Культура псковских длинных курганов

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Распространение археологических культур в Восточной Европе в V—VI веках нашей эры

Культу́ра пско́вских дли́нных курга́нов — раннесредневековая археологическая культура, существовавшая в VXI веках на территории Северо-запада России[1]. Название получила по своему самому яркому отличительному признаку — погребальным насыпям удлинённой формы (однако, курганы относящиеся к этой культуре могут иметь и другую форму) — длинным курганам.

Основные памятники располагаются на берегах Псковского и Чудского озера, в бассейнах рек Великая, Плюсса, Луга, Мста, Ловать, а также в верхнем течении рек: Западная Двина, Полота, Молога и в верховьях Волги. Самый северный могильник культуры псковских длинных курганов находится в Гатчинском районе Ленинградской области, неподалёку от деревни Заозерье на берегу Орлинского озера[2].

Характерные особенности[править | править вики-текст]

Погребальные насыпи удлинённой формы, однако распространены и круглые курганы. Погребения по обряду трупосожжения. Малочисленный и невыразительный инвентарь, отсутствие дорогих предметов, престижного импорта и элитных захоронений.

Коллективные погребальные сооружения в виде удлинённых земляных насыпей иногда имели подпрямоугольную форму, иногда же переходили в валы, достигавшие нескольких десятков метров в длину при ширине 5—10 м. Высота курганов, как правило, очень невелика и редко достигает 1,50 м. Под насыпью длинных курганов обнаружены груды жжёных человеческих костей, иногда сложенных в глиняных сосудах или же в небольших ямках, выкопанных в земле. Насыпи сооружались не сразу, а постепенно — курган подсыпался и с каждым новым погребением всё больше вытягивался. Число погребений в длинных курганах достигает 6—8 и более[3].

История изучения и основные версии принадлежности культуры[править | править вики-текст]

Первые попытки исследования длинных курганов относятся к сер. XIX — нач. XX веков. Первые предположения о датировке и этнической принадлежности высказал А. А. Спицын, интерпретировав их как погребальные насыпи летописных кривичей.

Следующую попытку осмысления предпринял Н. Н. Чернягин в 1930-х гг., в своде обобщающем результаты разведок и раскопок на территории СССР. Он также связал с кривичами, длинные и встречающиеся вместе с ними круглые курганы с сожжением, датировав их VI—IX веками. В послевоенный период изучение этой категории древностей активизируется, к ней обращаются многие исследователи, начинается исследование поселенческих памятников относящихся к культуре псковских длинных курганов. Широко обсуждались вопросы культурно-этнической принадлежности и датировки (С. А. Тараканова, Я. В. Станкевич, В. В. Седов), проводится сопоставление псковских, смоленских и полоцких длинных курганов (В. В. Седов),Е. А. Шмидт).

В конце XX — начале XXI в. исследователи возвращаются к проблеме хронологии этой культуры. Предпринимаются попытки выделить как ранние памятники (работы И. А. Бажана, С. Ю. Каргапольцева, И. Вернера, М. М. Казанского, Н. В. Лопатина, А. Г. Фурасьева), так и наиболее поздние (Е. Р. Михайлова, С. Л. Кузьмин).

В 1970—1990-х годах формируются две основные точки зрения на этнокультурную принадлежность этой культуры. По первой, это памятники славянского или славяно-балтского (разрабативалась И. И. Ляпушкиным, В. В. Седовым, Е. Н. Носовым), а по второй дославянского «чудского» (разрабатывалась С. Лаул, Г. С. Лебедевым) населения.

В 1974 г. В. В. Седов издал монографию, посвященную длинным курганам. По его мнению культура сформировалась в результате миграционных потоков славянского и балтского населения, в основном, из бассейна Вислы и разделяется на два вида: псковские длинные курганы и смоленско-полоцкие длинные курганы. Носители культуры псковских длинных курганов являлись представителями разнообразного в этническом отношении населения, включавшего в себя как местный финский элемент, так и доминирующий аллохтонный славянский компонент[4].

Особую версию происхождения курганов сформулировала М. Аун. По её мнению, курганный обряд развивался в Восточной Эстонии от погребальных площадок с большим числом захоронений до насыпей с одиночными погребениями на вершине[5][6].

Е. Р. Михайлова склоняется к мнению о принадлежности культуры длинных курганов к дославянскому населению Северо-запада. Эта культура появляется в конце V — середине VI века под влиянием принесённого извне обряда погребения в курганах, какое-то время процветает и полностью исчезает в X — начале XI века, растворившись в складывающейся древнерусской культуре[7].

В настоящий момент, вопрос об этнокультурной принадлежности данных раннесредневековых погребальных древностей далек от своего решения[8].

Y-хромосомные и митохондриальные группы[править | править вики-текст]

У одного представителя культуры псковских длинных курганов из кургана с трупосожжением могильника «Девичьи горы» у озера Сенница, жившего 1200±100 лет назад, была определена Y-хромосомная гаплогруппа N1c и митохондриальная гаплогруппа H2[9].

Наследие культуры[править | править вики-текст]

Исследователи оценивают влияние культуры псковских длинных курганов на последующие как ключевое. Большинство из них видит в ней культуру, оказавшую влияние на культуру новгородских сопок (VIIIX века), а затем ставшую вместе с последней основой древнерусской культуры Новгорода и Пскова[1][4].

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Е.Р. Михайлова. Вестник Санкт-Петербургского университета // Культура псковских длинных курганов: Памятники финального этапа (рус.). Издательство Санкт-Петербургского университета (2007). Проверено 6 июля 2008. Архивировано 15 марта 2012 года.
  2. Археологические памятники Гатчинского района. Что скрывают древнейшие курганы
  3. Третьяков П. Н. К истории племён Верхнего Поволжья в первом тысячелетии н. э. Материалы и исследования по археологии СССР, №5 1941.. — Directmedia, 2016. — С. 86. — 148 с. — ISBN 978-5-4475-6306-6.
  4. 1 2 Седов В.В. Культура псковских длинных курганов // Славяне в раннем средневековье. — М.: Научно-производительное благотворительное общество "Фонд археологии", 1995. — С. 211 — 217. — 416 с. — ISBN 5-87059-021-3.
  5. Аун М. Курганные могильники Восточной Эстонии во второй половине 1 тысячелетия нашей эры. Таллинн, 1980.
  6. Е.Р. Михайлова. О так называемых погребальных площадках в культуре длинных курганов (рус.). «Новгород и Новгородская Земля. История и археология». Материалы научной конференции. Проверено 6 июля 2008. Архивировано 15 марта 2012 года.
  7. Михайлова Елена Робертовна. КУЛЬТУРА ПСКОВСКИХ ДЛИННЫХ КУРГАНОВ.ПРОБЛЕМЫ ХРОНОЛОГИИ И РАЗВИТИЯ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. СПб. 2009 (недоступная ссылка с 25-05-2013 [1494 дня])
  8. Исланова И. В. Культура длинных курганов на озерах в верховьях Волги (вопросы изучения) // Ученые записки: электронный научный журнал Курского государственного университета. 2011. № 3 (19). Т. 2
  9. Е. М. Чекунова, Н. В. Ярцева, М. К. Чекунов, А. Н. Мазуркевич. «Первые результаты генотипирования коренных жителей и человеческих костных останков из археологических памятников Верхнего Подвинья». С. 287—294. Таблица на с. 294. // Археология озёрных поселений IV—II тыс. до н. э.: хронология культур и природно-климатические ритмы. — СПб.: ООО «Периферия», 2014.