Андерс, Владислав

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Владислав Андерс
Władysław Anders
Wladyslaw Anders.jpg
Дата рождения

11 августа 1892({{padleft:1892|4|0}}-{{padleft:8|2|0}}-{{padleft:11|2|0}})

Место рождения

Блоне, Кутновский уезд, Варшавская губерния, Привислинский край, Российская империя

Дата смерти

12 мая 1970({{padleft:1970|4|0}}-{{padleft:5|2|0}}-{{padleft:12|2|0}})

Место смерти

Лондон, Великобритания

Принадлежность

Российская империяFlag of Russia.svg Российская империя
Польша Польская Республика

Годы службы

Российская империя 19131917
Польша 19181946

Звание

Капитан
Дивизионный генерал

Командовал

2-й Польский корпус

Сражения/войны

Первая мировая война
Великопольское восстание (1918—1919)
Советско-польская война
Вторая мировая война:

Награды и премии
Знак за 8 ранений и контузий
Орден Белого орла
Командор ордена «За воинскую доблесть» Кавалер ордена «За воинскую доблесть»
Золотой крест ордена «За воинскую доблесть» Серебряный крест ордена «За воинскую доблесть»
Орден Возрождения Польши 3-й степени
Орден Возрождения Польши 4-й степени
Крест Независимости
Четырежды награждённый Крестом Храбрых
Золотой крест Заслуги с мечами
Золотой крест Заслуги с мечами
Золотой крест Заслуги с мечами
Золотой крест Заслуги с мечами
Медаль «10-летие обретения независимости»
Памятная медаль за войну 1918—1921
Крест «За Монте Кассино» Закрочимская Звезда Командор ордена Почётного легиона
Кавалер почтеннейшего ордена Бани
Военный крест 1939—1945 (Франция) Кавалер Большого креста ордена Святых Маврикия и Лазаря
Крест «За воинскую доблесть»
Орден «Легион почёта» степени генерала

Российские:

Орден Святого Георгия IV степени
Орден Святого Владимира IV степени
Орден Святой Анны II степени
Орден Святого Станислава II степени
Орден Святой Анны III степени
Орден Святого Станислава III степени
Орден Святой Анны IV степени
Владислав Андерс на Викискладе

Влади́слав А́ндерс (польск. Władysław Anders, 11 августа 1892(18920811), Блоне, Польша — 12 мая 1970, Лондон) — дивизионный генерал (генерал-лейтенант) польской армии, польский военный и политический деятель, командовал польскими формированиями во время Второй мировой войны (см. Армия Андерса (2-й Польский корпус)), главнокомандующий польскими силами на Западе (1945 год).

Молодость[править | править вики-текст]

Родился в семье мелких шляхтичей (отец — агроном, земельный агент) и мать (урождённая Таухерт) — из балтийских немцев. Собираясь стать инженером, окончил реальное училище в Варшаве, потом политехнический институт в Риге. Однако сразу по его окончании был призван в русскую армию (1913 год), и по окончании офицерской кавалерийской школы, уже после начала Первой мировой войны, в чине поручика направлен в 3-й драгунский полк. В боях проявил большую храбрость и способности, вскоре уже командовал эскадроном, имел три ранения (всего в своей жизни он был ранен 8 раз), несколько боевых орденов (в том числе орден Св. Георгия IV степени). Как отличившийся офицер, был направлен в Академию Генерального Штаба в Петрограде, где прошёл ускоренный курс; её он окончил буквально накануне революции (в середине февраля 1917), получив диплом из рук Николая II и чин капитана генерального штаба.

Андерс и русская революция[править | править вики-текст]

Февральскую революцию Андерс, по собственным словам, встретил, как и все поляки, «с энтузиазмом». Вскоре он был направлен в формировавшийся Временным правительством национальный польский корпус (1-й Польский корпус генерал-майора Юзефа Довбор-Мусницкого) и вступает в 1-й Креховецкий уланский полк; момент, когда он приколол к своей форме польского орла, был, по его словам, одним из самых счастливых в его жизни. Осенью Андерс назначается начальником штаба 7-й Польской стрелковой дивизии; на этом посту застаёт его Октябрьская революция 1917 года в России. 12 января 1918 Довбор-Мусницкий объявляет войну большевистскому правительству; на следующий день части Андерса берут Рогачёв. Однако 31 января дивизия была выбита из Рогачёва подразделениями 1-го Даугавривского и 4-го Видземского латышских стрелковых полков и сводным отрядом матросов Балтийского флота. Общее руководство осуществлял Иоаким Вацетис. 7-я Польская стрелковая дивизия отошла к Бобруйску и там после Брест-Литовского мира сдалась немцам и была расформирована. Андерс вместе с Довбор-Мусницким возвращается в Польшу.

Служба независимой Польше[править | править вики-текст]

После Ноябрьской революции в Германии Довбор-Мусницкий становится главой сформированной в Познани повстанческой Великопольской армии, а Андерса, уже в чине подполковника, назначает своим начальником штаба. В этом качестве Андерс ведет бои с немцами до самого вхождения Познанщины в состав Польши (16 февраля 1919 года). С апреля того же года, в качестве командира сформированного им 15-го Уланского Познаньского полка, принимает участие в боях с Красной Армией. После заключения Рижского мира между Польшей и РСФСР (1921) получает высшее военное образование в Париже («Высшая военная школа») и Варшаве, с ноября 1925 года в звании полковника — военный комендант Варшавы. Во время мятежа Пилсудского 12 мая 1926 года Андерс сохраняет верность демократическому правительству и руководит военным отпором путчистам, что после установления режима «санации» самым неблагоприятным образом сказывается на его карьере: вплоть до Второй мировой войны он находится в должности командира кавалерийской бригады, Волынской (с 1928), затем Новогрудовской (с 1937). Во главе последней вступает в войну.

Начало войны и плен[править | править вики-текст]

Вскоре после начала войны бригада Андерса сливается с остатками двух польских дивизий в оперативную кавалерийскую группу «Андерс», а сам Андерс, получивший уже звание генерала, сражается во главе её в районе Плоцка и к юго-востоку от Варшавы, а после поражения поляков под Варшавой отходит к Львову; 22 сентября 1939 года успешно атаковал наступавших немцев; 24 сентября, собрав вокруг себя остатки разбитых польских войск, попытался прорваться через немецкое и советские окружение в Венгрию, надеясь затем перебраться во Францию и продолжать борьбу. Однако в ходе боев 2728 сентября группа Андерса была разбита советскими войсками, сам Андерс — дважды ранен и на следующий день попал в плен[1].

Андерс прошёл курс лечения в польском военном госпитале во Львове, затем содержался во внутренней тюрьме НКВД на Лубянке вплоть до августа 1941, когда были установлены союзнические отношения между СССР и польским эмигрантским правительством.

Игорь Бунич в книге «Лабиринты безумия» приводит данные о боях между советскими войсками и частями польской армии под Перемышлем, среди которых были и уланские части Андерса; в этих боях уланы уничтожили два полка пехоты[2]. Впрочем, эти данные крайне сомнительны, так как численный состав одного стрелкового полка — около 2 000 человек, а максимальная цифра потерь РККА за весь период войны не более 1 500 человек.

В книге Михаила Мельтюхова «Советско-польские войны» этот эпизод описан несколько иначе. В 6.30 27 сентября 26-й и 27-й уланские полки группы Андерса атаковали 148-й кавполк в Сутковице, однако встреченные артогнём и контратакой отошли на опушку леса. В ходе трёхчасового боя противник потерял 300 человек убитыми, 200 пленными, 4 орудия и 7 пулемётов. На следующий день группа была рассеяна, но генерал Андерс с несколькими офицерами скрылся и попал в плен лишь 30 сентября.

Наконец адъютант Андерса, ротмистр Ежи Климковский свидетельствует, что примерно с 21 сентября Андерс совершенно потерял голову, не хотел сражаться, а старался сторонкой, избегая всякой возможной встречи с неприятелем, как можно быстрее пробраться в Венгрию, а единственным человеком, который думал и работал за него, был майор Адам Солтан, начальник штаба Андерса. 22 или 23 сентября, во время боёв под Красныбродом, Андерс исчез из расположения своей группы и дальнейшие его судьбы, вплоть до обнаружения в госпитале во Львове, неизвестны.

Во главе «Армии Андерса»[править | править вики-текст]

Советские командиры и польские офицеры на учениях (зима 1941 года). Польские военнослужащие в английских стальных шлемах Brodie helmet. Сидящий справа в фуражке — генерал В. Андерс.
В. Андерс инспектирует части 2-го польского корпуса, Италия, 1945 год.

4 августа 1941 года Андерс (до этого 22 месяца содержавшийся как заключённый на Лубянке) был доставлен в кабинет Берии, где последний лично сообщил ему, что он свободен и что он назначен лондонским правительством командующим польской армией в СССР (с производством в чин дивизионного генерала). Армия должна была быть сформирована, частью по призыву, частью на добровольной основе, из граждан Польши в СССР (главным образом это были выпущенные из тюрем и лагерей военнопленные и репрессированные). На назначение её командующим Андерса повлияли несколько моментов: то, что он имел опыт командования войсковой группой; его политическое лицо, то есть непричастность к окружению Пилсудского; наконец, хорошее знание русского языка и репутация специалиста по России. Однако Андерс, крайне негативно относясь к советскому режиму и России, категорически не желал сражаться против немцев под знаменами СССР, в котором видел врага поляков и который, как он полагал, воспользуется любым удобным случаем, чтобы поработить Польшу; поэтому он имел в виду, вызволив из-под власти СССР как можно больше поляков, увести их из СССР на Запад. Он пишет:

Я понимал, что если даже сейчас, когда Россия находится в трудных условиях, немцы постоянно наступают, Союзу грозит разгром, если даже сейчас советские власти так неприязненно относятся к нам, полякам, что же будет, когда военное счастье отвернётся от немцев? Политические руководители, всё Политбюро, всё советское правительство — это те же люди, которые заключили пакт с Германией и устами Молотова выражали радость, что Польша, «ублюдок версальской системы», навсегда прекратила своё существование. Это были те же люди, которые причинили невиданные ранее в истории страдания миллионам поляков и уничтожили многие сотни тысяч человеческих жизней.

Большинство офицеров категорически не желало воевать на стороне Советского Союза, для них Россия-СССР был историческим врагом, ничуть не лучшим (а для некоторых и хуже), чем гитлеровский рейх.[3] Из записок адъютанта генерала Андерса — Ежи Климковского:

Договор с Советским Союзом Андерс считал не чем-то постоянным, что должно было служить основой дальнейшего существования, а лишь необходимым временным злом.

…было видно, что он лишь ожидает момента, «когда Советский Союз будет побежден».

В возможность победы Советского Союза никогда не верил..

Глава польского правительства генерал Сикорский, более лояльно настроенный к союзнику и стремившийся иметь польские войска на всех фронтах, противился этим планам; но Андерс через голову Сикорского, с помощью Черчилля, сумел добиться их осуществления. Официально (перед Сталиным) выдвигались утверждения, что поляков следует перевести в Иран из-за более тёплого климата и лучших возможностей для снабжения (англичанами); Андерс утверждал, что после того, как армия будет сформирована и обучена, она вернется в СССР — Сталин этому, разумеется, не верил. По свидетельству адъютанта Андерса, Ежи Климковского, Андерс пытался установить контакт с немцами:

...Что касается политических вопросов, то он был глубоко убежден в неизбежном поражении Советского Союза и не сомневался в победе Германии настолько, что искал даже определенных людей и путей к высшим немецким военным чинам. Лучшим эмиссаром он считал бывшего премьера Польши профессора Леона Козловского, рассуждавшего таким же образом, как Андерс, и мыслящего теми же категориями, убежденного в победе Германии. Леон Козловский считал, что Польша, несмотря на все происшедшее в сентябре 1939 года, должна сотрудничать с Германией, как [131] это сделали Румыния, Венгрия и другие сателлиты «оси». Поэтому Андерс, встретив Козловского в посольстве в Москве, направил его в штаб Бузулук и под видом определения на работу в армию, одел его в военное обмундирование....

...Господин Козловский в течение недели работал в финансовом отделе армии в звании поручика, после ряда совещаний и заседаний, которые были проведены в это время, он получил распоряжение отбыть в Москву, вроде как бы в посольство, хотя в это время оно находилось не в Москве, а в Куйбышеве. В действительности же он должен был перейти через линию фронта, что в условиях немецкого наступления являлось делом нетрудным. Фронт в это время быстро перемещался и доходил почти до самой Москвы. Это был конец октября 1941 года. Как раз в это время Козловский в компании с двумя офицерами перешел линию фронта и уже в конце ноября был в Варшаве и в этом же месяце представлялся в Берлине....[1]

...В это же время, примерно в конце декабря 1941 года, советские органы сообщили нам, что к ним явились курьеры из Польши с просьбой о направлении их к Андерсу. Они перешли линию фронта, чтобы установить связь между подпольем в Польше и польской армией в СССР.... .....В штабе их приняли приветливо, а их руководитель, поручик Шатковский, встретился с Андерсом на квартире, поскольку рабочий день в штабе закончился.

Когда поручик Шатковский, пришедший вместе с майором Бонкевичем, доклад Андерсу, я находился в комнате. Сначала беседа была общей и касалась тем, всех нас интересующих. Поручик Шатковский передал Андерсу письмо [168] от его жены, находившейся в Варшаве, собственноручно ею написанное, в котором говорилось, чтобы муж оказал полное доверие курьеру. Поручик Шатковский заверил генерала, что его жене ничто не угрожает, так как у нее хорошие отношения с немцами и что о ней заботится один из немецких полковников. Я заметил, что это не понравилось генералу..... ....курьер привез из Польши от подпольной организации какую-то инструкцию на пленке, но каково ее содержание — генерал не сказал. Я узнал лишь то, что пленку должны были проявить и расшифровать.... ....С момента приезда поручика Шатковского Андерс все время ходил сам не свой, казалось, он испытывает какую-то тревожную растерянность. Я не знал, в чем дело. Узнал лишь то, что курьера прислала организация, которая намеревалась сотрудничать с немцами и такое же сотрудничество она предлагала Андерсу.

Предложение и способ его осуществления (как мне позже рассказывал майор Бонкевич) содержались на этой пленке. Все это время генерал интересовался не столько привезенными инструкциями, сколько беспокоился по поводу того, знают ли советские органы ее содержание. Ведь курьер находился [169] в их руках около недели и пленка с успехом могла быть прочитанной НКВД... ....Как-то поручик Шатковский в общем разговоре сказал, что видел в Варшаве бывшего премьера Леона Козловского. Это известие начали связывать с недавним выездом Козловского из Бузулука именно в Варшаву и в Берлин. Опять стали говорить о Козловском и Андерсе, тем более, что курьер из Польши рассказывал, что встречался с Козловским в Варшаве. Люди, посвященные в это дело, стали проявлять беспокойство. Андерс узнал об этом. Его реакция имела эффект разорвавшейся бомбы.

Андерс испугался этой истории, в особенности того, что в ней оказалась замешанной его жена. Опасаясь серьезной угрозы для себя, он решил ликвидировать курьера....Андерс приказал немедленно арестовать Шатковского. Чтобы окончательно пресечь различные слухи, он потребовал суда над Шатковским и вынесением ему смертного приговора.... ....Судебный приговор Андерс выслал телеграфно на утверждение Сикорскому.

Через несколько дней от Сикорского пришел ответ, что приговор он не утверждает и приказывает вновь пересмотреть дело в суде и все материалы выслать в Лондон.

Андерс не ожидал этого. Вопреки приказу Сикорского он решил все же расстрелять Шатковского. Он предложил скрыть получение телеграммы, предлагавшей приостановить исполнение приговора...[2]

Эвакуация «армии Андерса» в Иран проходила весной — летом 1942 года и была завершена к 1 сентября; к тому моменту (с 12 августа) эта армия получила официальное название «Польской Армии на Востоке» и состояла из 3, 5, 6 и 7-й пехотных дивизий, танковой бригады и 12-го уланского полка. (Андерс лично командовал 5-й дивизией, считавшейся самой боеспособной в армии.) 21 июля 1943 г. «Польская армия на Востоке» преобразована во «2-й Польский корпус» в составе британской армии. Корпус насчитывал около 50 тыс. человек и состоял из: 3-й Карпатской пехотной дивизии (2 стрелковые бригады и уланский полк); 5-й Кресовой пехотной дивизии (2 пехотные бригады и уланский полк); 2-й Польской бронетанковой бригады (2 бронетанковых и уланский полк), 2-го Артиллерийского корпуса (3 артиллерийских, 1 противотанковый и 2 противовоздушных полка), а также отдельного уланского полка, десантно-диверсионной роты и различных мелких подразделений.

Дислоцировались поляки Андерса сначала в Ираке, потом в Палестине и Египте, а с декабря по апрель 1944 года были переброшены в Италию, где тотчас отличились при прорыве так называемой «линии Густава» (прикрывавшей Рим с юга), после многодневных кровопролитных боев взяв 18 мая ключевой пункт немецких укреплений — монастырь Монте-Кассино. После этого 2-й Польский корпус был переброшен на Адриатический фронт и принимал участие в боях под Анконой; он закончил свой боевой путь в апреле 1945 г. взятием Болоньи. Героические бои под Монте-Кассино сделали Андерса наиболее популярным из всех польских генералов. С февраля 1945 года Андерс — исполняющий обязанности главнокомандующего польскими силами на Западе (до 24 мая, когда из плена вернулся командующий Армией Крайовой генерал Бур-Коморовский). 7 мая 1945 года генерал Владислав Андерс исполняющий обязанности главнокомандующего польскими силами на Западе распустил организацию NIE и создал вместо неё в тылах Красной армии на базе AK-NIE организацию DSZ-Делегатурa вооруженных сил Delegatura Sił Zbrojnych na Kraj комендантом которой стал полковник Ян Жепецкий («Ожуг», «Презес») . Андерс создал DSZ для того, чтобы вести бой против СССР и Временнoгo правительствa Польской Республики.

После войны[править | править вики-текст]

По окончании войны Андерс последовательно занимал позицию, враждебную коммунистическому режиму в Польше. Добился отмены планировавшейся британским правительством принудительной репатриации его солдат; в 1946 году коммунистическое правительство лишило его польского гражданства. С 1954 года — член (наряду с Бур-Коморовским и Эдуардом Рачиньским) и фактический лидер «Совета трёх», руководящего органа польской эмиграции. Согласно завещанию, похоронен в Монте-Кассино, рядом со своими павшими солдатами.

После встречи со своим бывшим сослуживцем П. Шандруком, возглавлявшим на последнем этапе войны дивизию СС «Галичина», добился от британских властей признания бойцов этой дивизии польскими гражданами, не подлежащими выдаче СССР.[4][источник не указан 879 дней]

В. Андерс — автор книги мемуаров «Без последней главы».

Могила Андерса

Личная жизнь[править | править вики-текст]

Был дважды женат. От первого брака с Иреной Марией Иордан-Краковской родилась дочь Анна, автор книги воспоминаний «Мой отец генерал Андерс» и сын Ежи. Второй женой генерала была Ирена Рената Андерс, в браке с которой родилась дочь — Анна Мария.

Основные награды[править | править вики-текст]

Интересные факты[править | править вики-текст]

  • Во время переговоров между Сикорским и Сталиным 3 декабря 1941 бывший капитан Генерального штаба Русской императорской армии Владислав Андерс, естественно прекрасно владеющий русским, выступал в качестве переводчика.
  • Сталин на предложение Сикорского о выводе части поляков на запад отреагировал очень резко:
    Если поляки не хотят здесь воевать, то пусть прямо и скажут: да или нет… Я знаю, где войско формируется, так там оно и останется… Обойдемся без вас. Можем всех отдать. Сами справимся. Отвоюем Польшу и тогда вам её отдадим. Но что на это люди скажут…
  • Документы свидетельствуют, что в этих условиях особо жесткую и бескомпромиссную позицию заняло командование польской армии. В июне 1942 г. В. Андерс потребовал от В. Сикорского разрешения на эвакуацию всей армии. После переговоров с В. Молотовым в Лондоне В. Сикорский 12 июня направил В. Андерсу телеграмму, в которой, обосновывая свое решение высшими политическими целями, предлагал армии остаться в СССР и воевать вместе с Красной Армией. Инструкция польского премьера В. Андерсом выполнена не была. Более того, судя по воспоминаниям лиц из его ближайшего окружения, он разрабатывал план вооруженного прорыва через афганскую или иранскую границу в случае отказа советского руководства выпустить польскую армию.
  • Андерс утверждал, что он наверняка знает, что дело дойдет до войны между США и Россией.…{{конец цитаты|Ошибка в сносках?: Неправильный вызов: неверные ключи, например было указано слишком много ключей или ключ был неправильным.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА -[ Исследования ]- Мельтюхов М. И. Советско-польские войны. Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг
  2. Бунич И. Лабиринты безумия. — СПб., 1995. — С. 68. — ISBN 5-85976-011-6.
  3. 1941 г. ноября 30, Москва. — Докладная записка Л. П. Берии И. В. Сталину об антисоветских настроениях в польской армии на территории СССР
  4. Jerzy Giedroyć, wstęp do: Pawło Szandruk. Historyczna prawda o Ukraińskiej Armii Narodowej, Kultura nr 6, Paryż 1965.
  5. Отв. сост. В.М. Шабанов. Военный орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия. Именные списки 1769-1920. Биобиблиографический справочник. — М.: Русскій міръ, 2004. — С. 928. — ISBN 5-89577-059-2.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]