Атипичный аутизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Атипичный аутизм
Autism-stacking-cans 2nd edit.jpg
Повторяющаяся стереотипная укладка или выстраивание объектов связана с аутизмом.
МКБ-10 F84.184.1

Атипи́чный аути́зм — общее расстройство развития, возникающее вследствие нарушения развития головного мозга и характеризующееся выраженным и всесторонним дефицитом социального взаимодействия и общения, а также ограниченными интересами и повторяющимися действиями. Отличается от детского аутизма (F84.084.0) либо более поздним возрастом начала (после 3-х лет), либо отсутствием как минимум одного из основных диагностических критериев (стереотипий, нарушений коммуникации). В общем и целом, атипичный аутизм отличается от детского аутизма либо по возрасту начала, либо по симптоматике.

Часто встречается у детей с глубокой умственной отсталостью и у лиц с тяжёлым специфическим расстройством развития рецептивной речи. Отсутствие всех стандартных диагностических критериев аутизма при атипичном аутизме можно объяснить низким уровнем функционирования, что уменьшает возможность проявления специфического отклоняющегося поведения, требуемого для постановки диагноза детского аутизма.

Общая информация о аутизме[править | править код]

Активация разных областей мозга при выполнении двигательных задач участниками контрольной группы (синее) и аутистами (жёлтое). Иллюстрация из статьи Powell et al., 2004.[1]

Для постановки диагноза аутизма консультацию обычно проводит педиатр. Затем в случае необходимости привлекается помощь психиатра, который ставит диагноз и оценивает состояние пациента, его коммуникативные и когнитивные способности. Для оценки поведения и когнитивных способностей может привлекаться нейропсихолог[2]. В настоящее время не существует надёжных биологических маркеров для выявления и скрининга детей с аутизмом[3].

Главная характеристика, которая отличает аутизм от других расстройств развития, — это социальный дефицит[3].

Качество жизни детей с аутизмом остаётся по-прежнему плохим, большинство из них не имеет значимых социальных отношений, социальной поддержки будущих, возможностей трудоустройства или самоопределения, и это не смотря на успехи в раннем выявлении, интенсивном вмешательстве и терапевтических подходах[4]. Прогресс в выявлении причин аутизма идёт медленно, пока неизвестно достоверно, что его вызывает и нет средств, которые исправили бы нарушения аутизма[5].

Атипичный аутизм как синдром при разных заболеваниях[править | править код]

Cложилось два основных направления в изучении атипичного аутизма:

  • 1) выделение эндогенного процессуального аутизма, в случае, когда аутизм выделяется в структуре шизофрении,
  • 2) выделение атипичного аутизма как синдрома при заболеваниях разной нозологической природы[6].

Согласно диссертации Симашковой Н. В. об атипичном аутизме в детском возрасте, к нему относятся большинство наиболее тяжёлых психотических форм аутизма в структуре разных болезней: злокачественный детский тип шизофрении, синдром Ретта, синдром Дауна, синдроме Мартина — Белл[7]. При всех этих расстройствах атипичный аутизм проявляется на всём протяжении болезни как первичное негативное расстройство[7].

При атипичном процессуальном аутизме возможно возникновение регрессивно-кататонических приступов психоза, при этом со временем глубина аутизма прогрессирует до крайне тяжёлой степени[6].

Атипичный аутизм при синдроме Ретта вначале углублялся от лёгкого/умеренно выраженного до тяжёлого[6]. Затем — заметный регресс и углубление аутизма, а на последней стадии, которая иногда называется «псевдостационарной» наблюдались негативизм, двигательное возбуждение с импульсивностью, двигательные стереотипии. Расстройства на последней стадии трудно отличимы от кататонических[6].

В случаях атипичного аутизма при синдроме Мартина — Белл (синдроме ломкой X-хромосомы) на 12—14 месяце жизни наблюдались регрессивно-кататонические приступы психоза[6]. Глубина аутизма — от тяжёлого при психозе до лёгкого/умеренного вне обострений[6]. На второй аутистической стадии (12—24 месяца) наблюдалась тяжёлая степень аутизма, на третьей — ещё более тяжёлая, с утратой навыков самообслуживания и опрятности, нарушением понимания обращённой речи[6]. Последняя стадия — кататоническая и менее выраженная, с сочетанием с субступорозных состоянияй; у всех пациентов наблюдалась эхолалия, у части — селективный мутизм, глубина аутизма была в пределах тяжёлого[6].

При синдроме Дауна начало атипичного аутизма возникало в возрасте от 24—36 месяцев в форме регрессивно-кататонического приступа психоза[6]. Первая аутистическая стадия приступа (1—2 месяца) отличалась нарушением коммуникативных навыков, отрешенностью, обеднением эмоций, нарушение индивидуального развития и задержка двигательного развития (в частности навыка самостоятельной ходьбы)[6]. Вторая стадия (1—2 месяца) — полная утрата навыков самообслуживания, потеря навыка речи, игровой деятельности, с глубиной аутизма тяжёлой степени[6]. Третья стадия (2—3 месяца) — кататоническая стадия, смена ступорозных состояний кататоническим возбуждением, с тяжёлой степенью аутизма[6]. Спустя 4—7 месяцев с момента начала психоза происходит постепенный выход из психотического приступа с ослаблением тяжести аутизма[6].

Во всех случаях наблюдалось три стадии развития атипичного аутизма: 1) аутистическая 2) регрессивная 3) кататоническая[6].

Клиническая картина психоза у описанных формах атипичного аутизма была схожа, но в их структуре отличались те же двигательные стереотипии: при синдроме Ретта и Мартина — Белл — архаические кататонические стволовые стереотипии, при синдроме Дауна и атипичном процессуальном аутизме — подкорковые кататонические стереотипии[6].

Электроэнцефалография атипичного аутизма[править | править код]

Электроэнцефалография (ЭЭГ) атипичного аутизма с указанными в предыдущем разделе коморбидными заболеваниями при сформированном психозе даёт усиление θ-ритма, на стадии регресса в психозе характерна редукция α-ритма[6]. При кататонии без регресса на третьей стадии (регрессивно-кататонического психоза) не обнаруживался θ-ритм, но заметно усиливался β-ритм[6]. При улучшении состояния пациента восстанавливался α-ритм и заметно уменьшалась или исчезала θ-активность[6].

Симашкова Н. В. пришла к выводу, что ЭЭГ-коррелят регресса и незрелости выражается наличием выраженной ритмической θ-активности[6].

Эпидемиология[править | править код]

Распространённость — 2 случая на 10 000 населения[8][9]. Преобладают лица мужского пола (2—5:1)[8][9].

Этиология[править | править код]

В большинстве случаев в анамнезе имеются сведения о медицинских осложнениях при беременности и родах[8]. У половины больных наблюдаются выраженные неврологические симптомы[8].

Диагностические критерии[править | править код]

Для диагностики атипичного аутизма состояние должно соответствовать следующим критериям:

  • Аномальное или нарушенное развитие проявляется в возрасте 3 лет или старше (критерии аутизма за исключением возраста манифестации).
  • Качественные нарушения социального взаимодействия или качественные нарушения общения, или ограниченные, повторяющиеся и стереотипные поведения, интересы и активность (критерии аутизма, хотя минимальное количество областей, в которых отмечается нарушение, должно выдерживаться не обязательно).
  • Диагностические критерии аутизма (F84.084.0) не выполняются.

— Международная классификация болезней Десятого пересмотра (МКБ-10)[10]

Умственная отсталость кодируется следующим образом:

  • F84.11 Атипичный аутизм с умственной отсталостью (включается умственная отсталость с аутистическими чертами).
  • F84.12 Атипичный аутизм без умственной отсталости (включается атипичный детский психоз).

В МКБ-10 выделены 2 основных типа атипичного аутизма:

  • Начало расстройства в атипичном возрасте. Имеются все критерии детского аутизма, но расстройство начинает проявляться позже 3-х лет.
  • Аутизм с атипичной симптоматикой. При данном типе расстройства отклонения развития наблюдаются до 3-х лет, но нет полной клинической картины детского аутизма (F84.084.0). Особенно это касается детей с выраженной умственной отсталостью, такие случаи называются умственной отсталостью с аутистическими чертами.

Дифференциальная диагностика[править | править код]

В отличие от атипичного аутизма при синдроме Аспергера не наблюдается задержки речевого и когнитивного развития[9]. Дифференциальная диагностика с шизофренией проводится как и при детском аутизме[9].

Терапия и обучение[править | править код]

На специальных занятиях для дошкольников в Нейропсихиатрическом Институте Калифорнийского Университета: ребёнок-аутист показывает рукой на аквариумных рыбок. Исследователи пытаются оценить, как сказывается на языковом развитии интенсивное обучение с упором на совместное внимание.[1]

Основные цели терапии — снижение ассоциированных с аутизмом дефицитов и напряжения в семье, повышение качества жизни и функциональной независимости аутиста. Не существует единого оптимального метода терапии; она, как правило, подбирается индивидуально[11]. Методологические ошибки, допускаемые при проведении исследований разных терапевтических подходов, не позволяют с уверенностью говорить об успешности той или иной концепции[12].

Некоторые улучшения отмечаются при использовании многих методик психосоциальной помощи; это говорит о том, что любая помощь лучше её отсутствия. Тем не менее, методология систематических обзоров остаётся на низком уровне, клинические результаты вмешательств в основном расплывчаты, недостаточно данных по сравнительной эффективности подходов[13].

Программы интенсивного, длительного специального образования и поведенческой терапии на ранних этапах жизни могут помочь ребёнку в освоении навыков самопомощи, общения, поспособствовать обретению рабочих навыков[11], часто повышают уровень функционирования, снижают тяжесть симптомов и неадаптивного поведения[14].

Заявления о том, что помощь особо важна в возрасте около трёх лет, не подтверждены доказательствами[15]. Несмотря на широкое использование безглютеновой диеты в качестве альтернативного лечения для людей, страдающих аутизмом, нет никаких доказательств того, что безглютеновая диета полезна при лечении симптомов аутизма[16][17][18].

Доступные подходы включают прикладной анализ поведения, использование «моделей развития» (англ. develompental models), структурированное обучение (TEACCH), логопедическую терапию, обучение социальным навыкам, трудотерапию[11].

В рамках прикладного анализа поведения выделились несколько подходов, ориентированных именно на детей с аутизмом и расстройствами аутистического спектра: обучение методом отдельных попыток (англ. discrete trial training), тренировка ключевого ответа (англ. pivotal responce treatment), спонтанное обучение и прикладное речевое поведение (англ. applied verbal behavior)[19]. В некоторой степени дети выигрывают от такого образовательного вмешательства: интенсивное использование прикладного поведенческого анализа улучшило общий уровень функционирования детей дошкольного возраста[20], хорошо зарекомендовало себя как метод повышения интеллектуальных показателей детей раннего возраста[14]

Нейропсихологические данные часто плохо доводятся до учителей, что создает разрыв между рекомендациями и характером преподавания[2]. Неизвестно, приводят ли программы для детей к значительным улучшениям после их взросления,[14] а скупые исследования эффективности взрослых программ, осуществляемых по месту жительства, говорят о смешанных результатах[21].

Для контроля аутистических симптомов при неуспехе поведенческого вмешательства, когда проявления расстройства не позволяют ребёнку интегрироваться в школьный коллектив либо семью, прибегают к помощи широкого списка медикаментов[3][22]. Так, в США более половины детей с расстройствами аутистического спектра получают психотропные или противосудорожные препараты, причём чаще всего прописываются антидепрессанты, стимуляторы и антипсихотики[23]. За исключением последних,[24] эффективность и безопасность применения различных средств при расстройствах аутистического спектра крайне слабо отражена в качественных научных публикациях[25]. У человека с таким расстройством лекарство может вызвать атипичную реакцию либо неблагоприятные побочные эффекты[11], и ни одно из известных средств не показало способности смягчать ключевые для аутизма коммуникативные и социальные проблемы[26].

Из-за трудностей в коммуникации дети-аутисты часто неспособны сообщить о побочных эффектах применяемых психотропных средств, а испытываемый ими вследствие этих побочных эффектов дискомфорт может проявляться усилением того самого патологического поведения, на которое направлено лечение. Исследования показали высокий риск развития у детей-аутистов экстрапирамидных побочных действий нейролептиков, в частности поздней дискинезии. Нейролептики нежелательно применять при аутизме, за исключением лишь наиболее тяжёлых случаев неконтролируемого поведения — при выраженной тенденции к самоповреждению и агрессивности, резистентной к другим вмешательствам (в случаях, когда неэффективными оказались поведенческая терапия, коррекция имеющихся неврологических и соматических нарушений, нормотимики и антидепрессанты).[27]

Несмотря на доступность широкого спектра альтернативных подходов и методик, лишь немногие из них стали предметом научного исследования[5][28][29].

Данные о результатах таких подходов редко связаны с показателями качества жизни, и во многих программах используются мерки, не имеющие прогностической валидности и далёкие от действительности[4].

Организации, предлагающие услуги родителям аутистов, судя по всему, при выборе методик руководствуются в первую очередь не научными данными, а маркетинговыми предложениями авторов программ, доступностью обучения своих сотрудников и запросами родителей[30]. Хотя большинство альтернативных методов, например использование мелатонина, вызывают лишь небольшие побочные эффекты[31], некоторые из них могут представлять риск для ребёнка. Так, исследование 2008 года показало, что в сравнении со сверстниками мальчики-аутисты, соблюдающие бесказеиновую диету, имеют более тонкие кости[32].

В 2005 году неадекватно проведенное хелирование убило пятилетнего ребёнка-аутиста[33].

Кетогенная диета обладает хорошим терепевтическим потенциалом благодаря своим нейрозащитным и противовоспалительным свойствам[34][35]. Диета может быть особенно эфективна при гипометаболизме глюкозы мозга[36]. На 2018 год количество и качество исследований недостаточно, чтобы рекомендовать диету всем больным.

Затраты на терапию аутизма велики; косвенные потери ещё выше. Согласно исследованию, проведенному в США, в среднем затраты на человека с аутизмом, родившегося в 2000 году, за его жизнь составят 3,2 млн долларов в покупательной способности 2003 года, при этом около 10 % уйдёт на медицинское обслуживание, 30 % на дополнительное образование и уход, а потери экономической производительности обусловят остальные 60 %[37].

Программы, финансируемые за счет грантов и пожертвований, зачастую не учитывают нужды конкретного ребёнка, и невозмещаемые личные затраты родителей на лекарства и другие средства терапии могут поставить семью в сложное финансовое положение[38]. В исследовании, проведённом в 2008 году в США, отмечено, что при наличии в семье ребёнка-аутиста средняя потеря годового дохода составляет 14 %[39], а в ещё одной связанной публикации говорится, что проблема заботы о ребёнке с аутистическим расстройством может сильно сказаться на работе родителя[40].

По достижении взрослого возраста на первый план выступают вопросы попечения по месту жительства, обретения профессии и поиска работы, сексуальных отношений, использования социальных навыков и имущественного планирования[29].


Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Powell K. (2004). «Opening a window to the autistic brain». Public Library of Science (PLoS) 2 (8). DOI:10.1371/journal.pbio.0020267. ISSN 1545-7885. PMID 15314667.
  2. 1 2 Kanne S. M., Randolph J. K., Farmer J. E. (2008). «Diagnostic and assessment findings: a bridge to academic planning for children with autism spectrum disorders». Neuropsychology Review 18 (4): 367—384. DOI:10.1007/s11065-008-9072-z. ISSN 1040-7308. PMID 18855144.
  3. 1 2 3 Rapin I., Tuchman R. F. (2008). «Autism: definition, neurobiology, screening, diagnosis». Pediatric Clinics of North America 55 (5): 1129—1146. DOI:10.1016/j.pcl.2008.07.005. ISSN 0031-3955. PMID 18929056.
  4. 1 2 Burgess A. F., Gutstein S. E. (2007). «Quality of life for people with autism: raising the standard for evaluating successful outcomes». Child and Adolescent Mental Health 12 (2): 80—86. DOI:10.1111/j.1475-3588.2006.00432.x.
  5. 1 2 Sigman M., Spence S. J., Wang A. T. (2006). «Autism from developmental and neuropsychological perspectives». Annual Review of Clinical Psychology 2: 327–55. DOI:10.1146/annurev.clinpsy.2.022305.095210. ISSN 1548-5943. PMID 17716073.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 Симашкова Н. В., Якупова Л. П. Тяжёлые формы атипичного аутизма в детском возрасте (клинические, нейрофизиологические, коррекционные аспекты) (рус.) // Аутизм и нарушения развития : журнал. — 2008. — № 1. — С. 1—22.
  7. 1 2 Симашкова Н. В. Атипичный аутизм в детском возрасте // Диссертация доктора медицинских наук. — 19. М., 2006. — 220 с.
  8. 1 2 3 4 Ю. В. Попов, В. Д. Вид. Современная клиническая психиатрия. — М.: Экспертное бюро-М, 1997. — С. 390—391. — 496 с. — ISBN 5-86065-32-9.
  9. 1 2 3 4 Психиатрия / под ред. Н. Г. Незнанова, Ю. А. Александровского, Л. М. Барденштейна, В. Д. Вида, В. Н. Краснова, Ю. В. Попова. — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. — С. 406—407. — 512 с. — (Серия «Клинические рекомендации»). — ISBN 978-5-9704-1297-8.
  10. Всемирная организация здравоохранения. F84.1 Atypical autism // The ICD-10 Classification of Mental and Behavioural Disorders. Diagnostic criteria for research. — Женева.
  11. 1 2 3 4 Myers SM, Johnson CP, Council on Children with Disabilities (2007). «Management of children with autism spectrum disorders». Pediatrics 120 (5): 1162–82. DOI:10.1542/peds.2007-2362. PMID 17967921. Lay summary – AAP (2007-10-29).
  12. Ospina MB, Krebs Seida J, Clark B et al. (2008). «Behavioural and developmental interventions for autism spectrum disorder: a clinical systematic review». PLoS ONE 3 (11): e3755. DOI:10.1371/journal.pone.0003755. PMID 19015734.
  13. Seida JK, Ospina MB, Karkhaneh M, Hartling L, Smith V, Clark B (2009). «Systematic reviews of psychosocial interventions for autism: an umbrella review». Dev Med Child Neurol 51 (2): 95–104. DOI:10.1111/j.1469-8749.2008.03211.x. PMID 19191842.
  14. 1 2 3 Rogers SJ, Vismara LA (2008). «Evidence-based comprehensive treatments for early autism». J Clin Child Adolesc Psychol 37 (1): 8–38. DOI:10.1080/15374410701817808. PMID 18444052.
  15. Howlin P, Magiati I, Charman T (2009). «Systematic review of early intensive behavioral interventions for children with autism». Am J Intellect Dev Disabil 114 (1): 23–41. DOI:10.1352/2009.114:23;nd41. PMID 19143460.
  16. Millward C., Ferriter M., Calver S., Connell-Jones G. Gluten- and casein-free diets for autistic spectrum disorder. (англ.) // The Cochrane database of systematic reviews. — 2008. — No. 2. — P. 003498. — DOI:10.1002/14651858.CD003498.pub3. — PMID 18425890.
  17. Buie T. The relationship of autism and gluten. (англ.) // Clinical therapeutics. — 2013. — Vol. 35, no. 5. — P. 578—583. — DOI:10.1016/j.clinthera.2013.04.011. — PMID 23688532.
  18. Marí-Bauset S., Zazpe I., Mari-Sanchis A., Llopis-González A., Morales-Suárez-Varela M. Evidence of the gluten-free and casein-free diet in autism spectrum disorders: a systematic review. (англ.) // Journal of child neurology. — 2014. — Vol. 29, no. 12. — P. 1718—1727. — DOI:10.1177/0883073814531330. — PMID 24789114.
  19. Лич Д. Прикладной анализ поведения. Методики инклюзии учащихся с РАС. — М.: Оперант, 2015.
  20. Eikeseth S (2009). «Outcome of comprehensive psycho-educational interventions for young children with autism». Res Dev Disabil 30 (1): 158–78. DOI:10.1016/j.ridd.2008.02.003. PMID 18385012.
  21. Van Bourgondien ME, Reichle NC, Schopler E (2003). «Effects of a model treatment approach on adults with autism». J Autism Dev Disord 33 (2): 131–40. DOI:10.1023/A:1022931224934. PMID 12757352.
  22. Leskovec TJ, Rowles BM, Findling RL (2008). «Pharmacological treatment options for autism spectrum disorders in children and adolescents». Harv Rev Psychiatry 16 (2): 97–112. DOI:10.1080/10673220802075852. PMID 18415882.
  23. Oswald DP, Sonenklar NA (2007). «Medication use among children with autism spectrum disorders». J Child Adolesc Psychopharmacol 17 (3): 348–55. DOI:10.1089/cap.2006.17303. PMID 17630868.
  24. Posey DJ, Stigler KA, Erickson CA, McDougle CJ (2008). «Antipsychotics in the treatment of autism». J Clin Invest 118 (1): 6–14. DOI:10.1172/JCI32483. PMID 18172517.
  25. Lack of research on drug treatments:
  26. Buitelaar JK (2003). «Why have drug treatments been so disappointing?». Novartis Found Symp 251: 235–44; discussion 245–9, 281–97. DOI:10.1002/0470869380.ch14. PMID 14521196.
  27. Фармакотерапия в неврологии и психиатрии: [Пер. с англ.] / Под ред. С. Д. Энна и Дж. Т. Койла. — Москва: ООО: «Медицинское информационное агентство», 2007. — 800 с.: ил. с. — 4000 экз. — ISBN 5-89481-501-0.
  28. Lack of support for interventions:
  29. 1 2 Aman MG (2005). «Treatment planning for patients with autism spectrum disorders». J Clin Psychiatry 66 (Suppl 10): 38–45. PMID 16401149.
  30. Stahmer AC, Collings NM, Palinkas LA (2005). «Early intervention practices for children with autism: descriptions from community providers». Focus Autism Other Dev Disabl 20 (2): 66–79. DOI:10.1177/10883576050200020301. PMID 16467905.
  31. Angley M, Semple S, Hewton C, Paterson F, McKinnon R (2007). «Children and autism—part 2—management with complementary medicines and dietary interventions» (PDF). Aust Fam Physician 36 (10): 827–30. PMID 17925903.
  32. Hediger ML, England LJ, Molloy CA, Yu KF, Manning-Courtney P, Mills JL (2008). «Reduced bone cortical thickness in boys with autism or autism spectrum disorder». J Autism Dev Disord 38 (5): 848–56. DOI:10.1007/s10803-007-0453-6. PMID 17879151. Lay summary – NIH News (2008-01-29).
  33. Brown MJ, Willis T, Omalu B, Leiker R (2006). «Deaths resulting from hypocalcemia after administration of edetate disodium: 2003–2005». Pediatrics 118 (2): e534–6. DOI:10.1542/peds.2006-0858. PMID 16882789.
  34. A modified ketogenic gluten-free diet with MCT improves behavior in children with autism spectrum disorder (англ.) // Physiology & Behavior. — 2018-05-01. — Vol. 188. — P. 205–211. — ISSN 0031-9384. — DOI:10.1016/j.physbeh.2018.02.006.
  35. Omnia El-Rashidy, Farida El-Baz, Yasmin El-Gendy, Randa Khalaf, Dina Reda Ketogenic diet versus gluten free casein free diet in autistic children: a case-control study (англ.) // Metabolic Brain Disease. — 2017-12-01. — Vol. 32, iss. 6. — P. 1935–1941. — ISSN 1573-7365 0885-7490, 1573-7365. — DOI:10.1007/s11011-017-0088-z.
  36. Iwona Żarnowska, Beata Chrapko, Grażyna Gwizda, Anna Nocuń, Krystyna Mitosek-Szewczyk Therapeutic use of carbohydrate-restricted diets in an autistic child; a case report of clinical and 18FDG PET findings (англ.) // Metabolic Brain Disease. — 2018-04-11. — P. 1–6. — ISSN 1573-7365 0885-7490, 1573-7365. — DOI:10.1007/s11011-018-0219-1.
  37. Ganz ML (2007). «The lifetime distribution of the incremental societal costs of autism». Arch Pediatr Adolesc Med 161 (4): 343–9. DOI:10.1001/archpedi.161.4.343. PMID 17404130. Lay summary – Harvard School of Public Health (2006-04-25).
  38. Sharpe DL, Baker DL (2007). «Financial issues associated with having a child with autism». J Fam Econ Iss 28 (2): 247–64. DOI:10.1007/s10834-007-9059-6.
  39. Montes G, Halterman JS (2008). «Association of childhood autism spectrum disorders and loss of family income». Pediatrics 121 (4): e821–6. DOI:10.1542/peds.2007-1594. PMID 18381511.
  40. Montes G, Halterman JS Z (2008). «Child care problems and employment among families with preschool-aged children with autism in the United States». Pediatrics 122 (1): e202–8. DOI:10.1542/peds.2007-3037. PMID 18595965.

Литература[править | править код]

  • Башина В. М. Аутизм в детстве. — М.: Медицина, 1999. — 236 с.
  • Маринчева Г. С., Гаврилов В. И. Умственная отсталость при наследственных заболеваниях. — М.: Медицина, 1988. — 256 с.
  • Симашкова Н. В., Якупова Л. П. Атипичный аутизм у детей с синдромом Дауна (рус.) // Психиатрия : журнал. — М., 2004. — № 01 [07]. — С. 7—15. — ISSN 1683-8319.
  • Башина В. М., Симашкова Н. В., Красноперова М. Г. Атипичный аутизм в свете МКБ-10 // Психиатрия и психофармакотерапия. — 2005. — № 5.