Золотой век голландской живописи

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Золотой век голландской живописи — самая выдающаяся эпоха в нидерландской живописи, приходящаяся на XVII век.

Исторические условия[править | править исходный текст]

Людолф Бакхёйзен. «Док Ост-Индской кампании в Амстердаме», 1696 год.
Корнелис де Ман. Мануфактура по переработке китового жира
Гербранд ван ден Экхоут. Ботанический кружок за работой.

В 1579 году семь мятежных провинций Нидерландов в городе Утрехт создали так называемую Республику Семи Объединенных Провинций. Во время войны с Испанией ей удалось отстоять свою независимость. Испанские захватчики отомстили убийством 10 000 граждан города Антверпен, что привело к массовой эмиграции в «Объединенные Провинции» с территорий Фландрии, контролируемых Испанией. Вестфальское мирное соглашение 1648 года признало независимость «Объединенных Провинций», которые стали известны как Голландия.

Искусство Голландии логично выросло в искусстве Нидерландов 15-16 веков, когда они были единым государством. С 17 века прошло государственное и художественное разграничение, что побудило формирование двух национальных художественных школ, единых по происхождению, но разных по признакам. Свой вклад в художественное разграничение внесли и конфессиональные разногласия. Фландрия осталась в лоне католицизма, где религиозное искусство испытывало новый расцвет в 17 в.

В XVII веке голландская нация только начинала свой исторический путь. Именно в этот период произошел решительный разрыв голландского искусства с искусством предыдущей эпохи. Простая жизнь голландских бюргеров порождала примитивные и приземленные вкусы в искусстве, в работах художников они стремились видеть отражение собственной жизни, лишенного благородства, широкого образования, утонченных вкусов и почитания многих традиций.

Но в начале 17 века тенденция переменилась. Успешно заканчивалась борьба за собственную независимость от могущественной империи Испании. Самоутверждение было присуще и поведению жителей, и национальному искусству, которое активно освобождалось от религиозных ограничений, которые шли от католической Италии. Господство протестантизма привело к значительному сокращению заказов на религиозную живопись. И в то же время приводит к взрывному распространению светских по тематике жанров. Именно в искусстве Голландии значительную мощь и развитие приобрели портрет, пейзаж, бытовой жанр, натюрморт, подобного которому не знали даже выдающиеся центры искусства в Италии или Франции. Искусство Голландии 17 века стало своеобразным феноменом в художественной ситуации Европы 17 века. Путем, проложенным художниками Голландии, пойдут художники других национальных художественных школ Европы.

Такое видение направило голландских живописцев к новой разновидности художественного реализма, который постепенно появился во всех художественных жанрах — портретах, интерьерах, пейзажах, натюрмортах. Мода на эти работы приобрела невиданный размах среди всех слоев общества, что породило колоссальный спрос на картины. Именно эти события привели к тому, что именно XVII век стал «золотым» для голландского искусства.

Активное усвоение научных исследований, технических навыков, изучение природных явлений, природных ресурсов океана и отдаленных уголков мира, колониальные войны и эмиграция из страны — характерные признаки 17 века. В портретном жанре появились изображения адмиралов и офицеров Ост-Индской кампании. Если в 16 веке насмехались над алхимиками, в 17 веке видное место заняли изображения кабинетов, где работают богословы, ботаники, астрономы — теперь уже без едких намеков на насмешки. Получили распространение посещения анатомических театров. На все эти события откликнулась и голландская живопись. Сюжетами картин голландских художников становятся также Ост-Индская кампания, мануфактуры по переработке жира китов, заседание ботанических обществ. Ряд «анатомических уроков» создали — Михиль Миревельт, Рембрандт, Корнелис Трост, Ян ван Нек.

Утрехтские караваджисты[править | править исходный текст]

Отдельную группу в искусстве Голландии 17 века заняли так называемые утрехтские караваджисты. Жители Утрехта, в отличие от большинства художников протестантской Голландии, исповедовали католицизм и всё ещё поддерживали связь с культурным и религиозным центром того времени — Римом. Тут в том числе работали представители нидерландского маньеризма предыдущей эпохи, то есть 16 века. Среди художников, десятилетиями живших и работавших в Риме — Хонтхорст, Дирк ван Бабюрен, Тербрюгген. Последний встречался в Риме с самим Караваджо и оказался под впечатлением от его произведений.

Поселился и всю жизнь провёл в Италии Маттиас Стом, чьи работы стали достоянием культуры двух стран — Италии и Голландии 17 века.

Известными представителями голландской живописи того времени были Франс Халс, Рембрандт, Ян Вермеер, Ян Хавикзоон Стен и др.

Офорт 17 в[править | править исходный текст]

Матрица для офорта «Мадонна с младенцем и котом», медь, произведение Рембрандта и отпечаток офорта на бумаге. Музей Виктории и Альберта, Лондон.
Питер Брейгель старший. Катастрофа алхимика.
Рембрандт (подражание Сегерсу). Отдых на пути в Египет.

Развитие гравюры 16 века в Нидерландах (Лука Лейденский, Иеронимус Виерикс, Питер Брейгель старший) подготовило расцвет техники голландского офорта в 17-ом веке. Новичками на этом пути были художники Харлемськой гильдии Св. Луки — Эсайас ван де Вельде, Виллем Бейтевег и Геркулес Сегерс (или Герард Сегерс).

Эсайас ван де Вельде основал в офорте тему голландского сельского пейзажа. Наивные виды уступали панорамным изображениям его соотечественников-последователей (Ян ван Акен, Адриан Остаде, Антони Ватерло), но были первыми по времени.

Более одаренным был художник Виллем Бейтевег. Значительная художественная одарённость сделала непохожими между собой как его картины и рисунки, так и офорты. Он отличался приверженностью к камерам риторов (тогдашний голландский театр), к преувеличениям и гротеску, дружил с комедиографом Бредеро. Современники прозвали его «Хитроумным Виллемом». В 1621 году вышла в печать его серия офортов с пейзажами. В основном простые мотивы его пейзажей оживляли или жидкие персонажи, или порыв ветра, наклоняющего верхушки деревьев. Сюжеты простые, крестьянские — дорога, кусты возле канала, хижины крестьян среди деревьев. Настроение офортов Бейтевега — неторопливое, иногда с оттенком скуки. Но картины Виллема Бейтевега станут шагом вперед в сравнении с упрощенными опусами пейзажей на офортах Эайаса ван де Вельде. Но Виллем Бейтевег умер в возрасте 30 лет, и в дальнейшем голландский офорт развивался без него. О вкладе Бейтевега в голландскую гравюру свидетельствуют интерес к его произведениям Сегерса и Рембрандта, последний собирал его офорты, а в годы учебы — копировал их.

Поднять на новую ступень голландский офорт сумел Геркулес Сегерс. Никакого покоя, никакой неторопливости — он умел быть разным и неожиданным. Его панорамные пейзажи зовут в синеву, побуждают к долгому созерцанию, пугают неизвестным будущим, далеким от опасности. Простые мотивы офортов ван де Вельде или Бейтевега только наощупь искали сюжеты и соответствие им технических возможностей самой офортной техники. Образцы офортов Сегерса самостоятельны по сюжету — уже сопоставимы с образцам нидерландской живописи. Они могли быть точным воспроизведением и конкретного пейзажа («Панорама Амерсфорта»), и условным сочетанием реальных элементов горных долин с хижинами, деревьями и лодками в дальних заливах («Река в горной долине»), так и совершенно фантастическими, тревожными фантасмагориями («Скалистая долина с рекой и дорогой»). Иногда Сегерс чувствовал усталость от тревожных фантасмагорий собственных пейзажей, тогда возникали офорты-натюрморты («Книги»). Фанатично преданный гравюре, художник был склонен к новациям, к экспериментам, что не всегда приводило к находкам, приятным и приемлемым для современников. Он не пользовался популярностью, а его офорты не хранили. Осталось примерно пятьдесят (50) его графических произведений, а некоторые — вообще в единичных образцах, что указывает и на малые тиражи офортов мастера, и на значительное количество уничтоженных произведений.

Рембрант. Автопортрет. Опираясь на каменный парапет, 1639

Если широкая общественность мало ценила находки Сегерса (1589—1638), то художники, наоборот, и воспевали, и развивали дальше, несмотря на гнетущее, драматическое настроение его произведений. Среди ценителей творчества Сегерса — сам Рембрандт. Заинтересованный в повышении своего мастерства, Рембрандт, который не был на стажировке в Италии, приобрел на аукционе доски-матрицы Геркулеса Сегерса, а матрицу «Побег Св. Семьи в Египет» — переделал в собственный офорт. Главный ценитель офортов Сегерса и талантливый пейзажист, Якоб ван Рёйсдал, тоже иногда обращался к технике офорта.

Рембрадту было тридцать, когда умер Геркулес Сегерс. Он уже 10 лет занимался офортом, хотя и не был ни фанатично преданным офортной технике (как Сегерс), ни склонным к значительным экспериментам с самой техникой. Но художник принес в офорт разнообразие и глубину человеческих чувств, отчаянных стремлений, пафос поисков и трагизм судьбы, даже героизм поступков, драму старости и прощание с миром. Рембрандт внес в офорты столько мастерства и психологической глубины, что тот перестал быть техническим курьезом и жидкой забавой чудаков-художников, который был лишь одной из множества графических техник 16 века. К тому же Рембрандт занимался офортом практически всю жизнь, оставив около двухсот девяноста образцов. Поэтому его офорты вобрали и его сюжетные ходы, и рост технического мастерства, и художественную раскованность последних драматических лет жизни. По рембрандтовым офортам начали измерять высокую ступень и художественное качество офортов других художников, если те обращались к этой технике.

Голландский офорт после Рембрандта — более разноцветный, широкий по сюжетам и более спокойный. Мастера охотно берутся за топографические карты, портреты, пейзажи разных городов, бытовой жанр. Однако в конце 17 века офорт несколько потерял статус высокого искусства.

Офорт становится вспомогательной техникой в создании иллюстраций к книгам, анатомическим или ботаническим трактатам, в создании титульных страниц (фронтисписов), которыми начинали издание. Офорт идет как в услужение аристократии, так и в практическое приспособление, далекое от цели возвеличивания человеческого духа, главной цели искусства вообще. Офорт становится бытовым ремеслом в руках второстепенных художников, достойных за небольшую плату использовать какие угодно стилистики (поздний маньеризм, реализм, барокко).

Аристократизация голландского искусства в конце 17 в[править | править исходный текст]

Корнелис Трост. Забавы в парке.
Саймон Питерс Верелст. «Принц Руперт».

Элементы аристократизации присутствовали в искусстве Голландии и раньше, но не доминировали. Эти черты присущи и ранним портретам Рембрандта и произведениям менее одаренных художников. Даже Франс Халс изображает обогатившиеся предпринимателей и торгашей как аристократов. Особенно заметны тонкие, аристократические черты в портретах местных и иностранных вельмож (и новых богачей, что покупали себе дворянские титулы). Тип парадного, репрезентативного портрета стал складываться еще в Италии 16 века — портреты римских пап, портреты правителей мелких итальянских княжеств, венецианских аристократов. Особенно заметными были черты аристократизма в искусстве Фландрии (герцогство Брабант), а художники-фламандцы Рубенс и Годфри Неллер, особенно Антонис ван Дейк способствовали развитию и становлению репрезентативного портрета в Италии и Англии. Великобритания стремительно развивалась и становилась новой супердержавой Западной Европы, вытесняя из сфер влияния Нидерланды, Испанию, Францию. Антонис ван Дейк настолько повлиял на композиции и образный строй репрезентативного портрета, что те стали образцами. Над развитием находок ван Дейка стал работать и ряд голландских художников. Старую и новую аристократию в Голландии тоже обслуживают в основном портретисты, среди которых -

Богачи на портретах конца 17 в. демонстрируют модные платья и шляпы с перьями, ценное оружие, принимают горделивые позы. Голландец Адриан Ханнеман настолько совершенно подражает образам ван Дейка, что его портреты принимают за произведения самого фламандца. Саймон Питерс Верелст пишет немецкого принца Руперта в манере аристократа-интеллектуала французского образца, игнорируя и его жестокость, и воинственность, и безнравственность. Черты аристократизма настолько преобладают в искусстве Голландии на рубеже 17-18 вв., что влияют и на жанровую живопись, которая (как и голландский портрет) теряет демократические черты (Корнелис Трост, «Забавы в парке», «Портрет Иеронима Тоннемана с сыном»).

См. также[править | править исходный текст]

Источники[править | править исходный текст]

  • История мировой живописи. Голландская живопись XVII века. Том 10. Издательство Белый город. Год выпуска: 2008. ISBN 978-5-7793-1556-2 (рус.)
  • «Очерки по истории и технике гравюры», М, «Изобразительное искусство», 1987, раздел «Голландский офорт 17 века»
  • Сбоиник «Русское искусство первой четверти 18 века. Материалы и исследования», под ред. Т.В. Алексеевой, М, «Наука», 1974, статья «Из истории гравюры петровского времени»
  • Поль Декарг Рембрандт — Молодая гвардия, 2000
  • Мелисса Рикетс Рембрандт — Айрис-Пресс, 2006.
  • Фехнер Е.Ю. Якоб ван Рейсдаль и его картины в Государственном Эрмитаже., Л., 1958
  • Сененко М. С. «Франс Хальс», М., 1965
  • Линник И. «Франс Хальс», Л., 1967
  • Лазарев В. Н. Франс Гальс в книге «Старые европейские мастера». М., 1974, с. 119 — 55
  • Линник И.в. «Голландская живопись 17 века и проблема атрибуции картин», Л, «Искусство», 1980