Скованные одной цепью

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Скованные одной цепью
Исполнитель Nautilus Pompilius
Альбом Разлука
Дата выпуска 1986
Дата записи август 1986
Жанр русский рок, новая волна, хард-рок
Язык русский
Длительность 3:51
Автор Илья Кормильцев / Вячеслав Бутусов
Трек-лист альбома «Разлука»
«Всего лишь быть»
(10)
«Скованные одной цепью»
(11)
Князь тишины
(0)
Скованные одной цепью
Исполнитель Nautilus Pompilius
Альбом Князь тишины
Дата выпуска 1989
Дата записи февраль-март 1988 год на студии Александра Кальянова Москва
Жанр новая волна, индастриал-рок
Язык русский
Длительность 4:23
Автор Вячеслав Бутусов, Илья Кормильцев
Трек-лист альбома «Князь тишины»
«Скованные одной цепью»
(1)
«Князь тишины»
(2)

«Скованные одной цепью» («Круговая порука»[1]) — одиннадцатая песня альбома «Разлука» группы «Nautilus Pompilius», ставшая одной из визитных карточек группы. Слова: Илья Кормильцев, музыка: Вячеслав Бутусов.

Песня была исполнена на фестивале «Рок-панорама-87» и попала на одноимённую виниловую пластинку; также вошла в студийный альбом «Князь тишины» (первая песня) и концертную запись «Ни Кому Ни Кабельность».

В 1990 году вышел поэтический сборник Кормильцева «Скованные одной цепью», оформленный рисунками Вячеслава Бутусова. Журналом Time Out помещена в список «100 песен, изменивших нашу жизнь»[2].

Содержание[править | править код]

Песня была написана на заре перестройки в 1986 году, во время перехода на рыночные отношения и начала либерализации общества. Текст песни поэт Илья Кормильцев написал ещё в 1984 году на крыльце у своего дома.

Текст песни содержит большое количество афоризмов, вошедших в повседневное общение русскоговорящей аудитории. В свою очередь, в тексте песни можно встретить фразы, которые очень остро отзываются на социальные и идеологические проблемы позднего периода советской власти. К таким фразам можно отнести «здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц», «можно верить и в отсутствие веры», «можно делать и отсутствие дела», «одни слова — для кухонь, другие — для улиц», «нищие молятся, молятся на // то, что их нищета гарантирована». В песне неоднократно упоминается, что заработная плата не находилась в зависимости от результатов труда, из-за чего рабочие не занимались своими прямыми должностными обязанностями («можно делать и отсутствие дела», «здесь мерилом работы считают усталость»).

В первоначальном виде последняя строка в первом куплете выглядела так: «За красным восходом — коричневый закат» (в таком варианте исполнения можно было встретить записи 1990—1993 г.г. Об этом же рассказывал Бутусов в интервью, которое звучало в радиопередаче «Летопись» на «Нашем радио», 21 выпуск, 56-я минута). Её можно трактовать как намёк на будущее советского общества, начавшегося с коммунизма и способное закончиться фашизмом. По настоянию руководства Свердловского рок-клуба коричневый цвет был изменён на розовый, не имеющий политической окраски. Из-за острой социальной и политической направленности были опасения, что песня вызовет резонанс у партийного руководства, однако этого не произошло.

Кавер-версии[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. [1]Название, использовавшееся на ряде пластинок
  2. Максим Тувим, Антон Милехин, Дмитрий Демидов. 100 песен, изменивших нашу жизнь. Time Out (7 декабря 2011). Дата обращения: 26 октября 2012. Архивировано 5 ноября 2012 года.

Ссылки[править | править код]