115-й батальон шуцманшафта

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
115-й батальон шуцманшафта
115 Bataillon Schutzmannschaft on march.jpg
Украинские полицейские из 115-го батальона шуцманшафта маршируют по улицам Киева в 1942 году
Годы существования 19421944
Страна  Германия
Подчинение Ordnungspolizei flag.svg Полиция порядка
Входит в Украинская вспомогательная полиция
Тип TREU TAPFER GEHORSAM.jpg шуцманшафт
Включает в себя 3 роты
Функция борьба против партизан, пацификация населения
Численность 350 человек
Дислокация Киев, Слоним
Снаряжение немецкое и австрийское оружие (Steyr Mannlicher M1895, Mauser 98, Walther P38, Walther PPK, MP-40)
советское трофейное оружие (винтовка Мосина, ТТ, ППШ, ППД)
Участие в

Вторая мировая война

    • Антипартизанские операции на оккупированных территориях СССР
Командиры
Известные командиры
  • Командиры батальона:
  • Начальники штаба:
    • майор Дмитрий Дмитренко
  • Командиры рот:
    • гауптман Либе
    • капитан Александр Негребецкий
    • капитан Иван Зарипанский

115-й батальон охранной/вспомогательной полиции (115-й шуцманшафт батальон нем. 115 Bataillon Schutzmannschaft / Schutzmannschaftsbataillon [SchutzmannschaftsBtl.] 115) — украинское коллаборационистское подразделение охранной/вспомогательной полиции, сформировано в начале 1942 года[1] в Киеве из части распущенного Буковинского куреня (некоторые члены которого были также включены в состав шуцманшафт батальонов 109 и 118) и из местных добровольцев в июле 1942-го года [2][3]

Командиром батальона назначен майор Пфаль, заместителем − гауптман Поль. В каждую сотню (роту) и взвод (укр. чота́ ) офицерами назначены один немец и один украинец.[2] Первым комендантом батальона стал сотник Дмитрий Дмитренко.[4]

В 1942-1944 годах батальон выполнял карательные операции против красных партизан на территории оккупированной Белорусской ССР.

В Киеве[править | править код]

Создание нового из расформированных украинских куреней (объединённых Буковинского и Киевского куреней[5]) было было начато в Киеве в начале 1942 года. В январе личный состав был обмундирован в литовскую униформу.

28 февраля служащие батальона подписали контракты на два года службы, после чего им были выданы винтовки, и они начали нести службу по охране порядка в Киеве. Буковинцы, которые влились в состав батальона, были разбросаны по разным сотням, без образования отдельного подразделения.[2]

Первоначально батальон размещался в Киеве на ул. Левашовской в бывших помещениях милиции.[2]

На протяжении весны численность батальона была увеличена за счёт военнопленных и мобилизованной на работу молодёжи.[1]

115 батальон Шуцманшафт после получения оружия. Стоят слева направо: В.Гаврилишин, ?, Рак, В.Бажай, И.Пилипюк, О.Титинюк, Вепрюк, Илашкевич; присели слева направо: О.Билак, И.Семеген, С.Исопчук. Киев, весна 1942 года.

В этот период немцы пытались ликвидировать любые проявления украинского характера 115-го батальона. В отличие от сине-жёлтых нарукавных повязок, которые носили члены Буковинского куреня, стрелки батальона должны были носить белые повязки со своим порядковым номером (№ 1 − у командира батальона). До какого-то времени допускались трезубцы на головных уборах, которые военнослужащие батальона получали от своих друзей из подполья, но вскоре были вынуждены снять и их.[2]

В конце февраля стало известно, что в лесах примерно в 100 км к северу от Коростеня, возле села Хабино, появились советские партизаны, как оказалось впоследствии, вооружённые автоматами и ручными гранатами парашютисты, которые якобы «терроризировали местное население и даже убили нескольких крестьян за отказ вступить в их отряд». На разведку из Киева была выслана 1-я сотня батальона под командой сотника Остапенко и двух немецких офицеров. Две недели они безуспешно прочёсывали леса. Тем временем партизаны, узнав о слабости вооружения сотни (личный состав которой был вооружён лишь старыми русскими винтовками и единственным пулемётом, который находился в руках немца), устроили в густом лесу засаду и полностью её разбили. Сразу после боя на место происшествия были отправлены 2-я и 3-я сотни под командованием майора Пфаля. На месте предыдущего боя были найдены все убитые бойцы батальона, их перевезли в село Хабино и с воинскими почестями похоронили во дворе местной церкви. После короткого отдыха 1-я и 2-я сотни вернулись в Киев, а через несколько дней и 3-я.[2]

В Киеве жизни батальона пошла привычным путём. Военнослужащие занималась военной муштрой и охраной артиллерийского парка возле Печерского монастыря. Поскольку муштра становилась всё более изнурительной, а погода в марте-апреле была дождливой и холодной, военнослужащие батальона с желанием несли караульную службу на постах, размещённых по берегам Днепра. Здесь, в частности, было обнаружено несколько мест, где советские войска при отступлении бросили в воду огромные запасы продовольствия: тысячи мешков сахара, окаменевшего в воде, наполовину испорченную муку, рожь, пшено и тому подобное. Часть найденного пошла, в том числе, на нужды батальона.[2]

Одновременно проводились гонения на националистические элементы в батальоне, в основном на буковинцев и галичан. Ни один из них не был повышен на руководящие должности, а в мае немцами были проведены масштабные аресты «западников».[2] «Где-то во время Зелёных Праздников немцы арестовали всех офицеров, буковинцев и галичан, были много арестовано и унтер-офицеров. Все были арестованы гестапо с ул. Короленко, 33, откуда так и никто не вернулся»[6].

После арестов в батальоне офицеров стало не хватать, и немцы повысили в ранг офицеров бывших сержантов Красной Армии, не назначая на эти должности никого из буковинцев или галичан. Сотником 3-й сотни был назначен капитан ещё царской армии Некрасов. В августе гестапо произвело обыск у нескольких военнослужащих, которые пришли в батальон из походных групп ОУН и у сотника Кравца. Искали антинемецкие националистические листовки, а через несколько дней после этого один из немецких офицеров приказал снять с головных уборов трезубец. Этот приказ — вместе с кадровой чисткой — был очень показательным. В результате, как отмечал очевидец этих событий, «отпал всякий вопрос о германской политике на Украине».[2]

Украинские офицеры 115-го батальона в униформе немецкой охранной полиции. На мундирах отсутствуют какие-либо знаки принадлежности.

Поскольку в Киеве находилось большое количество галицких и буковинских добровольцев, которым после расформирования украинских частей нечего было делать, а также ввиду размещения в городе 3-х лагерей военнопленных (с которыми что-то нужно было делать), из состава 115-го батальона была выделена одна рота (сотня) для создания нового подразделения — 118-го шуцманшафт батальона.[1]

В июне 1942 года батальон пополнился молодыми парнями в возрасте около 20 лет из Киева, Белой Церкви, с Черкащины, которые были набраны там для вывоза на работу в Германию. На основе выделенной из 115-го батальона сотни, в которой служило много бывших членов Буковинского куреня, этого пополнения (и военнопленных РККА[7]) в июле[7] был сформирован ещё один, 118-й шуцманшафт батальон, который первоначально располагался в одном дворе со 115-м по ул. Левашовской.[2] При этом, фактически, третья рота 115-го батальона стала первой ротой 118-го батальона.[8] После окончательной комплектации в июле 115-й батальон насчитывал 350 человек.[2]

Во время реформирования из Киева исчезли стрелок Завьялец, раненый весной в Хабино, и писарь 3-й сотни бунчужный Стрелецкий — в батальоне ходили слухи, что они отправились к повстанцам в волынские леса. Это были не первые дезертиры. Тяжёлые обстоятельства службы в 115-м и 118-м батальонах и дискриминация западных украинцев, уже с первых месяцев их существования побуждали военнослужащих к дезертирству, хотя, как вспоминал Орест Билак, «буковинцы думают, что это невыгодно, чтобы наши дезертировали», потому что им на смену приходил красноармейский и белогвардейский элемент, часто равнодушный и иногда враждебный ко всему украинскому. С другой стороны, близость украинского националистического подполья и его влияние на личный состав делали батальоны в глазах немцев ненадёжными в случае их возможного применения на Украине. Поэтому немецкое командование сделало всё, чтобы отдалить личный состав украинских батальонов от украинского подполья, лишив их возможности помогать друг другу.[2]

В августе 1942 года майор Пфаль объявил, что скоро батальон отправится из города на важное задание, а на зиму вернётся снова в Киев. Личному составу были выданы наплечники, подсумки, пояса. Начались ежедневные упражнения с полной выкладкой. Во дворе казарм по улице Левашовской состоялся смотр боевой готовности обоих батальонов, после чего стало известно, что их перебрасывают в Белоруссию.[2]

27 августа 1942 года 115-й батальон покинул свои казармы и отправился на железнодорожную станцию по улице Красноармейской мимо польского костёла, по той же дороге, по которой 9 месяцев назад вступал в Киев Буковинский Курень. Военнослужащие шли под тяжёлым впечатлением казни двух дезертиров, Малашича и Боднаренко, которую гестаповцы в «воспитательных целях» провели во дворе казармы на Левашовской перед построенными в дорогу батальонами. Вечером, когда стемнело, 115-й батальон навсегда покинул Киев, за ним отправился и 118-й батальон. Их отправляли в Белоруссию, где они провели почти два года в боях с советскими партизанами.[2]

В Белоруссии[править | править код]

Офицеры 115-го батальона вспомогательной полиции в немецкой униформе. Киев, 1942.

В июле 1944 года 115-й и 118-й батальоны составили 2-й батальон 76-го полка 30-й дивизии СС.[9] и были переброшены во Францию для выполнения охранных функций. После переброски эти формирования были переименованы, соответственно, в 62-й и 63-й шуцманшафт батальоны в составе 30-й гренадерской дивизии СС (2-й русской) (нем. 30.Waffen-Grenadier-Division der SS (russische Nr. 2).

2-й украинский батальон имени Тараса Шевченко[править | править код]

21 августа 1944 года 62-й и 63-й батальоны были объединены в единое формирование (62-й батальон); были назначены новые немецкие командиры. Однако в боях против французских партизан новое формирование участия не принимало, так как уже 27 августа (в день, назначенный немцами для выхода на антипартизанские позиции) практически в полном составе перешло на сторону французского движения сопротивления. Из перешедших на сторону французских партизан был сформирован 2-й украинский батальон имени Тараса Шевченко (фр. Le 2 Bataillon Ukrainien des Forces Francaices de L’Interier, Groupement Frontiere, Sous-Region D.2.[10]).[2]

После освобождения территории Франции оба батальона вошли в состав 13-й полубригады и Маршевого полка французского Иностранного легиона, в рядах которого воевали до конца войны.[11]

Другая часть украинцев, которая при вступлении а Иностранный легион подписала контракт на два года, осталась во Франции и влилась в рабочую группу по созданию 215-й пехотной роты (фр. Groupement d'infanterie 215me Compagnie). После сформирования роту, в состав которой вошли также югославы и итальянцы, разместили на окраине Марселя Аляш-ля-Понш, а 28 января 1945 года перевели в местечко Лестакю на улицу Гранд в дом бывшего итальянского консульства. Командовали ротой французские офицеры. Основные задачи, которые выполняла рота, состояли в конвоировании военнопленных немцев. После окончания войны рота продолжила службу до начала осени 1945 года. 10 сентября 1945 года был объявлен приказ французского командования о демобилизации роты в недельный срок.[12]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Дерейко, 2011, с. 457.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Дуда А., Старик В., 1995, Гл. Після розгрому Куреня. (укр.).
  3. Marcus Wendel. Schutzmannschaft Bataillone (англ.). www.axishistory.com. Дата обращения 28 сентября 2018.
  4. Дерейко, 2011, с. 473.
  5. Дуда А., Старик В., 1995, Гл. Буковинський курінь: 1941 рік. § Буковинський курінь у Києві (укр.).
  6. Архив УНДЧ, ф. О. Билака, дело 1, лист 12. — цит. по Дуда А., Старик В., 1995, Гл. Після розгрому Куреня. (укр.)
  7. 1 2 118 полицейский батальон // Сайт Государственного мемориального комплекса «Хатынь» © (khatyn.by)  (Проверено 11 апреля 2012)
  8. Minister of Citizenship and Immigration (Canada) Reasons for Judgment. Between: Minister of Citizenship and Immigration and Vladimir Katriuk — Docket: T-2409-96 Date: 19990129 // «Lily» The site dedicated to the memory of Lily (Hryhirchuk) Zuzak (1938/12/12 — 1997/09/15) who sang like an angel and who helped save the life of John Demjanjuk  (Проверено 11 апреля 2012) (англ.)
  9. Дерейко, 2011, с. 471.
  10. Дуда А., Старик В., 1995, Гл. Після розгрому Куреня. — п. Франція, 2-й український батальйон. (укр.); 1-й украинский батальон им. Ивана Богуна в составе французского движения сопротивления был образован из 102-го волынского шуцманшафт батальона (польск.).
  11. Другі визвольні змагання (1938—1950) // © Пінак Євген. Сайт «Українське військо у ХХ-ХХІ сторіччі» (vijsko.milua.org) — 7. Українці в інших арміях.  (Проверено 11 апреля 2012) (укр.)
  12. Дуда А., Старик В., 1995, Гл. Після розгрому Куреня. § Іноземний леґіон (укр.).

Литература[править | править код]