanja Dacic. Broad SARS-CoV-2 cell tropism and immunopathology in lung tissues from fatal COVID-19 (англ.) // medRxiv. — 2020-09-29. — P. 2020.09.25.20195818. — ISSN 2019-5818. — doi:10.1101/2020.09.25.20195818.
  26. Asma Boumaza, Laetitia Gay, Soraya Mezouar, Aïssatou Bailo Diallo, Moise Michel. Monocytes and macrophages, targets of SARS-CoV-2: the clue for Covid-19 immunoparalysis (англ.) // bioRxiv. — 2020-09-17. — P. 2020.09.17.300996. — doi:10.1101/2020.09.17.300996.
  27. Zeqing Feng, Bo Diao, Rongshuai Wang, Gang Wang, Chenhui Wang. The Novel Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 (SARS-CoV-2) Directly Decimates Human Spleens and Lymph Nodes (англ.) // medRxiv. — 2020-03-31. — P. 2020.03.27.20045427. — doi:10.1101/2020.03.27.20045427.
  28. Marjorie C. Pontelli, Italo A. Castro, Ronaldo B. Martins, Flávio P. Veras, Leonardo La Serra. Infection of human lymphomononuclear cells by SARS-CoV-2 (англ.) // bioRxiv. — 2020-08-07. — P. 2020.07.28.225912. — doi:10.1101/2020.07.28.225912.
  29. Arinjay Banerjee, Jalees A. Nasir, Patrick Budylowski, Lily Yip, Patryk Aftanas. Isolation, Sequence, Infectivity, and Replication Kinetics of Severe Acute Respiratory Syndrome Coronavirus 2 // Emerging Infectious Diseases. — 2020-9. — Т. 26, вып. 9. — С. 2054–2063. — ISSN 1080-6040. — doi:10.3201/eid2609.201495.
  30. Extracellular DNA traps promote thrombosis (англ.).
  31. Eric Y. Wang, Tianyang Mao, Jon Klein, Yile Dai, John D. Huck. Diverse Functional Autoantibodies in Patients with COVID-19 // medRxiv. — 2020-12-12. — doi:10.1101/2020.12.10.20247205.
  32. Yu Zuo, Shanea K. Estes, Ramadan A. Ali, Alex A. Gandhi, Srilakshmi Yalavarthi. Prothrombotic autoantibodies in serum from patients hospitalized with COVID-19 // Science Translational Medicine. — 11 18, 2020. — Т. 12, вып. 570. — ISSN 1946-6242. — doi:10.1126/scitranslmed.abd3876.
  33. Yu. A. Desheva, A. S. Mamontov, P. G. Nazarov. Contribution of antibody-dependent enhancement to the pathogenesis of coronavirus infections // AIMS Allergy and Immunology. — 2020. — Т. 4, вып. 3. — С. 50–59. — ISSN 2575-615X. — doi:10.3934/allergy.2020005.
  34. Yu. D. Nechipurenko, A. A. Anashkina, O. V. Matveeva. Change of Antigenic Determinants of SARS-CoV-2 Virus S-Protein as a Possible Cause of Antibody-Dependent Enhancement of Virus Infection and Cytokine Storm // Biophysics. — 2020. — Т. 65, вып. 4. — С. 703–709. — ISSN 0006-3509. — doi:10.1134/S0006350920040119.
  35. Disruption of Blood Dynamics and Gut-Immune-Brain Axis as the Potential Cause of “Long Covid”.
  36. Michael R Garvin Christiane Alvarez,J Izaak Miller,Erica T Prates,Angelica M Walker,B Kirtley Amos,Alan E Mast,Amy Justice,Bruce Aronow,Daniel Jacobson . A mechanistic model and therapeutic interventions for COVID-19 involving a RAS-mediated bradykinin storm (англ.). Computational and Systems BiologyMedicine.
  37. Lawrence B. Afrin, Leonard B. Weinstock, Gerhard J. Molderings. Covid-19 hyperinflammation and post-Covid-19 illness may be rooted in mast cell activation syndrome // International journal of infectious diseases: IJID: official publication of the International Society for Infectious Diseases. — 2020-11. — Т. 100. — С. 327–332. — ISSN 1878-3511. — doi:10.1016/j.ijid.2020.09.016.
  38. Nikki Nabavi. Long covid: How to define it and how to manage it (англ.) // British Medical Journal. — 2020.
  39. 1 2 Carlos del Rio, MD1; Lauren F. Collins, MD1; Preeti Malani, MD, MSJ2,3. Long-term Health Consequences of COVID-19 (англ.) // Jama. — 2020.
  40. Musculoskeletal involvement of COVID-19: review of imaging // Skeletal Radiology. — 2021.
  41. Long COVID: let patients help define long-lasting COVID symptoms (англ.).
  42. Couzin-Frankel J. "From 'brain fog' to heart damage, COVID-19's lingering problems alarm scientists" (англ.) // Science. — 2020. — October.
  43. Fengyu Hu, Fengjuan Chen, […]Feng Li. A compromised specific humoral immune response against the SARS-CoV-2 receptor-binding domain is related to viral persistence and periodic shedding in the gastrointestinal tract (англ.) // Nature. — 2020.
  44. Michael Marshall. The lasting misery of coronavirus long-haulers (англ.) // Nature. — 2020.
  45. Corona-Pandemie: Coronavirus SARS-CoV-2 und Covid-19 können gefürchtetes Guillain-Barré-Syndrom auslösen (неопр.).
  46. Hannah E. Davis, Gina S. Assaf, Lisa McCorkell, Hannah Wei,  View ORCID ProfileRyan J. Low,  View ORCID ProfileYochai Re’em, Signe Redfield,  View ORCID ProfileJared P. Austin,  View ORCID ProfileAthena Akrami. Characterizing Long COVID in an International Cohort: 7 Months of Symptoms and Their Impact // preprints from MedRxiv.
  47. A dynamic review of the evidence around ongoing Covid19 (often called Long Covid).. NIHR (16.03.2021).

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]