Музыкальная нотация

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Нотная запись»)
Перейти к: навигация, поиск

Музыка́льная нота́ция (лат. notatio, от лат. nota знак) — система фиксации музыки с помощью письменных знаков (графем).

Общая характеристика[править | править вики-текст]

В отличие от механических и электронных способов репродукции звучащего материала (на грампластинке, в аудиофайле, посредством графика звукового сигнала, его спектра и т.п.) нотация передаёт смысл специфически музыкальной логики, прежде всего, в том, что касается звуковысотности и ритма.

Например, нотная запись септаккорда и его обращений фиксирует «терцовую» логику аккорда независимо от того или иного музыкального строя. Знак альтерации, относящийся к диатонической ступени ладового звукоряда, может означать её хроматическую альтерацию в системе мажорно-минорной тональности, а в 12-тоновой музыке нововенской школы (композиционный принцип которой покоится на энгармонизме полутонов равномерно темперированной октавы) может нести функцию контекстно-безразличного «маркера высоты». Размер и тактовая черта показывают местоположение сильных и слабых долей, уровни ритмического деления и т.д., и наоборот — отсутствие этих знаков нотации имплицирует произвольность метроритмической транскрипции музыки и (в текстомузыкальной форме, например, в многоголосном кондукте) артикуляции текста.

В европейской культуре нотация обеспечила сохранность и передачу профессиональной музыки — анонимной (главным образом, культовой) и авторской («композиторской», церковной и светской) — от поколения к поколению. Отсюда памятник нотации приобрёл статус первичного источника для исполнительских реализаций (интерпретаций) музыки и научных суждений о ней.

Детальная разметка динамических, темповых и пр. нюансов (например, в музыке И.Ф.Стравинского) выдаёт стремление композитора детерминировать интерпретацию смысла, запечатлённого на письме. И наоборот, «ненотирование» (в том числе, осознанное) или символическое нотирование элементов музыкальной речи (например, цифровка basso continuo) даёт простор для исполнительских интерпретаций и музыковедческих концепций. Например, отсутствие точной нотации темпов и мелизмов в музыке Возрождения и барокко послужило причиной существенного различия в её интерпретациях аутентистами (особенно радикальные интерпретации темпа приводят к изменению этоса музыки, а чрезмерное увлечение орнаментикой нивелирует рельеф мелодии как несущего конструктивного элемента гомофонной музыки). Непоследовательное нотирование встречных (musica falsa) и системных знаков альтерации в многоголосной музыке Средних веков и раннего Возрождения породило противоречивые музыковедческие концепции старинной гармонии (вплоть до утверждения полимодальности); специфическая расстановка ключей («ключевание») в вокальной музыке XVI-XVII вв. вызвала к жизни концепцию «многоголосных» амбитусов.

В качестве «физических» носителей нотированной музыки на разных этапах истории выступали камень, папирус, пергамент, бумага, файл (для нотации посредством программного кода) и др.

Принципы музыкальной нотации[править | править вики-текст]

  • буквенная (графемы на основе греческого, позже латинского алфавита);
  • невменная (мнемоническая, без точного обозначения звуковысот, но указывающая на агогику, динамику и другие исполнительские нюансы; использовалась главным образом для записи вокального одноголосия в католическом и православном обиходе; в древнерусском богослужении — «крюки» знаменного распева; в средневековой Армении — хазы);
  • линейная (в том числе квадратная, точно фиксирующая высоту). Особенно значима историческая форма линейной нотации — мензуральная, фиксирующая и высоту и ритм, преимущественно для записи многоголосия в средневековой и ренессансной музыке Европы. Иногда в качестве отдельной системы нотации выделяют модальную нотацию XII—XIII веков, которая является предформой мензуральной. Наибольшее распространение в профессиональной музыке и в элементарном музыкальном образовании получила пятилинейная тактовая нотация, установившаяся в Европе в XVII—XVIII веках;
  • табулатура (сокращённая запись для струнных щипковых, старинных клавишных инструментов, для органа);
  • смешанная (дасийная, буквенно-линейная, в ней в IX веке зафиксированы первые образцы европейского профессионального многоголосия; генерал-бас эпохи барокко и джазовая XX века, сочетающие буквенно-цифровую и линейную запись);
  • компьютерная (многие попытки унификации начиная с 1970-х годов; ныне крупнейшими разработчиками программного обеспечения за основу принят формат MusicXML (англ.)
  • экспериментальная; этим условным обозначением охватываются различные неунифицированные формы письменной фиксации музыки, применявшиеся в сочинениях композиторов-новаторов XX-XXI веков (например, различные способы нотации микрохроматики).

Исторический очерк[править | править вики-текст]

Гимн Аполлону, записанный в системе буквенной вокальной нотации (128—127 до н. э.). Дельфийский археологический музей, Греция.

О древнейших нотациях доподлинно ничего не известно. Предполагается, что в древнем Вавилоне использовали пиктографическую запись, в Древнем Египте — слоговую.

Первые достоверные памятники музыкальной нотации дошли до нас из Древней Греции — по типу они представляют собой образцы буквенной нотации. Сохранилось более 60 памятников древнегреческой нотации, на разных носителях (древнейшие — на папирусе и на камне)[1], в том числе два фрагмента из «Ореста» и «Ифигении в Авлиде» Еврипида (III в. до н. э., папирус) и пеаны (гимны Аполлону) из афинского святилища в Дельфах (фрагмент см. на иллюстрации). Наиболее известны эпитафия Сейкила (известна также как «сколий» Сейкила, II в. н. э., музыка и стихи выбиты на надгробной колонне) и три гимна Мезомеда (II в. н. э., средневековые копии в пергаментных рукописях XIII—XIV вв.) — пьесы, сохранившиеся целиком.

Теория древнегреческой нотации сохранилась только в позднейших (позднеантичных и византийских) описаниях (Алипий, Гауденций, Боэций, Анонимы Беллермана и др.), поскольку в Древней Греции описание нотной записи считалось делом недостойным «гармоника» (то есть учёного музыканта). Основатель европейской музыкальной науки Аристоксен в «Элементах гармоники» (IV в. до н.э.) писал:

Что касается целей исследования, называемого гармоникой, некоторые утверждают, что нотация (τὸ παρασημαίνεσθαι) мелодий есть предел постижения всей мелодики (μελῳδουμένων), другие [под этими целями разумеют] изучение авлосов и ответ на вопрос, каким образом и откуда возникают порождаемые авлосом звуки (αὐλομένων). Такое может говорить лишь тот, кто впал в окончательное заблуждение. Дело в том, что нотация — не только не цель гармоники, но даже не ее часть, если только не [считать частью] метрики запись каждого из метров: как здесь вовсе не обязательно умеющему записать ямбический метр еще и отлично знать, чтó есть ямбическое, так же и с мелодикой, поскольку записавшему фригийскую мелодию не обязательно отлично знать, чтó есть фригийская мелодия. Ясно, что нотация никак не может быть целью вышеупомянутой науки [гармоники][2].

— Aristox. Harm. II, 49

Судя по свидетельству Боэция («Основы музыки», ок. 500 г.), к концу античности нотация вошла в круг занятий музыканта и с тех пор стала в Европе одной из регулярных тем как научных трактатов, так и учебников музыки:

Название каждой ноты (notulae) можно усвоить очень легко. Дело в том, что древние для скорописи, чтобы всякий раз не выписывать имена [струн] целиком, придумали некие значки (notulas), которыми обозначались названия струн, и распределили их по родам и ладам. Сокращая таким образом запись, они стремились еще и к тому, чтобы музыкант (musicus), если он захочет записать какую-нибудь мелодию, <...> мог бы записать ее как раз этими «звуковысотными» значками (sonorum notulas). Вот какой удивительный путь они нашли, чтобы не только слова песен, выраженные буквами, но даже и мелодия, обозначенная такими вот нотами, остались в памяти и сохранились на будущие времена[3].

— Boet. Mus. IV, 3

Классическая (пятилинейная тактовая) нотация — следствие длительной эволюции музыкальной нотации в Европе. Профессиональное литургическое одноголосие записывалось невмами (древнейшие сохранившиеся памятники относятся к IX веку), которые не указывали точной высоты и продолжительности звуков, а только примерный план направления мелодии. Невмы имели свои особенности в разных регионах. В древней Руси разновидностью невменной нотации была крюковая нотация.

К началу XI века невмы стали записывать на линейках. Была введена сначала одна горизонтальная линия, красного цвета, а затем вторая — жёлтого (это решающее нововведение традиционно приписывают Гвидо Аретинскому). Позднейшие формы невменной нотации содержали точные звуковысотные указания, но по-прежнему не определяли ритмических длительностей (ритм григорианского хорала регулировался просодией). При этом существовало два типа графем: римский (из которого вышли современные обозначения) и готический (использовалась в Германии и территориях, находящихся в зоне её культурного влияния, в XIII—XV вв.). В совокупности эта система нотации в позднейшей науке получила название квадратной.

Образец римской квадратной нотации

В конце XII века на смену хоральной нотации пришла так называемая модальная нотация (от лат. modus мера), сложившаяся в период Арс антиква в парижской Школе Нотр-Дам. Длительности всех соседних уровней ритмического деления в модальной ритмике подлежали приниципу деления на три, или перфекции (perfectio). Большая длительность именовалась longa, короткая brevis. Модальная запись предусматривала (в наиболее рапространённом варианте) 6 ритмоформул, составленных по образцу древнегреческих метрических стоп.

Модальную нотацию сменила мензуральная нотация, которая использовалась примерно в 12501600 годах. Мензуральная нотация не только точно определяла звуковысотные интервалы, но также и ритмические длительности. Постепенно увеличивалось и количество символов для обозначения длительностей нот и пауз: около 1250 начали использовать semibrevis[4], а затем и более мелкие длительности (около 1280 г., Пьер де ла Круа). До 1450 года использовалась «черная нотация» — головки нот окрашивались в черный цвет. После 1450 года постепенно была введена «белая нотация», в которой головки нот большой длительности не закрашивались. Белая нотация насчитывала до восьми уровней (кратного) ритмического деления — maxima, longa, brevis, semibrevis, minima, semiminima, fusa или chroma, semifusa или semichroma.

Классический вид музыкальная нотация получила в XVII—XVIII веках, хотя значение некоторых знаков (например, точки после ноты) в старых партитурах создаёт определенные сложности для прочтения музыки современными исполнителями. Во второй половине XX века ряд композиторов стали использовать специфические формы записи для отражения в тексте особых эффектов звучания — звуковых масс, вибрато, дестабилизации звуковысотности и мн. др.


См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. В антологии Пёльмана-Веста, которая на сегодняшний день считается наиболее полной, 61 пронумерованный памятник, с палеографическим описанием и транскрипцией. См. библиографическое описание антологии в разделе «Публикации источников».
  2. Перевод В. Г. Цыпина. Цит. по: Лебедев С. Н. Μουσικός — musicus — музыкант… // Научный вестник Московской консерватории, 2011, № 2, сс. 57-58.
  3. Op. cit., с. 57.
  4. Семибревис был наименьшей длительностью и равнялся половине или трети бревиса, в зависимости от избранной мензуры.


Публикации источников[править | править вики-текст]

  • Documents of Ancient Greek Music. The extant melodies and fragments edited and transcribed with commentaries by Egert Pöhlmann and Martin L. West. Oxford: Clarendon Press, 2001. 222 p., ill. ISBN 978-0-19-815223-1

Литература[править | править вики-текст]

  • Riemann H. Studien zur Geschichte der Notenschrift. Leipzig, 1878.
  • Riemann H. Die Entwickelung unserer Notenschrift. Leipzig, 1881.
  • Смоленский С. О древнерусских певческих нотациях: Историко-палеографический очерк // Памятники древней письменности и искусства. СПб., 1901.
  • Parrish C. The notation of medieval music. N.Y., 1957
  • Apel W. The notation of polyphonic music, 900—1600. Cambridge, Mass., 1942 (нем., исправл. изд. Leipzig, 1962).
  • Ross T. The Art of Music Engraving and Processing. Miami, 1970.
  • Stäblein B. Schriftbild der einstimmigen Musik // Musikgeschichte in Bildern. Bd. III, Lfg. 4. Leipzig, 1975
  • Stone K. Music Notation in the Twentieth Century. New York, 1980
  • Besseler H., Gülke P. Schriftbild der mehrstimmigen Musik // Musikgeschichte in Bildern. Bd. III, Lfg. 5. Leipzig, 1981
  • Rastall R. The Notation of Western Music. London, 1983; rev. 2nd ed., 1998
  • Барсова И. А. Очерки по истории партитурной нотации. Москва: МГК, 1997
  • Дубинец Е. А. Знаки звуков. О современной музыкальной нотации. Киев, 1999 (систематический обзор современных форм музыкальной нотации)
  • Поспелова Р. Л. Западная нотация XI—XIV веков. Основные реформы (на материале трактатов). М., 2003
  • Алексеева Г.В. Византийско-русская певческая палеография. СПб.: Дмитрий Буланин, 2007. 368 с. ISBN 5-86007-540-5.
  • Gould E. Behind Bars. — London: Faber Music, 2011. — 676 p. — ISBN 978-0-571-51456-4.
  • Челобитная Ивана Слободского, «певчаго» Вологодского архиепископа Гавриила, о выдаче нотных книг.
  • Лебедев С.Н., Трубинов П.Ю. Нотация // Большая российская энциклопедия. Т.23. Москва, 2013, с.353-355.