Мощинская культура

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мощинская культура
Железный век
Географический регион бассейн верхней Оки
Локализация Калужская, Орловская, Тульская области
Датировка IV—VII вв.
Носители днепровские балты
Тип хозяйства производящее: земледелие (пашенное с подсечно-огневой системой), скотоводство
Исследователи Н. И. Булычов, Т. Н. Никольская, В. В. Седов, А. А. Спицын, П. Н. Третьяков, Е. А. Шмидт
Преемственность
Верхнеокская
Почепская
(предположительно под влиянием поздней Зарубинецкой)
Роменско-борщёвская
Мощинская культура в окружении балтских и славянских культур III—IV вв.
Мощинская культура в окружении балтских и славянских культур V—VI вв.

Мо́щинская культураархеологическая культура железного века, распространённая в IV—VII веках на территориях сегодняшних Калужской, Орловской и Тульской областей России[1].

Образование мощинской культуры относится к третьему периоду раннего железного века (IV—VII вв.) — времени больших событий в истории Европы и связано это прежде всего с продвижением на запад гуннских кочевых орд, нашествием германских племён на Римскую империю и в связи с этим — великим переселением народов. На рубеже новой эры под натиском сарматов часть почепских племён мигрировала в район верхней Оки, где они растворились в среде верхнеокских племён. На территории бассейна верхнего течения Оки, на основе верхнеокской и почепской культур сложилась новая культура балтов — мощинская. Своё название культура получила по городищу у села Мощины в Мосальском районе Калужской области[2].

П. Н. Третьяков и Т. Н. Никольская были единодушны в мнении о миграции населения на верхнюю Оку с верховьев Десны. Но П. Н. Третьяков утверждал, что это связано с племенами зарубинецкой культуры и, что движение началось уже в первые века новой эры. Первоначально он считал мощинскую культуру славянской, в последующем — то смешанной балто-славянской, то причислял её к восточной балтской группе, оказавшейся под влиянием зарубинецких племён. В. В. Седов считал мощинскую культуру сложившейся под влиянием зарубинцев, считая их выходцами, в отличие от Третьякова, из западных областей балтского мира. Т. Н. Никольская же появление нового мощинского населения в верхнеокском бассейне относила к IV—V векам.

Распространение элементов мощинской культуры происходило в северо-восточном, восточном и юго-восточном направлениях — в среду дьяковских племён, а также в западном направлении — оказало влияние на тушемлинскую культуру.

В своих работах, на основании произведённого комплексного анализа памятников бассейна верхней Оки первой половины 1-го тысячелетия, Г. А. Массалитина предприняла попытку выделения чётких критерий обоснования территориальных и хронологических рамок культуры, что привело к следующему выводу: применение названия «мощинская культура» в отношении всего верхнеокского бассейна и для обозначения всех процессов, проистекавших в регионе с начала проникновения сюда позднезарубинецких элементов и до появления древностей славян-вятичей, неоправдано[3].

География[править | править код]

Ареал мощинской культуры охватывает бассейн верхнего течения реки Оки до впадения в неё по левому берегу реки Протвы, по правому берегу — реки Осётра. Часть мощинских древностей занимает бассейн верхнего Днепра и левые притоки Десны, один памятник обнаружен в верховьях реки Вазузы, относящейся к бассейну Волги[4].

Хронология[править | править код]

Середина III века — Предшественники мощинской культуры — поселения горизонта Ново-Клеймёново гибнут в ходе штурмов и пожаров. Следов влияния их материальной культуры в более поздних древностях Окско-Донского водораздела на сегодняшний день не замечено.

Вторая половина III века — I хронологический горизонт мощинской культуры. Выделяется по очень скудному кругу источников. Отмечено бытование предметов круга восточноевропейских выемчатых эмалей. Вещевой комплес имеет многочисленные аналогии среди позднедьяковских древностей, и, в меньшей степени, среди находок с рязано-окских могильников.

Первая половина IV века — II хронологический горизонт мощинской культуры. Отличается большим количеством находок черняховского импорта. Возникает характерный для мощинской культуры керамический комплекс, хотя он ещё имеет архаичные черты, имеющие аналогии в позднезарубинецких древностях.

Середина IV века — Поселения II хронологического горизонта гибнут в ходе штурмов и пожаров.

Вторая половина IV века — III хронологический горизонт мощинской культуры. Мощинские городища возрождаются после пожара. Вещевой комплекс, в отличие от предыдущего горизонта характеризуется отсутствием массового черняховского импорта. В этот период появляется новый тип жилых построек — наземные прямоугольные сооружения с вымосткой пола мелкими известняковыми камнями и очагом открытого типа, расположенным возле стены, более или менее близко от угла.

V век — IV хронологический горизонт мощинской культуры. Имелись активные культурные связи с регионом Верхнего Подонья, где в этот период существуют раннеславянские памятники типа Чертовицкое — Замятино. Под их влиянием значительные изменения претерпевает материальная культура — керамический комплекс, характер домостроительства (появление подпрямоугольных полуземлянок) и вещевого импорта. Наряду с этим, фиксируется наличие нового культурного импульса из центральной Европы, в первую очередь, со стороны групп балтского населения в Мазурском поозёрье, в основном – в Сувалкии, Центральной и Восточной Литве и Белорусском Понеманье.

VIVIII века — Хронологическая лакуна. Редкие находки, относящиеся к VI—VII векам, происходят из глубины лесной зоны с мелких притоков Оки и полностью отсутствуют на более близких к границе лесостепи памятниках.

Начало IX века — Появление славянских поселений в регионе Окско-Донского водораздела[5].

История исследования[править | править код]

П. Н. Третьяков выделил верхнеокские памятники в отдельную культуру

В 1880-х годах начался первый этап в изучении памятников железного века верхней Оки. Под руководством Н. И. Булычова на водоразделе рек Днепра и Волги производились крупномасштабные археологические работы и тогда же была предпринята первая попытка осмысления накопленного материала. Изучения памятников, относящихся к мощинской культуре, было начато работами на городищах Мощины, Серенск, Спас-Перекша. А. А. Спицын объединил верхнеокские городища в отдельную группу и отделил их от среднеокских и верхневолжских. Он отнёс верхнеокские памятники к культуре балтских племён, заключив их в хронологические рамки VI—VIII веков. П. Н. Третьякову принадлежит выделение верхнеокских древностей мощинского типа IV—VII веков в самостоятельную культуру[3].

Следующий этап в изучении верхнеокских памятников железного века связан с работой, проводившихся в 1950-х годах Верхнеокским отрядом Славянской археологической экспедиции Института истории материальной культуры под руководством Т. Н. Никольской, которая подтвердила тесную связь верхнеокских городищ первой половины 1-го тысячелетия с культурой городищ верховьев Днепра и Десны. В то же время на территории Окско-Донского водораздела были начаты раскопки под руководством С. А. Изюмовой. Работы на мощинских памятниках в Калужской и Орловской областях проводились в 1970-х — начале 1980-х годах экспедицией И. К. Фролова. На территории верхнего Поднепровья и верховьев Угры разведочные работы проводились Е. А. Шмидтом, им же были раскопаны несколько мощинских памятников в этом регионе[6].

Современный этап связывается с деятельностью Среднерусской археологической экспедиции Института археологии АН СССР (руководитель И. К. Фролов), проводившей с 1974 по 1980 год систематические раскопки городища и селища Мощины, а также было выявлено много новых памятников мощинской культуры. Эта же экспедиция осуществляла работу по подготовке свода памятников археологии в Калужской и Орловской областях. Раскопки Акиньшинского городища в 2009—2010 годах дали полноценные материалы для датировки позднего периода существования мощинских памятников. Ранние слои городища относятся к концу III века, поздние — к первой половине VII века[6].

Вклад в этносы[править | править код]

По мнению некоторых исследователей летописная мурома происходила в том числе и от племён мощинской культуры, традиционно относимой к балтам[7][8].

Связи[править | править код]

Родственна балтской днепро-двинской культуре.[9] Носители мощинской культуры отождествляются с летописным балтским племенем голядь[10] и считаются ответвлением юхновской культуры. Они также составили местный этнический субстрат, определивший своеобразие представителей восточнославянского племенного союза вятичей[11]. Жили мощинцы в укрепленных городищах, а мертвецов своих сжигали и хоронили в курганах.

Языковые данные[править | править код]

По новейшим данным сравнительной лингвистики, восточно-великорусские говоры в верховьях Днепра и Угры (наиболее компактно на территории мощинской культуры) входят в четвёртую акцентную группу. Согласно выводам лингвистов, «диалекты этой группы ввиду сугубой архаичности их акцентной системы не могут быть объяснены как результат вторичного развития какой-либо из известных акцентологических систем, а должны рассматриваться как наиболее раннее ответвление от праславянского; этнос носитель этого диалекта, представляет, по-видимому, наиболее ранний восточный колонизационный поток славян»[12].

Древности[править | править код]

В круг древностей мощинской культуры включают лепную глиняную посуду разнообразных форм с лощёной поверхностью, бронзовые украшения.

Хозяйство[править | править код]

Основу производящего хозяйства составляло пашенное земледелие с подсечно-огневой системой землеобработки и скотоводство с разведением крупного рогатого скота и лошадей. Охота и рыболовство служили подсобным промыслом[2].

Примечания[править | править код]

Комментарии
Источники
  1. Седов, 1999, с. 91.
  2. 1 2 Краснощёкова, 2006, с. 248.
  3. 1 2 Массалитина Г. А. Мощинская культура. Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук. Человек и Наука. ФГБУН Институт археологии РАН (1994). Дата обращения 29 марта 2020.
  4. КСИА, 2014, с. 311.
  5. Воронцов А. М. Этнокультурная ситуация на Окско-Донском водоразделе в позднеримское время: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. — Москва, 2008.
  6. 1 2 КСИА, 2014, с. 312.
  7. Мурома VII—XI вв. // Гришаков В. В., Зеленеев Ю. А. Марийский государственный университет, Йошкар-Ола, 1990 «Для нашего вопроса особенно важна судьба мощинской культуры, соотносимой с летописной голядью. Районом расселения мощинских племен в IV—V вв. была Верхняя Ока. Но после V в. их памятники прекращают здесь своё существование. Видимо, часть этого населения была ассимилирована пришлыми славянскими племенами, но часть его начинает движение вниз по реке Оке, вовлекая в него и финские племена. На средней Оке складывается финно-балтский субстрат. Причем местное финское население начинает практически сразу же играть в нем главную роль. Это связано с тем, что в этом районе к V в. уже существовало достаточно многочисленное финское население с развитыми хозяйством и культурой. Поэтому не следует преувеличивать роль пришлого балтского населения, как это делает В. В. Седов (3, с. 96). Быстрая ассимиляция балтов была связана скорее всего с тем, что контакты между финнами и балтами в этом // (С.56) регионе имели давнюю и прочную традицию. Сказывалась также близость хозяйственно-культурного типа и возможные заимствования в языке у этих народов. Некоторые элементы культуры и языка верхнеокских балтов прочно входят в материальную, духовную культуру и язык складывающихся финских народностей. К ним относятся изделия с эмалью, чернолощеная керамика, может быть, захоронения коней, некоторые типы трупосожжений (2, с. 85) и трупоположения с восточной ориентировкой, а также некоторые слова балтского происхождения, до настоящего времени сохранившиеся в языках поволжских финнов (4, с. 83—84).»
  8. Мурома VII—XI вв. Архивировано 9 марта 2007 года. // Гришаков В. В., Зеленеев Ю. А. Марийский государственный университет, Йошкар-Ола, 1990 (битая ссылка)
  9. Восточная Европа и славяне в I тысячелетии " Восточная Европа и славяне в I—IV вв. Архивировано 19 августа 2010 года.
  10. Из монографии Б. А. Рыбакова — Язычество Древней Руси (недоступная ссылка). Дата обращения 31 января 2008. Архивировано 30 апреля 2010 года.
  11. Восточнославянская этноязыковая общность (недоступная ссылка). Дата обращения 31 января 2008. Архивировано 8 апреля 2005 года.
  12. Дыбо В. А., Замятина Г. И., Николаев С. Л. Основы славянской акцентологии. — М., 1990. — С. 157-158.

Литература[править | править код]