Террорист-смертник

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Террористические акты 11 сентября 2001 года, теракт-самоубийство с угоном самолёта

Террорист-смертник — человек, который совершает террористический акт за счёт своей жизни.

История[править | править код]

Игнатий Гриневицкий, террорист, подорвавший Александра II

Первыми террористами-смертниками можно считать ассасинов в XI веке в Персии. Их лидер Хасан ибн Саббах поручал своим последователям убивать высокопоставленных «грешников», и ассасины для этого были готовы пожертвовать своей жизнью.

Террористом-смертником можно назвать русского революционера Игнатия Гриневецкого, участвовавшего в покушении на Александра II и взорвавшего его бомбой вместе с собой.

XX век[править | править код]

В семидесятые годы XX века радикальные мусульманские духовные лидеры объявили самопожертвование в борьбе с врагами видом мученической смерти. В декабре 1981 года террорист-самоубийца взорвал себя в посольстве Ирака, расположенном в Бейруте (Ливан), при этом погибло 27 человек, несколько сотен получили ранения. Этот теракт был организован террористической организацией «аль-Дава»[1]. Одним из первых крупных терактов с участием смертников стал подрыв казармы американских войск и взрыв у штаб-квартиры французских войск в Бейруте 23 октября 1983 года. Число терактов, совершенных смертниками, возросло с 31 в 1980-х до 104 в 1990-х годах. С тех пор теракты с участием смертников стали обычными для исламистских террористических организаций.

XXI век[править | править код]

Самыми масштабными по числу жертв стали террористические акты, совершенные 11 сентября 2001 года в США, организованные Аль-Каидой. С начала 2000-х использование террористов-смертников стало одной из основных тактик исламистского терроризма в России.

В ходе Иракской войны с 2003 по 2010 год от действий террористов-смертников погибли 200 солдат коалиционных сил (военнослужащие США, Великобритании, Италии, Болгарии, Таиланда) и не менее 12 000 мирных иракцев; из 4000 проанализированных жертв среди гражданских лиц 25 % составляли женщины и дети[2].

В настоящее время террористические группировки, такие как Исламское государство, ХАМАС и Талибан, активно используют смертников. В июле 2012 года афганская разведка сообщила, что за прошедшие два года ей удалось задержать 241 смертника, сорвав тем самым покушения на вице-президентов, министров, членов Верховного суда, губернатора северной провинции Балх и депутатов парламента[3]. ХАМАС возвеличивает мученичество террористов, умерших во имя веры, как самое благородное проявление джихада и исламской религиозности[4].

Причины использования[править | править код]

  • Исполнитель теракта не нуждается в путях отхода после его совершения, что позволяет нанести больший урон[5].
  • Подобные акты терроризма оказывают значительное психологическое воздействие на общество, поскольку свидетельствуют о неэффективности возможных мер по пресечению действий террористов путём ответных акций или возмездия[6].
  • Создается героический образ «мучеников», что помогает террористическим организациям вербовать сторонников.
  • Исполнитель теракта не может быть допрошен после его совершения, что усложняет расследование преступления и поиск его организаторов.

Психология террористов-смертников[править | править код]

«Патриотическое воспитание» подрастающего поколения на примерах взорвавших себя «мучеников за веру», изображённых на плакатах над классной доской в палестинской общеобразовательной школе в Газе

Распространённое предположение о том, что террористов-мусульман привлекает исключительно статус «святых мучеников» и обещание небесной награды за смерть во имя ислама — райских садов, слуг и гурий, — не объясняет, почему для террориста теряет ценность его собственная жизнь и жизни потенциальных жертв-единоверцев[6]. Кроме того, не объясняет то обстоятельство, что среди использующих подобную террористическую тактику становится всё больше женщин[6]. В связи с этим высказывалось мнение, что одним из возможных объяснений психологических корней суицидального терроризма мусульманского толка может быть поиск новой, более позитивной идентичности[6].

Существует точка зрения, согласно которой террористы-смертники характеризуются патологическими чертами личности, такими как нарциссическая агрессия, чувство вины, переживание страха, депрессивные состояния, авторитарность, приписывание себе и другим недостатка маскулинности, крайняя экстраверсия и эгоцентризм[7][8].

Ранее преобладало убеждение, что террористы-смертники в основном происходят из наиболее маргинализированных слоёв общества. Однако анализ, представленный в документе «Святые мученики двуречья», опубликованном на одном из исламистских интернет-форумов и содержащем биографии 430 смертников из Аль-Каиды, показывает, что среди них присутствовало значительное количество лиц с высоким уровнем образования и хорошо оплачиваемой работой[9][10][11]. Кроме того, исследование 32 террористов-смертников выявило, что единственным общим аспектом их профиля является отсутствие крепких социальных связей и уязвимость к внешнему воздействию[10]. Этот фактор усиливается почти полной изоляцией смертников от социальных контактов непосредственно перед совершением теракта. Таким образом демографические особенности, социально-экономические факторы и индивидуально-психологические характеристики, взятые по отдельности, не являются надёжным индикатором склонности к совершению суицидального террористического акта[10][12][13].

Террористические организации часто стремятся склонить стать террористами-смертниками подростков, так как они более внушаемы, чем взрослые. Например, в начале 2006 года ХАМАС создал сайт для детей, на котором прославляются подростки-«шахиды» (то есть террористы-смертники) и содержатся призывы к детям «встать на путь шахида»[14].

Арабская газета «Аль-Шарк Аль-Авсат[en]» в интервью с представителями группировки ХАМАС пишет о том, как в Палестине отбирают людей в террористы-смертники: «Существуют 4 критерия, при помощи которых мы определяем, — говорит представитель „Хамас“, — кто нам подходит. Во-первых, религиозность, во-вторых, мы проверяем, выполняет ли шахид волю своих родителей, и не повлияет ли его смерть отрицательно на положение его семьи. Не является ли он отцом семейства или единственным сыном. В этом случае он не подходит. В-третьих, он должен понимать всю важность своей миссии. И в-четвертых, его смерть должна зажечь огонь джихада в сердцах других людей, и вызвать в них желание пожертвовать своей жизнью»[15].

Следует также учитывать, что в исламских государствах семьи террористов-смертников часто получают материальную поддержку как от террористических группировок, так и от сочувствующих лиц[6]. Примером подобных практик является финансирование терроризма Палестинской автономией[16].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Augustus Richard Norton. Hezbollah: A Short History (англ.). — STU — Student edition. — Princeton University Press, 2007. — P. 72. — 216 p. — ISBN 978-0-691-14107-7.
  2. Casualties of suicide bombings in Iraq, 2003-2010 (англ.). Дата обращения: 3 апреля 2024. Архивировано 15 мая 2014 года.
  3. Афганская разведка задержала 241 смертника за прошедшие 2 года. Афганистан.Ру (25 июля 2012). Дата обращения: 3 апреля 2024. Архивировано 7 июля 2022 года.
  4. Meir Litvak. “Martyrdom is Life”: Jihad and Martyrdom in the Ideology of Hamas (англ.) // Studies in Conflict & Terrorism[en]. — 2010-07-15. — Vol. 33, iss. 8. — P. 716–734. — ISSN 1057-610X. — doi:10.1080/1057610X.2010.494170.
  5. Соснин, Нестик, 2008, с. 127.
  6. 1 2 3 4 5 Соснин, Нестик, 2008, с. 128.
  7. Соснин, Нестик, 2008, с. 125.
  8. Russell C., Miller B. H. Profile of a terrorist // Perspectives on Terrorism / L.Z. Freedman and I. Alexander (Eds.). Wilmington, DE: Scholarly Resources, 1983. P. 45—60.
  9. Соснин В. А., 2010.
  10. 1 2 3 Соснин, Нестик, 2008, с. 126.
  11. Husain Haqqani, Daniel Kimmage. The online bios of Iraq's "martyrs." (англ.) // The New Republic. — 2005. — 14 October. — ISSN 0028-6583.
  12. Kaja Perina. Suicide Terrorism (англ.). Psychology Today (1 октября 2002). Дата обращения: 3 апреля 2024.
  13. Uday Khalid, Peter Olsson. Suicide bombing: a psychodynamic view // The Journal of the American Academy of Psychoanalysis and Dynamic Psychiatry. — 2006. — Т. 34, вып. 3. — С. 523–530; discussion 531–534. — ISSN 1546-0371. — doi:10.1521/jaap.2006.34.3.523.
  14. Зубков К.«Не плачь, мама — я стал шахидом!» // Газета № 39. 09.03.2006
  15. Джабраил Гакаев, Тимур Музаев, Леонид Китаев-Смык 14:08 терорристки-смертницы: кто они? Архивная копия от 20 октября 2013 на Wayback Machine // Радио Эхо Москвы, 16.07.2003
  16. Incentivizing Terrorism: Palestinian Authority Allocations to Terrorists and their Families (англ.). Jerusalem Center for Public Affairs. Дата обращения: 3 апреля 2024.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]