Смерть Вольфганга Амадея Моцарта

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Возможно, самый последний прижизненный портрет Моцарта, написанный в 1790 году в Мюнхене

Композитор Вольфганг Амадей Моцарт умер в Вене 5 декабря 1791 года в возрасте 35 лет, после непродолжительной болезни. Обстоятельства, при которых скончался Моцарт, породили множество гипотез о причинах его смерти, которые являются предметом дискуссии до настоящего времени.

Последняя болезнь и смерть[править | править вики-текст]

Последняя болезнь Моцарта началась ещё в Праге, куда он приехал, чтобы руководить постановкой своей оперы «Милосердие Тита», об этом свидетельствует Нимечек (нем. Franz Xaver Niemetschek), автор первой биографии композитора[1]. По возвращении Моцарта в Вену его состояние постепенно ухудшалось, однако он продолжал работать: завершил Концерт для кларнета с оркестром, писал «Реквием», дирижировал на премьере «Волшебной флейты» 30 сентября 1791 года.

Нимечек приводит рассказ его жены, Констанции о том, что незадолго до своей смерти на прогулке в Пратере, куда она отвезла мужа, чтобы он отвлёкся от мрачных мыслей, Моцарт стал говорить, что сочиняет «Реквием» для себя, что он скоро умрёт: «Я чувствую себя слишком плохо и долго не протяну: конечно, мне дали яду! Я не могу отделаться от этой мысли». По книге Нимечека (1798), разговор состоялся не ранее второй половины октября, однако во втором её издании (1808) указано, что уже в Праге композитор предчувствовал смерть. В 1829 году Констанция рассказывала английскому композитору Новелло[en] и его жене, что Моцарт за полгода до смерти говорил об отравлении, но, когда она назвала эту идею «абсурдной», Вольфганг согласился с ней[2].

За 2 дня до того, как окончательно слечь (18 ноября), Моцарт дирижировал при исполнении «Маленькой масонской кантаты». 20 ноября у Моцарта воспалились суставы, он не мог двигаться и испытывал сильные боли. Детали смерти Моцарта описаны его ранним биографом — и будущим мужем Констанции — Георгом Николаусом фон Ниссеном. Ниссен взял сведения из записей, предоставленных ему сестрой Констанции, Софи Вебер. По её свидетельству, «[болезнь] началась с опухоли в руках и ногах, которые были почти полностью парализованы, позже начались внезапные приступы рвоты … за два часа до своей смерти он остался в абсолютном сознании». Его тело раздулось так, что он больше не мог сидеть в постели и двигаться без посторонней помощи.

Его лечил доктор Клоссет (нем. Tomas Franz Closset), домашний врач семьи с 1789 года. Для консультаций Клоссетом был приглашён доктор Саллаба (нем. Mathias von Sallaba), врач Всеобщей больницы Вены. Во время последней болезни Моцарта применялись все средства, доступные медицине того времени: рвотное, холодные компрессы, кровопускание. Как позднее писал доктор Гюлденер фон Лобос, общавшийся с обоими врачами, Клоссет считал, что Моцарт болен серьёзно, и опасался осложнений на мозг. По декрету 1784 года, в случае смерти больного лечащий врач оставлял в его доме записку, составленную на родном языке, а не латыни, и достаточно просто, где указывались продолжительность заболевания и его характер. Записка адресовалась тем, кто должен был освидетельствовать тело и коротко определить род болезни. По предположению Карла Бера, диагноз «острая просовидная лихорадка» (нем. hitziges Freiselfieber), значащийся в протоколе осмотра тела, исходит от Клоссета[3].

Моцарт умер после полуночи, 5 декабря 1791 года. По рассказам очевидцев, его отчаявшаяся жена бросилась на постель рядом с мужем, чтобы заразиться той же болезнью и умереть вслед за ним[4].

Похороны[править | править вики-текст]

Погребением Моцарта руководил его друг и покровитель, член масонской ложи барон ван Свитен[de]. Считается, что ван Свитен заказал похороны по третьему разряду (одному из самых дешёвых, однако это не были похороны бедняка — неимущих погребали бесплатно — gratis) в соответствии с правилами захоронений, установленными императором Иосифом[5].

Констанция заболела и на похоронах мужа не присутствовала. Шестого декабря тело композитора было доставлено в Собор Святого Стефана, где в Крестовой капелле в три часа пополудни прошла церковная служба. На немноголюдной церемонии присутствовали ван Свитен, Сальери, Зюсмайер, слуга Йозеф Дайнер, капельмейстер Розер, виолончелист Орслер[6][7]. Гроб, до того как его можно было отправить на кладбище, установили в «капелле мёртвых», так как в соответствии с декретами императора Леопольда II, предписывающими сохранение общественного порядка при погребении зимой покойников по городу перевозили только после 6 часов вечера[8][9][10]. Кроме того, с момента смерти до момента погребения должно было истечь «дважды 24 часа», эта предосторожность предпринималась для предотвращения случайного захоронения заснувших летаргическим сном[11].

На кладбище Святого Марка Моцарт был погребён в могиле, которая была рассчитана на погребение четверых взрослых и двоих детей. Над могилой из-за экономии места нельзя было установить памятник — памятные знаки допускалось только за оградой кладбища[12].

Впоследствии уже невозможно было определить, где был похоронен Моцарт. Всё это дало основание в дальнейшем для обвинения ван Свитена, якобы не сумевшего (или не пожелавшего) организовать великому композитору достойные похороны, в скупости. На него также пали подозрения в стремлении скрыть могилу Моцарта, с этой же целью он будто удерживал Констанцию от посещения кладбища. Но вряд ли ван Свитен, умерший в 1803 году, виновен в том, что она побывала там только через семнадцать лет после похорон, по настоянию венского писателя Гризингера, и не смогла найти могилу[13][14][5].

Как отмечает Борис Кушнер, критики ван Свитена не принимают во внимание, что погребение большинства граждан Вены среднего достатка после реформ императора Иосифа проходило точно так же, как и похороны Моцарта. Право на отдельную могилу имели лишь самые богатые и знатные умершие, прощальные церемонии носили скромный характер, а сами похороны не должны были ложиться тяжким финансовым бременем на родственников покойного. Известно, что семья Моцарта впоследствии не предъявляла каких-либо претензий ван Свитену[13]. Не сохранилось вообще документальных свидетельств того, что похороны третьего разряда были предложены именно ван Свитеном[9].

Рассказы о том, что могила композитора сразу затерялась, не соответствуют действительности: Альбрехтсбергер и его жена, а впоследствии и их внук, навещали её. О месте захоронения Моцарта были осведомлены также его ученик Фрейштедтлер, венские музыканты Карл Шоль и Иоганн Долежалек[15].

Гипотезы[править | править вики-текст]

Отравление[править | править вики-текст]

Впервые предположение об отравлении возникло вскоре после смерти Моцарта. 12 декабря 1791 года корреспондент берлинской газеты Musikalisches Wochenblatt Георг Сиверс из Праги писал:

«Моцарт мёртв. Он возвратился из Праги, чувствуя себя больным, и его состояние неуклонно ухудшалось. Полагали, что у него была водянка. Он умер в Вене в конце прошлой недели. Поскольку его тело опухло после смерти, некоторые даже полагали, что он был отравлен»[16][17].

В 1798 году в своей биографии Моцарта Нимечек поместил рассказ Констанции о разговоре с мужем в Пратере и словах Моцарта об отравлении. Трудно сказать, действительно ли состоялся этот разговор, о котором известно только от Констанции, но даже, если всё было так, как сказала она, доказательством отравления это служить не может. Позднее в биографии Моцарта, написанной вторым мужем Констанции, Георгом Ниссеном[de] (опубликована в 1828 году), помещены обширные сведения о ядах и в то же время отрицается, что композитор был отравлен[18].

Сальери[править | править вики-текст]

Антонио Сальери, портрет работы Ф. Реберга, 1821 год

Почти тридцать лет спустя после смерти Моцарта версия об отравлении дополняется именем отравителя — Сальери. К тому времени некогда блестящий композитор, известный не только всей Австрии, но и в Европе, страдая психическим расстройством, доживал свои дни в госпитале. Слухи о том, что он убил Моцарта были, видимо, известны и Сальери. Ученик последнего, Мошелес, в октябре 1823 года посетил его. Рассказ об этом визите вдова Мошелеса включила в его биографию:

«Это была печальная встреча. Он выглядел призраком и говорил незаконченными фразами о своей быстро приближающейся смерти. В конце он сказал: «Хотя я смертельно болен, я хочу заверить Вас честным словом, что нет совершенно никаких оснований для этих абсурдных слухов. Вы знаете, о чём я: Моцарт, что я якобы отравил его. Но нет. Это — злобная клевета, одна только злобная клевета. Скажите миру, дорогой Мошелес, что старый Сальери на краю смерти сам Вам это сказал»[19].

Две публикации «Всеобщей музыкальной газеты», издававшейся в Лейпциге, видимо, дали новую пищу слухам. В номере от 26 мая 1825 года появилось сообщение:

«Наш достопочтенный Сальери по популярному выражению никак не умрёт. Его тело страдает всеми немощами старости, и разум покинул его. В своих болезненных фантазиях он утверждает, что частично ответственен за смерть Моцарта — безумие, в которое, разумеется, никто, кроме несчастного, потерявшего разум старика, не верит»[20][21].

В некрологе Сальери, написанном Рохлицем[de] и опубликованном в номере «Всеобщей музыкальной газеты» от 27 июня 1825 года, рассказывалось о последних днях жизни покойного:

«…его мысли становились всё более путаными; он всё более погружался в свои мрачные сны наяву, до такой степени, что однажды в забытье, оставшись один, ранил самого себя почти до смерти. В другие моменты он обвинял себя в таких преступлениях, которые не пришли бы в голову и его врагам»[22].

Однако Рохлиц не упоминает в связи с признаниями в «преступлениях», якобы сделанных Сальери, имени Моцарта.

Записи о признаниях Сальери, якобы сделанных им, и его попытках совершить самоубийство сохранились в «разговорных» тетрадях Бетховена, — потеряв слух, он общался с собеседниками при помощи записей в этих тетрадях. Так, публицист Иоганн Шикх пишет о том, что Сальери «перерезал себе горло» (между 23 и 25 ноября 1823, тетрадь № 95), а позднее выражает уверенность в том, что Сальери, признавшийся в убийстве Моцарта, говорил правду. Племянник Бетховена, Карл, в тетради № 125 пишет о признании Сальери и об упорных слухах об убийстве. Секретарь Бетховена Антон Шиндлер сообщает о плохом состоянии старого композитора, его признаниях и о том, что он желает рассказать правду на исповеди, и далее добавляет: «…нет доказательств, есть только мнение Гильпарцера…»[23][24]. Все трое, в силу своего возраста, не знали Моцарта лично, не назвали никого, кто бы видел Сальери раненым, не привели ни одного доказательства. Известно также, что Шиндлер после смерти Бетховена дополнил «разговорные тетради» записями, сочинёнными им самим[25]. Однако, что касается сообщений о слухах, касающихся Сальери, то Шиндлер не подвергал их позднейшим искажениям[26][27]. Немецкий музыковед Ф. Браунберенс[de] в своей работе «Mozart in Vienna» доказывает, что Бетховен не верил слухам, порочащим его учителя[28]. Об этом же говорит и Б. Штейнпресс, указывая на общий тон записей доказывающий лишь, что «собеседники хотели заставить его переменить точку зрения». О неверии Бетховена в легенду об отравлении пишут также А. У. Тейер, а позднее и Я. Гжыбовский и К. Х. Кёлер[29].

В мае 1824 года некто Басси, итальянец, разбрасывал в венском концертном зале (или раздавал перед входом в него), где проходило исполнение Девятой симфонии Бетховена, листовки. В них прославлялся Бетховен и содержалось обвинение Сальери в отравлении Моцарта. Исследователи по-разному описывают этот эпизод. Иногда инициатор этой демонстрации называется «певцом Каллисто Басси», но певца с таким именем не было. Известен современник Моцарта и Сальери — певец Луиджи Басси, директор итальянской оперной труппы в Дрездене. Текст листовки с одой в честь Бетховена неизвестен: её единственный экземпляр, хранившийся в венском Дворце правосудия, погиб во время пожара 1927 года. Неизвестно, снимал ли до 1927 года кто-либо с неё копию[30][31].

С опровержением слухов ещё в 1824 году выступил Джузеппе Карпани[en]. В своей работе он превознёс человеческие качества Сальери, утверждал, что он и Моцарт уважали друг друга и привёл свидетельство доктора фон Лобеса, получившего сведения о болезни и смерти Моцарта непосредственно от врачей, лечивших его.

До настоящего момента неизвестно, делал ли Сальери какие-нибудь признания вообще. В свидетельстве от 5 июня 1825 года, подтверждённом доктором Рериком, лечащим врачом Сальери, санитары, находившиеся неотлучно при старом композиторе с момента начала его болезни, утверждают, что никогда не слышали от него таких признаний[32][33].

Легенда об убийстве Моцарта его конкурентом Сальери легла в основу маленькой трагедии Пушкина «Моцарт и Сальери» (1831). У Пушкина Сальери — безусловный талант, достигший славы упорным трудом — не может перенести того, как легко всё достаётся гениальному сопернику, и решается на преступление. Первоначально маленькую трагедию Пушкин намеревался назвать «Зависть». При жизни Пушкина пьеса дважды ставилась в бенефисы актёров, но успеха не имела[34]. П. Катенин, отмечая как неудачу «сухость действия», находил в этом произведении Пушкина «важнейший порок»:

«…есть ли верное доказательство, что Сальери из зависти отравил Моцарта? Коли есть, следовало выставить его напоказ в коротком предисловии или примечании уголовной прозою; если же нет, позволительно ли так чернить перед потомством память художника, даже посредственного?»[35][36]

Пушкин изображает людей XVIII века, используя представления современной ему эпохи. Он создаёт характерного для романтизма героя-гения, одинокого, непонятого, которому противостоит враг. Но маленькая трагедия «страдает анахронизмом»: и Моцарт, и Сальери Пушкина далеки от реально существовавших Моцарта и Сальери. Тем не менее, в Советском Союзе, а позднее — в России, где авторитет Пушкина был непререкаем, художественный вымысел оказался сильнее жизненных фактов (С. Фомичёв). По мнению музыковедов, именно произведение Пушкина способствовало распространению легенды об отравлении[37].

В 1898 году на основе трагедии Пушкина было написано либретто одноимённой оперы Римского-Корсакова. В своей книге[38], посвящённой произведениям Пушкина и Римского-Корсакова, И. Бэлза сообщал о записи предсмертной исповеди Сальери, признавшегося в отравлении Моцарта и даже когда и где «подсыпал ему яд». Запись якобы сделал его духовник. По словам Бэлзы, в 1928 году её нашёл и скопировал в венском архиве Гвидо Адлер и рассказывал о ней побывавшему в то время в Вене Б. Асафьеву. Однако ни в венских архивах, ни в архиве самого Адлера такого документа не было обнаружено, никто из его учеников и коллег не упоминает о том, что Адлер рассказывал о записи исповеди Сальери, не было и в бумагах Асафьева сообщений о ней. Как отмечает Корти, И. Бэлза, сообщая об этой записи, ссылался исключительно на к тому времени умерших Адлера и Асафьева[39].

Тему противостояния двух композиторов разрабатывали Густав Николаи[de] в новелле «Враг музыки» (1825), также положив в основу легенду об отравлении[40]; Франц Фарг в романе «Сальери и Моцарт» (1937) и Дэвид Вэйс в романе «Убийство Моцарта»[41].

В своей пьесе «Амадей» (1979) Питер Шеффер также обыгрывает мотив зависти Сальери к Моцарту, но уже без ставшей к тому моменту неактуальной версии отравления[42].

Масоны[править | править вики-текст]

Версия об отравлении Моцарта масонами впервые была высказана Даумером в серии рассказов о смерти Моцарта[43][40]. В либретто последней оперы Моцарта «Волшебная флейта» использована символика «братства вольных каменщиков» (композитор и его отец были членами масонской ложи «Благоверность» с 1784 года) и изображается противостояние христианства и масонства. Но Моцарт не был уверен в истинности масонского пути. Композитор решил создать своё масонское общество — «Пещеру» — и поделился этими планами с музыкантом Антоном Штадлером. Штадлер будто бы поставил в известность масонов, которые дали ему задание отравить Моцарта[44]. Сторонники версии обвиняют масонов Ван Свитена и Пухберга в организации «поспешных похорон», приписывают им инициативу захоронения композитора в общей могиле, якобы для того, чтобы скрыть следы преступления[45].

Новое развитие гипотеза получила в 1910 году в книге Mehr Licht Германа Альвардта, который утверждал, что за масонами, убившими Моцарта, стояли евреи[44]. В 1926 году Эрих и Матильда[de] Людендорфы повторили эту версию. В 1936 году Матильда Людендорф в работе Mozarts Leben und Gewaltsamer Tod утверждала, что убийство немецкого композитора Моцарта было организовано «иудео-христианами» (или «иудео-римлянами»), а также «жидомасонами», иезуитами и якобинцами. Моцарт стал масоном под нажимом отца и подвергался преследованиям со стороны князя-архиепископа Зальцбурга Иеронима фон Коллоредо[de] (тоже масона), потому что отказывался сочинять «итальянскую космополитическую музыку». Своё место в книге Людендорф нашли также история со Штедлером и план создания «Пещеры»[46].

Масоны отравили Моцарта и по мнению докторов медицины И. Дальхова, Г. Дуды и Д. Кернера[47][48][49][50][51]. Раскрыв в «Волшебной флейте» секреты ордена, Моцарт обрёк себя на смерть. Масоны якобы совершили жертвоприношение в честь освящения своего нового храма. Знаменитый Реквием Моцарту был заказан именно масонами, так они дали знать композитору, что он избран жертвой[52].

Известно, что члены общества действительно были недовольны содержанием оперы. Однако, автор либретто Шиканедер, также масон, остался жив, что опровергает версию о причастности масонов к отравлению Моцарта[53]. Кернер, Дальхов и Дуда[54], утверждают, что композитор умер от хронического отравления сулемой. Авторы «W. A. Mozart. Die Dokumentation seines Todes» считают, что с лета 1791 года Моцарт регулярно получал малые дозы соединений ртути, а 18 ноября — последнюю, роковую порцию яда. Следствием отравления были отёки лица, рук и ног, появившиеся через два дня[55][56].

Констанция Моцарт и Зюсмайер[править | править вики-текст]

По ещё одной версии, Моцарт был отравлен Францом Ксавером Зюсмайером и своей женой Констанцией, которые были любовниками[57]. В 1791 году Констанция родила мальчика, названного Францем Ксавером. По слухам, это был сын не Моцарта, а его ученика Зюсмайера[58].

Через много лет, в 1828 году, чтобы положить конец сплетням, Констанция в биографии Моцарта, написанной Ниссеном, поместила анатомический рисунок левого уха своего первого мужа. Композитор имел его врождённый дефект, который из всех детей унаследовал только Франц Ксавьер. Это обстоятельство сыграло роль в появлении ещё одного предположения о причинах смерти Моцарта, на этот раз естественных, сделанного американским патологом Артуром Раппопортом[59].

Отравление при лечении[править | править вики-текст]

По ещё одной версии, Моцарт якобы страдал сифилисом и отравился ртутью, когда лечился. Вариант этой гипотезы — композитора лечил Ван Свитен[60][61].

Хофдемель. Убийство из ревности[править | править вики-текст]

Через день после смерти Моцарта венский делопроизводитель верховного суда и масон Франц Хофдемель изувечил свою беременную жену Марию Магдалину бритвой и покончил с собой. Моцарт учил Магдалину Хофдемель игре на фортепиано и, видимо, вступил с нею в связь. Он посвятил своей ученице последний концерт для фортепиано и оркестра. Биографы XIX века замалчивали этот эпизод. Довольно долго в Вене сохранялось поверие, что Хофдемель избил Моцарта палкой, и тот умер от инсульта. По другой версии, масоны использовали Хофдемеля, чтобы устранить Моцарта с помощью яда. Известно, что о смерти делопроизводителя было сообщено только 10 декабря, чтобы эта трагедия никак не связывалась с кончиной Моцарта. Магдалина Хофдемель (нем. Maria Magdalena Hofdemel) выжила и родила впоследствии мальчика, которого многие считали сыном Моцарта[62][63].

Смерть по естественным причинам[править | править вики-текст]

Системное ревматическое заболевание[править | править вики-текст]

Профессор-терапевт Е. Лихтенштейн, опираясь на известные материалы, проанализировал историю болезни Моцарта. С раннего детства Вольфганг отличался слабым здоровьем. Напряжённый график концертных туров, в которых юного Моцарта и его сестру Наннерль сопровождал отец, отрицательно сказался на состоянии детей, главным образом, мальчика. О болезнях, преследовавших Вольфганга во время его первых путешествий, известно из писем Леопольда Моцарта. Связь между последовательно перенесёнными в это время заболеваниями отмечает и немецкий исследователь Герхард Бёме:

«Если связать вместе катар в Линце[64], „эритему нодозум“ в Вене[65], где, кстати, Вольфганга пользовал и стоматолог по причине воспаления надкостницы, а затем и Зальцбург с ревматическими болями в суставах, то образуется целая цепь очаговых инфекций, что было весьма тревожным сигналом, на который, однако, никто не обратил внимания»[66].

Лихтенштейн также отмечает наблюдавшиеся впоследствии у Моцарта повторные ангины, лихорадочные состояния, а позднее — мозговые расстройства. Всё свидетельствует о том, что композитор стал жертвой ревматической инфекции, поразившей сердце, мозг, почки, суставы. Как предполагает Лихтенштейн в своём эссе «История болезни и смерти Моцарта», в годы, наполненные тяжким трудом и нервными потрясениями, у Моцарта могло развиться нарушение кровообращения. Следствием этого явились отёки и асцит, который в ту эпоху врачи неверно считали самостоятельным заболеванием — водянкой. Современной медицине известно, что возможно скрытое протекание процесса сердечной декомпенсации, которая проявляется позднее через отёчность [67].

Версия Раппопорта[править | править вики-текст]

Левое ухо Моцарта и обычное ухо. Акварель (до 1791 года)

В 1981 году в Вене, на международном конгрессе клинической химии, американский патолог Артур Раппопорт выступил с докладом «Уникальная и до сих пор неразглашенная теория о генетической, анатомической базе смерти Моцарта»[68]. В нём, опираясь на многолетние собственные наблюдения, Раппопорт утверждал о взаимосвязи между анатомическими деформациями уха, передаваемыми по наследству, и почечной болезнью. Патолог считает, что Моцарт имел врождённый дефект мочевого или почечного тракта. Эту теорию поддержал дерматолог Алоис Грайтер[69]. Вялотекущая почечная болезнь была усугублена тем, что композитор заразился так называемой ревматически-воспалительной лихорадкой. Чрезмерное кровопускание (по оценке Карла Бера[70], Моцарт из-за кровопусканий потерял не менее двух литров крови) довершило дело. Подводя итог, Раппопорт отметил: «Надеюсь, я предоставил сильное подспорье тем, кто убеждён в том, что Моцарта не отравили, не убили, не лишили жизни насильственным способом»[71]. Когда позднее Марио Корти, работая над циклом передач «Моцарт и Сальери» на Радио «Свобода», хотел взять интервью у Раппопорта, тот отказался, заявив, что у него неприятности в связи с высказанной им гипотезой[72].

Смерть от последствий черепно-мозговой травмы[править | править вики-текст]

Согласно сообщению Neue Zeitschrift für Musik[73], могильщик, хоронивший Моцарта, отметил место его погребения и через десять лет, во время перекопки общей могилы, забрал его череп себе[74].

В 1842 году этот череп был подарен художнику-гравёру Якобу Гиртлю. Владение подобными реликвиями было обыкновенным делом для той эпохи. Брат Якоба, профессор анатомии Йозеф Гиртль, занялся изучением черепа и пришёл к выводу, что это действительно череп Моцарта. Часть костей в процессе исследования была отделена и впоследствии утеряна. В 1901 году выводы профессора Гиртля опровергли учёные Зальцбурга[75].

Только в начале 1990-х черепом, до того времени хранившимся в запасниках зальцбургского Моцартеума, заинтересовался палеонтолог Готфрид Тихи. Результаты изучения черепа с использованием уже современных методов криминалистики учёный опубликовал в The Economist. Как считает Тихи, череп мог принадлежать Моцарту: округлая форма мужского черепа типична для жителей Южной Германии. Его обладатель был физически слаб, обладал крупной головой (как и Моцарт), по состоянию зубов возраст умершего — 30—35 лет. Строение лицевых костей совпадало с изображениями композитора, созданными при его жизни[76].

Неожиданностью стало обнаружение Тихи очень тонкой трещины длиной 7,2 см, проходящей от левого виска к темени. Она была результатом прижизненной травмы и к тому времени, когда Моцарт умер, успела почти зарасти, лишь в нижней части остались следы кровотечения. Известно, что композитор в последний год жизни страдал от головокружений и головной боли, что, по мнению Тихи, было следствием черепно-мозговой травмы, полученной при ударе либо падении. По гипотезе Тихи, Моцарт умер от гематомы и развившейся позднее инфекции[77].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Штейнпресс, 1980, с. 54
  2. Штейнпресс, 1980, с. 60
  3. Штейнпресс, 1980, с. 43, 46—47
  4. Аберт, 1990, с. 375—376
  5. 1 2 Саква, 1990, с. 503
  6. Аберт, 1990, с. 376
  7. Корти, 2005, с. 16
  8. Как указывает К. Бер, специально изучавший регламент похорон, принятый в Австрии в конце XVIII века, учитывая то обстоятельство, что перевозка покойников проходила в тёмное время суток, никаких траурных процессий не проводилось.
  9. 1 2 Саква, 1990, с. 504
  10. Штейнпресс, 1980, с. 81—82
  11. Штейнпресс, 1980, с. 82—83
  12. Штейнпресс, 1980, с. 83, 86
  13. 1 2 Кушнер Б. В защиту Антонио Сальери. Часть 3: Болезнь, смерть и похороны Моцарта. Была ли тайна?
  14. Кушнер Б. В защиту Антонио Сальери. Часть 4: Пушкин и Сальери. Совместимы ли гений и злодейство?
  15. Саква, 1990, с. 503—504
  16. Цит. по: Аберт Г.
  17. Аберт, 1990, с. 375
  18. Кушнер Б. В защиту Антонио Сальери. Часть 3: Болезнь, смерть и похороны Моцарта. Была ли тайна?
  19. Цит. по: Кушнер Б. В защиту Антонио Сальери. Часть 3: Болезнь, смерть и похороны Моцарта. Была ли тайна?
  20. Цит. по: Кушнер Б. В защиту Антонио Сальери. Часть 3: Болезнь, смерть и похороны Моцарта. Была ли тайна?
  21. Кушнер Б. В защиту Антонио Сальери
  22. Цит. по: Кушнер Б. В защиту Антонио Сальери. Часть 3: Болезнь, смерть и похороны Моцарта. Была ли тайна?
  23. Цитируется по Корти
  24. Корти, 2005, с. 18
  25. // Советская музыка. — 1977. — № 9. — С. 144.
  26. Аутентичность именно этих записей подтвердил в письме от 23 декабря 1977 года Б. Штейнпрессу редактор издания «Разговорных тетрадей» К. Х. Кёлер.
  27. Штейнпресс, 2010, с. 109
  28. Кушнер Б. В защиту Антонио Сальери. Часть 3: Болезнь, смерть и похороны Моцарта. Была ли тайна?
  29. Штейнпресс, 2010, с. 110
  30. Корти, 2005, с. 20
  31. Штейнпресс, 2010, с. 107
  32. Свидетельство опубликовано в Harmonicon. Bd. 4. № 46. Oct. 1826. s. 189—190
  33. Корти, 2005, с. 19
  34. Корти, 2005, с. 26, 84
  35. Катенин П. А. Воспоминания о Пушкине // Пушкин в воспоминаниях современников. — 3-е изд., доп. — СПб.: Академический проект, 1998. — Т. 1. — С. 189.
  36. Кушнер Б. В защиту Антонио Сальери. Часть 4: Пушкин и Сальери. Совместимы ли гений и злодейство?
  37. Корти, 2005, с. 14, 35—37, 55
  38. «Моцарт и Сальери, трагедия Пушкина, драматические сцены Римского-Корсакова» (Государственное музыкальное издательство, Москва, 1953)
  39. Корти, 2005, с. 18—19
  40. 1 2 Аберт, 1990, с. 372
  41. Бэлза И. Д. Вэйс. Возвышенное и земное. — Минск: Наука и техника, 1987. — С. 767—768.
  42. Корти, 2005, с. 84
  43. См. в: Daumer G. F. Loge und Genius // Aus der Mansarde. — Mainz: F. Kirchheim, 1861. — Т. IV. — S. 75 f.
  44. 1 2 Корти, 2005, с. 109
  45. Будь здоров! № 8, 1995, с. 81
  46. Корти, 2005, с. 110
  47. Как сообщает Корти, Кернер в своё время был членом кружка Матильды Людендорф. Гунтер Дуда в «Моцартовском ежегоднике 1964» охарактеризован как «одержимый "Людендорф-комплексом"» и «фанатик из людендорфовского круга»
  48. Корти, 2005, с. 116
  49. Штейнпресс, 1980, с. 182
  50. Dalchow. J., Duda G., Kerner D. W. A. Mozart. Die Dokumentation seines Todes («В. А. Моцарт — документация его смерти»), 1966. Книга посвящена «памяти доктора Матильды Людендорф». .
  51. Штейнпресс, 1980, с. 184
  52. Корти, 2005, с. 111—112
  53. От чего умер Моцарт? // 100 человек, которые изменили ход истории. Моцарт : журнал. — 2008. — В. 8. — С. 21—22. — ISSN 1996-8469.
  54. Dalchow. J., Duda G., Kerner D. W. A. Mozart. Die Dokumentation seines Todes («В. А. Моцарт — документация его смерти»), 1966.
  55. Будь здоров! № 8, 1995, с. 81—82
  56. Бэлза И. Д. Вэйс. Возвышенное и земное. — Минск: Наука и техника, 1987. — С. 781.
  57. См.: Ritter W. Wurde Mozart ermordet? Eine psychographische Studie. — Frankfurt, 1989. — S. 77.
  58. Корти, 2005, с. 113
  59. Корти, 2005, с. 114—115
  60. Kerner Dieter. Krankheiten grosser Meister. — Stuttgart, 1963. — S. 50.)
  61. Корти, 2005, с. 114
  62. Корти, 2005, с. 110—111, 113
  63. См. также: Carr, Francis Mozart & Constanze. — London, 1983.
  64. Январь 1762 года — первое концертное турне Вольфганга.
  65. Мальчик заболел сразу после второго выступления в Шёнбрунне в октябре 1762 года.
  66. Цитируется по: Григорьев А. Болезнь и смерть Моцарта // Будь здоров! : журнал. — 1995. — № 7. — С. 70.
  67. Трахтенберг И. Загадка болезни и смерти Моцарта // Зеркало недели : еженедельная газета. — Киев., 2001. — № 30 [354] 11—15 августа.
  68. Rappoport Arthur E. An unique and hitherto unreported Theory concerning a Genetic Anatomic Basis of Mozart’s Death // Proceedings of the International Congress of Clinical Chemistry. — Wien, Sept. 1981.
  69. Greiter Alois. Legenden um Mozart. Oder: wie sein Leben und Leiden falsch verklärt wird // Jahrbuch der Bayerischen Staatsoper. — München, 1986. — S. 121.
  70. Он наиболее полно изучил вопрос болезни, лечения и смерти Моцарта, результаты своих исследований Бер обобщил в книге «Mozart: Krankheit, Tod, Begräbnis». Основываясь на свидетельствах очевидцев и врачей, истории болезни и заключении о причинах смерти, Бер считает, что Моцарт умер от ревматической лихорадки, которая, вероятно, была осложнена острой сердечной недостаточностью.
  71. Корти, 2005, с. 116—117
  72. Корти, 2005, с. 117
  73. 1890, № 52, S. 589
  74. Аберт, 1990, с. 376—377
  75. Аберт, 1990, с. 377
  76. Будь здоров! № 8, 1995, с. 82—83
  77. Будь здоров! № 8, 1995, с. 83

Литература[править | править вики-текст]

  • Аберт Г. В. А. Моцарт / Пер. с нем., вступ. статья, коммент. К. К. Саквы. — 2-е изд.. — М.: Музыка, 1990. — Т. 4. — 559 с. — ISBN 5-7140-0213-6.
  • Саква К. К. Комментарии // Аберт Г. В. А. Моцарт / Пер. с нем., вступ. статья, коммент. К. К. Саквы. — 2-е изд.. — М.: Музыка, 1990. — Т. 4. — С. 423—512.
  • Григорьев А. Болезнь и смерть Моцарта // Будь здоров! : журнал. — 1995. — № 7.
  • Григорьев А. Болезнь и смерть Моцарта // Будь здоров! : журнал. — 1995. — № 8.
  • Корти М. Сальери и Моцарт. — СПб.: Композитор, 2005. — 160 с. — ISBN 5-7379-0280-3.
  • Кушнер Б. В защиту Антонио Сальери // «Вестник» № №№ 14—19 (221—226). [1]
  • Лихтенштейн Е.. История болезни и смерти Моцарта.
  • Ломунова М. Моцарт и Сальери: Встреча через два века // Наука и религия : журнал. — М., 2002. — № 10. — С. 26—28.
  • Трахтенберг И. Загадка болезни и смерти Моцарта // Зеркало недели : еженедельная газета. — Киев., 2001. — № 30 [354] 11—15 августа.
  • Штейнпресс Б. Миф об исповеди Сальери // Советская музыка : журнал. — 1963. — № 7.
  • Штейнпресс Б. Очерки и этюды / Общ. редакция С. В. Аксюка. Предисловие доктора искусствоведения Ю. Н. Тюлина. Рецензенты: доктор искусствоведения Г. В. Келдыш, доктор искусствоведения И. В. Нестьев. — М.: Советский композитор, 1980. — 352 с.
  • Andreas P. Otte, Konrad Wink. Kerners Krankheiten grosser Musiker: die Neubearbeitung. Schattauer Verlag, 2008, s. 451, 17—80. 6 Auflage wurde neu bearbeitet von isbn 978-3-7945-2601-7 [2]

Ссылки[править | править вики-текст]