Сефевиды

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Cефевиды
азерб. Səfəvilər
Flag of Persia (1502-1524).svg
Страна: Ардебильское правление
Сефевидское государство
Титулы: шах, шейх
Основатель: Исмаил I
Последний правитель: Исмаил III
Год основания: 1501
Смещение: 1773
Младшие
линии:
Талышские ханы

Сефеви́ды (перс. صفویان‎ - Safaviyân; азерб. Səfəvilər, صفوی‌لر; осм. دولت صفویه‎ — Devlet-i Safeviyye) — правители Сефевидского государства, иранская[1] шахская династия, правившая с начала XIV века районом Ардебиль иранской провинции Азербайджан, а в 1501—1722 и 1729—1736 гг. — всей территорией Ирана[2][3][4][5][6].

Первым иранским властителем из этой династии был Исмаил I (1501—1524 гг.), потомок основателя суфийского ордена Сефевие, родом из Ардебиля в Иранском Азербайджане. После победы над Алванд-ханом, правителем туркоманского государства Ак-Коюнлу, под Шаруром (в Нахичевани), Исмаил победоносно вступил в Тебриз, где в июле 1501 года провозгласил себя шахом. Хотя изначально контролируемая им территория ограничивалась лишь Азербайджаном, в течении последующих 10 лет он объединил под своей властью большую часть Ирана а также присоединил к своему государству соседние иракские провинции Багдад и Мосул[7][8] .

Сефевиды являлись самой известной из тюркоязычных династий, правивших страной в большей части второго тысячелетия[9].

Созданное государство чаще всего называлось Доулет-е Кызылбаш (Кызылбашское государство)[10][11][12]. Также использовались названия Кызылбашское королевство и Кызылбашское владение, а шах носил титул кызылбашского падишаха.[12]

Столицей Сефевидского государства стал город Тебриз; впоследствии столица была перенесена в Казвин, а оттуда — в Исфахан.

Сефевиды называли себя сасанидским титулом «шаханшах» (царь царей). На первый план они выдвинули, однако, не национальный принцип, а шиизм, объявив его государственной религией. Именно в эпоху Сефевидов шиизм утверждается в качестве господствующего течения в Иране.

Происхождение[править | править вики-текст]

Сефи ад-Дин — основатель суфийского ордена Сефевие и родоначальник династии Сефевидов

Происхождение Сефевидов достоверно неизвестно. Первая генеалогия Сефевидов была написана ибн-Баззазом в 1358 году в книге «Сафват ас-сафа»[en]. Согласно ей, род Сефевидов шёл от курда по имени Фируз-Шах Зарин-Колах[13][14], при этом сам Сефи ад-Дин несколько раз называется тюркским святым (Pir-i Türk).[15] Британский востоковед Эдмунд Босуорт отмечает что хотя Сефевиды и говорили по-тюркски, по происхождению они были, вероятнее всего, курдами[16]. Подробно исследовавший происхождение Сефевидов Ахмад Кесрави пришёл к выводу, что Сефевиды были коренными иранцами, однако говорившими на азербайджанском тюркском языке, на котором разговаривало тогдашнее население Азербайджана. Дэвид Блоу считает, что Сефевиды были курдского происхождения, но ко времени Шах Исмаила Сефевиды были туркоманами, не только живя с туркоманами, но и женясь на принцессах туркоманских династий, предшествовавших Сефевидам[17]. Вальтер Хинц высказывал предположение, что Сефевиды были по происхождению арабы из Йемена[18]. Согласно Дейвиду Аялону[en], Сефевиды были по происхождению не персами, а тюрками[19]. Также подробно изучивший генеалогию Сефевидов башкиро-турецкий учёный Заки Валиди Тоган утверждает, что Сефевиды могли сопровождать курдского принца Мамлана ибн-Вахсудана, из рода Раввадидов, в его завоевательном походе на Ардебиль в 1025 год[20]. Он считает Исмаила I тюрком, основываясь на том, что Исмаил говорил на азербайджанском тюркском языке[20]. Некоторые учёные, в основном не специалисты по средневековому Ирану, высказывают мнение, что Сефевиды были азербайджанского происхождения[21][22].

Главный редактор «Ираники» Эхсан Яршатер полагает, что Сефевиды изначально были ираноязычным кланом, тюркизировавшимся с течением времени[23]. Ричард Фрай, автор статьи в «Иранике», пишет, что династия Сефевидов была основана азербайджанскими тюрками[24]. Роберт Кэнфилд и Михель Маззаои также пишут, что Сефевиды, по крайней мере до 1722, были по сути тюркской династией, базировавшейся в Азербайджане, с азербайджанским тюркским в качестве языка правителей, двора и кызылбашских войск[25].

Автор подробного исследования по Сефевидам[26] и статьи «Сефевиды» в «Энциклопедии Ислама», Роджер Сейвори считает, что сегодня существует консенсус между учёными, что Сефевиды происходили из иранского Курдистана[27]. Автор статьи о Сефевидах в энциклопедии «Ираника» Руди Мэти считает Сефевидов «персами с курдской родословной»[2].

В дальнейшем, во время царствования Исмаила I, «официальная» генеалогия Сефевидов обросла дополнительными легендарными сведениями, призванными доказать происхождение рода от седьмого шиитского имама Мусы Казима, а через него восхождение к первому шиитскому имаму Али. Петрушевский полагает, что эта версия зародилась ещё раньше — в XIV веке[28]. Сефевиды, как и Великие Моголы, претендовали на статус наследников Тимуридского наследия, связывая свое происхождение также с Тимуром. Эта теория была придумана в поздний период, в частности при Шах Аббасе, возможно, для конкурирования с османскими притязаниями.[29]

На протяжении ХХ века в иранской историографии (как среди иранских историков, так и зарубежных) доминировал взгляд, что Сефевиды сыграли важную роль в появлении современного Ирана, ряд исследователей расценивал Сефевидский Иран как основу современного Ирана и иранской нации[30]. Это базировалось на конфликтах Сефевидов с ближайшими соседями, установлении и защите границ, культурном отделение от турок и арабов, установлении шиизма в качестве государственной идеологии, что привело к обособлению Ирана от других исламских государств, и т. д. Недавние исследования торгового и культурного обмена с регионами Западной и Центральной Азии поставили под сомнение эту точку зрения[31].


Языковая ситуация[править | править вики-текст]

Письмо Сефи I императору Австрии и королю Венгрии Карлу II Фердинанду на тюркском языке (XVII век)[32]

Хоть и происхождение Сефевидов достоверно неизвестно, Сефевиды тюркизировались и приняли тюркский язык в качестве родного.[23][33] По мнению В. Ф. Минорского, они также (безотносительно к своему происхождению) владели и персидским, как родным[34], хоть и, к примеру, Шах Исмаил выучил фарси лишь будучи подростком.[35] По мнению ряда советских историков, первые шейхи Сефевиды жили в Ардебиле и их родным языком был азербайджанский (тюркский)[36]. Некоторые представители династии писали стихи на азербайджанском тюркском языке и на фарси[37][38]. В частности, основатель династии Исмаил I, писавший стихи под псевдонимом Хатаи, считается классиком азербайджанской поэзии, а шах Аббас II также писал тюркские стихи под псевдонимом Тани.

В начале правления Сефевидов в Иране они опирались на тюркские племена кызылбашей и утвердили тюркский язык в качестве языка двора и армии, тогда как персидский язык был языком гражданской администрации; по-персидски же писались надписи на монетах. С началом XVII, с переносом столицы в Исфахан, в государстве Сефевидов происходит усиление иранского влияния, и персидский язык вытесняет тюркский в официальных сферах, однако при сефевидском дворе по прежнему говорили почти исключительно на азербайджанском[25][39][40][41] тюркском[34][42][43][44][45][46][47][48][49]. По мнению Роджера Сейвори, то что Сефевиды использовали азербайджанский тюркский язык вместо персидского, как и кызылбаши, отказом от классических стандартов прежних времен.[50]

Виллем Флор и Хасан Джавади сходятся во мнении, что тюркский, использовавшийся при сефевидском дворе, был именно тем, что сейчас называют азербайджанским языком, хоть и тогда его называли разными именами — кызылбашским тюркским (название использовалось поэтом Садиги Афшаром и Абдол-Джамилем Насири), тюрки (основное наименование), turquesco (использовалось португальцами) и т.д.[51]

Письмо Султан Хусейна на тюркском языке королю Польши и курфюсту Саксонии Августу II (XVII-XVIII века)[32][52]

Так, по сообщению Адама Олеария, посетившего Персию во времена правления шаха Сефи I, при дворе Сефевидов говорили на тюркском языке, а персидскую речь можно было услышать крайне редко, и поэтому большинство персов учили в дополнение к своему языку и тюркский.[53] О том, что языком двора был тюркский, упоминают и другие посетители Сефевидского двора. Так, в 1607 году кармелиты сообщали, что «тюркский язык обычно используем Шах Аббасом, вельможами и солдатами». Пьетро делла Валле писал, что кызылбаши ему сказали, что «тюркский язык мужественный и подходит воинам, поэтому шах и эмиры говорят на нем». Во времена Шах Аббаса II, кармелиты сообщали, что «тюрки (тюркский язык) язык двора и широко распространен в Исфахане и на севере страны». Жан Шарден писал о кызылбашах, что «эти люди, как и их язык, так распространены на севере страны и при дворе, что всех иранцев называют кызылбашами». В 1660 году Рафаэль ду Манс писал, что «повседневный язык Ирана персидский для простолюдинов и тюркский для двора». Согласно Кемпферу, посетившему Иран в 1670-ых, «тюркский язык общепринятый язык при иранском дворе, а также родной язык Сефевидов, в отличии от языка простолюдинов. Использование тюркского распространилось со двора на магнатов и знать и, наконец, до тех, кто желает получить выгоду от шаха, так что сегодня считается почти позорным не знать уважаемому человеку тюркский». Французский миссионер Сансон, который жил в Иране между 1684 и 1695, писал, что иранцы регулярно взывали к духовной силе шаха с выражениями «qorban olim, din imanum padshah, bachunha dunim» (азерб. qurban olum, din imanım padşah, başına dönüm)»[54]. По свидетельству иностранных посетителей, разговорный тюркский был распространён среди всех слоёв населения страны, как лингва франка[55]

Виллем Флоор и Хасан Джавади отмечают, что азербайджанский язык был языком сефевидского двора до самого падения династии и даже шах Хусейн (1694-1722) был прозван yakhshi dir (азерб. yaxşıdır; это хорошо) за то, что он не интересовался политикой и соглашался с любым вельможой, что-то предлагавшим ему, с такими словами.[56]

Турецкий историк Джихат Айдогмушоглу отмечает, что официальная переписка Сефевидов с другими правительствами велась преимущественно на фарси, но также и на тюркском. Роджер Сейвори также утверждает, что переписка во времена Шах Исмаила с тюркскими правителями велась на тюркском.[48] Например, на тюркском языке были написаны письмо Шаха Исмаила I Муса-беку Тургутлу из бейлика Караман (1512; хранится в архиве Топкапы), письмо узбекского хана Абдулмумина Шах Аббасу I (1592; из сефевидской хроники «Nekâvetü’l Âsâr fi Zikri’l Ahyâr»), письмо Шах Аббаса II ширванскому беглербеку (1659/1660; из сефевидской хроники «Ravzatü’s Safa-yı Nâsırî» и «Аббаснаме».[57]

По мнению Тюркхана Ганджея Сефевиды покровительствовали тюркской литературе[58].

Ранние Сефевиды[править | править вики-текст]

Родоначальником и эпонимом Сефевидов является шейх Сафи-ад-дин Фируз Фатх Исхак Ардабили (1252—1334). Согласно генеалогии, сообщенной автором XIV века Ибн Баззазом Ардабили, он был потомком в седьмом колене некоего Фируз-Шаха Зарини-Колаха, курда из Санджана, который, как считается, переселился в Ардебиль примерно в XI веке[59]. Впоследствии, в целях легитимизации своей духовной власти, Сефевиды объявили себя потомками шиитского имама Мусы аль-Казима, корни которого восходят к пророку Мухаммаду и Али ибн Абу Талибу. Потомки Фируз-Шаха были мусульмане-сунниты, хотя в XV веке Сефевиды перешли в шиизм. Сафи-ад-дин был любимым мюридом и зятем шейха Захеда Гилани, основателя суфийского ордена «Захедийя». Унаследовав власть над этим орденом после смерти в 1301 г. Захеда Гилани, он преобразовал этот орден в орден «Сефевийя». От него дошло 12 четверостиший на иранском языке азери, который, по всей видимости, был его родным языком. Эти четверостишия составляют важнейший материал для изучения языка азери, в целом остававшегося бесписьменным[23]. При его сыне Садр-уд-дине Мусе (ум. 1391/92) орден превратился в широкое религиозное движение, которое повело пропаганду по всему Ближнему Востоку. При этом он сохранял свой суннитский характер. После его смерти орден возглавляли его потомки: сын Али (ум. 1429), внук Ибрагим (ум. 1447) и правнук Джунейд (ум. 1459). Последний, имея большую власть, под давлением правителя Кара-Коюнлу Джаханшаха был вынужден бежать под защиту главы династии Ак Коюнлу Узун-Хасана, женившись на его сестре Хадидже Бегум[60] в 1456/1459 году.[61] После гибели Джунейда в бою с ширванцами, орден возглавил его сын шейх Гейдар (ум. 1488)[62]. Последний был женат на Алемшах-бегим (христианское имя Марта), родившейся от брака Узун-Хасана и Феодоры — дочери трапезундского императора Иоанна IV Комнина. От этого брака родился будущий шах Исмаил.

После убийства Гейдара при неизвестных обстоятельствах, трое его сыновей — Султан Али, Ибрагим Мирза и Исмаил были брошены в темницу в Истахре. Вскоре, Султан Али был убит, а Ибрагим Мирза умер в Гиляне. Таким образом, Исмаил оказался последним выжившим представителем сефевидского рода.[63] К тому времени ардебильские шейхи обладали крупной боевой силой в лице своих мюридов из различных тюркских кочевых племен, которые носили красные тюрбаны и за это были прозваны «Кызылбаши» («красноголовые»).[63] В 1500 г. Исмаил вторгся в Ширван, а в следующем 1501 г. завоевал Тебриз, где и принял шахский титул, основав таким образом государство Сефевидов.

Сефевиды при Исмаиле I[править | править вики-текст]

Шах Исмаил I — Первый представитель династии Сефевидской Империи
Письмо Шах Исмаила Амиру Муса Догурту на азербайджанском (тюркском) языке 23 мая 1512[32]

Первый представитель династии Сефевидской Империи известен в истории не только как военачальник и основатель государства, но и как средневековый азербайджанский поэт, писавший под псевдонимом Хатаи[37][38]. Коллекция его стихов на азербайджанском языке опубликована в виде «Дивана» Хатаи, известны также и несколько его стихов на фарси[64].

В одном из своих стихов Шах Исмаил писал: «Xətai da natiq oldu, Türkistanın piri oldu», смысловым переводом которого согласно Владимиру Минорскому является «Бог пришел к речи в лице Хатаи, который стал наставником тюрок (Азербайджана)».[65]

При Исмаиле государственные наместники назначались исключительно из тюрков-кызылбашей. Кызылбаши, изначально фанатично преданные Исмаилу, были представителями тюркских племён Анатолии и Азербайджана; при их же содействии он и его преемники могли выдерживать, иногда даже победоносно, беспрестанные натиски тюрков-суннитов: с востока — шейбанидов (Хивы и Бухары), с запада — османских турок.

К 1508 г., сделавшись владетелем всех земель государства Ак-коюнлу Узун-Хасана (также деда Исмаила по материнской линии), Исмаил стал соседом прежних владений Бейкары, занятых шейбанидами, и вступил с ними в войну; в 1510 г. шейбаниды были изгнаны из Хорасана в Трансоксанию. С Турцией началась война из-за того, что султан Селим I казнил 40 тысяч шиитов, живших в подвластной ему Анатолии (1513)[66]. В 1514 г. близ местечка Чалдыран Селиму удалось разбить сефевидскую армию и захватить Тебриз. Однако ввиду чрезвычайно холодной зимы 1514—1515 гг., а также изнурения османского войска, Селим I не продолжил вторжение в Иран и покинул Азербайджан, ограничившись взятием Восточной Анатолии и Месопотамии. После смерти Селима (1519) Исмаил завоевал Грузию, однако фанатичная вера кызылбашей в непобедимость Исмаила сильно пошатнулась после поражения Сефевидов в вышеуказанной Чалдыранской битве.

От Исмаила до Аббаса Великого (1524—1587)[править | править вики-текст]

При шахе Тахмаспе I (15241576) османские турки в 1534 г. завоевали Восточную Анатолию до озера Ван и Ирак с Багдадом и шиитскими святынями Неджефом и Кербелой, а в 1549 и 1554 г. несколько раз производили разорительные нападения на Азербайджан (пришлось перенести столицу из Тебриза в более защищенный Казвин); на восточной границе шла изнурительная война с шейбанидами. В 1555 году был подписан мир с турками, по которому сефевиды признали османские завоевания.

Дети Тахмаспа — Гейдар (1576), Исмаил II (15761577), полуслепой Мохаммад I Худабенде (15771586) — возводились и свергались кызылбашами; извне нападали на страну шейбаниды и турки, овладевшие Азербайджаном. В 1582 г. хорасанские кызылбаши провозгласили шахом младшего сына Мохаммеда, своего хорасанского наместника, талантливого Аббаса, и через четыре года доставили ему престол.

Расцвет Сефевидского государства при Аббасе I Великом[править | править вики-текст]

Вторжения завоевателей и потери территорий государства Сефевидов

Аббас I Великий (15861628) раз и навсегда устранил возможность повторения кызылбашских междоусобий: была образована специальная «шахская дружина» («шах-севен»), в которую вошли люди не из одного, а из всех кызылбашских племен, и сверх неё заведено постоянное войско (с огнестрельным оружием и артиллерией). Значительное число представителей кызылбашской знати было казнено, их владения конфискованы.[источник не указан 40 дней] Столица была в 1598 г. перенесена в центр Ирана — в Исфахан. Централизаторская политика Аббаса, опиравшаяся на древние традиции иранской государственности, позволила некоторым востоковедам (В. Хинц, Х. Ремер) сделать вывод о том, что Сефевиды создали в Иране персидское национальное государство (впрочем, другие авторы считают это преувеличением)[46][47]. Тахмасп I, чтобы уменьшить влияние кызылбашей, создал новый класс гулямов и использовал их в армии и гражданской администрации.

Хотя шах Аббас положил конец междуусобицам и ослабил кызылбашскую знать, стоит отметить, что кызылбаши не исчезли со сцены и не были полностью маргинализованы или уничтожены, продолжая играть важную роль в Сефевидском государстве с лишь тем изменением, что административная система стала сложнее с большим количеством соперников в борьбе за власть,[67][68][69] более того, продолжали быть основной военной и политической силой. Эндрю Ньюман указывает, что кызылбаши продолжили играть важную роль и сражаться бок о бок с гулямами, а также занимать такие важные посты как правитель областей.[67] Как сами кызылбаши, так и тюркский (азербайджанский) язык сохранил как и прежде, своё значение как язык двора, армии и судов. К примеру то, что кызылбаши сохранили власть подтверждается борьбой за позицию главного визиря в середине XVII века.[68]

Шейбаниды были разбиты при Герате в 1598 году, для предупреждения их набегов были устроены на Атреке, в Мерве, сильные пограничные поселения из курдов и тюрков-каджаров (кызылбашей). В ходе одной войны против османов были отвоеваны к 1607 г. Азербайджан, Ширван и Грузия, а в ходе следующей, в 1623 г. — Багдад с Неджефом и Кербелой; багдадские сунниты были перебиты. Желание найти союзников против Турции, а также споры с португальцами и англичанами из-за острова Хормуса и соседней гавани при Ормузском проливе, Гамрун (с 1622 г. Бендер-Аббас), были причиной дипломатических сношений Персии с Западной Европой. Внутри государства Аббас старался поднять торговлю, строил много дорог (шоссе на 400 верст через весь Мазандеран до Астрабада), мостов, караван-сараев, базаров. Новая столица, Исфахан, была украшена, обустроены Казвин и священный Мешхед. Хоть сам шах не был строгим мусульманином (например, любил вино), но к религиозным вопросам относился внимательно и докончил организацию шиитской иерархии, начатую Исмаилом I. В семье Аббас был тираном, из подозрительности велел убить старшего сына, двух других ослепил, а внука-наследника ослаблял опием и, таким образом, был причиной вырождения своего потомства.

После Аббаса[править | править вики-текст]

Карта Сефевидского государства 1700 года

Сефи I (16281641) — внук Шах Аббаса был жестоким тираном, взойдя на престол казнил лучших людей своего государства. Годы его правления были ознаменованы большими территориальными потерями, великий могол Шах Джахан отнял у Сефевидского государства Кандагар, а турецкий султан Мурад IV — Багдад (1638). Эта битва за Багдад была последним военным сражением между Османской империей и Государством Сефевидов и привела к потере Сефевидами контроля над всей Месопотамией. После этого шиитам около 200 лет нельзя было спокойно ездить в Кербелу, а доступ в Мекку был ограничен.

Аббас II (16411666) был кроток и веротерпим; он был занят только гаремом и вином, но государственные дела шли удачно под руководством хороших министров; Кандагар был возвращён. Сефевидское государство все ещё процветало, о чём свидетельствовали европейские путешественники, посетившие Иран[70].

При Аббасе II заметно укрепились торговые связи Сефевидов с Русским царством. При Сефи I и Аббасе II усилилась роль европейских купцов в Сефевидском Иране. Сефи I заключил соглашение с английской Ост-Индской компанией, обязавшейся ежегодно вносить шаху в виде «подарка» 1500 фунтов стерлингов и покупать шелка ежегодно на 60 тысяч фунтов стерлингов. С 40-х годов XVII века первое место в торговле с Персией заняли соперники англичан голландцы, также получившие право беспошлинного вывоза шелка из Сефевидского государства. При Аббасе II привилегии даны были также французским купцам, заводы и фабрики которых появились в Исфахане и Бендер Аббасе[70].

Последний Сефевид, Солтан Хусейн (16941722), подпал под влияние духовенства. Это не нравилось ни войску, ни населению, так как муллы воздвигли гонение на суфиев, мистические стремления которых шли вразрез с иерархическим шиизмом. Слабое правление Султан Хусейна привело к восстаниям и к афганскому завоеванию в 1722 году. Власть в Иране оказалась в руках афганской династии Хотаки. Мир Махмуд объявил себя шахом.

Сефевиды во время афганского владычества[править | править вики-текст]

В феврале 1725 года афганский правитель Ирана Мир Махмуд-шах, услышав вести о бегстве второго сына Султан Хусейна, Сефи Мирзы, пришел в ярость и поклялся вырезать всех принцев династии Сефевидов, оставив в живых только Султан Хусейна. Принцы, включая дядей и братьев бывшего шаха, а также его сыновей от различных жен, были собраны связанными во дворе дворца и перебиты Мир Махмудом лично и его 2 помощниками. Султан Хусейн, придя на звуки криков, сумел защитить двух молодых принцев, хоть и сам был ранен. Афганский правитель пощадил двух молодых сефевидских принцев, однако более сотни погибло в резне.[71]

По всему Ирану стали появляться многие, заявлявшие о принадлежности к Сефевидам. Выжившие, якобы убежав из осажденного Исфахана в 1722 или от казни Мир Махмудом, получали поддержку против фактической власти. Хазин Лахиджи только в период афганского владычества насчитывает 18 таких претендентов, и еще дюжину при Надир-шахе.

Первые три претендента объявили себя Сефи Мирзой, вторым сыном свергнутого Султан Хусейна. Первый из них в 1722 году поднял войско из среды луров Кирманшаха и освободил от османов Хамадан. Однако, через 5 лет он был убит по приказу бывших лурских союзников. Второй претендент, из окрестностей Шустара, получил поддержку бахтияров Халилабада в конце 1724 года и имел армию в 20,000 человек между Шустаром и Хуррамабадом. В 1727 году Тахмасп II и Надир-хан из Мешхеда потребовали у бахтиярских военачальников убить претендента, что они и сделали осенью. Третий "Сефи Мирза", настоящее имя которого было Мухаммед Али Рафсинджани, овладел Шустаром в августе 1729, но местный правитель вынудил его бежать на границу, откуда османы его отправили в Стамбул с тем замыслом, что он может быть полезен в переговорах с теми, кто заменит афганцев на престоле Ирана. Османы успешно использовали Рафсиджани для разжигания волнений на северном фронте, когда Надир-шах осаждал Мосул. Ни один из этих претендентов не был признан настоящим. Настоящий Сефи Мирза (р. 1699) во время осады Исфахана в 1722 году был провозглашен наследником государства, но вскоре влиятельные придворные передали этот титул более слабому Тахмаспу II. Последний бежал в июне 1722 в Казвин, а Сефи Мирза был скорее всего среди тех, кого пленили афганцы в октябре 1722 и казнили в феврале 1725. Возможно, что сообщения о действиях одного из претендентов распространили слух о том, что Сефи Мирза бежал из плена, что побудило Мир Махмуда совершить убийство всех пленных Сефевидов, кроме самого смещенного шаха и его 2 младших сыновей.

Единственным подлинным Сефевидом, который наряду с Тахмаспом II мог поднять сопротивление, был Мирза Сеид Ахмед. Он также был единственным соперником Тахмаспа, и в течении трех лет самой большой проблемой афганских завоевателей. Мирза Сеид Ахмед был потомком дочери шаха Сулеймана, бывшей женой его деда, Мирзы Дауда Мараши. Он бежал из осажденного Исфахана с Тахмаспом, но решил, что такой пьяница не сможет возглавить сопротивление и бежал в Фарс, где получил поддержку местных эмиров и их войск. В 1724-1725 Мирза Сеид Ахмед был осажден в крепости Джахрум. Осада прекратилась, когда пришли вести об убийстве Мир Махмуда, и Сеид направился в регион Фаса, где его армия увеличилась до 6,000 человек. Он разбил армию, посланную против него Тахмаспом, затем разбил наместника Кирмана и захватил город. В ноябре 1726 он короновался как Ахмед-шах Сефеви. В ходе марша на Шираз он был разгромлен афганской армией. С небольшим войском выбившись к Кирману, он узнал, что его бывшие кирманские сторонники сговорились сдать его афганцам. Ахмед-шах с небольшим количеством сторонников, уклонившись от битвы с армией, посланной Тахмаспом, направился к Бендер-Аббасу, где пленил афганского наместника и захватил город. В конце концов он оказался в осаде в Хасанабаде. Его брат Мирза Абд аль-Аимма был пойман афганцами, когда пытался убежать через туннель, после чего сдался и сам Ахмед-шах. Несмотря на обещание о сохранении жизни, он вместе с братом был казнен афганским правителем Мир-Ашрафом в июле-августе 1728.

Кроме того было еще три претендента, объявивших себя Исмаил Мирзой — другим младшим братом Тахмаспа II. Самый активный из них, которого звали Зейнал, захватил несколько городов Лахиджане и со своей армией, состоявшей из черни, вооруженной палками и трубами, даже вынудил бежать наместника, пытавшегося подавить восстание. Последний, тем не менее, в конце концов, вынудил Зейнала отступить к Мугану и Халхалу, территорию, на которую претендовали и османы, и русские. С армией, увеличенной до 5,000 человек, "Исмаил Мирза" вступил в бой с османами. Кызылбаши в османском войске перешли на сторону повстанцев, и османы были разбиты. В Ардебиле Зейнал почтил мавзолей Сефи-ад-Дина, и скоро увеличил армию до 12,000 человек. С этим войском он выбил остатки османских войск в Мугани в сторону Гянджи, но скоро был убит своими союзниками, возможно, при подстрекательстве русских.

Другой претендент на имя Исмаил Мирзы, возможно подлинный, появился около 1732 в Исфахане, вскоре после освобождения города от афганцев.Однако, вскоре Исмаил стал целью интригантов, решивших убить Тахмаспа и заменить его Исмаилом. В результате, Тахмасп казнил Исмаил Мирзу и его сторонников.[72]

Тахмасп II[править | править вики-текст]

Тахмасп Мирза, третий сын Султан Хусейна[73], в июне 1722 бежал из осажденного Исфахана в Казвин и провозгласил себя шахом вскоре после падения Исфахана и отречения своего отца — в ноябре. Однако, уже в декабре 1722 афганцы захватили Казвин (хоть и через месяц население взбунтовалось и изгнало афганцев), и Тахмасп II бежал в Азербайджан, который вскоре был захвачен османской армией. После этого Тахмасп II бежал в Мазендаран и получил поддержку могущественного племени каджаров, правившего регионом из своей столицы Астрабада.[71][73] Тахмасп был довольно слабым правителем и был окружен третесортными советниками. В такой ситуации Россия и Османская империя захватили значительную часть севера и запада страны.[71] В сентябре1723 году между Россией и послом Тахмаспа Исмаил-беком был подписан Петербургский договор. Петр I признавал Тахмаспа шахом Ирана, а также признавал за ним все земли захваченные в ходе Прикаспийского похода, кроме Дербенда, Гиляна, Мазендарана и Астрабада, хотя сам шах так и не ратифицировал этот договор, а русские не имели особой власти восточнее Решта, оставляя местных ханов во власти[71], а Исмаил-бек, подписавший договор, попал в опалу и умер в изгании.[73] В июне 1724 русские и османы подписали еще один договор по разделу северо-запада Ирана. Османская и Российская империя в случае подтверждения Тахмаспом договора окончательно признавали его шахом Ирана. Также османы обещали оставаться нейтральными, если Россия направит на помощь Тахмаспу войска против афганцев.[73][71] Однако, после смерти Петра в феврале 1725 интерес русских в Иране уменьшился, и они покинули захваченные земли.[71]

22 апреля 1725 жестокий шах Мир Махмуд был свергнут своим братом Мир Ашрафом. Через несколько дней он умер — возможно, из-за болезни, или был просто удушен. 26 апреля Мир Ашраф Хотаки провозгласил себя шахом Ирана. Между тем, Тахмасп II желал выступить против афганцев быстрее, однако его воинственные сторонники каджары считали, что афганцы все еще слишком сильны. Фатх Али Хан Каджар, генерал Тахмаспа, также видел выгоду для него и его сторонников в завоеваниях поблизости их цитадели — Астрабада. Он вынудил шаха начать кампанию против повстанца Малик Махмуда, бывшего сефевидского наместника, захватившего власть в Хорасане.

В начале 1726 Тахмасп II направил посла к Надир-хану, могущественному военачальнику в Хорасане, с целью присоединить его к шаху и каджарам. Надир ответил положительно, убедив шаха скорее прийти в Хорасан. Последний подтвердил номинальный титул Надира в качестве наместника Абиварда. В сентябре 1726 Тахмасп и Фатх Али Хан Каджар вступили в Хорасан и установили Хабушан своей базой. 19 сентября к ним присоединился Надир с внушительной силой из 2,000 конников и пехотинцев, в основном афшаров и курдов, с артиллерией и верблюдам с пушками.

Поход в Хорасан и присоединение Надира были ошибкой Фатх Али Каджара, так как его отношения с Тахмаспом были не из лучших. Еще на начальных порах он не подчинялся Тахмаспу и использовал его лишь для легитимизации власти (большая часть населения Ирана сохраняла верность Сефевидам). А к началу 1726 шах вовсе стал фактически пленником каджаров.

Фатх Али Хан стал понимать, что молодой шах и Надир-хан объединились против него, и даже некоторые каджары думали предать его. Он не ожидал этого — все же поход в Хорасан был его затеей. Пытаясь выйти из затруднительного положения, он решил отступить в Астрабад и начал изменнические переговоры с Малик Махмудом. 10 октября разведчики Надира перехватили письмо. Шах пришел в ярость и Фатх Али Хан Каджар был арестован. Надир-хан, боясь плохих последствий, решил лишь заточить Фатх Али в Калате. Однако, на следующий день Фатх Али был тайно обезглавлен по приказу шаха, пока Надир был занят другими делами.

Тахмасп назначил Надир-хана гурчи-баши (верховным главнокомандующим) и дал ему имя Тахмасп-кули Хан (раб Тахмаспа). В ноябре 1726 Мешхед был захвачен, а Малик Махмуд пленен. Сперва он был помилован, однако казнен 10 марта 1727 вместе с братом и племянником за подстрекательство к мятежу и злоупотребление помилованием.[71]

После взятия Мешхеда, отношения Тахмаспа и Надира ухудшились. Придворные делали все, чтобы натравить Тахмаспа против Надира. К этому руку приложили и курды, помнящие горькое поражение от Надира. Следую советам советников, Тахмасп в феврале 1727 покинул Мешхед и обосновался в курдском городе Хабушан. Отсюда он объявил Надира предателем и направил во все стороны письма с просьбой о военной помощи против него. Его министры убедили курдов и других восстать против Надира, что многие и сделали. В ответ Надир конфисковал владения Тахмаспа и его министров в Мешхеде и передал город под контроль своего брата Ибрагим Хана. Затем Надир направил войска к Хабушану, вступая в схватки с курдами по дороге. Он начал осаду Хабушана и пленил нескольких курдов из племени гарачурлу, пытавшихся выйти из города. Он бросил их в яму и угрожал сжечь живьем, но отпустил, лишь испугав их. Поверженный Тахмасп решил начать переговоры с Надиром. Надир же сказал посланцу, что он озабочен тем, что шах может убить его. Посол запротестовал, что Тахмасп поклялся не причинять Надиру вред, на что последний с иронией ответил, что шах также поклялся защитить Фетх Али Хана утром и приказал убить его вечером. Тем не менее был заключен договор, и к 21 марта Тахмасп вернулся в Мешхед.

Далее Надир-хан усмирил гератских афганцев абдали, которые несколько раз осаждали Мешхед. После разгрома абдали в октябре 1727 между Надиром и Тахмаспом вновь начались разногласия. Последний начал нападать на союзников Надира и требовать не подчиняться Надиру. Он заперся в городе Сабзавар, но 23 октября Надир вынудил его сдаться. Тахмасп был в отчаянии, сделав попытку сбежать и самоубийства. Он был обезоружен и Надир стал пользоваться его печатью и отдавать приказы от имени шаха. Тахмасп более не пытался освободиться от Надира.

Следующие несколько месяцев Надир разгромил курдов, туркмен-йомудов, абдали и бывших министров Тахмаспа, восставших против Надира. Затем Надир окончательно подчинил афганцев абдали в мае 1729[74], и правитель Герата Аллах Яр Хан был подтвержден наместником Тахмаспа II в Герате.[75] 29 сентября 1729 Надир разгромил афганскую армию Ашраф-шаха у Мехмандуста. Ашраф бежал в Кандагар, и в декабре 1729 Исфахан перешел под контроль Тахмаспа (в реальности же власть принадлежала Надиру), что положило конец афганскому владычеству в Иране.[74]

Сефевиды во время Афшаридского владычества[править | править вики-текст]

Весной и летом 1730 Надир провел успешную кампанию против османов, но вскоре был вынужден отправиться в Хорасан, где вновь восстали афганцы абдали. Тахмасп II расценил отсутствие Надира как собственный шанс напасть на османов и провел катастрофическую кампанию (январь 1731-январь 1732). Османы отбили атаку на Эриван в марте 1731, а затем один за другим захватили города Кирманшах (30 июля), Хамадан (18 сентября), Урмия (15 ноября) и Тебриз (4 декабря 1731). Тахмасп и османский военачальник Ахмед-паша подписали мирный договор, согласно которому за османами признавались Эриван, Гянджа, Тифлис, Нахчыван, Картли, Кахети и Ширван, а за иранцами Хамадан, Тебриз, Кирманшах, Луристан, Ардалан и земли, населенные племенем Хавиза.

Через три недели Тахмасп подписал с Россией Рештский договор, согласно которому Россия соглашалась покинуть большую часть территорий, занятый ею в 1720-ые.

Договор между Ахмед-пашой и шахом Тахмаспом оказался не по душе ни иранцам, ни османам. По всему государству Тахмасп критиковался за разгром османами и продление их присутствия в Иране. Надир-хан, вернувшись из Герата, использовал личный престиж и популярность среди народа, а также свое военное могущество, сверг Тахмаспа и 7 июля послал его в заключение в Хорасан.[76][74]

Новым шахом стал восьмимесячный сын Тахмпаспа, который был коронован 7 сентября (возможно, раньше) как Аббас III. Надир-хан избавился от имени Тахмасп-кули Хан и принял титулы вакиль-аль-доула (представитель государства) и наиб-аль-салтана (вице-король). Номинальная власть Аббаса прекратилась 8 марта 1736, когда Надир провозгласил себя шахом.[77] В конце февраля 1740 Тахмасп II, Аббас III и его брат Исмаил были убиты[78] в Мешхеде Мухаммед Хусейн Хан Каджаром по приказу сына Надира Ризакули с целью предотвратить возможный просефевидский переворот на фоне вестей о гибели Надира в Индии.[72]

Претендентов на сефевидский престол в период Афшаридов было меньше, чем при афганском владычестве, тем не менее они являлись показателем едва уменьшившегося престижа Сефевидов, внеся вклад в провинциальные восстания, предвестивших падение Надир-шаха.[72]

Одним из претендентов был некто, кто объявил себя Сам Мирзой, одним из многочисленных сыновей Султан Хусейна, хотя сомнительно, что сын с таким именем у последнего был. Претендент получил поддержку в Ардебиле в 1740, но его восстание было быстро подавлено племянником Надира Ибрагимом. По приказу Ибрагима, Сам Мирзе отрезали ему нос и затем отпустили. Три года спустя тяжелые налоги привели к новому восстанию, и Сам Мирза вышел из своего убежища в Дагестане, чтобы сделать новую попытку. К нему присоединились казикумухские войска Мухаммеда. Повстанцы убили наместника Ширвана Гейдар Хана и захватили Агсу. Восстание распространилось на Губу, где местные отряды муганлы взбунтовались и передали город Сам Мирзе и Мухаммеду. Эти опасное развитие событий было доведено до Надира, который в октябре 1743 осаждал Мосул. Надир послал против повстанцев сильную армию под командованием его сына Насруллы, зятя Фатх Али Хана, командующего азербайджанскими войсками и наместников Урмии и Гянджи. Повстанцы были разбиты недалеко от Шамахи в декабре 1743. Раненный Мухаммед бежал в Дагестан, а Сам Мирза в Грузию.[72]

Примерно в это же время, Надир получил известия, что Мухаммед Али Рафсиджани, он же «Сефи Мирза», который после неудачного переворота в Шустаре в 1729 году получил убежище у турок, теперь по требованию своих хозяев направился через Эрзерум и Карс к иранской границе. В начале 1744, когда мирные переговоры Надира с османами казались безрезультатными, паша Карса получил распоряжение обеспечить дальнейшей поддержкой претендента, и послал письма иранским предводителям и аристократам границы, призывая их восстать. Той же весной Надир направился из Хамадана, чтобы подавить восстание, по дороге получив весть, что грузинские монархи Теймураз и Ираклий поймали Сам Мирзу. По приказу Надира уже изувеченный Сам Мирза был лишен глаза и послан к паше Карса с письмом «Раз и Сефи Мирза здесь, неизвестные братья могут посмотреть друг на друга».[72]

Эта насмешка не остановила Сам Мирзу, и незадолго до убийства Надир-шаха он вновь появился в Тебризе, где недовольная чернь провозгласила его шахом. Преемник Надира Али-шах послал против Сам Мирзы войско, которое разбило повстанцев и наконец убило Сам Мирзу.[72]

Сулейман II[править | править вики-текст]

Едва ли ожиданный сефевидский переворот произошел в конце 1749, два года после смерти Надир-шаха, когда фракция Шахрух-шаха разгромила враждующих между собой Адил-шаха и Ибрагим-шаха.

Мир Саид Мухаммед, будучи мутавали в мешхедском святилище и внуком Сулейман-шаха, был влиятельной фигурой и в Мешхеде, и в Куме, из-за чего был признан Адил-шахом, которому помог прийти к власти, потенциальной угрозой. Адил взял Саид с собой в походе против Ибрагима. Последний, после своей победы над Адилом, назначил Мир Саид Мухаммеда охранять имущество и пленников в Куме. Однако, Мир Саид выступил против Ибрагима и изгнал афшаридский гарнизон из Кума; затем он провозгласил свою лояльность Шахруху и принял приглашение в Мешхед с обещанием доставки имущества предыдущих Афшаридов.

Согласно биографам, сторонники Мир Саид давно сопротивлялся настояниям своих сторонников провозгласить себя шахом. Однако в Мешхеде стало ясно, что у него большая поддежка и Шахрух попытается его убить. В конце 1749 сторонники Мир Саида во главе с Мир Алам Ханом восстали и провели его с триумфом от святилища до дворца. Шахрух был свергнут и заключен в темницу. В январе 1750 Мир Саид торжественно был коронован как Сулейман II.

Однако, империя Надир-шаха уже развалилась и не могло быть и речи, чтобы новый шах пришел в бывшую столицу Исфахан, который вскоре стал центром различных марионеток Али Мардана и Керим Хана. На востоке Ахмад-шах Дуррани захватил Герат. Сулейман послал послов в Кандагар с письмом, которое было нацелено на восстановление отношений сефевидского монарха и его афганского вассала, и в котором к Ахмад-шах именовался Ахмад-ханом Садузаи. Дурранийский шах был озлоблен и приготовился к войне.

Между тем, когда Сулейман II был на охоте, Алам Хан ослепил Шахруха с целью предотвратить возможный проафшаридский переворот, что привело к разногласиям между партнерами в правительстве. Сторонники Афшаридов были недовольны расходами остатков сокровищ Надира, защиту религиозного имущества, ранее конфискованного Надиром в пользу армии, отказ исполнения их требований и вымогательств во время налоговой амнистии. Через несколько недель они совершили афшаридский контр-переворот. Возглавляемые Юсуф Али Ханом Джалаиром, эти конспираторы были убеждены женой Шахруха, что тот не ослеплен. В феврале 1750 Сулейман II был свергнут и ослеплен. Мятежники освободили из заключения Шахруха, но лишь убедились, что он также слеп, как их недавняя жертва.[72]

Сефевиды в Индии[править | править вики-текст]

В 1556 году Шах Тахмасп I захватил Кандагар, который, наряду с частью Давара и Гармшира, был подарен его племяннику Султан Хусейн Мирзе. После смерти последнего в 1575 году, его старший сын был убит по приказу Исмаила II, а остальные заточены в темницу. Их спасла лишь смерть шаха. Новый шах Мухаммед Худабенде даровал Кандагар второму сыну Султан Хусейна Музаффар Мирзе. Давар вплоть до реки Гильменд был отдан третьему сыну Султан Хусейна Рустам Мирзе (1570-1642).[79]

Во время междуусобиц в Сефевидском государстве Рустам Мирза выступил против правителя Систана Малик Махмуда, но его брат Музаффар, первоначально поддерживавший его, перешел на сторону Малик Махмуда. Рустам Мирза был повержен и в 1592 году в сопровождении четырех сыновей и брата Санджар Мирзы бежал в Индию. Могольский падишах Акбар даровал Рустаму титул панджхазари и дал ему Мултан, который был ценнее Кандагара. В 1594 году Акбар хотел дать Рустам Мирзе Читор, но затем назначил его правителем Патана, где он был совместно с Асаф Ханом разбить местного правителя Басу. Однако, Асаф Хан и Рустам не поладили и последний был вызван Акбаром ко двору. В 1597 году Рустам Мирза был назначен правителем Райсина, затем служил под начальством принца Данияла в Деккане. В 1612 году Джахангир назначил Рустама правителем Тхатхи, но отозвал за притеснение небольшого народа аргунов. После женитьбы дочери Рустама на могольском принце Мухаммеде Парвизе, Джахангир дал ему титул шашхазари и назначил правителем Аллахабада. В 1633 году Рустам Мирза был назначен правителем Бихара, но через 6 лет был снят с должности Шах-Джаханом как слишком старый. Рустам Мирза писал стихи под псевдонимом Фидаи.

Его старший сын Мурад получил от Джахангира титул Илтифат Хан и был женат на дочери Абдулрагим Хан Ханана Абдулрагим Хан Ханана; умер в 1671 году.

Третий сын Рустам Мирзы, Мирза Хасан Сефеви был правителем Кача; умер в 1650 году. Сын Хасана, Мирза Чафшикан, был командующим гарнизоном Джессора в Бенгалии; умер в 1664 году. Сын последнего, Сейфеддин Сефеви, носил титул хана при Аурангзебе.[80]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. «Ṣafavid, (1502—1736), Iranian dynasty…» — "Сефевиды (1502—1736) — Иранская династия Энциклопедия Британика «Сефевиды»
  2. 1 2 Encyclopædia Iranica: Safavid Dynasty
  3. Сефевиды (БСЭ, цитаты)
  4. Глава XXII. Государство Сефевидов
  5. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Общая история ]- Краткая компилятивная история стран мира
  6. О роли халифе при Сефевидах
  7. Encyclopaedia Britannica, статья: Ṣafavid Dynasty
  8. Richard Tapper. BLACK SHEEP, WHITE SHEEP AND RED-HEADS. A historical sketch of the Shahsavan of Azarbaijan. — Iran. Journal of the British Institute of Persian Studies. — London: The British Academy, 1966. — Т. IV. — С. 63.

    Soon after Haidar's death (1488), the infant Isma'il fled from Ardabil to Gilan, returning in 1500 at the age of thirteen with the faithful from the tribes Qajar, Qaramanlu, Khinislu, Qipchaq, Shamlu and Afshar. He had to leave Ardabil again for Talish and Mughan, then penetrated into Qarabagh and the Caucasus, the number of his entourage constantly increasing. At Erzinjan he was joined by Siffi horsemen of the tribes Ustajalu, Shamlu, Rumlu, Takkalu, Zulqadr, Afshar, Qajar and Varsaq. He defeated the Aq-Qoyunlu leaders Alvand at Sharur in 1501, and Murad near Hamadan in 1503. He was crowned Shah of Azarbaijan in Tabriz in July 1501, and proclaimed the Shi'a Ithna'ashariya creed and hostility to the Sunni Ottoman Turks.

  9. Encyclopædia Iranica: NON-IRANIAN LANGUAGES in Islamic Iran
  10. История Востока. — Восточная Литература, 2000. — Т. III. — С. 100.

    Основанное Исмаилом I Сефевидом (1502—1524) государство чаще всего и называлось доулет-е кызылбаш, т.е. Кызылбашское государство.

  11. Н.В.Пигулевская. История Ирана с древнейших времён до конца 18 в.. — Л., 1958. — С. 255.
  12. 1 2 Roger Savory. Iran Under the Safavids. — С. 34.
  13. F. Daftary, "Intellectual Traditions in Islam", I.B.Tauris, 2001. pg 147: "But the origins of the family of Shaykh Safi al-Din go back not to Hijaz but to Kurdistan, from where, seven generations before him, Firuz Shah Zarin-kulah had migrated to Adharbayjan"
  14. Savory. Ebn Bazzaz. // Encyclopædia Iranica
  15. Rıza Yıldırım. Chapter IV: Turkomans and Safavids // Turkomans between Two Empires: The Origins of the Qizilbash Identity in Anatolia (1447-1514). — С. 157.
  16. Эдмунд Босуорт. «Мусульманские династии» (Перевод с английского и примечания П. А. Грязневича), страница 226
  17. David Blow. Shah Abbas: The Ruthless King Who Became an Iranian legend. — С. 1;3.
  18. Walther Hinz. Irans aufstieg zum nationalstaat im fünfzehnten jahrhundert. Walter de Gruyter & co., 1936
  19. David Ayalon. Gunpowder and Firearms in the Mamluk Kingdom: A Challenge to a Mediaeval Society. Vallentine, Mitchell, 1956. Стр. 109)
  20. 1 2 Zeki Velidi Togan, Sur l’origine des Safavides, в Mélanges Louis Massignon, Institut français de Damas, 1957, стр. 345—357
  21. Shah Isma’il I (1500-24), the founder of the Safavid dynasty of Azeri origin, made the Shi’a branch of Islam the official religion of the kingdom of Persia, thus setting the Azéris firmly apart from the ethnically and linguistically similar Ottoman Turks, who were Sunni Muslims. Eastern Europe, Russia and Central Asia 2003. Europa Publications Staff, Europa Publications, Eur, Imogen Bell, Europa Publications Limited. Taylor & Francis, 2002. ISBN 1-85743-137-5, 9781857431377. Azerbaijan. History by Prof. Tadeusz Swietochowski. p. 104
  22. In the sixteenth century there came into being a great Persian empire. It was founded by an Azeri Turk named Ismail, leader of a religious sect which dated from the early fourteenth century, had long been confined to the Ardabil district of the north-west, and merged with Shi’ism in the mid-fifteenth. Hugh Seton-Watson. Nations and States: An Enquiry Into the Origins of Nations and the Politics of Nationalism. Taylor & Francis, 1977. ISBN 0-416-76810-5, 9780416768107
  23. 1 2 3 Encyclopædia Iranica: Azerbaijan VII. The Iranian Language of Azerbaijan

    Адари (=азери) утрачивает позиции более быстрыми темпами, чем раньше, так что даже Сефевиды, первоначально ираноязычный клан (как свидетельствует четверостишия шейха Саафи-эль-Дина, их эпонимного предка, и его биография), тюркизировались и приняли тюркский язык в качестве родного. // In this period, under the Qara Qoyunlū and Āq Qoyunlū Turkmen (780—874/1378-1469 and 874—908/1469-1502 respectively), Āḏarī lost ground at a faster pace than before, so that even the Safavids, originally an Iranian-speaking clan (as evidenced by the quatrains of Shaikh Ṣafī-al-dīn, their eponymous ancestor, and by his biography), became Turkified and adopted Turkish as their vernacular.

  24. Encyclopædia Iranica: Iran V. Peoples Of Iran. A General Survey

    The Azeri Turks are Shiʿites and were founders of the Safavid dynasty.

  25. 1 2 Robert L. Canfield. Turko-Persia in Historical Perspective. — С. 86-87.
  26. Roger Savory. Iran Under the Safavids. Cambridge University Press, 2007
  27. Encyclopaedia of Islam. SAFAWIDS. «There seems now to be a consensus among scholars that the Safawid family hailed from Persian Kurdistān, and later moved to Azerbaijan, finally settling in the 5th/11th century at Ardabīl»
  28. B. Nikitine. Essai d’analyse du afvat al-Safā. Journal asiatique. Paris. 1957, стр. 386)
  29. Rudi Matthee Was Safavid Iran an Empire? // Journal of the Economic and Social History of the Orient Vol. 53, No. 1/2, Empires and Emporia: The Orient in World Historical Space and Time (2010). — С. 234

    Like the Mughals, they also considered themselves heirs to the Timurid legacy, most directly via the successor dynasty represented by Sultan Husayn Bayqara (r. 1464-1506) in Herat... The ancestral connection to Timur was not just more tenuous, however, but was also concocted at a later stage, and more particularly under Shah 'Abbas I, possibly to compete with Ottoman pretensions..

  30. Roger Savory. Iran Under the Safavids. Cambridge University Press, 2008, ISBN 0521042518, 9780521042512, «Why is there such confusion about the origins of this important dynasty, which reasserted Iranian identity and established an independent Iranian state after eight and a half centuries of rule by foreign dynasties»
  31. Willem Floor, Edmund Herzig. Iran and the World in the Safavid Age. I.B.Tauris, 2015, ISBN 1780769903, 9781780769905. P. 1-2 "Throughout the twentieth century the dominant school in Iranian history writing (among both Iranian and international scholars) was the nationalist one. That approach emphasized the importance of the Safavid period in the emergence of modern Iran - some scholars going so far as to claim the Safavid Empire as an Iranian (proto-)nation state <...> Recent research has challenged this perspective"
  32. 1 2 3 Dr. Fekete Layoş. TÜRKİYAT MECMUASI, Cilt V-VI (1934-36), 247-269 — İran Şahlarının İki Türkçe Mektubu
  33. Roger M. Savory. «Safavids» in Peter Burke, Irfan Habib, Halil Inalci: «History of Humanity-Scientific and Cultural Development: From the Sixteenth to the Eighteenth Century», Taylor & Francis. 1999. Excerpt from pg 259: «Доказательства, имеющиеся в настоящее время, приводят к уверенности, что семья Сефевидов имеет местное иранское происхождение, а не тюркское, как это иногда утверждают. Скорее всего, семья возникла в Персидском Курдистане, а затем перебралась в Азербайджан, где приняла азербайджанский язык, и в конечном итоге поселилась в маленьком городе Ардебиль где-то в одиннадцатом веке (the present time, it is certain that the Safavid family was of indigenous Iranian stock, and not of Turkish ancestry as it is sometimes claimed. It is probable that the family originated in Persian Kurdistan, and later moved to Azerbaijan, where they adopted the Azari form of Turkish spoken there, and eventually settled in the small town of Ardabil sometimes during the eleventh century.)».
  34. 1 2 Vladimir Minorsky. «The Poetry of Shah Ismail», Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London, Vol. 10. No. 4, 1942, p. 1006a.
  35. E. Denision Ross. The early years of Shāh Ismāiʻil, founder of the Safavi dynasty. — С. 288.
  36. И. В. Пигулевская, А. Ю. Якубовский А. Ю., И. П. Петрушевский, Л. В. Строева, А. М. Беленицкий. «История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века». 1958
  37. 1 2 Encyclopædia Iranica: Azerbaijan X. Azeri Literature
  38. 1 2 V. Minorsky. «The Poetry of Shah Ismail», Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London, Vol. 10. No. 4, 1942
  39. Richard G. Hovannisian, Georges Sabagh. The Persian Presence in the Islamic World. — С. 240.
  40. Willem Floor, Hasan Javadi. The Role of Azerbaijani Turkish in Safavid Iran.
  41. Borders and Brethren: Iran and the Challenge of Azerbaijani Identity. — С. 19-20.
  42. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок cambridge не указан текст
  43. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок mazzaoui не указан текст
  44. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок Ronald_W._Ferrier_1989._pg_199 не указан текст
  45. Encyclopædia Iranica: Turkic-Iranian Contacts I. Linguistic Contacts

    В 16 веке, тюркоязычная семья Сефевидов из Ардебиля в Азербайджане, вероятно, тюркизированного иранского (возможно, курдского), происхождения, завоевала Иран и утвердила тюркский в качестве языка суда и армии, так он ввиду своего высокого статуса и широкого контакта с местными языками повлиял на разговорный персидский; в то время как письменный персидский, язык высокой литературы и гражданской администрации, остаётся в практически неизменном состоянии. // In the 16th century, the Turcophone Safavid family of Ardabil in Azerbaijan, probably of Turkicized Iranian (perhaps Kurdish), origin, conquered Iran and established Turkic, the language of the court and the military, as a high-status vernacular and a widespread contact language, influencing spoken Persian, while written Persian, the language of high literature and civil administration, remained virtually unaffected in status and content.

  46. 1 2 Иран и Россия: И. В. Базиленко
  47. 1 2 Всемирная история, М., 1958, т.4, стр. 560
  48. 1 2 Roger Savory. XVI // The Qizilbash, Education and the Arts. — С. 169.
  49. Fisher, Peter Jackson, Laurence Lockhart, J. A. Boyle, William B.; Jackson, Peter; Lockhart, Laurence; Boyle, J.A. (1986) The Cambridge history of Iran. Cambridge University Press. стр. 950.
  50. Savory, Roger (2007). Iran Under the Safavids. Cambridge University Press. p. 213.ISBN 978-0-521-04251-2
  51. Willem Floor and Hasan Javadi The Role of Azerbaijani Turkish in Safavid Iran // Iranian Studies
  52. Sächsisches Haupstaatsarchiv, Dresden
  53. Most of the Persians, with their own language, learn also the Turkish especially in those provinces which have been long under the jurisdiction of the Grand Seignor, as Shirvan, Adirbeitzan, Iraq, Baghdad, and Eruan, where children are taught the Turkish language and by this means it is so common at court that a man seldom hears anyone speak the Persian; as in the Grand Seignior’s country, they ordinarily speak the Sclavonian, and in the Mogul’s the Persian. But in the province of Fars (which is the ancient Persia) and at Shiraz, they speak only the Persian language. The travels of Olearius in seventeenth-century Persia
  54. Willem Floor and Hasan Javadi The Role of Azerbaijani Turkish in Safavid Iran // Iranian Studies
    As noted above, the fact that the court language was '''Azerbaijani Turkish''' of course promoted the use of that language in the capital cities (respectively, Tabriz, Qazvin, and Isfahan). In fact, at court more Turkish was spoken than Persian. In 1607, the Carmelites reported that “the Turkish language is usually spoken and understood and the Shah [`Abbas I] and chief men and soldiers generally speak in it. The common people speak Persian, and all documents and communications are in that language.” The court ceremonial was also in Azerbaijani Turkish. The Italian traveler Pietro della Valle wrote: «that the Qizilbash grandees told him that: ‹Persian is a very soft and sweet language, and really used by women for poetry, but Turkish is manly and fit for warriors; therefore, the shah and the emirs of the state speak Turkish. Under Shah `Abbas II, the Carmelites reported that “Turki [not Osmanli Turkish] was the language of the court and widely used in Isfahan and in the north.” Chardin explicitly states about the Qizilbash, “these people, as well as their language, are so widespread in the northern part of the country, and later at court, and therefore, mistakenly all Iranians are called Qizilbash.” In 1660, Raphael du Mans wrote: “the every day language of Iran is Persian for the common people, [Azerbaijani] Turkish for the court.” According to Kaempfer, who was in Iran in the 1670s, “[Azerbaijani] Turkish is the common language at the Iranian court as well as the mother tongue of the Safavids in distinction of the language of the general populace. The use of [Azerbaijani] Turkish spread from the court to the magnates and notables and finally to all those who hope to benefit from the shah, so that nowadays it is almost considered shameful for a respectable man not to know [Azerbaijani] Turkish.” The French missionary Sanson, who lived in Iran between 1684-1695, states that Iranians regularly invoked the spiritual power of the king by using expression such as «qorban olim, din imanum padshah, bachunha dunim».
  55. Encyclopædia Iranica:Turkic-Iranian Contacts. Linguistic Contacts.
  56. Willem Floor and Hasan Javadi The Role of Azerbaijani Turkish in Safavid Iran // Iranian Studies
    Azerbaijani Turkish remained the court language till the very end of the dynasty and Shah Soltan Hoseyn was even nicknamed yakhshi dir (‹It is good’), because that is what he said to any official who submitted a proposal to him, as he was not interested in matters of state.
  57. Cihat AYDOĞMUŞOĞLU. SAFEVÎ ÇAĞINA AİT ÜÇ TÜRKÇE MEKTUP VE DEĞERLENDİRİLMESİ // Ankara Üniversitesi Dil ve Tarih-Coğrafya Fakültesi Dergisi.
  58. Tourkhan Gandjei, The Turkish inscription of Kalat-i Nadiri, Wiener Zeitschrift für die Kunde des Morgenlandes, Vol. 69 (1977), pp. 45-53
  59. Z. V. Togan, "Sur l’Origine des Safavides, "in Melanges Louis Massignon, Damascus, 1957, III, pp. 345-57
  60. Concise History of Islam. — С. 205.
  61. Andrew J. Newman, Safavid Iran, стр.129
  62. Иосафат Барбаро именует его Секайдаром.
  63. 1 2 Sir Percy Skykes. A History of Persia. — С. 159.
  64. Vladimir Minorsky, open citation, p. 1007a.
  65. Vladimir Minorsky. «The Poetry of Shah Ismail», Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London, Vol. 10. No. 4, 1942, p. 1006a.
  66. Outlines of Universal History: Embracing a Concise History of the World from the Earliest Period to the Present Time.. — 1844. — С. 293.
  67. 1 2 Sholeh Quinn. Shah Abbas: The King who Refashioned Iran
  68. 1 2 Rula Jurdi Abisaab. Converting Persia: Religion and Power in the Safavid Empire. — С. 191
  69. Middle East Journal, Safavid Government Institution Review. Rudi Matthee.
  70. 1 2 И. В. Пигулевская, А. Ю. Ягубовский, И. П. Петрушевский, Л. В. Строева, А. М. Беленицкий. «История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века». И:М, 1958.
  71. 1 2 3 4 5 6 7 Michael Axworthy. Chapter II // The Sword of Persia: Nader Shah, from Tribal Warrior to Conquering Tyrant.
  72. 1 2 3 4 5 6 7 J. R. Perry The Last Ṣafavids, 1722-1773 // Iran, Vol. 9 (1971). — С. 59-69.
  73. 1 2 3 4 Cambridge History of Iran, Volume 7.
  74. 1 2 3 Encyclopedia Iranica, Nader Shah
  75. Michael Axworthy. Chapter III // The Sword of Persia: Nader Shah, from Tribal Warrior to Conquering Tyrant.
  76. The Cambridge History of Iran, Том 7, стр. 301-303
  77. Encyclopedia Iranica. 'Abbas III
  78. Cambridge History of Iran. — Vol.7. — С. 41.
  79. Abū al-Faz̤l ibn Mubārak, Henry Blochmann, Henry Sullivan Jarrett. The Ain i Akbari. — Asiatic Society of Bengal, 1873. — С. 313.
  80. Abū al-Faz̤l ibn Mubārak, Henry Blochmann, Henry Sullivan Jarrett. The Ain i Akbari. — Asiatic Society of Bengal, 1873. — С. 314-315.

Ссылки[править | править вики-текст]