Кэрол Ломбард

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Кэрол Ломбард
Carole Lombard
Carole Lombard - Paramount.JPG
Имя при рождении:

Джейн Элис Питерс

Дата рождения:

6 октября 1908(1908-10-06)

Место рождения:

Форт-Уэйн, Индиана, США

Дата смерти:

16 января 1942(1942-01-16) (33 года)

Место смерти:

гора Потоси[en], Невада, США

Гражданство:

СШАFlag of the United States.svg США

Профессия:

актриса

Карьера:

1921—1942

IMDb:

ID 0001479

Commons-logo.svg Кэрол Ломбард на Викискладе

Кэрол Ло́мбард (англ. Carole Lombard, урождённая Джейн Элис Питерс (англ. Jane Alice Peters), 6 октября 1908(19081006)16 января 1942) — американская актриса, номинантка на премию «Оскар».

Биография[править | править вики-текст]

Кэрол Ломбард родилась 6 октября 1908, в Форте Уэйн, штата Индиана (настоящие имя и фамилия - Джейн Элис Петерс) в семье Фредерика Петерса и Элизабет Найт. Ее дед по отцовской линии, Джон Клаус Петерс, сын немецких иммигрантов, Клауса Каролины Петерс и Екатерины Эберлин. Со стороны матери, она приходилась потомком Томаса Гастингса (он был в числе примерно 20000 иммигрантов, которые приехали в Новую Англию в составе Великого переселения), который был благородного происхождения и занимал высокие должности, поселившись на территории нынешнего штата Массачусетс (а тогда территория Новой Англии) в 1634 году. 

Джейн Элис с детства была сорванцом. Младшая сестра двух старших братьев Стюарта (1905-1956) и Фредерика (1902-1979), она требовала, чтобы братья ее включали непосредственно в свои мальчишеские игры и во все окрестные футбольные и бейсбольные игры.  Ее родители развелись, когда ей было восемь лет. Ее отец во времена его бурной молодости был ранен, что привело к постоянным головным болям, которые повергали его в безудержную пучину вспышек гнева, что, в конце концов и привело к распаду семьи. 

В тот год, 1916, Элизабет Петерс решила со своими детьми посетить Лос-Анджелес, а затем и поселиться там. Джейн Элис было двенадцать лет, когда она получила свою первую роль в немом фильме под названием «Perfect Crime» («Безупречное преступление», 1921), ее заметил во время детского бейсбольного матча режиссер Аллан Дван, давший ей роль в фильме. Она вернется на экран в 1925 году, под новым именем - Кэрол Ломбард. 

После первых съемок она возвращается к нормальной жизни, ходит в школу, участвует в соревнованиях по легкой атлетике, в результате чего часто переезжает с места на место, меняя школы. В 1924 году в школе она была избрана «Королевой мая». В возрасте 15 лет она имела на своем счету достаточное количество школ, и прекратила учиться. Она присоединилась к труппе театра и сыграла в несколько театральных шоу, ничего об этом не сообщив домой. 

В 1920 году она работала в нескольких малобюджетных постановках и кредитуется как «Джейн Петерс», а затем как «Кэрол Ломбард». Ее подруга Мириам Купер помогла Ломбард получить маленькие роли в фильмах своего мужа режиссера Рауля Уолша. В 1925, с нею заключили контракт Fox Film Corporation (который слился с Twentieth Century Productions Дэрила Занука в 1935).  В 1926 она попала в автомобильную аварию, лицом пробив лобовое стекло и сильно его поранив: от носа слева до скулы - ей наложили на лицо 14 швов. Тем не менее, у Кэрол остался глубокой, красный шрам. Студия «Fox» вскоре расторгла с ней контракт. 

Safety in Numbers promo pic.jpg

Во время вынужденного отдыха, Кэрол стала изучать искусство киносъемки, что впоследствии сослужило ей хорошую службу. В конце концов, она сделает пластическую операцию, которая хоть и не избавит ее полностью от шрама, но сделает шрам менее заметным. Операцию она перенесла, отказавшись от наркоза, поскольку на тот момент бытовало мнение, что применение наркоза не гарантировало сохранения красоты. Оператор Гарри Стрэдлинг впоследствии вспоминал: «Она знала много об ухищрениях киносъемки, как я! В процессе пробных съемок я хотел, чтобы прикрыть шрам, сосредоточить освещение на ее лице так чтобы он, казалось бы, слился с ее щекой. Мы были одни, и она сказала мне, что молочное стекло в моем объективе сделает ту же работу лучше, и она была права!» 
Кэрол перешла сниматься к Маку Сеннету, у которого за полтора года сыграла в 13-ти короткометражках вместе с рядом популярных в то время комиков. Студии начинают переходить на звук, и свежий и сексуальный голос Кэрол дал ей возможность гладкого перехода в этот период. 
После этого ей стали доставаться более значительные роли, и в 1930 она подписала контракт с компанией «Paramount».

Она снялась с Уильямом Пауэллом в фильме «Человек из высшего общества» (Man of the World, 1931). Через несколько месяцев она вышла за него замуж. Они поженились 26 июня 1931. В отличие от многих других соискателей руки Ломбард в то время, Пауэлл был учтивым и искушенным и показал ей сторону жизни, которую она не видела прежде. Он также ценил ее индивидуальность, прямолинейность и чувство юмора, граничащее с мужской грубостью. Уильям Пауэлл был на 16 лет старше нее. Но они были, уж слишком, разные и хотя развелись в 1933, но остались друзьями. Именно он предложил пригласить ее в фильм «Мой слуга Годфри», за сыгранную роль она получила свою номинацию на премию Оскар, как лучшая актриса. К сожалению, сам Оскар завоевала Луиза Райнер за свою роль в фильме «Безумства Зигфилда». Кэрол потом поддерживала борьбу Пауэлла с раком. По иронии судьбы Уильям Пауэлл пережил почти всех своих современников. «Билл Пауэлл является самым интеллектуальным актером, которого я когда-либо встречала» - говорила она о нем. 

После развода у Кэрол были отношения с Гэри Купером, Джорджем Рафтом и со сценаристом Робертом Рискиным, который в 1935 году даже сделал ей предложение, но она отказала ему, сказав, что не может выйти замуж за человека, который не хочет иметь детей. Именно Рискин как-то познакомил ее с эстрадным певцом Русом Коламбо, большим конкурентом Бинга Кросби, с которым у Кэрол завязался серьезный роман и за которого она собиралась выйти замуж. В 1934 году Коламбо погиб в таинственной перестрелке, которая, в конечном счете, была списана как случайная.      В 1932 она первый и единственный раз сыграла со своим будущим мужем, Кларком Гейблом, в фильме «Не её мужчина». Гейбл и Ломбард впервые встретились лицом к лицу (если не брать во внимание то время, когда они вместе снимались в массовке на одной съемочной площадке). В 1932 году оба начинают делать определенные успехи в своей карьере, но оба были в то время женаты, так что никаких романтических отношений проявлено не было. Их время еще не пришло.  Среди ее ранних звуковых картин выделяются также мистический триллер «Сверхъестественное» (Supernatural, 1933) и антивоенный фильм «Орел и Сокол» (Eagle and the Hawk, 1933), в котором она сыграла маленькую, но запоминающуюся роль. 

Ее звезда стремительно взошла на небосклоне Голливуда, когда она снялась в паре с Джоном Бэрримором в первой из так называемых «эксцентричных» (screwball) комедий 30-х годов, ленте Ховарда Хоукса «Двадцатый век» (Twentieth Century, 1934). В том году режиссер Хоукс заметил, что в Кэрол было что-то, что, возможно, не было раскрыто еще на съемочной площадке. Ломбард была сначала испугана, чтобы в полную силу работать рядом с такой звездой как Бэрримор и только когда Хоукс отвел ее в сторону и пригрозил ее уволить, она разрешила своей пламенной индивидуальности проявиться на экране. Ее героиня, капризная, темпераментная и взбалмошная, стала образцом одного из ключевых женских образов десятилетия, и все свои лучшие последующие роли Ломбард сыграла в этом амплуа. Критик Уильям Флеминг написал: «Ломбард не походит ни на какую другую Ломбард, которую Вы когда-либо видели раньше. Когда вы ее увидите, вы забудете слегка размытую игру ранней Ломбард. В этой сцене вы будете видеть пламя звезды, выдающиеся события и неподражаемую Кэрол».     Но она приписывала большую часть своего успеха и взлета в этом фильме Джону Бэрримору. Как-то она объяснила такую свою позицию: «Это был Бэрримор, кто учил меня «отпускать» эмоции и отдаться сиюминутному настрою полностью. Когда он в роли Оскара Джеффи - продюсера, орал на меня в роли Лили Гарлэнд - актрисы, я вопила на него в ответ. Когда он схватил ее в охапку, она схватила его за волосы, а когда он схватил ее за горло - я забыла обо всем, кроме как о злости моей героини, словно это не она, а я». После того, как «Двадцатый век» был закончен, Бэрримор подарил Кэрол портрет с автографом и с надписью: «Самой прекрасной актрисе, с которой я работал». Это глубоко тронуло Кэрол. Когда кинокарьера Бэрримора позже пошла на убыль, Кэрол настояла, чтобы именно его поставили ей в партнеры в другую свежую и беззаботную комедию «Чистосердечное признание» (True Confession, 1937).  В том же году она также снялась в «Болеро» с Джорджем Рафтом и именно ради этого фильма она отклонила роль Элли Эндрюс в «Одной счастливой ночи» с Кларком Гейблом.  Ее экранное присутствие отличалось необычайной динамичностью: она постоянно двигалась там, где другие актрисы лишь подставляли камере лицо для крупных планов. По своей пластике и юмору, заключенному в движении, она опередила время и потому кажется сегодня одной из самых «современных» актрис старого Голливуда.      Среди ее лучших фильмов были комедии «Руки на столе» (Hands Across the Table, 1935) режиссера Митчелла Лайсена, «Мой слуга Годфри» (My Man Godfrey, 1936) режиссера Грегори Ла Кава и сатирический фарс «Ничего святого» (Nothing Sacred, 1937), режиссера Уильяма Уэллмэна. Она блестяще, но мягко спародировала Грету Гарбо в картине «Принцесса пересекает океан» (Princess Comes Across, The, 1936). В 1939 сыграла в мелодрамах «Созданы друг для друга» (Made for Each Other) и «Лишь на словах» (In Name Only), в паре соответственно с Джеймсом Стюартом и Кэри Грантом. В тот же год она вышла замуж за Кларка Гейбла. 

Как и многие пары шоу-бизнеса, они выглядели очень хорошо вместе, чтобы быть правдой. Высокого роста, блондинка с огненными глазами, Кэрол Ломбард была воплощением гламура 1930-х годов. Кларк Гейбл, с широкими плечами и улыбкой дьявола, каждый дюйм тела которого, казалось, кричал: его прозвище - король. Но королева комедий, которая поклялась быть свободной и любила розыгрыши, и ее бесцеремонный ведущий человек были больше, чем просто витрина Золотого века. Любовь они разделяют на шесть лет, что в Голливуде редкость: реальная вещь. Роман Кэрол Ломбард и Кларка Гейбла оказался самым главным в жизни звездной пары. Хотя после их совместного фильма «Трудный мужчина» и Кларк, и Кэрол относились друг к другу не слишком лояльно.Вместе они были пять лет, хотя в законном браке - всего 2 с небольшим года.

Брак не был неравным - в ту пору Кэрол была звездой, сопоставимой с Марлен Дитрих. В киношной тусовке Кэрол прославилась невоздержанностью языка - проще говоря, барышня с ангельским личиком материлась почем зря. Она была прямодушна и бесхитростна и была известна за свой дерзкий язык и свое великодушие. Один из ее директоров, Митчелл Лейзен, метко прозвал ее: «языческий ангел, потому что она была похожа на ангела и ругалась как моряк». Кэрол фактически использовала брань как способ отразить нежелательные авансы от голливудских «акул». В свое время Кэрол попросила своих старших братьев, Фредерика и Стюарта, преподать ей несколько уроков сквернословия и когда человек выходил за рамки джентльменского поведения, она ругалась так, что оставляла человека ошеломленным. 
   Когда кто-то был этим чрезмерно шокирован, она отвечала: «Если вы привлекательная блондинка, вам лучше знать подобные слова. Ничто другое так здорово не ставит мужчин на место!»  Кэрол говорила: «Я живу кодексом человека, разработанного с учетом мужского мира, но, в то же время, я никогда не забывала, что первое дело женщины заключается в том, чтобы выбрать правильный тон помады».

Пара довольно часто подшучивала друг над другом, но это никогда не было сделано со злостью. Однажды Кларк отправился на охоту и вернулся со своей «версией» котенка. Это был маленький детеныш пумы, которого он представил любимой как «Кэрол». Подрастая, пума создала такой хаос среди других домашних животных, что Кларк вынужден был пожертвовать его зоопарку студии MGM. 

   На 36-летие Гейбла во время съемок фильма «Мелодия Бродвея 1938 года» (1937) обнаружилось, что он имеет тайную поклонницу. Джуди Гарлэнд, смотря на портрет Кларка, спела знаменитый музыкальный номер, ставший хитом «You Made Me Love You». Кэрол купила запись этого хита Гарленд «Dear mr.Gable» и ставила его на проигрыватель без конца, вводя своего любимого в смущение и раздражая его этой песней, до безумия. 

  После съемок фильма «Летчик-испытатель» (Test Pilot, 1938), Гейбл чтобы отдохнуть решил провести время на охоте и он уговорил также принять в этом участие и Ломбард. Они решили провести несколько дней в охотничьем клубе, членом которого был Гейбл в Бейкерсфилде, но... ни одна женщина не осталась на ночь в этом чисто мужском заведении. Ломбард весьма просто решила проблему - она купила себе небольшой трейлер, в комплекте с кухней и ванной комнатой. Ломбард вынуждена была тащить прицеп в клуб для себя, поскольку столь явная демонстрация их связи (а Гейбл был еще женат) повысила бы шансы его жены Риа устроить скандальный развод. Ломбард и Гейбл провели большую часть дня, охотясь вместе. В ту ночь они сидели в лагере с еще около 20-ю другими мужчинами, пили легкие напитки и обменивались шутками. Находясь рядом с такой женщиной как Ломбард, присутствующие чувствовали себя немного скованно и наконец, получив сообщение, что она уходит в прицеп, немного оживились. Примерно через час, запах свежевыпеченного хлеба и звон кубиков льда, раздававшийся из прицепа Ломбард, привлекли их внимание. Через несколько минут практически каждый человек из лагеря заглянул в ее дверь. Кэрол растопила лед скованности именно льдом, и Гейбл был отправлен за более крепкими спиртными напитками. Вечер прошел непринужденно и весело, и когда незапланированная вечеринка подходила к концу, присутствующие стали поддразнивать Гейбла о том, где он будет спать в эту ночь. Ломбард ясно дала всем понять - он не будет с ней. Она сказала: «Спокойной ночи мальчики, это было волнующе» и прогнала их прочь, включая Гейбла. 

Ее любили все, с кем она работала, - за профессионализм, за блестящее остроумие, за манеру ругаться, как извозчик, за доброту и искреннее внимание к самым незначительным членам съемочной группы. Гарсон Кэнин (американский писатель и режиссер постановки пьес и фильмов) утверждал, что у нее никогда не было отдельной гримерки на съемках. Вместо этого она предпочитала проводить минуты отдыха, выпавшие на съемках, со съемочной группой. Многие не только любили Кэрол, но и прислушивались к ее советам. Люсиль Болл рассказывала, что она решила продолжить съемки «Я люблю Люси» (1951) после того как к ней во сне пришла ее близкая подруга Кэрол и порекомендовала ей принять рискованное предложение съемок на телевидение. Кэрол Ломбард не было равных в жанре эксцентрической комедии. Но она могла эксцентрично поступать и вне экрана. Она обожала шутки и розыгрыши. Когда она была назначена почетным мэром Калвер-Сити, на территории которого находилась студия «Columbia», первое и единственное, что она выдала в этой должности... объявила на студии праздник и отправила всех сотрудников домой, к большому негодованию босса студии Дэвида Селзника. 
   В 1939 году Кларк работал на съемках фильма «Восторг идиота» (Idiot's Delight) с Нормой Ширер. Там был номер с танцами и Кэрол помогала ему с его танцем. Когда шли съемки фильма, Кэрол послала Кларку полное балетное снаряжение, в том числе негабаритные танцевальные тапочки. Когда съемки были завершены, она же послала ему огромный букет, словно он был примадонной.

В марте 1939, в то время как Кларк получил несколько дней отдыха между съемками «Унесенные ветром», Кэрол и он сбежали в Аризону, чтобы пожениться. Когда они под утро уставшие, но счастливые поднялись в спальню (Ломбард надо было немного отдохнуть перед пресс-конференцией на следующий день), то от увиденного Кэрол взвизгнула со смеху: ее братья повесили ружье над кроватью.

Clark Gable Carole Lombard and Lombard's mother 1939.jpg

   Кто бы мог подумать, что теперь энергичная и взбалмошная Кэрол с радостью предпочитала тихие вечера у камина на их собственном ранчо Сан-Фернандо, которое они построили, купив 20 акров земли. Они проводили время за игрой в покер или чтением книг, за охотой или рыбалкой, променяв на них шумные и многолюдные вечеринки в каком-нибудь дорогом ресторане. Они выпали из социума Голливуда, покинув гламурные тусовки, и именовали себя не иначе как Ма и Па, играя роли, которые моделирует идеальный брак. А он и был таковым. 

   Смех, вот что было неотъемлемой частью успеха отношений и брака Гейбл-Ломбард. Они оба обладали немалым чувством юмора и стремились разнообразить свои отношения, подсмеиваясь и подшучивая друг над другом. Был всегда наготове анекдот или шутка, которые они использовали, чтобы облегчить напряженность в отношениях между ними. 

Carole Lombard 1939.JPG

   Однажды утром Гейбл подошел к двери сарая и попытался взять корову за рога в стиле вестернов, за что рассерженное животное погнало во двор нерасторопного хозяина, которую еле остановили. В тот же день Ломбард отправилась в магазин и купила ему красный костюм тореадора, который она торжественно вручила ему на ужине. Гейбл решил расправиться с ней. Ей только что доставили новый костюм для верховой езды, сконструированный дорогим дизайнером специально для нее. Кларк возвестил, что Кэрол нужна и новая породистая лошадь, соответствующая этому костюму, которую он пообещал предоставить ей на следующий день. Ну, а на следующее утро Кэрол, в предвкушении, выбежала на улицу к «новой породистой» и столкнулась... с дряхлой, еле стоящей на ногах, кляче, которая была ветераном старых комедий Мака Сеннета. Гейбл взял ее в аренду всего на день. 

   И таких шуток было немало, учитывая, что Кларк даже предложение руки и сердца сделал ей в телефонной будке. Оба и Кэрол, и Кларк любили шляпы. Но, как правило, у Гейбла дома ни одна шляпа не была чистой. Кэрол рассказывала, что Кларк должен был иметь сапоги, начищенные и отполированные до блеска, даже когда он вышел кормить кур, но он будет носить грязную шляпу. Кэрол с другой стороны, будет носить особую шляпу, когда она на него сердилась и которую Кларк не любил. Однажды она также купила десяток различных шляп, заявив: «Я, вероятно, никогда не буду носить их, я просто хочу, забрать их домой, чтобы рассмешить Па».  Она также была достаточно умна, чтобы знать, как сохранить между ними мир. Однажды после ссоры Ломбард послала Гейблу пару живых голубей, предлагая мир, жест, растопивший его сердце, она будет повторять на протяжении многих лет. Король Голливуда не любил подобострастного отношения, и для Кэрол это было не пустяковым делом. Однажды еще в период ухаживания, встревоженная слухами, что нынешняя партнерша по съемкам Гейбла имеет на него виды, Кэрол ворвалась на съемочную площадку и кричала на режиссера: «Или вы уберете эту сучку из своего фильма или я возьму Гейбла из него!» Обиженная инженю исчезла, а Гейбл, давно известный своей любвеобильностью, хвастался потом непомерным темпераментом своей возлюбленной. «Он абсолютно обожал ее» - говорил Стэк. Каждый из них имел выдающуюся карьеру и они были одними из самых обсуждаемых звезд. Хотя они добились славы по отдельности, но вместе они стали одной из наиболее совершенных пар в Голливуде. С 1937 году пару уже не отделяли друг от друга не только в узких кругах, но и даже для общественности в одном из журналов о кино они были упомянуты в качестве одной из красивейших пар Голливуда в статье «Не состоящие в браке мужья и жены Голливуда». Главный цензор Уилл Х. Хьюз потребовал от Луиса Б. Майера принять меры к проштрафившимся Кларку Гейблу и Роберту Тэйлору, который так же был упомянут в статье в связи с его отношениями с актрисой Барбарой Стенвик. Майер вызвал на ковер обоих и поставил ультиматум или прекратить отношения или жениться на своих избранницах. Впрочем, оба продолжали следовать прежним маршрутом (правда, дело кончилось все-таки браками обоих артистов). 

   Однако именно статья подтолкнула супругу Гейбла Риа пусть и неохотно, за огромные отступные, но дать развод. Это послужило и основным фактором для Гейбла, чтобы принять роль Ретта Батлера в «Унесенных ветром», поскольку Селзник хотел Кларка так сильно на роль, что он был готов заплатить почти любую цену, а деньги после развода, который почти обанкротил актера, были ох как нужны Гейблу.

Свободные наконец, Кларк и Кэрол поженились 29 марта 1939. Их карьеры никогда не были на более высоком подъеме, чем в этот период, но Гейбл ненавидел Голливуд с его вечеринками (которые, конечно, работали и на имидж звезд), так что пара оставили свои дома и переехали в тщательно восстановленный дом в сельской глубинке Энсино, Калифорния, который они купили у режиссера Рауля Уолша. Они пытались завести ребенка и Ломбард заявила, что она была вполне готова отказаться от своей карьеры, чтобы растить детей, их усилия, в конечном счете, увенчались успехом. Ломбард забеременела однажды, но потерпела неудачу - произошел выкидыш. Там, среди лошадей, собак, кур и прочей живности стали проживать молодожены - которые называют друг друга «Ма» и «Па» - просто жили, давая иногда небольшими дружеские вечеринки для узкого круга друзей; они даже пытаются заниматься фермерским хозяйством, например, продавать яйца (но их куры оказались ненадежными для серьезного бизнеса). Это была во всех отношениях идиллическая жизнь. 

   Кэрол серьезно относилась к браку: «Я думаю, что брак опасен. Идея двух человек пытаться обладать друг другом является неправильной. Я не думаю, что вспышка любви длится долго. Ваш ум, а не ваши эмоции должны отвечать за успех супружества. Это должна быть дружба - спокойные товарищеские отношения, которые могут продлиться в течение ряда лет». 

Брак с Гейблом оказался счастливым, и ее карьера была в самом расцвете к началу 40-х годов. Кэрол теперь руководствовалась собственным выбором, потому что она не хотела играть пустые и проигрышные роли, она хотела играть только то, что выбрала сама. Она была адептом по части выбора и это не удивительно, поскольку она была достаточно умна, чтобы через «хороших мальчиков» воздействовать на магнатов студии. И получала она столько, что это считалось одной из ведущих оплат в кинобизнесе на тот момент - как-то сообщалось, что она зарабатывает 35 000$ в неделю. Ей предложили сыграть роль в мелодраме «Smiler with a Knife» под руководством недавно прибывшего на студию молодого и перспективного режиссера Орсона Уэллса. Она отклонила это предложение ради роли в эксцентричной комедии Альфреда Хичкока «Мистер и миссис Смит» (Mr. & Mrs. Smith, 1941). Уэллс отказался снимать без нее фильм; вместо этого, он начал работу над «Гражданином Кэйном» (1941). Свой отказ работать вместе с Уэллсом она объяснила так: «Я не могу победить, работая с Уэллсом. Если картина будет большим хитом - он получит все похвалы, а если картина провалится - в этом обвинят меня». 
   Она дважды отклонила предложение сыграть журналистку в фильмах «Мистер Дидс едет в Вашингтон» (1936) и «Его девушка Пятница» (1940), что привело других актрис Джин Артур и Розалин Рассел соответственно к значительному повышению их статуса. 

   Следующая роль ее была в шедевре Эрнста Любича «Быть или не быть» (To Be or Not to Be , 1942). Но во время ее поездки по стране для рекламы облигаций военного займа самолет, в котором она находилась вместе со своей матерью, разбился при невыясненных обстоятельствах. Ее фильм «Быть или не быть» находился на монтажном столе, когда она погибла в авиационной катастрофе, и производители решили вырезать те части картины, в которых по иронии судьбы ее героиня, сообразно своему характеру, произносит любимую ею поговорку: «Что может случиться в самолете?»  

Знамения трагедии были большие, особенно если учесть, что мать Ломбард твердо верила в астрологию и нумерологию. Началось с того, что Джин Диксон (ясновидящая) сказала ее матери г-же Петерс отменить поездку - по ее сведениям, ей следовало избегать воздушных полетов в ближайшие шесть недель. А так как она сопровождала дочь, она убедительно просила ту ехать поездом. Но Ломбард, которая, к тому же, имела английские и немецкие корни (она приходилась племянницей Густаву Ломбарду, немецкому бригадному генералу СС, рыцарю железного креста), считала эту поездку своим патриотическим долгом и не верила ни в астрологию, ни в хиромантию.

До Индианаполиса она добралась благополучно и лишь усмехнулась, вспомнив несбывшееся пророчество: обратно ей предстояло ехать поездом. Но в последнюю минуту Ломбард передумала: ей хотелось повидаться с мужем, который тоже все время был в разъездах. Правда ходили слухи, что она спешила домой после получения злых сплетен о якобы возникшем романе между ее любимым мужем и Ланой Тернер, которые вместе снимались на тот момент в фильме «Я найду тебя где-то». Мать Кэрол и директор по связям с общественностью от MGM Отто Винклер, который сопровождал их в туре, оба боялись полета. Они просили ее выбрать поезд. Винклер, сопровождавший ее от студии, протестовал против самолета по более прозаичной причине: он страдал от воздушной болезни. Будучи справедливым человеком, Кэрол, сказала, что они бросят монетку: поезд или самолет. Фатальная монета выпала на самолет. 
   Винклеру удалось забронировать места на рейс TWA, они покинули Индианаполис в 4 часа утра. К сожалению, было несколько посадок в разных местах, но это было лучшее, что Винклер мог сделать, с учетом новых ограничений на полеты в военное время. Ломбард отбросила суеверные опасения своей матери в сторону. 

   У нее был еще шанс спастись. Судьба пыталась вмешаться еще раз, когда Ломбард и ее партнерам было предложено в Альбукерке отказаться от своих мест в пользу некоторых военных летчиков. Но Ломбард казалось, что она была слишком близка к дому, чтобы провести ночь в Нью-Мексико, и она настояла на том, чтобы продолжать полет (она, в конце концов, находилась в правительственной миссии) и она со спутниками сохранили свои места. Хотя самолет должен был остановиться в Боулдер-Сити, пилот, Уэйн Уильямс запросил посадку в Лас-Вегасе, так как в Боулдер-Сити не было посадочных огней в связи с военным временем и маскировкой. Самолет приземлился в Лас-Вегасе для того, что бы взять какой-то военный груз, а также заправиться. Вылетев в 7:07 вечера, самолет направился на запад. В 7:23 вечера долины содрогнулись от прозвучавшего взрыва - самолет столкнулся с вершиной горы Потоси, самолет разбился в горах штата Невада, погибли все пассажиры на борту, в том числе Кэрол Ломбард.

Существовало много версий о причине гибели самолета от правдоподобных до фантастических, как например, что главный пилот, оставив управление второму пилоту, отправился побеседовать с актрисой, игравшей с его кумиром Джоном Бэрримором в «Двадцатом веке»... но никто на самом деле не знает, что произошло в тот злополучный рейс. В ходе расследования было установлено, что Уильямсу не удалось настроить план полета, после посадки в Лас-Вегасе вместо Боулдер-Сити. Правильные координаты вывели бы самолет благополучно вокруг горы. 
   Дан Яниш, сторож на алмазном руднике неподалеку от Лас-Вегаса вспоминал: «Это была прекрасная ночь, и видимость была четкой на многие километры. Вряд ли прошло больше нескольких минут, прежде чем самолет исчез в районе Чарльстона, когда я увидел вспышку, а затем большие языки пламени вырвались с гор».Армия немедленно взяла на себя поиски обломков самолета и возможных оставшихся в живых, поскольку существовала строгая охрана в районе пика, который стоит около 30 миль к юго-западу от Лас-Вегаса и входил в Диапазон маркировки восточного склона Долины Смерти. Армейские грузовики, джипы и мощный трактор спешно собрались, укрепленные всадниками на лошадях - ковбоев из Невады и Твид Уилсона. Проводником был 73 летний старый индеец, который был жителем дикого изолированного района. 
   Гейбл, получивший известие о катастрофе бросился в Лас-Вегас, но Эдди Манникс, начальник службы безопасности MGM, отговорил актера от присоединения к экспедиции, что бы избавить его от ужасного зрелища. Всю ночь, находясь в бунгало Эль-Ранчо-Вегаса, он метался и пил, с тревогой ожидая известий от спасательных групп. Но это было бесполезно: в живых никого не осталось. На месте катастрофы были найдены лишь серьга с бриллиантами и рубинами, которые Кларк подарил Кэрол на Рождество и клок ее светлых волос... 

   Позже были найдены части тел 19 человек, но вот левая рука Кэрол с обручальным кольцом так и не была обнаружена. Гейбл рыдал: «О, Боже! Я не хочу идти обратно в пустой дом ...»  Еще несколько лет спустя после трагедии Гейбл отправлял поисковые партии, чтобы найти потерянное обручальное кольцо, обещая щедрую награду, но увы.... 

   Место катастрофы по-прежнему посещают археологи и любители. Это изнурительные 3 часа подъема в гору. Горный утес до сих пор сохранил шрамы, где самолет врезался. Один из двигателей упавшего самолета встроен в скалы. Проржавевшее шасси лежит рядом. Кругом спутанные провода, осколки лобового стекла, алюминия и до сих пор находят какие-то мелочи вроде булавок, кнопок от одежды, пуговиц и т. п. 

   Гейбл, сломленный трагедией сделал из сережки медальон и носил его на шее. Он не смирился с ее смертью, и конечно с ее образом, который он хранил в своем сердце, не могли выдержать сравнения живые. Король потерял Королеву в огненный миг, а киноэкран потерял блестящий и сияющий талант. 

  Джек Бенни, хороший ее друг и поклонник был настолько поражен гибелью Кэрролл, что отменил свое радио-шоу, узнав о гибели Кэрол. Время было заполнено классической музыкой. 

   Когда Франклину Рузвельту доложили о трагической смерти любимицы публики, он объявил ее первой американкой, погибшей во Второй Мировой войне. «Она принесла большую радость всем, кто знал ее и миллионам людей, которые ее знали только как великого художника. Она отдала бескорыстно свое время и талант, чтобы служить своему правительству и стране в условиях мира и войны. Она очень любила свою страну. Она так и будет всегда Звездой, которую мы никогда не забудем, не перестанем быть благодарны» - скажет президент Франклин Делано Рузвельт, в честь Кэрол Ломбард и посмертно наградил президентской Медалью свободы и назвал ее именем корабль. Возможно, именно тогда он узнал о Джин Диксон и ее даре. Похоронена Кэрол Ломбард, вернее то, что от нее нашли, была на кладбище Голливуда в Глендейле «Лесная Лужайка» в «Большом Мавзолее» (Great Mausoleum) по левой стороне «Sanctuary of Trust». На фронтоне ее надгробия надпись «Кэрол Ломбард Гейбл». Рядом с ней покоится и ее любимый, которого похоронили рядом, согласно его воле. Он всегда чувствовал ответственность за ее смерть. Ее мать, Элизабет Петерс, которая также погибла в авиакатастрофе, была похоронена по другую сторону от нее. 
   После трагедии Кларк Гейбл запил, похудел, а потом записался в военную авиацию, где дослужился до майора, принимая участие в воздушных боях, хотя до смерти жены просто панически боялся высоты. Но вернувшись к мирной жизни после Второй Мировой, Кларк Гейбл во всех женщинах искал свою обожаемую Кэрол. 

   Кэрол была названа актрисой под номером 23 Американским институтом кино в списке «50 величайших легенд экрана». А ее роль Марии в фильме «Быть или не быть» занимает 32 место в рейтинге журнала «Premiere Magazine's» «100 величайших героев во все времена» (2006). Она названа Американским Институтом кинематографии как самая большая звезда всех времен и была самой высокооплачиваемой звездой в Голливуде в конце 1930-ых, зарабатывая приблизительно 500 000 $ ежегодно (больше в пять раз, чем зарплата американского президента). Актриса имеет звезду на Голливудской Аллее Славы. 

   Известная как Королева эксцентричного жанра, Кэрол Ломбард с ее светлыми шелковистыми волосами, блестящими ярко-синими глазами, сияющей улыбкой и идеально-точеными высокими скулами, была одной из самых красивых классических актрис. Красота Ломбард вне времени. Она была красива по меркам своего времени. Она остается красивой и сегодня. 

   Ретроспективно, ее отличительные, скоропалительные, произнесенные на одном дыхании диалоги заставляют думать, что она вечно спешит и, кажется, что она торопится сказать как можно больше, словно знает, что в скором времени ее не будет, а ей так много надо сказать. 

   После ее смерти на страницах «Van Nuys News» была размещена довольно необычная заметка на первой полосе: «Заглянув глубоко в сердца тех, кто болтал с нею по-соседски через забор или в глубине сада, мы узнали как и они, что Кэрол Ломбард больше всего хотела быть образцовой домохозяйкой и добрым соседом. И она была именно таковой. Она была столь же привлекательна дома в синих джинсах и простеньких кроссовках, словно она вырядилась в меха и драгоценности».    

HollywoodWalkofFameCaroleLombardsStar.jpg

Не зря ее фотография была выбрана для последней рекламной компании, одежды GAP. Тонкая, с потрясающим природным и современным внешним видом, фото Ломбард было использовано для рекламы брюк цвета хаки. Вместе с тем, красота является лишь одним аспектом Кэрол Ломбард. Было в ней гораздо больше. Кэрол была умная, свободная от предрассудков женщина, идущая далеко впереди своего времени. Она дожила только до 33 лет.

_____________________________________________________________________________________________________________

Ссылки[править | править вики-текст]