Эта статья входит в число добротных статей

Школа слов и вещей

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Шко́ла слов и веще́й (школа «Слова и вещи»[1]; нем. Wörter und Sachen), или культу́рная морфоло́гия (англ. cultural morphology)[2] — направление[3] (движение[4][5], парадигма[6], школа[7][1][8]) в немецкой[3][6] (австрийской[6]) лингвистике конца XIX — начала XX века[3]. Представители школы призывали изучать слова в связи с вещами, которые они обозначают, в лингвистических исследованиях брать в расчёт культурный контекст[⇨]. Термином Wörter und Sachen называют как разнообразные лингвистические и методы, так и Школу слов и вещей[⇨] и этнографический метод[⇨].

Гуго Эрнст Марио Шухардт, основатель школы.

Терминология[править | править код]

Термин «культурная морфология» не используется в русскоязычных исследованиях. Вместо него используется термин «Школа слов и вещей»[1][3][8][9][10].

В. П. Гавдис также разграничивает Школу слов и вещей и направление «Слова и вещи», частью которого является школа (см. далее).

Лайл Кэмпбелл в своём учебнике по сравнительно-историческому языкознанию описывает[11] метод Wörter und Sachen как «историко-культурные выводы, сделанные из изучения слов» (англ. historical cultural inferences that can be made from the investigation of words) и приводит четыре его варианта:

  1. На основе членимости слов — если слово можно разбить на части (как англ. skyscraper ‘небоскрёб’ ← sky ‘небо’ + sсraper ‘тот, кто царапает’), то оно новее нечленимого (как англ. house ‘дом’) слова (там же указывается, что этот метод отнюдь не всегда работает).
  2. На основе того, что слово претерпело семантический сдвиг: англ. spinster ‘незамужняя женщина или кто-то пожилого возраста’ изначально значило ‘тот, кто прядёт (spin)’ → ранее искусством прядения занимались женщины.
  3. На основе регулярности/иррегулярности — если морфологические формы слова образуются нерегулярно (например, с помощью непродуктивных аффиксов), то это слово, скорее всего, древнее, как англ. ox ‘бык’ и oxen ‘быки’ с непродуктивным суффиксом множественного числа -en.
  4. На основе реконструкций — если в реконструированном праязыке было некое слово, значит его носители были знакомы с тем, что обозначает данное слово (лингвистическая палеонтология).

С. А. Бурлак и С. А. Старостин в своём учебнике приводят только четвёртый метод с равнозначными названиями — лингвистическая палеонтология, метод слов и вещей и Wörter und Sachen[12].

Также термином Wörter und Sachen и англ. word and thing method / method of ‘word and thing’[13][5][14] обозначают методы, применявшиеся представителями Школы слов и вещей[⇨] и метод в этнографии[⇨]. В англоязычных исследованиях также встречается термин ‘Wörter und Sachen’ field, обозначающий область деятельности школы слов и вещей[15].

Идеи школы[править | править код]

Основатели — Гуго Шухардт[3][9][4][5][16][17] (главный представитель школы[18][19], её лидер[8]) и Рудольф Мерингер[4][5][17][20]. (Впоследствии они спорили о том, кого считать основателем школы[комм. 1]. Лео Шпитцер (англ.) по поводу этой «мучительной полемики» писал в Meisterwerke der romanischen Sprachwissenschaft. Lautlehre/Wortforschung: Flexions- und Wortbildungslehre / Herausgeber Leo Spitzer. — München: Max Hueber Verlag (нем.), 1929. — Bd. 1. — S. 370. — 373 S.: «дискуссия не имеет практической важности; метод слов и вещей настолько полностью присущ и концепции Мерингера, и концепции Шухардта, что они оба имеют полное право считаться отцами новой тенденции» (цитируется по английскому переводу)[21]. См. также ниже о том, что идеи, подобные идеям школы, высказывались задолго до обоих из них и ниже о Готфриде Байсте.)

Школа сложилась в противостоянии с младограмматизмом[3][9][18][22], выступала против «стерильного формализма» младограмматиков[2].

Представители школы призывали изучать историю слов вместе с историей вещей[1] (отсюда название направления)[3][18], историей и культурой народов[19], политическими и религиозными факторами[23], историей культуры, используя в лингвистических исследованиях результаты этнографии[1][14] и этнологии[1]; вообще принимая в расчёт культурный контекст[2].

Такой подход был характерен также для исследований Жоржа Мийарде (нем.), Шарля Брюно (нем.), Адольфа-Луи Терраше (фр.), Луи Гоша́ (англ.) во Франции, Карла Яберга, Якоба Юда, Иоганнеса Хубшмида (нем. Johannes Hubschmid) в Швейцарии, Антони Гриеры-и-Гажа (каталан.) в Каталонии, Джулио Бертони (нем.) (представителя школы эстетического идеализма[18]) и Бенвенуто Террачини (итал.) в Италии, Секстила Пушкариу, Севера Попа (рум.), Эмила Петровича в Румынии и для ономасиологических исследований Эрнста Тапполе (нем.), Адольфа Цаунера (нем.), Клементе Мерло (итал.)[23].

Однако идея в лингвистических исследованиях не ограничиваться изучением слов, а иметь в виду и вещи, ими обозначаемые, не является изобретением XX века. Так, например, ещё Якоб Гримм говорил: «Лингвистика, приверженцем которой я являюсь и из которой я исхожу, ещё никогда не смогла меня так удовлетворить, что я бы не тянулся постоянно и с охотой от слов к вещам» (нем. Sprachforschung, der ich anhänge und von der ich ausgehe, hat mich noch nie in der Weise befriedigen können, daß ich nicht immer gern von den Wörtern zu den Sachen gelangt wäre)[комм. 2][24]. В своей работе 1623 года «De dignitate et augmentis scientiarum» Фрэнсис Бэкон писал о необходимости «грамматики, которая бы усердно искала не аналогии слов друг к другу, а аналогии между словами и вещами, или смыслом» (лат. grammatica quae non analogiam verborum ad invicem, sed analogiam inter verba et res, sive rationem, sedulo inquirat)[24][25].

Некоторые цитаты Рудольфа Мерингера

Будущее истории цивилизации лежит в объединении науки о словах и науки о вещах.

Без науки о вещах больше нет науки о словах! (1909)

Из наук о вещах прежде всего лингвист для своих целей может научится этнографии и этнологии. (1909)

История языка — это история цивилизации.

Виктория Гавдис считает[28][8], что Школа слов и вещей Шухардта (центром которой является Грац) является частью лингвистического направления «Слова и вещи» наряду с гамбургской школой слов и вещей, основанной Фрицем Крюгером (нем.) в 1928 году, швейцарской школой школой слов и вещей Яберга и Юда, находящей своих последователей и сейчас, и ономасиологическими работами французского учёного Жюля Жильерона[28], при этом разделяя школы Шухардта и Мерингера: Шухардт в своих исследованиях шёл от вещей к словам (и обозначение он считал полностью первичным значению), а Мерингер — от слов к вещам[29] (Шухардта более всего интересовала именно словосоздание, а так как слова не могут, как правило, обозначать несуществующие предметы, так как реальность детерминирует создание слова, он всегда подчёркивал её важность в сравнении со словами; Мерингера же более всего интересовали семантические изменения слова, первичное создание слова он воспринимал как данность, а уже изменения в слове он связывал с изменениями вещей, однако это различие проявлялось лишь в их теоретических построениях, на практике Мерингер соглашался с Шухардтом[30]). Школа слов и вещей, таким образом, является самой ранней школой этого направления[28]. Школа Шухардта и гамбургская школа занимались преимущественно реконструкцией, изучая язык диахронически, реконструктивно, а Жильерон и швейцарская школа — сбором и картографированием языкового материала, изучая язык синхронически[31][8]. Основными последователями гамбургской школы были Вильгельм Гизе (исп.), Олаф Дойчманн (нем.), Г. Корай, В. Эбелинг, В. Бринкманн, Г. Мессершмидт, главным печатным органом — журнал «Быт и культура романцев». Они занимались в основном изучением связи между материальной культурой и языком говорящих на испанском и португальском языках в Европе и Америке[32].

Для исследований Школы слов и вещей характерны атомистичное изучение отдельных слов в диахроническом аспекте в связи с изучением вещей, обозначаемых этим словом[33][8]. Так, например, Мерингер в своей работе «Etymologien zum geflochtenem Haus» (Festgabe Richard Heinzel (нем.); Halle, 1898) доказал связь нем. Wand ‘стена’ с глаголом winden ‘плести’ и готск. wandus ‘прут’ на основе предположения о связи готского дома времён Вульфилы и современными деревенскими домами в Болгарии, остов стен которых состоит из плетёных прутьев, скреплённых глиной. Предположение Мерингера о том, что нем. Wand изначально значило ‘плетень’ и связано с winden и готск. wandus, подтверждается современными этимологическими словарями[34][8], например, словарём Вольфганга Пфайфера (нем.)[35]. Мерингер постоянно предпринимал поездки по Австрии, Венгрии, Боснии[20][36] (по Венгрии и Боснии — с 1890 года[37]) в поисках разнообразных артефактов — от деталей строений до рыболовецких снастей[36].


Cquote3.svg
Рудольф Мерингер посвятил более тридцати лет неустанного труда объяснению и формированию нового метода [метода Школы слов и вещей].
[38]
Cquote2.svg
 

Вильгельм Майер-Любке установил (в своей статье «К истории молотильных устройств», опубликованной в журнале «Слова и вещи», см. ниже), что разные обозначения цепа в Тоскании и Эмилии обусловлены дивергенцией вещей: в Тоскании две части цепа соединяются кожаным ремнём, а в Эмилии двумя переплетёнными кольцами, отсюда разные названия: в Тоскании итал. correggiato от correggia ‘ремень’, а в Эмилии — sercal от serc[39]. Прежде считалось, что французское слово gilet ‘жилет’ происходит от имени комического персонажа старинного театра фр. Gilles, который якобы носил такую одежду. Шухардт, обратившись к истории костюмов, обнаружил, что он вовсе не носил жилетов, таким образом опровергнув эту этимологию. Он нашёл соответствия этому слову в других языках — исп. chaleco (устаревшее gileco), итал. giulecco; все они, по его мнению, восходят к тур. yelek. Современные этимологические словари подтверждают его правоту[40] (к примеру — многотомный словарь Trésor de la langue française (нем.), 1978[41]). Представители школы исследовали крестьянскую культуру (лучше всего ими описана область центральной Романии, центральной части территории романских языков): в их работах широко представлена ремесленническая терминология, виды одежды и её обозначения, оружие, охота, рыбная ловля, монеты и музыкальные инструменты. Также писались монографии, имеющие предметный словарь какой-либо общины или замкнутой территории[42]. Одной из областей исследований представителей школы была субстратная этимология[43].

Рудольф Мерингер о волнах (1904)

Так же, как распространяются языковые инновации, распространяются идеи (будь то политические, религиозные или художественные), и так же распространяются предметы материальной культуры, сельскохозяйственные орудия, дома и домашний быт.
Рядом с языковыми волнами мы видим волны вещей. Вместе мы можем их назвать волнами культуры, так как каждая инновация [то есть каждые из этих двух типов инноваций] появляется в духе волновой теории, что я указал в семнадцатом томе журнала Archiv für slavische Philologie на странице 504.

Wörter und Sachen. Mit 25 Abbildungen im Text (нем.) // Indogermanische Forschungen (англ.) / Herausgegeben von Karl Brugmann und Wilhelm Streitberg (англ.). — Strassburg: Verlag von Karl J. Trübner (нем.), 1904. — Bd. 16. — S. 191.

В своих исследованиях представители школы соединяли данные этнографии и лингвистики. Было обнаружено два типа несовпадений этнографической и лингвистической линий: исконное (и в прошлом изопрагмы (линии вещей) и изоглоссы не совпадали) и вторичное, неисконное (изоморфность изопрагм и изоглосс прошлого исчезла). Во втором случае может иметь место отставание изопрагм от изоглосс (когда языковые изменения распространяются, а материальная культура не изменяется) или наоборот[8]. Шухардт (в 1868 году[44]) и Иоганнес Шмидт (в 1872[44])[45] выдвинули «теорию волн» (волновую теорию[44]) — теорию о распространении языковых инноваций из центра их появления к периферии[18][45], а Мерингер выдвинул гипотезу о «волнах культуры»[17], состоящих из «языковых волн» и «волн вещей»[9][22].

Шухардт призывал при этимологических исследованиях обращать больше внимания семантической, а не звуковой стороне слова; здесь он имеет прямых продолжателей в виде чешских лингвистов Вацлава Махека и Франтишека Копечного[46].

Шухардт разделял историю слова, вещи, обозначения и значения. В каждый момент времени обозначение совпадает со словом, а значение — с вещью, но в течение времени их соотношения изменяются[3][47]. По его мнению, генезис наименований вещей находится в непосредственной связи с мировоззрением говорящих, силой их воображения, темпераментом, чувством красоты[48]. Он считал, что положение, условия жизни, характер, культура, возраст человека и т. п. оказывают прямое влияние на его язык. По его мнению, основная причина языковых изменений — в языковых скрещениях[17][47][49] (этим термином обозначали образование новых языков, не с помощью дивергенции, а в результате конвергентного взаимодействия двух или более изначально неродственных языков; сейчас считается, что такие процессы не могут самостоятельно создавать языки[50]). Этот тезис позднее использовал Н. Я. Марр в своём новом учении о языке[18][19]. Шухардт отрицал закономерность фонетических соответствий[9][17][18][23][49]; он видел ценность своего подхода в том, что реконструкция праформ и празначений слов подтверждается не непризнаваемыми им фонетическими законами, а тщательным изучением истории реалий, обозначаемых словами[51]. Вместо генеалогической классификации (классификации языков по родству) он выдвинул теорию географического выравнивания[9] (непрерывность переходов языков друг в друга в соответствии с их географическим положением[19][22][23]).

История[править | править код]

Ещё с 90-х годов XIX века Шухардт публиковал свои ономасиологические «слововещные» исследования. Обобщение опыта этих исследований приведено во введении ко второму тому работы Шухардта «Романские этимологии» (нем. Romanische Etymologien) 1899 года[52]. В 1903—1907[20][комм. 3] годах Мерингер опубликовал статьи о результатах своих «слововещных» исследований в авторитетном журнале «Индогерманские исследования (англ.)»[36] (статью в четырёх частях с названием «Слова и вещи»[20]).

Становление школы относят к 1909 году[53], когда Мерингер[20][54] (совместно с Шухардтом[36][19]) начал выпускать журнал «Слова и вещи»[комм. 4][9][17][18][22][55] (нем. Wörter und Sachen. Kulturhistirische Zeitschrift für Sprach- und Sachforschung), посвящённый отношениям между словами и историей объектов, обозначаемых ими[56], и просуществовавший до 40-х годов XX века[9][10][22]. Основные теоретические положения школы изложены в предисловии к первому номеру[уточнить][комм. 5]. Сам Мерингер публиковался там до 1928 года[20]. Шухардт предпочитал публиковаться в других изданиях[36]. На первых номерах указано пять редакторов: Мерингер, Вильгельм Майер-Любке, Йоосеппи Юлиус Миккола, Рудольф Мух (нем.) (германист, исследовавший с этнографической точки зрения мифологический материал с привлечением этимологий конкретных слов[57]) и Матиаш Мурко[комм. 4].

В 1928—1937 годах журнал редактировали соратники основателей направления, в частности, Майер-Любке и Херманн Гюнтерт (нем.) (Герман; 1887—1948). С начала 30-х годов XX века с журналом сотрудничал Иоганн Лео Вайсгербер, знакомый Гюнтерта, с которым он совершал совместные прогулки по окрестностям Ростока. После смерти Мерингера в 1931 году они вместе с Майером-Любке стали соиздателем журнала[36].

С 1933 года тенденция журнала, эксплицированная в томе 15 (1933), — посвящать больше внимания вопросам общей лингвистической теории. Эта тенденция появилась, несомненно, под влиянием Вайсгербера (сдержанного последователя Гумбольдта), который с 1933 года являлся одним из редакторов журнала[58].

Рудольф Мерингер о вещах пространственных и абстрактных[комм. 6]

Под вещами мы понимаем не только материальные предметы, но и мысли, идеи и институты, находящие своё языковое выражение в каком-либо слове… Психологический феномен в том, что базис речи можно считать «вещами», подобно пространственным объектам — их мы тоже можем знать лишь по мысленному изображению.

Wörter und Sachen. Band VII (1921). S. 50.

С приходом Гюнтерта произошла смена поколений, больше внимания в «Словах и вещах» стало уделяться «духовным вещам»[59] (хотя ещё Мерингер писал, что подразумевает по вещами и абстрактные понятия, но на практике этот постулат практически не применялся[60], особенно в начале развития школы[38]; в то же время, из всех школ направления «Слова и вещи» только школа Крюгера совсем не занималась исследованием абстрактных понятий[60]). В своих исследованиях на материале немецкого языка, опубликованных в середине 30-х годов, он проводит прямые параллели между языковыми фактами духовным складом народа-носителя. В его работах довольно явно прослеживаются националистические мотивы[59].

В 1938 году «Слова и вещи. Журнал индогерманского языкознания, этнологии и истории культуры» открылся новой серией. Издателями стали Гюнтерт и Вальтер Вюст — член НСДАП, впоследствии оберфюрер СС[61], тогда — директор Аненербе[61] (позднее этот пост занял Генрих Гиммлер). Помимо Вайсгербера, в редакцию были приглашены Вальтер Порциг, Рихард фон Кинле, Х. Кюн, Курт Штегманн фон Притцвальд (нем.). По словам Гюнтерта, журнал приобрёл «новую форму и новое платье»[61].

Новая серия началась программной статьёй Гюнтерта «Новое время — новая цель», в которой он, в частности, писал, что «в каждом языке заложены множественные этнические культурные ценности», что языку нужно вернуть «полагающееся ему место в духовной жизни немецкого народа и формировании духовности немецкой молодежи». Это место, по его мнению, индоевропеистика занимала во времена работы Иоганна Гердера, Вильгельма Гумбольдта, Гримма, а во времена младограмматиков (особенно усилиями Германа Пауля) произошла «деградация духовного воззрения на язык». Как считал Гюнтерт, она опустилась до сбора и описания внешних явлений, тщательного доказательства звуковых законов с помощью «запутанного клубка тысяч и тысяч аналогий», а главным её пороком стало игнорирование «расовоэтнических» и культурно-временных условий существования языковых сообществ, а журнал «Слова и вещи» призван преодолеть этот разрыв между языком и языковым сообществом[62].

В следующих выпусках Гюнтерт публиковал статьи в том числе о поиске взаимосвязей между арийской «расовой душой» и культурой арийских народов[63].

По мнению О. А. Радченко, уже с самого начала издания новой серии в редакционном совете журнала существовали разногласия[64]. Вайсгербер отразил в статьях в журнале свои попытки формирования феноменологии языкового сообщества, где центральное место уделяется языку, а не расе. Публикация этих статей практически поставила под вопрос существование самого журнала. Но Гюнтерт не предложил Вайсгерберу покинуть журнал, и тот делает это добровольно, оставаясь до 1942 года в числе сотрудников[6].

В новой серии журнал просуществовал недолго (19—23 выпуски или 1—5 выпуски новой серии — с 1938 по 1943—1944 года). Последние два выпуска изданы В. Вюстом практически без участия Х. Гюнтерта[6].

Представителями этой школы также являлись Вальтер фон Вартбург[55][65], Макс Леопольд Вагнер (англ.), Ф. Крюгер[23][55], Ханс Шпербер (нем.)[2]. Одним из более ранних исследователей, близких к школе, являлся Готфрид Байст (нем.). Фридрих Шюрр (нем.) писал в 1926 в журнале Zeitschrift für romanische Philologie на : «Он [Байст] вместе в Шухардтом принадлежит к группе лингвистов, очень рано отказавшихся от бюрократической этимологизации, которая полагается только на „фонетические законы“, чтобы идти по пути „слов и вещей“; иными словами, он является одним из главных основателей этого метода [метода Школы слов и вещей]»[комм. 7] (нем. Er gehört also mit Schuchardt zu denjenigen Sprachforschern, die sehr früh schon das rein konstruktive Etymologisieren auf Grund der „Lautgesetze“ vom Schreibtisch aus zugunsten der Richtung „Wörter und Sachen“ verlassen haben, bzw. er gehört mit zu den Haupbegründern dieser Richtung)[66].

Школа не создала своей методики[3][17], концепции, которую можно было бы противопоставить младограмматизму[9]. Младограмматики создали для изучения языка строгую методологию, а изучение слов и вещей распалось на исследование отдельных элементов лексической системы[3]. Школа замыкалась в кругу проблем этимологии, лексикологии и семасиологии[18]. Представителям школы не удалось преодолеть излишний атомизм, они очень мало внимания уделяли нетерминологической лексике. Однако им удалось выяснить семантическую судьбу огромного числа слов благодаря тщательному документированию ранее сомнительных этимологий[67]. В. П. Гавдис пишет, что «была создана мощная база для противодействия младограмматикам»[68].

Идеи Школы слов и вещей нашли развитие в лингвосоциологии, лингвогеографии, марризме и структурализме[22].

В этнографии[править | править код]

Метод «слова и вещи» в этнографии заключается в применении достижений лингвистики при изучении предметов, явлений, институтов, обрядов. Этот подход особенно развит среди финских (Ууно Сирелиус (фин.), Кустаа Вилкуна (фин.), Ниило Валонен (фин.), Тойво Вуорела (фин.)) и эстонских этнографов (Фердинанд Линнус (нем.), Густав Рянк (нем.), Антс Вийрес (нем.)). Ф. Крюгер этим методом изучал этнографию Пиренеев. Метод широко применялся венгерскими этнографами Яношем Янко (венг.) и Жигмондом Батки (венг.). С помощью подхода «слова и вещи» показательных результатов достиг Иван Балашша (венг.) («Венгерская кукуруза», Будапешт, 1960)[14].

См. также[править | править код]

Комментарии и примечания[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. Мерингер изложил основные свои аргументы в полемике во третьем томе (1910—1911) журнала «Слова и вещи» (о нём см. далее) на странице 31 и далее. Шухардт — в 34-м томе (1910) журнала Zeitschrift für romanische Philologie на странице 257 и далее.
  2. Эта цитата является эпиграфом к научному журналу школы — «Слова и вещи» (о нём см. далее).
  3. На самом деле только с 1904: в томах 16 (1904; «Wörter und Sachen. Mit 25 Abbildungen im Text», с. 101—196), 17 (1904/1905; «Wörter und Sachen II. Mit 15 Abbildungen», с. 100—166), 18 (1905/1906; «Wörter und Sachen III», с. 204—296), 19 (1906; «Wörter und Sachen IV. Mit 31 Abbildungen im Text», с. 401—457), 21 (1907; «Wörter und Sachen V. Mit 16 Abbildungen, davon 5 auf zwei Tafeln», с. 277—314). См., например, здесь. Там же можно увидеть, что ни в 1903, ни в 1908—1909 Мерингер не опубликовал в том журнале не одной статьи.
  4. 1 2 Тома 1, 2, 3, 4, 5 и приложения 1—2 можно посмотреть на сайте Архива интернета, остальные тома продаются на Amazon и на booklooker.de. По некоторым томам можно осуществить поиск на Google Books.
  5. На несколько первых номеров журнала написал свои рецензии в «Индогерманских исследованиях» Вилли Фой: на первый и на второй выпуски первого тома, на второй том.
  6. Похожие мысли высказывал И. Л. Вайсгербер в 12 томе (1929) того же журнала, стр. 197[38].
  7. Похожие мысли высказывал Адольф Цаунер (нем.) в статье Gottfried Baist als Hispanist (страницы 102—106) в 147-м томе журнала Archiv für das Studium der neueren Sprachen und Literaturen.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 Гавдис, 1974.
  2. 1 2 3 4 Cutler A. (англ.). Meringer, Rudolf (1859 – 1931) // Encyclopedia of Language and Linguistics (англ.) / Editor-in-Chief Keith Brown (англ.). — Second Edition. — Amsterdam: Elsevier Science, 2006. — Vol. 8. — P. 12—13.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Школа слов и вещей. Энциклопедия Кругосвет. www.krugosvet.ru. Дата обращения 18 августа 2017.
  4. 1 2 3 Радченко, 2013, с. 150.
  5. 1 2 3 4 Allison Paige Burkette. Language and Material Culture. — Amsterdam / Philadelphia: John Benjamins Publishing Company (англ.), 2015. — P. 9—10. — 192 p. — (IMPACT: Studies in Language and Society. Volume 38). — ISBN 9027267944. — ISBN 9789027267948.
  6. 1 2 3 4 5 Радченко, 2013, с. 157.
  7. Metzler Lexikon Sprache / Herausgegeben von Helmut Glück (нем.) unter Mitarbeit von Friederike Schmöe (нем.). — Dritte, neubearbeitete Auflage. — Stuttgart, Weimar: Verlag J. B. Metzler (нем.), 2005. — S. 741. — 782 S. — ISBN 978-3-476-02056-7.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 Гавдис В. П. К вопросу места и значимости направления «слова и вещи» в истории лингвистики // Романское и германское языкознание / Главный редактор А. И. Киселевский. — Мн., 1977. — Вып. 7. — С. 104—112. — 164 с. — ББК 81.43+71.47.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Нелюбин Л. Л. История науки о языке: учебник / Л. Л. Нелюбин, Г. Т. Хухуни. — 5-е изд., стереотип. — М. : «Флинта», 2016. — 376 с. — ББК 81-923. — УДК 81(075.8)(G). — ISBN 978-5-89349-723-6.
  10. 1 2 Громова С. Л. Школа «слов и вещей». Г. Шухардт // Роль иностранного языка в формировании профессиональных компетенций специалиста: сборник научных трудов по материалам I Международной научно-практической конференции 31 мая 2016 / Редакторы Н. А. Краснова, Т. Н. Плесканюк. — Нижний Новгород: НОО «Профессиональная наука», 2016. — С. 18—24.
  11. Campbell L. Historical linguistics: An Introduction. — Cambridge, Massachusetts: The MIT Press, 1999. — P. 367—368. — 398 p. — ISBN 0-262-53159-3.
  12. Бурлак С. А., Старостин С. А. Глава 4.1. Реконструкция протокультуры и определение прародины // Cравнительно-историческое языкознание: Учебник для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Издательский центр «Академия», 2005. — 432 с. — ISBN 5-7695-1445-0, УДК 800(075.8), ББК 81я73.
  13. Iordan et al., 1970, p. 62.
  14. 1 2 3 4 Wörter und Sachen // Magyar néprajzi lexikon / Főszerkesztő Ortutay Gyula (англ.). — Budapest: Akadémiai, 1982. — Bd. V (Szé–Zs). — ISBN 9630524430.
  15. Iordan et al., 1970, p. 67.
  16. Самарин Д. А. Г. Шухардт об учении Г. Пауля и Лейпцигской школы // Известия Южного федерального университета. Филологические науки. — 2016. — Вып. 1. — С. 141–147. — ISSN 1995-0640.
  17. 1 2 3 4 5 6 7 Тихонов А. Н., Хашимов Р. И., Журавлёва Г. С., Лапыгин М. А., Ломов А. М., Рацибурская Л. В., Тихонова Е. Н. Энциклопедический словарь-справочник лингвистических терминов и понятий. Русский язык / Под общей редакцией А. Н. Тихонова, Р. И. Хашимова. — 2-е издание, стереотипное. — М.: Издательство «ФЛИНТА», 2014. — Т. 1. — 840 с. — ISBN 978-5-89349-894-3.
  18. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 В. А. Звегинцев. История языкознания XIX—XX веков в очерках и извлечениях. Часть первая. — 3-е издание, дополненное. — М.: Издательство «Просвещение», 1964. — С. 301, 302.
  19. 1 2 3 4 5 Шарафутдинова Н. С. Теория и история лингвистической науки. — 3-е издание, исправленное и дополненное. — Ульяновск : УлГТУ, 2012. — С. 227, 228. — 346 с. — ББК 81.2-03я7. — УДК 81´0 (075)(G). — ISBN 978-5-9795-0946-4.
  20. 1 2 3 4 5 6 Pohl H. D. (нем.). Meringer, Rudolf (нем.) // Neue Deutsche Biographie / Hauptschriftleiter Karl Otmar Frhr. v. Aretin (нем.), generalredaktor Hans Jaeger. — Berlin: Duncker & Humblot (нем.), 1994. — Bd. 17, Melander — Moller. — S. 140—141. — ISBN 3-428-00198-2, ISBN 3-428-00181-8.
  21. Iordan et al., 1970, p. 67—68.
  22. 1 2 3 4 5 6 Амирова Т. А., Ольховиков Б. А., Рождественский Ю. В. История языкознания: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Под ред. С. Ф. Гончаренко. — 2-е издание, стереотипное. — М. : Издательский центр «Академия», 2005. — С. 458, 459, 468, 470. — 672 с. — ББК 81я73. — УДК 800(075.8)(G). — ISBN 5-7695-2377-8.
  23. 1 2 3 4 5 Нарумов Б. П. Романистика // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — С. 419—421. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  24. 1 2 Iordan et al., 1970, p. 68.
  25. Радченко, 2013, с. 150—151.
  26. 1 2 Iordan et al., 1970.
  27. Meringer, Rudolf. Wörter und Sachen (нем.) // Germanisch-romanische Monatsschrift (нем.) / Herausgegeben von Dr. Heinrich Schröder. — Heidelberg: Carl Winters Universitätbuchhandlung (нем.), 1909. — Bd. 1. — S. 593—598. Эта фраза открывает четвёртый абзац на странице 597.
  28. 1 2 3 Гавдис, 1974, с. 10—11.
  29. Гавдис, 1974, с. 26.
  30. Гавдис, 1974, с. 29—30.
  31. 1 2 Гавдис, 1974, с. 24.
  32. Гавдис, 1974, с. 15.
  33. Гавдис, 1974, с. 12.
  34. Гавдис, 1974, с. 14.
  35. Etymologisches Wörterbuch des Deutschen / Erarbeitet von einem Autorenkollektiv des Zentralinstituts für Sprachwissenschaft unter Leitung von Wolfgang Pfeifer (нем.). — Berlin: Akademie-Verlag, 1989. — Bd. 3, Q-Z. — 2093 S.
  36. 1 2 3 4 5 6 Радченко, 2013, с. 151.
  37. Lochner-Hüttenbach F. Meringer Rudolf // Österreichische Biographische Lexikon 1815–1950. — Verlag der Österreichischen Akademie der Wissenschaften, 1975. — Bd. 6 (Mai—Mus). — С. 229—230. — ISBN 3-7001-1332-3. — ISBN 978-3-7001-1332-4.
  38. 1 2 3 4 Iordan et al., 1970, p. 64.
  39. Гавдис, 1974, с. 14—15.
  40. Гавдис, 1974, с. 17—18.
  41. Trésor de la langue française informatisé: GILET.
  42. Гавдис, 1974, с. 33—34.
  43. Гавдис, 1974, с. 35.
  44. 1 2 3 Нерознак В. П. Ареальная лингвистика // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — С. 43—44. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  45. 1 2 Лингвистическая география. Энциклопедия Кругосвет. www.krugosvet.ru. Дата обращения 18 августа 2017.
  46. Гавдис, 1974, с. 31—32.
  47. 1 2 Медведева Т. Н. Методические указания по курсу «История лингвистических учений». — Саратов, 2011.
  48. Гавдис, 1974, с. 18.
  49. 1 2 Топоров В. Н. Сравнительно-историческое языкознание // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — С. 486—490. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  50. Старостин С. А. Скрещивание языков // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — С. [457] (стб. 3). — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  51. Гавдис, 1974, с. 13.
  52. Гавдис, 1974, с. 16—17.
  53. Гавдис, 1974, с. 7—8.
  54. Johansson K. F. Meringer, Rudolf // Nordisk familjebok. — Ny, reviderad och rikt illustrerad upplaga. — Stockholm, 1913. — Bd. 18. Mekaniker—Mykale. — S. 170.
  55. 1 2 3 Хаустова Э. Д. Теория слов и вещей в аспекте межкультурной коммуникации // Вестник ВГУ. Серия: Лингвистика и межкультурная коммуникация. — Воронеж: ВГУ, 2006. — № 1. — С. 24—28.
  56. Гавдис, 1974, с. 8.
  57. Гавдис, 1974, с. 16.
  58. Iordan et al., 1970, p. 65.
  59. 1 2 Радченко, 2013, с. 152.
  60. 1 2 Гавдис, 1974, с. 24—25.
  61. 1 2 3 Радченко, 2013, с. 153.
  62. Радченко, 2013, с. 153—154.
  63. Радченко, 2013, с. 156—157.
  64. Радченко, 2013, с. 155.
  65. Варбот Ж. Ж. Этимология // Лингвистический энциклопедический словарь / Главный редактор В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — С. 596—597. — 685 с. — ISBN 5-85270-031-2.
  66. Schürr F. (нем.). Gottfried Baist† (нем.) // Zeitschrift für romanische Philologie (нем.) / Fortgeführt herausgegeben von Dr. Alfons Hilka (нем.). — Halle (Saale): Max Niemeyer Verlag, 1927. — Bd. XLVI, 1926. — S. 132. — doi:10.1515/zrph.1926.46.1.129.
  67. Гавдис, 1974, с. 38—39.
  68. Гавдис, 1974, с. 41.

Литература[править | править код]