Беседа разочарованного со своим духом

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Папирус "Беседа разочарованного со своим духом".

«Спор разочарованного со своим духом» — памятник древнеегипетского литературного наследия. Один из вариантов названия — «Разговор/беседа разочарованного со своим ба», то есть душой в мифологических представлениях жителей Древнего Египта. В аспекте жанровой отнесённости произведение представляет собой поэтический диалог, который датируется предположительно XXII—XXI веками до нашей эры.

До наших дней дошли списки, которые относятся к XX—XIX векам до нашей эры. Диалог состоит из 24 песен-элегий, которые получили названия по рефренам, которые их замыкают. В одной из элегий человек жалуется душе на одиночество («Видишь, моё имя ненавистно»; вариант перевода — «Моё имя смрадно»). Также собеседник ба отмечает ужасающее падение нравов и нивелирование ценностных установок в современном ему обществе («Кому открыться мне сегодня?»). «Разочарованный» прославляет смерть и всё, что с ней связано, воспринимая её как долгожданное освобождение от нестерпимых земных тягот («Мне смерть представляется ныне /…/ исходом из плена страданий»). Согласно утверждению автора диалога, тот, кто перейдёт в царство мёртвых, сможет обрести статус божества, который будет творить «возмездие за зло», что указывает на архетипическое отношение древних египтян к загробному миру.

Что касается реплик ба, то они во многом созвучны философическим и нравственным концепциям, высказанным в «Песне Арфиста», другом значимом поэтическом произведении эпохи Древнего Египта. Ба возражает последнему утверждению «разочарованного», отмечая, что за пределами жизненного исхода человека ждёт неизвестность, и ему не суждено узнать, что предстоит ему после смерти. Те пирамиды и гробницы, на строительство которых у людей уходят многие годы, со временем превратятся в прах и рассыпятся. Ба наставляет спорщика, предлагая ему получать наслаждение от сиюминутной преходящей жизни и полностью отказаться от тягостных и губительных размышлений о дальнейшей судьбе и о том, что произойдёт с человеком после окончания жизненного пути.

Художественная форма диалогического произведения, по мнению египтологов-литературоведов, повторяет формы погребальных заплачек, канон которых сформировался в древнеегипетской литературе ещё до создания «Спора». В то же время мы можем говорить о лирической отнесённости текста, поскольку в нём присутствуют ярко выраженные черты индивидуальности поэта, акцентирована глубина и тонкость его душевных переживаний и поисков. Возможно, это произведение отражает становление поэтической индивидуальности в древнеегипетской литературе, формирование личного самосознания авторов поэтических текстов.

Очевидной параллелью к «Спору» признана «Песнь Арфиста». Эпические произведения аккадской литературы также обнаруживают в себе композиционно-стилистические и ценностные приметы, которые присущи «спору»: в связи с этим можно отметить «Гильгамеша» и диалогический текст «Беседа господина и раба». Близким к «Спору» является Экклезиаст, а ещё более ярким сходством к поэтическому диалогу оказывается ветхозаветная «Книга Иова», которая была написана приблизительно в V веке до н. э.[источник не указан 264 дня]

Литература[править | править вики-текст]

  • Richard B. Parkinson: The Missing Beginning of «The Dialogue of a Man and His Ba»: P.Amherst III and the History of the «Berlin Library», In: Zeitschrift für Ägyptische Sprache und Altertumskunde (ZÄS) 130, 2003, S. 120—133
  • Odette Renaud: Le dialogue du Désespéré avec son Âme. Une interprétation littéraire. In: Cahiers de la Société d’Egyptologie Vol. 1, 1991