Гласность

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Гла́сность — политический термин, обозначающий политику максимальной открытости в деятельности государственных учреждений и свободы информации. В узком смысле, в современном словоупотреблении, основной компонент политики перестройки, проводимой М. С. Горбачёвым во второй половине 1980-х в СССР и заключавшийся в существенном ослаблении цензуры и снятии существовавших в советском обществе многочисленных информационных барьеров.

В Российской империи[править | править исходный текст]

Как политический термин, слово «гласность» впервые стало использоваться в России в конце 1850-х, обозначая ослабление цензурного контроля за повременной (периодической) печатью, а позже также открытость в принятии решений и процессе работы некоторых органов власти — прежде всего судов, в рамках судебной реформы Александра II[1], пришедшей на смену «канцелярской тайне».

Гласность в СССР[править | править исходный текст]

Из «Онтологии победы» Леонида Афонского[2]: В конце 1986 года, когда с высот самоускоряющейся рыжковщины Михаил Сергеевич, наконец, обратил свой долгожданный взор на культуру — аккурат после спасения новым Распутиным сибирских рек — Павел Гусев засуетился. Тут-то и грянула светлой памяти додолевская статья о проститутках, ставшая этапным моментом, поворотным пунктом, красным (жёлтым?) фонарём подлинной гласности в мире социализма. С неё, а вовсе не с VIII съезда Союза Писателей началось внедрение реального наполнения этого понятия в приватную жизнь тогда ещё советских людей. Кстати, вдвойне символично, что символом горбогласности — в отличие от гласности Александра II — стали не всенародные вопли о тяжком кресте крепостных, а именно эссе о доморощенных гетерах современности. Видимо, поколение так называемых «тридцатилетних» (тридцатилетних — к началу 80-х годов) чувствовало свою онтологическую валентность этому явлению. Не в том смысле, что «все мы — проститутки», а в том, что тема латентно-продажного секса понималась как тема некоей тайной свободы, как бы понарошке продающейся (и покупающейся) некоей социоастральной грубой силой, от которой никуда не уйти. В этом ракурсе среднестатистический советский либерал представлялся «тридцатилетним» в образе забитой пасторальной девушки, вынужденной идти на панель системы днём и ночью.

Леонид Афонский

Митинг гласности — митинг, проведённый диссидентами и сочувствующими 5 декабря 1965 года на Пушкинской площади в Москве. Стал первой публичной политической демонстрацией в послевоенном СССР[3].

Вошло в широкий обиход с 1987 года как обозначение одного из ключевых направлений реформ («гласность — перестройка — ускорение»), проводившихся в 1987—1991 годах М. С. Горбачёвым на посту Генерального секретаря ЦК КПСС и Президента СССР, широко известных под общим названием «Перестройка». Тогда же возникли и лозунги момента: «Больше гласности! Больше демократии!». При этом «первым бликом зари гласности» называют статью Евгения Додолева в газете «Московский комсомолец» за ноябрь 1986 года, получившую широкий резонанс.[4][5]

Впервые о гласности заговорили на XXVII Съезде КПСС в феврале 1986 года. Тогда основной её целью виделось обращение внимания людей на отдельные «недостатки, слабости и прорехи» существующей хозяйственной системы, с целью их оперативного устранения.

Однако вскоре гласность выходит за первоначально заданные рамки; теперь её сутью становится снятие существовавших многочисленных информационных табу. С 1987 года самыми обсуждаемыми в печати вопросами становятся те, которые раньше предпочитали замалчивать: эпоха правления Сталина, привилегии партноменклатуры, секс вообще и проституция в частности, бюрократизм советской государственной машины, экологические проблемы.

«К весне 1989 г. официально санкционированная гласность претворилась в практически неограниченную свободу слова», — считает Арчи Браун[6].

К 1990 году в обществе начинает преобладать ориентация на западные ценности, демократию, свободный рынок. В стране впервые возникает легальная оппозиция социалистическому режиму, которая постепенно приходит к власти в некоторых союзных республиках и берёт курс на их отделение от СССР. В конце 1991 года Советский Союз перестал существовать.

В период гласности были освобождены многие диссиденты, и правозащитная деятельность не сопровождалась судебными преследованиями; в частности, распространение неподцензурной информации (самиздат) не подавлялось; более того, острые вопросы обсуждались в центральной печати; появлялись критические публикации.

С марта 1987 года в связи с объявленной гласностью в библиотеках началось возвращение книг из спецхранов в открытые фонды.[7][8]

После публикации 13 марта 1988 года в газете «Советская Россия» антиперестроечной статьи «Не могу поступаться принципами» публикация сталинистских статей в прессе, по мнению некоторых[9], стала пресекаться.

Гласность в Российской Федерации[править | править исходный текст]

Некоторые деятели оппозиции считают, что период гласности[10][11][12] закончился в период президентства Владимира Путина[13]. Начиная с 2000 года закрывались независимые телеканалы и газеты, из страны изгонялись олигархи, владевшие медиа-активами и отказывавшиеся от сделок по их перераспределению (Гусинский, Березовский и др.). Повсеместно в СМИ появлялась самоцензура.

В 2010 году президент Медведев заявил: «Нам не нужна гласность, нам нужна свобода слова».[14]

Ряд политологов говорит о начале Гласности-2 в связи с развитием Рунета и независимого блоггинга.

В культуре[править | править исходный текст]

В фольклоре[править | править исходный текст]

Известность получило четверостишие, перефразирующее стихотворение А. С. Пушкина «К Чаадаеву»[15]:

Товарищ, знай: пройдет она,
Так называемая «гласность»,
И вот тогда госбезопасность
Припомнит наши имена!

Известные анекдоты эпохи перестройки:

Петька спрашивает Чапаева:
— Василий Иванович, что такое «гласность»?
— Это значит, Петька, что ты можешь говорить что угодно и про меня, и про комиссара, и ни-че-го, Петька, тебе за это не будет…
— В самом деле ничего?!
— Ничего, Петька. Ни новой шашки, ни бурки, ни сапог!

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Реформы Александра II (кроме земельной)
  2. Pinoller #0, 1994 | Леонид Афонский | ОНТОЛОГИЯ ПОБЕДЫ «Московский Комсомолец»: штрихи к портрету явления
  3. 5 декабря 1985. М. Сост. Зубарев Д. И.2005
  4. Россия — 2000. Современная политическая история (1985—1999 гг.), т. 1, Хроника и аналитика. Январь
  5. Издательский Дом «НОВЫЙ ВЗГЛЯД»
  6. №6-2007"Brown"
  7. Шикман А. П. Совершенно несекретно // Советская библиография 1988, № 6. С. 3-18
  8. Bruhn P. Glasnost im sowjetischen Bibliothekswesen (Гласность в советском библиотечном деле)
  9. Александр Черницкий. История одной диссертации // Наша власть: дела и лица. — 2007. — № 11(79). — С. 62-63
  10. Полле Эрвин Гельмутович. Траектория гласности Журнал «Самиздат»
  11. Ирина Хакамада. Нам нужно опять возвращаться к гласности
  12. Буш: Россия утрачивает завоевания свободы Страна.ru, 5 июня 2007
  13. http://www.newsru.com/russia/01dec2005/film.html Владимир Кара-Мурза
  14. Президент Медведев предложил заменить открытость действий власти на свободу «критики снизу» // NR2.ru, 27.04.2010
  15. А. Зиновьев. Катастройка