Чавчавадзе, Александр Гарсеванович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Александр Гарсеванович Чавчавадзе
груз. ალექსანდრე გარსევანის ძე ჭავჭავაძე
Prince a g chavchavadze.jpg
Портрет А.Г.Чавчавадзе в офицерском виц-мундире
Дата рождения

1786({{padleft:1786|4|0}})

Место рождения

Санкт-Петербург

Дата смерти

6 ноября 1846({{padleft:1846|4|0}}-{{padleft:11|2|0}}-{{padleft:6|2|0}})

Принадлежность

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя

Род войск

кавалерия

Годы службы

1809—1818 в лейб-гвардии Гусарском полку. В 1818 году перешёл в Нижегородский драгунский полк.

Звание

генерал-лейтенант

Награды и премии
Орден Святой Анны I степени
Орден Святого Владимира III степени
Орден Белого орла

[1].

Князь Алекса́ндр Гарсеванович Чавчава́дзе — генерал-лейтенант (17861846).

Сын князя Гарсевана Ревазовича Чавчавадзе, посла царей Ираклия II и Георгия XII в России, подписавшего в 1783 году со стороны Грузии (Картли-Кахетинского царства) Георгиевский трактат, и его супруги — урожденной княжны Мариам Авалишвили. Крестник императрицы Екатерины II.

Военная служба[править | править вики-текст]

В детстве ещё по наследию ему пожаловано было Грузинским царем Ираклием II звание генерал-адъютанта (мандатурт-ухуцесси). С 1795 по 1799 год он воспитывался в одном из лучших частных пансионов Санкт-Петербурга, затем в Пажеском корпусе, а затем был увезён в Тифлис, где продолжал свое образование под надзором отца, по отзывам современников — одного из умнейших людей того времени. В 1804 году, когда вспыхнуло в Грузии восстание против русских, шестнадцатилетний князь Александр, 23-го августа Высочайшим рескриптом, в воздаяние заслуг отца, принятый камер-пажом, не избег общего увлечения идей восстановления грузинского царства; 14-го сентября он бежал из родительского дома и вместе с некоторыми другими грузинскими князьями присоединился к царевичу Парнаозу, сыну царя Ираклия II, поднявшему знамя восстания под Анануром.

Восстание, однако, было скоро подавлено, царевич Парнаоз разбит и взят в плен со всею свитою, в числе которой был и молодой кн. Чавчавадзе. Над всеми участниками восстания 2 февраля 1805 года была учреждена главнокомандующим кн. Цициановым секретная следственная комиссия для открытия виновников возмущения, относительно же князя Александра Чавчавадзе, по ходатайству самого же Цицианова, наказание ограничилось «трехлетним содержанием в Тамбове под присмотром, с тем чтобы по истечении сего срока, возобновя присягу на верность, явился он сюда на службу и, загладив добрым поведением и ревностью проступок свой, мог приобрести в оной новые выгоды».

30 ноября 1805 года «камер-паж Двора Е. И. Величества князь Александр Чавчавадзе под строгим конвоем из офицера и двух казаков» (Рапорт генерал-лейтенанта Глазенапа 3 декабря 1805 года) был отправлен из Георгиевска в Тамбов, куда вскоре принужден был переехать на жительство из Грузии отец его, князь Гарсеван. Пребывание князя Александра в Тамбове было непродолжительно: в том же году Высочайшим повелением он определен был в Пажеский корпус, из которого и выпущен в 1809 году подпоручиком в Гусарский лейб-гвардии полк. В 1811 году он снова вернулся на родину, но уже поручиком л.-гв. Гусарского полка и адъютантом главнокомандующего маркиза Паулуччи.

Паулуччи, очевидно, ценил ум и способности молодого офицера и не раз давал ему серьёзные и ответственные поручения: так, например, 27 октября 1811 года он командировал его в Эривань к генерал-майору Лисаневичу собрать сведения о внезапно предпринятой последним экспедиции против персиян; в январе 1812 года вёл через него переговоры с Мустафой-ханом Ширванским, которого Паулуччи подозревал в тайных сношениях с Аббас-мирзою и которого он во что бы то ни стало хотел удержать на своей стороне.

В марте 1812 года Чавчавадзе участвовал в походе, предпринятом Паулуччи для подавления восстания в Кахетии, и в стычке 1 марта с отрядом мятежников против дер. Чумлаки, находившейся недалеко от родового имения князей Чавчавадзе, Велис-цихе, был ранен пулей в ногу. По выздоровлении он вместе с Паулуччи покинул Кавказ, чтобы принять участие в Отечественной войне.

Он совершил все походы 1812, 1813, 1814 годов, послужившие для него прекрасной образовательной школой и давшие ему возможность в совершенстве изучить немецкий и французский языки, был, в качестве адъютанта Барклая-де-Толли, при взятии Парижа и в 1817 году, в чине полковника, переведён из лейб-гусарского в Нижегородский драгунский полк, стоявший в его родной Кахетии, недалеко от его имения Цинандали. «Прибытие князя Александра Чавчавадзе в наш полк старшим штаб-офицером, — пишет историк Нижегородского полка, — составило эпоху в жизни полка, внесло в него новую жизнь дав ему возможность сблизиться с грузинским обществом».

И действительно, умный, блестяще образованный князь Чавчавадзе, сразу и верно оценив положение обеих сторон и роль новых пришельцев в крае — русских, чуть ли не первый из всех грузинских поместных князей поставил свой дом в Цинандали на европейскую ногу и, пользуясь большим влиянием и почетом в Грузии как представитель знатного рода, как один из доблестных воинов-грузин, а главное, как известный поэт, сумел явиться объединяющим звеном между русскими и грузинами. 21 января 1821 года, после скоропостижной смерти командира нижегородского полка полковника Климовского, место его занял, по приказанию главнокомандующего А. П. Ермолова, князь Чавчавадзе и командовал полком до марта 1822 года.

За это время ему пришлось принять участие в экспедиции в Джарскую область, где возникли большие волнения вследствие слуха о неизбежной войне России с Турцией из-за греческих дел. Главнокомандующий войсками в Кахетии кн. Эристов собрал отряд, в который вошел и дивизион Нижегородцев под личной командой Чавчавадзе. Экспедиция была удачною, и Чавчавадзе со своим дивизионом отличился в деле 3 марта 1822 года близ селения Катехи, где он, действуя в авангарде со спешенными драгунами, штурмом взял завал, защищавший селение.

По возвращении из экспедиции Чавчавадзе вместо награды должен был вынести незаслуженную обиду. Оказалось, что ещё 21 июля 1821 года Ермолов, донося в Петербург о смерти Климовского, просил о назначении ему нового командира полка, так как он «не имеет в кавалерии коротко знакомых ему штаб-офицеров, которых мог бы рекомендовать в означенную должность, командующий же полком в настоящее время князь Чавчавадзе хотя и обладает отлично хорошими способностями и знанием службы, но молод летами, чтобы командовать кавалерийским полком».

И вот, вследствие этого рапорта, из Петербурга назначили командиром полка полковника Шабельского, который был моложе Чавчавадзе не только летами, но и службой. Оскорбленный Чавчавадзе, тотчас же по сдаче полка Шабельскому, перешёл (10 июня 1822) в Грузинский гренадерский полк, а в следующем году, оставив строевую службу, поселился в Тифлисе и прикомандирован был состоять для особых поручении при А. П. Ермолове. В этой должности он оставался до завоевания в 1827 году Паскевичем Эривани, а затем, 21 февраля 1828 года произведённый в генерал-майоры, был назначен исправляющим должность областного начальника и командующего войсками в Эриванской провинции.

Административная деятельность[править | править вики-текст]

С образованием 21 марта 1828 из ханств Эриванского и Нахичеванского области Армянской он был утвержден начальником этой области и председателем Эриванского Областного правления. За короткое пребывание на этом ответственном посту он успел приобрести себе известность смелым походом в Баязетский пашалык. Как только началась война с Турцией 1828 года, он с небольшим отрядом (из 2-х батальонов Нашебургского полка, 3-х рот Севастопольского, 200 казаков Донского Белова полка, 400 татар и армян Эриванского конного ополчения и 6 орудий) 25 августа 1828 вторгнулся в пределы Турции и в три недели взял с бою крепость Баязет, занял главные города трех Баязетских санджаков: Топрак-кале, Хамур и Диадин. 22 сентября он доносил Паскевичу о полном занятии русскими войсками Баязетского пашалыка. "Молодец Чавчавадзе! — воскликнул Паскевич, прочтя донесение, и во всеподданнейшем докладе Государю, 28 сентября, сам ходатайствовал о награждении генерал-майора кн. Чавчавадзе орденом св. Анны 1-й ст., что и было исполнено.

Вскоре после этого он был снова прикомандирован к Паскевичу для особых поручений. Правительство, очевидно, сознавало, что как ни много мог пользы ему принести кн. Чавчавадзе как воин и администратор, но он ещё нужнее был в самой Грузии как человек, понявший всю безнадёжность каких бы то ни было попыток столкнуть русских с позиции, занятой ими в крае, и могший своим авторитетом и влиянием содействовать успокоению и умиротворению беспокойного населения, не желавшего помириться с новым порядком вещей. В промежуток времени до 1832 г. Паскевич не раз посылал его именно с целью успокоить возникшие волнения, и он всегда успешно справлялся с порученной ему задачей.

15 июля 1832 ему было поручено командование отрядом, составленный из милиции Телавского уезда и батальона пехоты, при 4-х легких орудиях, для обеспечения верхней Кахетии, против которой направились скопища Гамзад-бека, главного сообщника Кази-муллы. Вскоре после возвращения кн. Чавчавадзе из этой экспедиции, 9 декабря 1832 по доносу князя Евсея (Иессе) Палавандова раскрылось дело об обширном заговоре среди знатнейших грузинских князей, имевшем целью восстановить в Грузии династию грузинских царей и ниспровергнуть русское владычество. При предварительном дознании в деле оказался замешанным и князь Александр Гарсеванович, как несомненно знавший, во всяком случае, о заговоре и не донесший о нем.

Арестованный по Высочайшему повелению 29 декабря 1832 он на допросе упорно отрицал свою виновность и говорил, что даже и не знал о существовании заговора. Это запирательство сильно повредило ему, так как из показаний других участников заговора с несомненностью обнаружилось, что о готовившемся восстании ему сообщил, по поручению заговорщиков, его шурин, кн. Луарсаб Орбелиани, но он не только отказался от активного участия в заговоре, а всеми силами старался отговорить и других и доказать им все безумие их замыслов. Отчасти именно вследствие его энергичного протеста осуществление задуманного предприятия и было отложено на неопределенное время.

Ввиду таких результатов следствия главноначальствующий барон Розен и отнес его по виновности в докладе военному министру Чернышеву к седьмой категории лиц, виновных в заговоре (из восьми возможных) и писал о нем: «полагаю полезнейшим сослать его на срочное жительство в Астрахань или даже предать суду, а потом, в уважение заслуг его, оказать ему Монаршее милосердие». По этому докладу 1 ноября 1833 состоялся Высочайший приговор о ссылке Чавчавадзе на жительство в Тамбов. Здесь он пробыл недолго: на следующий же год Император Николай I вызвал его в Санкт-Петербург, пригласил ко Двору, обласкал и дозволил снова вернуться в Тифлис.

Здесь скоро ему опять пришлось выступить на поприще общественной деятельности: в 1838 г. в Ахалцихской провинции и г. Ахалцихе появилась чума, и на Чавчавадзе, назначенного к тому времени членом совета Главного Управления Закавказского края, была возложена 23 июля главнокомандующим генералом Головиным трудная и ответственная обязанность главного начальника над всеми существующими и имеющими быть учрежденными кордонными линиями от Ахалцихской провинции и во все стороны, причем ему был подчинен инспектор карантинов, ведавший ранее кордонную линию, и Комитет о предохранении Закавказского края от заразы.

Чавчавадзе ревностно принялся за выполнение своей миссии; сам объехал всю кордонную линию от Арпачая, в Шурагельской дистанции, до Имеретии и берега Черного моря и действовал всюду, по отзыву Головина, настолько хорошо и с такой распорядительностью, что обеспечил возможность превращения распространения заразы. Впрочем, чума до конца 1840 г. не прекращалась в Закавказье, вспыхивая то в той, то в другой местности, и Чавчавадзе все время исполнял должность Председателя Комиссии о предохранении Кавказского края от чумы. В 1843 г. он был назначен управляющим почтовой частью в Закавказье, причем был произведен в генерал-лейтенанты, и почти одновременно, 15 сентября, ему поручено было для усиления действующей армии, двинутой в Дагестан против Шамиля, сформировать отряд из 1000 чел. кахетинской милиции.

5 октября отряд уже был сформирован, и Чавчавадзе во главе его двинулся 21 октября к границам непокорных Дидойцев, которые вскоре и положили оружие. Ещё полный сил и здоровья Чавчавадзе погиб жертвой несчастного случая: его выбросила из экипажа понесшаяся лошадь, и он умер 5 ноября 1846. Похоронен в храме Рождества Богородицы в монастыре Ахали-Шуамта.

Творчество[править | править вики-текст]

«Служба потеряла в нем достойного генерала, Тифлис — примерного семьянина, Грузия — великого поэта», — было сказано о нём в некрологе. И действительно, грузинские критики ставят очень высоко поэтический талант Чавчавадзе. Муза его, соединявшая в себе обширное европейское образование с духом истого грузина, поражает своим разнообразием: она одинаково сроднилась и со скептицизмом Вольтера, и с сентиментальностью персидских поэтов, и с удалью грузинских народных бардов.

Особенно хороши его анакреонтические песни, чрезвычайно популярные среди грузин и даже перешедшие в уста народных певцов — сазандаров. Они так распространены в грузинском народе, что считаются народными. Поэтическая сила таланта Чавчавадзе заключается в особенном сочетании чрезвычайной глубины чувства с удивительной лёгкостью стиха и богатством метафор. Помимо его оригинальных стихотворений, существует много его переводов из Саади, Гафиза, Пушкина, Гюго, Гёте. Он перевёл на грузинский язык «Альзиру» Вольтера, «Федру» Расина, «Цинну» Корнеля.

Ему же приписывается сохранившаяся и до сих пор имеющая серьёзный интерес для историка Грузии брошюра «Краткий исторический очерк Грузии и ее положение с 1801 по 1831 г.», в которой излагаются, между прочим, причины беспорядков в Грузии 1811 г.

Семья[править | править вики-текст]

супруга Александра Чавчавадзе Саломе Ивановна Орбелиани. Худ. Акоп Овнатанян.

Был женат на княжне Саломее Ивановне Орбелиани, правнучке царя Ираклия II. От этого брака родились:

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. С.В. Волков ("Генералитет Российской империи" Т. 2, стр. 690. М., 2009) указывает, что Чавчавадзе был награжден в 1814 г. золотым оружием за храбрость. В книге Э.Э. Исмаилова «Золотое оружие с надписью “За храбрость” (М., 2007) в списке награжденных за 1814 г. фамилии Чавчавадзе нет