Петропавловская оборона

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Петропавловская оборона
Основной конфликт: Крымская война
Petropavlovsk-cannons.jpg
Памятник «Смертельной» батарее А. П. Максутова
на Никольской сопке
Дата
16 (29) августа26 августа (7 сентября)
1854
Место

Петропавловск-Камчатский, Камчатка

Итог

Победа русских войск

Противники
Флаг России Российская империя Флаг Великобритании Британская империя
Флаг Франции Французская империя
Командующие
Андреевский флаг В. С. Завойко Naval Ensign of the United Kingdom.svg Дэвид Прайс
Naval Ensign of the United Kingdom.svg Фредерик Николсон
Флаг Франции Фебрие Де-Пуант
Силы сторон
1 фрегат,
1 транспорт,
988 человек,
67 пушек
4 фрегата,
бриг,
1 пароход,
2700 человек,
212 пушек
Потери
40 убитыми
65 ранеными[1]
Около 400 убитыми и ранеными[1]
4 пленных
 Просмотр этого шаблона Крымская война

Петропавловская оборона — защита русскими войсками г. Петропавловска (ныне Петропавловск-Камчатский) и территории полуострова Камчатка во время Крымской войны.

В разгар тяжёлой для России Крымской войны (1853—1856 годов), когда в Крыму создалось крайне трудное положение, на Камчатке, отрезанной от материка просторами сурового Охотского моря, русские войска смогли одержать победу над превосходящими силами англо-французского флота.

Академик Е. В. Тарле назвал Петропавловскую победу 1854 года «лучом света», который вдруг прорвался «сквозь мрачные тучи».

О Петропавловской обороне 1854 года подробно рассказывали сами её участники: Василий Завойко, Николай Фесун, Константин Пилкин, Константин Мровинский, Александр Арбузов, Дмитрий Максутов и другие. С большим знанием дела об обороне писали моряк Андрей де-Ливрон и историки А. С. Сгибнев, П. В. Шумахер. В середине XIX века немало было написано об этом и за границей.

Предпосылки[править | править вики-текст]

Главной причиной нападения союзников на Петропавловск была борьба великих держав за господство на морях и, в частности, на Тихом океане. Особенно рьяно стремилась к этому Британская империя.

Англичане никак не могли примириться с тем, что с середины XVII века значительная часть северного тихоокеанского побережья принадлежала России. Особенно усилилось у англичан желание подорвать позиции России на Тихом океане в середине XIX века.

Одержав лёгкую победу над Китаем в Первой «опиумной» войне 1840—1842 годов, английские «ястребы» вообразили, что при желании они столь же быстро смогут завладеть и слабо укреплёнными русскими тихоокеанскими поселениями.

В России знали, что от Альбиона можно ожидать подобной авантюры, и поэтому уже с 1840-х годов правительство стало тревожиться за будущее русских тихоокеанских владений и, в частности, за будущее Камчатки. Многим казалось подозрительным, что с середины 1840-х годов в порт зачастили иностранные китобои, которые даже в самом городе стали совершать различные бесчинства. Но особенно тревожило появление в порту отдельных английских судов, часто под чужим флагом.

В 1848 году граф Николай Николаевич Муравьёв, только что назначенный губернатором Восточной Сибири и Дальнего Востока, обратил внимание на растущую угрозу нападения иностранцев на Камчатку. Поэтому уже тогда он решил заняться строительством военных укреплений в Петропавловском порту.

25 июля 1849 года Н. Н. Муравьёв прибыл на транспорте «Иртыш» в Петропавловский порт. Осмотрев местность, Н. Н. Муравьёв определил места строительства новых батарей. Среди них были батареи на Сигнальном мысе, на Петропавловской косе и у озера Култушного.

В письме министру внутренних дел Л. А. Перовскому Н. Н. Муравьёв заявлял:

«Авачинскую губу укрепить, а без того она будет игралищем самой незначительной враждебной эскадры; там ныне уже были два английских военных судна в одно время; на них было более 200 человек экипажа (шлюп и шхуна, путешествующие под видом отыскания Франклина).
Я много видел портов в России и Европе, но ничего подобного Авачинской губе не встречал; Англии стоит сделать умышленно двухнедельный разрыв с Россиею, чтобы завладеть ею и потом заключить мир, но Авачинской губы она нам не отдаст.»

И именно тогда он назначил нового управителя Камчатки энергичного администратора генерал-майора по адмиралтейству Василия Степановича Завойко. Будущее показало, что Н. Н. Муравьёв не напрасно тревожился за судьбу Камчатки. Когда началась Крымская война, враги России нашли возможным выделить значительные военно-морские силы для нанесения удара по русским тихоокеанским владениям и, в частности, по Камчатке.

Подготовка к обороне[править | править вики-текст]

В Петропавловске узнали о начале войны и о готовящемся нападении союзников на тихоокеанское побережье России на исходе мая 1854 года. Официальное известие об этом военный губернатор Камчатки и командир Петропавловского военного порта генерал-майор В. С. Завойко получил от генерального консула России в США. Правда, ещё в марте того же, 1854 года, американское китобойное судно доставило губернатору дружественное письмо короля Гавайских островов. Король Камеамеа III предупреждал В. С. Завойко, что располагает достоверными сведениями о возможном нападении летом на Петропавловск англичан и французов.

В. С. Завойко немедленно обратился ко всему населению Камчатки с воззванием. Оно гласило:

«Получено известие, что Англия и Франция соединились с врагами христиан (Турцией), с притеснителями наших единоверцев; флоты их уже сражаются с нашими. Война может возгореться и в этих местах, ибо русские порты Восточного океана объявлены в осадном положении.

Петропавловский порт должен быть всегда готов встретить неприятеля, жители не будут оставаться праздными зрителями боя и будут готовы, с бодростью, не щадя жизни, противостоять неприятелю и наносить ему возможный вред и что обыватели окрестных селений, в случае надобности, присоединятся к городским жителям. При приближении неприятеля к порту быть готовыми отразить его и немедленно удалить из города женщин и детей в безопасное место. Каждый должен позаботиться заблаговременно о своём семействе.

Я пребываю в твёрдой решимости, как бы ни многочисленен был враг, сделать для защиты порта и чести русского оружия всё, что в силах человеческих возможно, и драться до последней капли крови; убеждён, что флаг Петропавловского порта во всяком случае будет свидетелем подвигов чести и русской доблести!»

Противник был так уверен в своей лёгкой победе, что не спешил к русским берегам. Этой медлительностью весьма удачно воспользовались защитники города: они успели завершить основную часть работ по созданию главных укреплений порта до прибытия вражеской эскадры.

Петропавловск был крайне слабо укреплён. В городе имелось всего шесть 6-фунтовых пушек и одно полевое 3-х фунтовое орудие на конной тяге. Численность гарнизона Петропавловска составляла всего 231 чел. В надежде на получение, затребованных им у губернатора Восточной Сибири и Дальнего Востока, орудий, В. С. Завойко заблаговременно распорядился о подготовке позиций для их установки (батарей). Из добровольцев, из местного населения, формировались стрелковые отряды и отряды, которые должны были заниматься тушением возможных пожаров. К счастью для защитников города, в июле 1854 года они неожиданно получили значительную помощь. 1 июля 1854 года в Петропавловск, совершив полукругосветное плавание, пришёл фрегат «Аврора» под командованием капитан-лейтенанта Ивана Николаевича Изыльметьева. Фрегат направлялся в залив Де-Кастри, для усиления Тихоокеанской эскадры вице-адмирала Е. В. Путятина. Из-за цинги,,поразившей 2/3 экипажа, и недостатка питьевой воды И. Н. Изыльметьев решил зайти в Петропавловск. Ознакомившись с состоянием дел в городе, он согласился на просьбу В.С. Завойко остаться в Петропавловске и помочь в отражении нападения противника.

24 июля 1854 года военный транспорт (бригантина) «Двина» доставил в Петропавловск из залива Де-Кастри 350 солдат Сибирского линейного батальона, 2 бомбические пушки двухпудового калибра и 14 пушек 36-фунтового калибра. На «Двине» прибыл на Камчатку и остался там военный инженер поручик Константин Мровинский, возглавивший строительство береговых батарей в Петропавловском порту. К исходу июля гарнизон порта вместе с экипажами кораблей насчитывал, согласно позднее поданного В.С. Завойко рапорта о исходе боя, 988 человек (349 человек на кораблях, 368 на батареях и 271 человек – в стрелковых партиях).

В подготовку к обороне включилось и всё население города и его окрестностей (около 1600 человек). Работы по сооружению семи береговых батарей и установке орудий велись почти два месяца круглые сутки, днём и ночью. Защитники Петропавловска возводили укрепления, в скалах вырубали площадки для батарей, неприступные для морского десанта, снимали с кораблей орудия, вручную перетаскивали их по крутым склонам сопок и устанавливали на берегу.

Фрегат «Аврора» под командованием И. Н. Изыльметьева и транспорт «Двина» были поставлены на якоря левыми бортами к выходу из гавани. Орудия правых бортов сняли с кораблей для усиления береговых батарей. Вход в гавань загородили боном.

Батареи охватывали Петропавловск подковой. На правом её конце, в скалистой оконечности мыса Сигнальный, располагалась батарея (№ 1, «Сигнальная», три 36-фунтовых орудия, 2 бомбических пушки, 64 чел.), защищавшая вход на внутренний рейд. Тоже справа, на перешейке между Сигнальной сопкой и Никольской сопкой была размещена другая батарея (№ 3, «Перешеечная», пять 24-фунтовых орудий, 51 чел.). У северного конца Никольской сопки, на самом берегу соорудили батарею для предотвращения высадки десанта в тыл и попытки захватить порт с севера (№ 7, пять 24-фунтовых орудий, 49 чел.). Ещё одна батарея была возведена на сгибе воображаемой подковы, у Култушного озера (№ 6, «Озёрная», шесть 6-фунтовых орудий, четыре 18-фунтовых орудия, 34 чел.). Ей предстояло держать под огнём дефиле и дорогу между Никольской сопкой и Култушным озером, если неприятелю удалось бы подавить сопротивление батареи №7. Затем шли две батареи - № 5, («Портовая», 5 негодных 3-фунтовых медных пушчонок, гарнизона не имела и в бою не участвовала) № 4 («Кладбищенская», три 24-фунтовых орудия, 24 чел.) — они легли слева по берегу с обоих сторон от основной батареи на песчаной косе Кошка (№ 2, «Кошечная», девять 36-фунтовых орудий, одно 24-фунтовое орудие, 127 чел.).

Боевые действия[править | править вики-текст]

План атаки на Петропавловск, из книги З. Волпичелли «Russia on the Pacific and the Siberian railway»[2]

В полдень 17 (29) августа 1854 года передовые посты на маяках обнаружили эскадру из шести кораблей. В Петропавловске прозвучал сигнал боевой тревоги. От эскадры отделился трёхмачтовый пароход и начал промерять глубины на подходах к мысу Сигнальный и входу в гавань. Когда из порта вышел бот, пароход полным ходом ретировался.

Утром 18 (30) августа эскадра вошла в Авачинскую бухту. В её составе были:

Английские корабли:

Французские корабли:

  • фрегат «Форт» (60 пушек)
  • фрегат «Евридика» (32 пушки)
  • бриг «Облигадо» (18 пушек)
Пароход «Вираго»

Объединённой эскадрой командовал англичанин контр-адмирал Дэвид Прайс, французским отрядом — контр-адмирал Феврье Де Пуант. Всего эскадра располагала 216 орудиями, её личный состав насчитывал 2700 человек (2200 чел. — экипажи кораблей, 500 чел. — специально подготовленные десантники). Однако, следует отметить, что при формальном численном превосходстве союзной артиллерии, значительная часть британских орудий была короткоствольными карронадами, мало приспособленными для ведения боя с береговыми укреплениями. Кроме того, ввиду бортового расположения орудий на деревянных кораблях, реально в ход могло быть пущено одновременно не более половины всего вооружения, что с самого начала делало сомнительным возможность подавления столь недостаточными силами береговых батарей.

Согласно рапорту генерал-майора В. С. Завойко от 26 августа (7 сентября) 1854 года, в бухте находились следующие русские суда:

Из статьи Глеба Удинцева, журнал Москва, 8, 2007 г.:

«Артиллерийская дуэль началась 18 августа меткими выстрелами командира береговой батареи Попова из восьми орудий, стоявших на сопке Никольской. Существуют разные версии гибели в этот же день командующего неприятельской армии Дэвида Прайса. Последовавшие затем попытки десанта 20 августа оказались неудачными. Вторичная атака была 23 августа[5] с высадкой 926 пехотинцев Гибралтарского полка, отражавшегося силами не более 300 русских. Десант закончился гибелью всего полка и его командира капитана Паркера.»[6]

Англо-французы предприняли две попытки штурма Петропавловска. По первоначальному плану союзники должны были, уничтожив артиллерийским огнём батареи № 1 и 4, войти в гавань и уничтожить батарею № 2, «Аврору» и «Двину». После чего в городе должен был высадиться десант, который при поддержке кораблей захватил бы город. 31 августа 1854 года с утра корабли англо-французов начали занимать отведённые им по диспозиции места, как вдруг движение прекратилось и корабли вернулись на свои места на якорной стоянке у входа в Авачинскую бухту. Причиной этого было самоубийство контр-адмирала Прайса, который совершил его, наверное, из-за страха неудачи. Фрегат «Аврора» был упущен его эскадрой во время стоянки в порту Кальяо, в Перу, что было ударом по репутации Прайса, поскольку уничтожение «Авроры» и фрегата «Паллада» было одной из прямых задач, поставленных перед ним. Также британский адмирал, надеясь на лёгкую победу в Петропавловске, по свидетельствам соратников, был весьма расстроен, когда понял, что город неплохо укреплён и вполне готов к обороне. Командование над эскадрой принял контр-адмирал Фебрие де Пуант, который ничего не изменил в первоначальном плане. Утром 1 сентября 1854 года союзники двинулись на штурм. Фрегаты «Президент», «Пайк», «Форт» и пароход «Вираго» вели огонь по батареям № 1,2 и 4, «Авроре» и «Двине». В это время фрегат «Евридика» и бриг «Облигадо» обстреливали батарею № 3, отвлекая внимание защитников; также ими вёлся перекидной огонь через Никольскую сопку в надежде поразить «Аврору» и «Двину». После продолжительной перестрелки и полученных ими многочисленных попаданий от русских, «Президент», «Пайк», «Форт» и «Вираго» «сбили внешний замок с дверей» Петропавловска — заставили замолчать батареи № 1 и 4. Батарею № 2 они уничтожить не смогли. Также не удалось нанести сколько-нибудь значительные повреждения «Авроре» и «Двине». Огонь «Евридики» и «Облигадо» не принёс никакого успеха. После того как прекратили огонь батареи № 1 и 4, французы высадили десант на батарею № 4, в количестве 600 человек. Батарея № 2 дала несколько залпов по десантникам, но воспрепятствовать их высадке не смогла. По приказу В. С. Завойко в контратаку на «Кладбищенскую» батарею был послан отряд в количестве 130 человек (матросы с «Авроры» и добровольцы стрелковых отрядов) — все, кто был «под рукой» у командования. Завидя приближение отряда петропавловцев, французские десантники, нанеся несколько ударов палашами по станкам уже заклёпанных отступившими русскими комендорами пушек, бросились к своим шлюпкам и удрали обратно на корабли, не дав защитникам приблизиться к себе даже на расстояние ружейного выстрела. После чего корабли союзников вернулись на свои якорные стоянки у входа в бухту. Так закончился 1-й штурм Петропавловска. До 5 сентября 1854 года англо-французы занимались устранением нанесённых им повреждений, хоронили погибших на острове Крашенинникова. По свидетельствам защитников города, которые наблюдали это с ближних батарей, от эскадры к острову отошло несколько ботов с мёртвыми телами. 5 сентября 1854 года союзники предприняли 2-й штурм города.

Теперь основной удар неприятеля был направлен на две батареи — № 3 (на перешейке) и № 7 (на северной оконечности Никольской сопки).
Их обстреливали «Президент», «Форт» и «Вираго». «Пайк», «Евридика» и «Облигадо» вели огонь по батареям № 1 и 4 (все орудия, повреждённые в бою 1 сентября, были полностью восстановлены оружейными мастерами), имитируя предыдущую атаку и отвлекая внимание защитников. Позже «Пайк» и «Евридика» присоединились к «Президенту» и «Форту», помогая им в борьбе с батареями № 3 и 7.

Из статьи К. Мровинского:

«Неприятель разделил свою эскадру на две половины и, поставив одну половину против одной батареи, а другую против другой, открыл одновременно по ним огонь. Забросанные ядрами и бомбами батареи, имея всего 10 орудий, не могли устоять против 113 орудий, в числе которых большая часть была бомбическая (на берегу найдены ядра весом в 85 английских фунтов), и после трёхчасового сопротивления орудия почти все были повреждены, и прислуга с батарей принуждена была отступить».

После жаркой перестрелки с батареями № 3 и 7 (батарея № 3 получила после этого название «Смертельная», потому что почти не была прикрыта бруствером и на ней были большие потери) и их подавления, англо-французы высадили 250 человек на перешеек у батареи № 3 и 700 человек у батареи № 7. По плану большая часть десанта должна была поднявшись на Никольскую сопку и, ведя огонь на ходу, атаковать и захватить город. Остальные (из группы, высадившейся у батареи № 7) должны были, уничтожив батарею № 6, выйти на просёлочную дорогу и атаковать Петропавловск-Камчатский со стороны Култушного озера. Но осуществить эти замыслы англо-французам не удалось. Батарея № 6, при поддержке полевого 3-х фунтового орудия, несколькими залпами картечи заставила десантников повернуть назад к Никольской сопке. Таким образом, там оказалось около 1000 человек, которые поднялись на сопку и, ведя штуцерный ружейный огонь по порту, «Авроре» и «Двине», стали спускаться вниз к городу. В. С. Завойко, разгадав замысел противника, собрал все резервы, снял с батарей всех кого можно было, и бросил людей в контратаку. 950 десантникам противостояли несколько разрозненных отрядов русских в количестве 350 человек, которые подходили к сопке так быстро, как могли, и должны были контратаковать вверх по склону. И эти люди совершили чудо. Яростно атакуя захватчиков всюду, где только было можно, они заставили их остановиться, а затем и отступить назад. Часть десанта была отброшена к обрыву, выходящему к морю. Немало из них покалечились или разбились, прыгая вниз с 40-метровой высоты. Корабли противника пытались прикрыть отступающий десант огнём артиллерии, но ничего из этого не вышло — огонь английских и французских фрегатов был неэффективен. На кораблях, не дождавшись подхода десантных ботов, в страхе стали выбирать якоря. Корабли уходили к своим якорным стоянкам, заставляя догонять себя ботам, в которых было немного людей, способных грести вёслами.

Сражение шло более двух часов и закончилось на Никольской сопке полным поражением англичан и французов. Потеряв 400 человек убитыми, 4 пленными и около 150 ранеными, десант вернулся на корабли. В трофеи русским досталось знамя, 7 офицерских сабель и 56 ружей[2][7].

В этом бою со стороны русских погибли 34 бойца. На Никольской сопке было обнаружено после боя 38 убитых десантников, которых не успели забрать (англо-французы с удивлявшим петропавловцев упорством старались подобрать и унести даже убитых).

После двухдневного затишья англо-французская эскадра отплыла 26 августа (7 сентября), удовлетворившись перехваченными на выходе из Авачинской бухты шхуной «Анадырь» и коммерческим кораблём Русско-Американской компании «Ситха». «Анадырь» был сожжён, а «Ситха» взята как приз[8].

Победа и итоги[править | править вики-текст]

После того, как попытка англо-французских союзников захватить Петропавловск закончилась полным провалом, В. С. Завойко со своими ближайшими помощниками приступил к составлению официального рапорта о победе над врагом.

Английское знамя десанта, взятое в бою 24 августа 1854 года

7 сентября 1854 года рапорт был готов, с него сняты копии для отправки генерал-губернатору Н. Н. Муравьёву и руководителю русской экспедиции в Японии вице-адмиралу и генерал-адъютанту Е. В. Путятину. В. С. Завойко предложил офицерам выбрать из своей среды достойного для доставки в Петербург победного рапорта. Офицеры единодушно назвали имя князя Дмитрия Петровича Максутова, строителя и защитника батареи № 2, брата погибшего командира «Смертельной» батареи (№ 3) князя Александра Максутова. 14 сентября Д. П. Максутов сел на американское судно «Ноубл» (Noble), зафрахтованное для плавания в Охотск.

Д. П. Максутов в пути из Охотска в Якутск чуть было не погиб: он провалился под лёд на реке Мае, но чудом спасся. 6 ноября он был в Иркутске. 26 ноября Д. П. Максутов прибыл в столицу, где явился к генерал-адмиралу русского флота великому князю Константину.

Учитывая важность сообщения, генерал-адмирал немедленно повёз Д. П. Максутова в Гатчину к Николаю I. Царь долго расспрашивал Максутова и тут же произвёл его в капитан-лейтенанты. Рапорт В. С. Завойко был тщательно изучен и тотчас же представлен для «обнародования». Он был опубликован в некоторых газетах и журнале «Морской сборник», декабрь, 1854 год. Но в опубликованном тексте были опущены некоторые сведения, которые Петербург решил сохранить в секрете.

Несмотря на успешную оборону города, стали очевидными трудности со снабжением и удержанием столь удалённых территорий. Было принято решение об эвакуации порта и гарнизона с Камчатки. Курьер есаул Мартынов, покинув Иркутск в начале декабря и проехав через Якутск, Охотск и по льду вдоль дикого побережья Охотского моря на собачьих упряжках, доставил этот приказ в Петропавловск 3 марта 1855 года, преодолев 8000 верст (8500 км) за небывало короткое время в три месяца.[1]

Согласно приказу портовые сооружения и дома были разобраны, наиболее ценные части в виде окон, дверей и т. д. были спрятаны, местному коренному населению было сказано уйти на север. Казаки перешли в поселок, расположенный в устье реки Авача, старшим среди оставшихся был назначен есаул Мартынов. Солдаты и матросы пропилили во льду проход и освободили корабли из ледового плена. Корабли успели покинуть порт раньше повторного прибытия объединенной англо-французской эскадры и перешли в Де-Кастри, а затем в Николаевск-на-Амуре. Англо-французская экспедиция из пяти французских и девяти английских кораблей зашла в Авачинскую губу 8 (20) мая 1855 года, но нашла порт Петропавловск покинутым и непригодным для того, чтобы в нем можно было остаться и использовать по назначению.[9]

Память, отражение в культуре и искусстве[править | править вики-текст]

Исторические романы:

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 [1] Russia on the Pacific and the Siberian railway By Vladimir, Zenone Volpicelli, S. Low, 1899 p.224,
    Lieut.-Col. Ragoza, «Short Account of the Occupation of the Amur Region».(ru),
    Barsukoff, «Count Muravioff-Amurski (biographical materials)»(ru).,
    Du Hailly, «Revue des Deux Mondes, August 1, September 1, 1858 (account of the war in the Pacific)».(fr)
  2. 1 2 Zenone Volpicelli Russia on the Pacific, and the Siberian Railway. — S. Low, Marston & Company, 1899.
  3. 24 августа 1854 г. Петропавловский бой.
  4. Плавание Бессарабского на транспорте «Двина» (1852—1853) // Сайт «Военно-морской флот России» (navy.su)  (Проверено 27 мая 2012)
  5. 4 сентября по новому стилю
  6. [2] Капитан Чарльз Аллан Паркер служил в Королевской морской пехоте.
  7. Grainger, John D. The First Pacific War: Britain and Russia, 1854-1856. — Boydell Press, 2008. — 207 p. — ISBN 1843833549.
  8. [3] Pictorial history of the Russian war 1854-5-6: with maps, plans, and wood engravings. By George Dodd, W.&R. Chambers, 1856 p.193
  9. Russia on the Pacific and the Siberian railway By Vladimir, Zenone Volpicelli, S. Low, 1899 p.230-241
  10. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Поэзия ]- Симонов К.М. Поручик

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]