Потребительство

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Потребительство (консьюмеризм, консумеризм — транслитерации англ. consumerism) — имеет несколько значений:

Потребительство — как историческое явление[править | править вики-текст]

Mall culture jakarta36.jpg
Mall culture jakarta67.jpg

15 марта 1962 года в США президент Джон Кеннеди ввел «Билль о правах потребителя». Этот документ установил, что потребительская общественность имеет право на защиту, информацию, выбор и, кроме того, она имеет право на то, чтобы быть выслушанной. Эта дата теперь ежегодно отмечается как Всемирный день защиты прав потребителей.

Постепенно соответствующие законы о защите прав потребителей были приняты в большом количестве стран.

Потребительство, как характеристика потребления[править | править вики-текст]

Критика потребительства[править | править вики-текст]

Потребительство в современном мире потребление становится своего рода пагубной зависимостью, развивается ониомания. Для человека, страдающего такой зависимостью, товары теряют собственную значимость и становятся лишь символом причастности к некой общественной группе. Идея возможности достижения социального превосходства через потребление порождает в сознании покупателя веру в то, что сам акт покупки способен доставить большее удовлетворение, нежели собственно продукт, который приобретается. Человеческое счастье ставится в зависимость от уровня потребления, потребление становится целью и смыслом жизни.

Основная критика идеологии потребительства развивается в религиозной среде. С религиозной точки зрения, оно игнорирует духовные ценности, если они вне сферы рыночных отношений, эксплуатирует и поощряет страсти, эмоции, пороки, в то время, как все основные религии призывают к их обузданию, ограничению. Примером критики потребительства в христианстве является энциклика папы римского Иоанна Павла II «Centesimus Annus» (1991), согласно которой потребительство — одно из наиболее опасных следствий радикальной формы капитализма.

Контраргументы сторонников потребительства[править | править вики-текст]

Процессы, которые превратно истолковываются как дурновкусие, маниакальный шопинг и показуха, вовсе не сводятся к названным досадным проявлениям. Экономист начала ХХI века Александр Долгин[источник не указан 877 дней] пишет, что «неприятие культурных трендов потребления вызвано тем, что многие в принципе не разобрались в устройстве общества потребления… Современным обществом все активнее управляет некое разумное символическое начало, ничуть не менее властное, чем конкуренция за материальные ресурсы. Из этого вырастают иные жизненные реалии и, под стать им, иная мораль, о которой неверно судить с прежних позиций». Вещи говорят больше, чем о богатстве, одновременно они маркируют вкус, ментальность, социальную принадлежность и прочие качества индивида.

Потребительское общество предоставляет в распоряжение людей сигнальную систему и практики, обслуживающие необходимость в сближении и дистанцировании. Причем эффективность этой сигнальной системы зависит от скорости, трудоемкости и полноты взаимного «просвечивания». А это, в свою очередь, влияет на качество окружения, в котором живут люди, на качество коммуникаций и, в конечном счете, на качество жизни.

Демонстративная трата — как залог предсказуемости и основа доверия со стороны потенциальных партнеров[править | править вики-текст]

Траты напоказ бытовали испокон веков, и видеть в них пустое фанфаронство наивно (как в принципе неверно отказывать в содержательности любым устойчивым социальным практикам). Вожди, удачливые купцы и фабриканты, военные и юристы — все время от времени прибегали к нефункциональной трате. При этом они не потакали своим капризам, а действовали более чем здраво — создавали о себе необходимое для дела впечатление с помощью антуража, а когда требовалось — широких жестов.

« Подобными жестами они нарабатывают репутацию. Окружающие воочию убеждаются,
что ему не легко будет с репутацией расстаться, — это и есть искомое состояние:
предъявленная страховка от того, что в дальнейшем человек поведет себя неподобающе.
»

Демонстративная трата работает как залог предсказуемости и основа доверия со стороны потенциальных партнеров. (К слову, в основе имиджевой рекламы тоже лежит логика задатка: тот, кто не производит гарантированно хорошую продукцию, не станет тратиться на свое паблисити, ведь, сделав плохой товар узнаваемым, его, как правило, трудней продать. Покупатели считывают этот сигнал на уровне подсознания.) Такова фундаментальная логика траты как превентивной жертвы — она лишь кажется необязательной, на деле это инвестиция в информацию о будущем, в доверие.

Кто есть кто и стоит ли иметь дело с этим человеком[править | править вики-текст]

Статусная трата — почти императив для подавляющего большинства членов общества. Она точнейшим образом маркирует, кто есть кто и стоит ли иметь дело с этим человеком. Логика статусов родилась не вчера, но раньше она наиболее заметно затрагивала верхушку общества. Для средних слоев предназначались вещи попроще, а низшим разнообразие было не по карману. Сословный диктат в одежде был нужен затем, что сегодня достигается без принуждения, — чтобы сразу было видно, кто есть кто.

Информационное общество и гуманизм потребительской культуры[править | править вики-текст]

В информационном обществе игра в показное потребление стала всенародной. На кону стоят не только имущественные статусы, но и множество характеристик личности. Все страны на своем уровне вовлечены в складывание и разгадывание тех же шифров и семиотических кроссвордов, что и состоятельная публика. Причем для всякого уровня запросов обеспечен свой потребительский минимум. Так, среди наиболее массовых и потому дешевых продуктов пиво плюс чипсы плюс футбол, а также музыка, интернет-серфинг, кино, компьютерные игры… — все, что позволяет, как минимум, заполнить время, спастись от его невыносимой тягучести.

Желающим перейти в более высокую лигу пути, как правило, закрыты ограниченностью ресурсов и неравноценной оплатой труда, что, во многом, и является катализатором роста преступности. Потребительская культура по-прежнему не может удовлетворить весь спрос (поскольку он непрерывно растет), но, при этом, провоцирует общественное расслоение ещё сильнее, чем в прошлые времена.

« Система искусно стыкует/разводит людей, благодаря чему разные классы,
слои, страты, круги, сегменты общества деликатно расквартированы
и не так сильно царапают друг друга острыми локтями.
»

Поэтому пенять кому-то на его, условно говоря, попкорн — это не понимать, что именно благодаря ему ты отличаешь своих от чужих (либо, напротив, бравировать своим пониманием).[2][3]

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Долгин А. Б. Экономика символического обмена. M.: Инфра-М, 2006—632 стр.
  • Долгин А. Б. Манифест новой экономики. Вторая невидимая рука рынка. M.: «АСТ», 2010. — 256 c.
  • Ильин В. И. Потребление как дискурс. СПб: Интерсоцис, 2008.
  • Ильин В. И. Быт и бытие молодежи российского мегаполиса. Социальная структурация повседневности общества потребления. СПб: Интерсоцис, 2007.
  • Ванн Д., Нэйлор Т. Х., Де Грааф Дж.. Потреблятство. Болезнь, угрожающая миру. Екатеринбург: Ультра.Культура, 2005. ISBN 5-9681-0070-2

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]