Русско-турецкая война (1568—1570)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Русско-турецкая война 1568—1570
Основной конфликт: Русско-турецкие войны
Русско-турецкая война 1568.jpg
Дата

15681570

Место

Юг России

Причина

Желание султана Османской империи вернуть Астрахань в свою сферу влияния

Итог

Победа Русского царства

Противники
Командующие
Силы сторон

30 тыс. русских[1]

ок. 20 тыс. османов и 50 тыс. крымских татар[1]

⚙️ Россия Русско-турецкие войны Османская империя

Русско-турецкая война 1568—1570 годов (крымско-турецкий[2], астраханский поход[3], в турецкой историографии «Астраханская экспедиция»[4] — война между Русским царством и Османской империей, первая из русско-турецких войн[4], причиной которой стал целый комплекс геополитических причин.

Причины кампании и подготовка к ней[править | править код]

Русское царство завоевало в 1552 году Казанское ханство, а в 1556 году Астраханское ханство. Иван IV Грозный распорядился построить в Астрахани новый кремль, возвышавшийся на холме над Волгой.

В результате укрепления русского государства на границах Урала и Черного моря в районе рек Дон (Тен) и Волга (Идел) северные торговые пути и маршруты мусульманского паломничества, связывающие Центральную Азию с Крымом и Анатолией и проходящие севернее Каспийского моря, были нарушены, что стало первым шагом к потере османского влияния в этом стратегическом регионе. В этом османские правители увидели дальнейшую угрозу захвата территории своих кавказских и крымских владений.

Русское присутствие здесь также ослабляло влияние Османской империи на Кавказе и способствовало укреплению на Кавказе Московского царства, где и до этого под предлогом защиты «пятигорских» (кабардинских) князей, вассалов Московского государства, постоянно пребывали то московские отряды, то московские гарнизоны, а на реках Тереке и Сунже выросли казачьи «города». В связи с этим ещё в 1564 г. часть черкесских князей, которые старались сохранить свою самостоятельность, указывали крымскому хану Девлет-Гирею на недопустимость возведения этих укреплений во владениях тестя Ивана IV князя Темрюка Кабардинского и связанные с этим геополитические последствия. По словам князей, «если там будет поставлен город — то не только им пропасть, но и Тюмень и Шемкал будут за Москвою».[5]

Это, в свою очередь, способствовало ослаблению позиций Османской империи в Азербайджане, которая вела там борьбу с государством Сефевидов в Иране. Одновременно Сефевиды вели борьбу в Туркестане с узбеками. Таким образом, государство Сефевидов также нарушало связь Туркестана и Анатолии, отрезая путь паломников и торговцев из Туркестана. В связи с этим, актуальность старых азиатских караванных путей из Средней Азии на запад, проходящих севернее Каспийского моря, только возросла.[6]

Для окончательного решения проблемы паломников, изгнания русских и достижения своих геостратегических целей в 1568 году Султан Селим II и великий визирь Мехмед Соколлу решили предпринять вместе c Крымским ханством поход на Астрахань, которая занимала важное стратегическое положение, являясь узлом обороны русского государства в этом регионе и крупным торговым центром (что, в свою очередь, сулило определенные экономические выгоды). Во время похода также планировалось реализовать возникшие ещё в 1563 году[5] у предшественника Селима II Сулеймана Великолепного, точнее — у его главного советника великого визиря Мехмеда Соколлу[5] планы прорыть канал на волгодонской переволоке, для того чтобы облегчить путь между Каспийским и Черным морем.[7][8] Кроме того, захват Астрахани и строительство канала давали туркам дополнительную возможность громить персов, а также лишали последних возможностей вести здесь выгодную для себя торговлю, что могло привести Персию в полную зависимость от воли султана[5].

Селим II отправил крымскому хану Девлет Гирею приказ приступить к подготовке экспедиции. Мехмед Соколлу назначил начальником экспедиции знатока региона бейлербея Кафы черкеса Касим-бея[5] (Касим-пашу[9]).

Девлет Гирей довольно ревниво смотрел на прямое военное вторжение Османской империи на территорию своих непосредственных соседей, что грозило Крыму превращением практически в обыкновенную провинцию Турции, и не только не желал принимать участие в намеченном на весну 1564 года походе на Астрахань с целью создания канала между Доном и Волгой, но и приложил все усилия, чтобы отговорить турецкого султана от этой затеи. О степени нежелания и усилий крымского хана говорит тот факт, что несмотря на готовность к походу запасов строительного инструмента, поход действительно был отменен, и султан «к Астрахани ходити не велел». Несмотря на это, к 1567 году Девлет Гирей был уже обеспокоен строительством на Тереке московской крепости и военными походами черкас, как он считал, по воле царя, на соседей. В результате была даже направлена специальная военная экспедиция крымских царевичей, в ходе которой была проведена разведка о постройке московской крепости на Тереке, а также были разгромлены кабардинцы, которым покровительствовала Москва. Кроме того, Девлет Гирея беспокоили успехи Русского царства в Ливонской войне и возможный обход Крымского ханства с востока, особенно в случае завоевания Киева и закрепления на Днепре. Все это подтолкнуло крымского хана принять участие в турецком военном походе на Астрахань в 1569 году.[5]

Турецкий поход на Астрахань[править | править код]

После сформирования армии, 31 мая 1569 года, Касим выступил в поход и соединился с ханом Девлетом I Гераем.[10]

В войске под началом Касима-паши было 15 тысяч янычар, 2 тысячи сипахов, несколько тысяч азапов и акынджи. В составе войска Касим-паши были солдаты из регионов Никопол, Силистра, Амасья, Чорум и Джаник. У крымского хана Девлет Гирея было 50-тысячное войско (кавалерия?)[10], в которое входили ногайцы и крымские татары.

Кроме того, вслед за войском шли 30 тысяч рабочих из городов Кафа, Балаклава, Тамань и Мангуп, собранные для рытья канала.

Войско было послано с задачей взять Астрахань, основать там крепость[10] и прикрывать при этом работу по созданию канала.

Большую часть войска Касим отправил в Азов, а сам с 12 орудиями направился к Астрахани.[10]

4 августа 1569 года османский флот вошёл в устье Дона и приступил к осаде Азова.

Объединенное крымско-турецкое войско, подкреплённое гребными судами, выступило от Азова и поднялось вверх по Дону до Переволоки на реке Царица, где турки попытались прорыть канал от Волги к Дону. Там войско стало ждать прибытия каравана судов, на которых доставлялось снаряжение. Однако по прибытии последних переволочь суда на Волгу не удалось.[5] Стала также ясна неисполнимость создания Волго-Донского канала. В связи с этим, турко-крымское войско решило вернуться назад. В это время к ним пришли послы астраханских татар и ногаев, обещавшие предоставить им на Волге и Каспии свои суда, если они освободят Астрахань от власти русских[10].

Земляные работы было решено продолжить. Однако земляные работы и 30000 человек в этом районе увидел возглавлявший Астраханский гарнизон князь Пётр Семёнович Серебряный-Оболенский.

За развитием ситуации внимательно наблюдал московский царь Иван IV, который послал на помощь осаждённым князя Василия Серебряного с 30000 войска[3] (с лёгкой ратью в 15000 человек[источник не указан 1260 дней]).

Подступив к Астрахани, турки и крымцы 16 сентября 1569 года начали осаду, расположившись отдельными лагерями[11], оборудовали полевые осадные укрепления вокруг Астрахани и хотели вести под крепостные стены подкопы, но по разным причинам отказались[12] (по другим источникам, подкопы велись, однако результатов не дали[источник не указан 1260 дней]).

При этом всё ухудшающиеся погодные условия провоцировали увеличивающееся дезертирство. Начались проблемы со своевременной оплатой труда рабочих. Снабжение османской армии также было недостаточным — не хватало как пушек, так и людей. Через некоторое время общее недовольство рабочих передалось и солдатам, осаждавшим город, выражаясь время от времени в беспорядках. Зимовать янычары не захотели и взбунтовались. Всё это привело к остановке Касим-пашой земляных работ, с одобрения султана и великого визиря.

Эти действия поддерживались Крымским ханством, так как у Крыма была некоторая автономия от Османской империи и, если бы экспедиция увенчалась успехом, то это могло поставить автономию под угрозу.[6]

Под Астрахань прибыла рать Василия Серебряного[3], которая, ввиду своей немногочисленности по сравнению с османско-крымским войском, не смогла снять осаду Астрахани, однако, встав лагерем неподалёку от осаждённой Астрахани, угрожала лагерям осаждавших.[источник не указан 1260 дней]

К этому времени к Астрахани подошёл посланный польским королём на помощь московскому царю новоизбранный атаман запорожских казаков князь Михаил Вишневецкий, который, выступив из Черкас, присоединил к себе по дороге «полки охочекомонные и часть Запорожцев».[11]

По прибытии войска Вишневецкого события развивались следующим образом.

Вишневецкий расположил свой стан над Волгою повыше лагерей турок и крымчаков, стоявших отдельно друг от друга, и укрепил его окопами и артиллерией. После чего приказал своим отдельным наездникам тревожить врагов частыми перестрелками или, как тогда говорили, шермицерами. А сам с сильным корпусом конницы стал ежедневно в течение нескольких дней подряд наезжать на турецкий лагерь и, потревожив его ружейным огнём, возвращался в своё расположение.[11]

Одновременно Вишневецкий послал в город под прикрытием темноты надёжного старшину с требованием, чтобы астраханский гарнизон в определённый день сделал вылазку и начал фальшивую атаку на турецкие укрепления. Старшина прополз ночью туда и обратно и доложил о готовности гарнизона. Кроме того, гетман договорился и с воеводой вспомогательного русского войска, пришедшего на помощь осаждённым и окопавшегося на волжской косе поблизости, о том, что оно в пешем порядке подступит под татарский лагерь, и займёт его своим нападением.[11]

После чего на рассвете Вишневецкий построил конницу в широкую лаву, позади которой поставил 15000 пехоты так, чтобы её не было видно из-за кавалерии, и выступил из своего лагеря. Как только в Астрахани заметили приближающихся казаков, астраханский гарнизон под командой коменданта крепости князя Петра Серебряного сразу же предпринял вылазку и рассыпался вокруг полевых турецких укреплений. А турки, увидев возле своего лагеря гетмана, наезжающего, как обычно, с конницей и, не видя пехоты, сочли это выступление привычными шермицерами, не обратили на это особого внимания и бросились толпой из лагеря к своим полевым укреплениям на помощь против наступающих астраханцев. Подойдя к неприятельскому лагерю на близкое расстояние, конница Вишневецкого стремительно раздалась в стороны и на турецкий лагерь с максимальной быстротой ринулась пехота, ворвалась в него и овладела артиллерией. Оставшиеся в лагере турки, не ожидавшие такой неожиданности, бросились к полевым укреплениям, куда уже выбежала основная часть турецкого гарнизона, звать их на помощь против атакующих казаков. Но пока турки подоспели обратно к своему лагерю, казаки уже успели обратить против турок их собственную артиллерию и встретили ужасным огнём. Турки бежали, гетман поражал их, нагонял конницей и преследовал до татарского лагеря. В это время астраханцы заняли турецкие полевые укрепления.[11]

В результате, ввиду больших потерь, дождавшись ночи, Касим-паша бежал, оставив в арьергарде войско крымского хана. Османская армия была вынуждена снять осаду города и уйти. 26 сентября турки и татары зажгли свои укрепления и удалились от города.[11] На обратном пути часть воинов погибла от голода и болезней. На Дону турок атаковали казаки. В Азов вернулось только 700 солдат.

В это же время османский флот оказался практически полностью уничтожен сильным штормом около крепости Азов. Проигравшая армия не смогла вернуться в Анатолию.

Весной 1570 года послы Ивана Грозного заключили в Стамбуле договор о ненападении, который восстанавливал добрососедские отношения между султаном и царём.

Походы крымцев[править | править код]

Несмотря на это, крымские татары напали на Русское царство, в связи с чем в конце мая 1570 года по известиям о нападении «на рязанския места и на каширския крымских людей» царь Иван предпринял поход на Коломну, в котором также принял участие князь Пётр Семёнович Серебряный-Оболенский.[13]

В 1571 году 40 тысяч[источник не указан 1309 дней] крымских татар и ногаев вновь обошли засечные линии и сожгли Москву. В следующем 1572 году 87-тысячное[источник не указан 1309 дней] крымское войско повторило набег, но было почти полностью уничтожено в Битве при Молодях. Однако в результате этих походов русские были выдавлены из Кабарды[6].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Шефов Николай. Битвы России — М., 2002. — (Военно-историческая библиотека)
  2. Астрахань // Электронная энциклопедия «Вокруг света» (www.vokrugsveta.ru)  (Проверено 22 ноября 2013)
  3. 1 2 3 Астраханский поход // Проект «Хронос» Всемирная история в интернете (www.hrono.ru) (Проверено 22 ноября 2013)
  4. 1 2 Kurat, Akdes Nimet Türkiye ve İdil Boyu. 1569 Astrahan Seferi. Ten-İdil Kanalı ve XVI−XVII Yüzyıl Osmanlı Rus Münasebetleri — Ankara, 1966.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Садиков П. А., 1947.
  6. 1 2 3 Shaw S. J., 1976, p. 177.
  7. Yılmaz Öztuna. Türk Tarihinden Yapraklar — цит. по Don-Volga Kanal Projesi // Сайт «E-tarih.org»  (Проверено 23 мая 2013)
  8. İnalcık, Halil. Osmanlı-Rus Rekabetinin Menşei ve Don-Volga Kanalı Teşebbüsü (1569) — Belleten C.12 — 1948. — Say. 349−402.
  9. И. О. Турецкие войны России // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  10. 1 2 3 4 5 В. Р—в. Касим, паша // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  11. 1 2 3 4 5 6 Маркевич Н. А., Т. 1., Гл. III..
  12. Садиков П. А., 1947, Из донесений московского посла в Турцию Ивана Петровича Новосильцева — ЦГАДА. Турецкие посольские книги, № 2, лл. 108−109 об..
  13. Серебряный-Оболенский, кн. Пётр Семёнович // Русский биографический словарь: В 25 т. / под наблюдением А. А. Половцова. — СПб., 1896—1918. — Т. 18. — С. 376−378.

Ссылки[править | править код]