Иблис (пьеса)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Иблис
азерб. İblis / ابلیس
Poster of play Devil.jpg
Афиша спектакля на 26 мая 1922. Государственный тюркский театр
Жанр:

Трагедия

Автор:

Гусейн Джавид

Язык оригинала:

азербайджанский

Дата написания:

1918

Дата первой публикации:

1924

Предыдущее:

Пропасть

Следующее:

Пророк

Wikisource-logo.svg Текст произведения в Викитеке

«Иблис»[1][2][3][4] (азерб. İblis / ابلیس — Дьявол), известная также как «Дьявол»[1], «Сатана»[5] или «Демон»[6][7][8] — стихотворная пьеса[1] (драма в стихах)[9][10][8], трагедия[11] в четырёх действиях азербайджанского поэта и драматурга Гусейна Джавида, написанная в 1918 году[4][7]. В пьесе выявлено идеологическое кредо Джавида[10], сильно выражена мистическая струя[12] и нашли отражение раздумья поэта о проблеме общечеловеческого счастья, навеянные последствиями империалистической войны[5].

Впервые трагедия было поставлена в 1920 году Аббас Мирзой Шарифзаде. В начале 20-х годов значительная, как отмечается, пьеса шла с успехом[1]. «Иблис» считается первой азербайджанской стихотворной драмой, поставленной на сцене. Отмечается, что драма примечательна не только сложным философским содержанием, но и романтическим стилем[2]. «Иблис» является первым произведением Гусейна Джавида, появившимся на сцене[4].

Пьеса была впервые опубликована в 1924 году[11]. В дальнейшем произведение издавалось в 1927, 1959, 1969, 1982[11], 2001[13] и 2005[14] гг. В Малой советской энциклопедии за 1931 год произведение названо поэмой[12]. Она считается одной из лучших драм Гусейна Джавида[15].

«Иблис» послужил базовой основой композиции памятника Гусейну Джавиду в Баку, на котором сам Иблис, олицетворяющий зло, падает головой вниз на землю с мечом в руках[16].

Действующие лица[править | править вики-текст]

  • Иблис.
  • Ангел.
  • Старик Шейх — седовласый отшельник.
  • Ариф — молодой человек, скромно одетый.
  • Xавер — внучка Старика, жена Арифа.
  • Васиф — турецкий офицер (младший брат Арифа).
  • Младший офицер — товарищ Васифа.
  • Рена — дивной красоты сестра милосердия (турчанка).
  • Ибн Емин — араб, офицер сорока пяти лет.
  • Раненый офицер русской армии — молодой человек.
  • Негр — денщик Ибн Емина.
  • Призрак деда Рены.
  • Эльхан — офицер (дезертир и разбойник).
  • Офицеры, воины, разбойники, танцовщицы (аравитянки), богатыри, призраки, музыканты и другие.

Сюжет[править | править вики-текст]

События в произведении происходят на Ближнем Востоке на фоне Первой мировой войны. Главный герой произведения Ариф является гуманным, романтичным молодым парнем. С помощью же образа Иблиса Гусейн Джа­вид создал характер людей, за что-то материальное продавших душу дьяволу, у Джавиде Иблис — воплощение зла[4]. По мнению автора дух этих людей не свободен, он в плену у дьявола, дьявол господствует над душами людей, для которых материальное благо в жизни является основным стимулом. В пьесе изображена несправедливая, жестокая, кровавая война, против которой выступает Джавид[4].

Арифа, главного героя пьесы, озадачили оккупационные войны, жестокость людей, преступление и предательство, в божьей мудрости он видит спасение человечества, верит в своё слияние со свободным миром. Бессильный ответить на такие мучительные вопросы как «кто виноват в том, что мир охвачен войной?», «кто повинен в бедствиях людей?», «почему людьми владеют корыстные страсти?», Ариф, который во время войны потерял свой дом и брата, ищет спасения в отчуждении, в бегстве от дикости «цивилизованного» мира. Но ему это не помогает. Ариф не может избавиться от вопроса «почему Бог спокойно взирает на бедствия людей?». Он видит, что в мире властвует право того, кто сильней, но, он не верит, что такие моральные принципы, как любовь совесть и милость не имеют никакой мощи[4].

Из логики событий в пьесе следует, что это вовсе не Иблис виновен в несчастье человека, а он сам. Гуманный и миролюбивый Ариф, который влюблён в Рену, девушку, решившую отдать сердце тому, кто отомстит убийце ее отца, сам становится преступником: он душит свою жену Хавер и убивает своего брата Васифа, тем самым подтверждая мысль о том, что Иблис, то есть зло гнездится в самом человеке. Если в мире много измен преступлений и предательств, то вина лежит на порочной человеческой натуре и его дьявольской природе[4]. Пьеса заканчивается словами:

« Что такое Иблис? Причина всех преступлений и измен…
А что же такое человек, предающий всех? Иблис!…[4]
»

Так, обращением к мрачной философии, говорящей о неистребимой дьявольской природе человека, заканчивается романтический бунт против несправедливостей окружающей жизни[4].

История постановок[править | править вики-текст]

Аббас Мирза Шарифзаде, первый исполнивший роль Иблиса

Впервые пьеса была поставлена на сцене Государственного театра 21 декабря 1920 года[17] Аббас Мирзой Шарифзаде[18][4]. «Иблис» был первой азербайджанской стихотворной драмой, поставленной на сцене[2]. Эта была также первая пьеса Джавида, появившаяся на сцене[4]. Первая постановка «Иблис» считается крупным событием в театральной жизни Азербайджана. Театр использовал все доступные ему тогда средства для создания красочного романтического спектакля. При незначительных технических возможностях театр добился интересных решений сцен войны, пожара, эффектных исчезновений и появлений персонажей. Также была интересна решена сцена пира в последнем акте. Широко использовался балет[2].

Роль Иблиса играл сам Шарифзаде[3]. Критики отмечали, что образ, созданный Шарифзаде, нисколько не напоминал «европейского» Мефистофеля. В то же время актер был далёк и от воспроизведения облика дьявола, характерного для восточного фольклора (часто представляющего его слепым на один глаз). Считается, что Иблис, созданный Шарифзаде был строг, величествен, грозен, олицетворял собой зло и месть, сеял вокруг страх и смятение, был патетичен и ироничен. Когда же, по ходу пьесы, Иблис принимал человеческий облик, актёр играл старца, умудрённого опытом, склонного к философским раздумьям, кажущегося гуманным, вызывающего симпатию у окружающих его людей[2]. Отмечается также, что «романтический пыл, с которым раскрывалась на театре весьма сложная философская проблематика драмы», вызывала «горячие симпатии зрителей»[19]. В декабре 1920 года прошла премьера драмы в Ташкенте в постановке Узбекской государственной труппы на азербайджанском языке[20].

Вторично трагедия была поставлена на сцене Азербайджанского драматического театра через год, в 1921 году, в той же постановке. Затем она ставилась режиссёрами Александром Ивановым (в 1922 году) и Александром Тугановым1926 году). Театровед Ильхам Рагимли отмечал, что у этих постановок были и положительные, и отрицательные моменты[18].

Уже в первые годы существования советской власти пьеса была переведена на узбекский язык. В 1923 году пьеса уже была поставлена на узбекском языке. Ташкентская газета «Коммунист» от 24 ноября 1923 года писала:

«Иблис» — это произведение не есть какое-либо случайное явление на сцене, в нем одно из первых проявлений революции в умах и, в этом смысле, большой шаг в литературе. Это новое произведение, которое, опрокинув прогнившие здания, воздвигает на их месте крепкую и здоровую философию жизни.[20]

Указывается, что в 1921 — 1924 годах пьеса ставилась в Узбекистане усилиями известного деятеля культуры Узбекистана — Хамзы. Отмечается также влияние этого произведения на развитие театрального искусства в Узбекистане и других республиках Средней Азии[21]. В 1924 году пьеса также ставилась в Ташкенте[22].

Последняя постановка драмы при жизни автора состоялась в 1925 году[23].

В 1983 году, готовясь к 100-летию Гусейна Джавида, Азербайджанский драматический театр включил в репертуар его трагедию «Иблис». Художественный совет театра поручил постановку спектакля Мехти Мамедову. У Мехти Мамедова «Иблис» обладал, как отмечается, философско-психологической глубиной. Спектакль был поставлен «в стиле синтеза монументализма и модернизма». Суть тематики трагедии режиссер выявил в основе сложных международных политических отношений, отчего считают, что спектакль получился «оригинальным, свежим и композиционно грандиозным, величавым». Также отмечается, что через поэтику Джавида был передан извечный конфликт между добром и злом, человечностью и дьявольским началом. Дьявольское начало было выражено через современную угрозу атомной и водородной войны. Паническое состояние человечества перед страшной угрозой, как отмечается, создавала и «внушающая ужас» музыка Айдына Азимова (азерб.)русск., основанная на тремоло струнных и остинатном ритме литавр, диссонансах деревянно-духовых и медных инструментов оркестра[18].

Анализ произведения[править | править вики-текст]

Гусейн Джавид, автор пьесы
Монолог Иблиса
(перевод Льва Гумилёва)[1]

Иблис я! Имя моё, всегда родящее страх,
Известно на всей земле, во всех её уголках.
Дворец, и крепость, и храм меня под сводом таят.
В Каабе и в будхане — везде присутствую я!
Все внемлют моим словам, и все ненавидят мрак,
И каждый из них мой раб, и каждый из них мой враг,
О вы, богач и бедняк, бранящие силу зла!
Моё дыхание вмиг обоих спалит дотла,
А впрочем, и без меня не станет вам веселей:
Достаточно на земле безжалостных королей!
Эмиры, шахи, цари и беки любой страны,
Невежественны, горды, женолюбивы, жадны,
Политики без конца тенета для вас плетут,
Служители разных вер вас в секты свои влекут,
— Они вас губят, глумясь, и вам не спастись от мук,
Чтоб род людской истребить, теперь достаточно рук!
А я уйду, ибо мне постыло дело моё…
Рождён из небытия — вернусь я в небытие.
Кто этот жестокий дух, затмивший солнечный свет? -
Иблис, порожденный тьмой, дьявол, источник бед!
Кто же тот человек, в ком ложь и злоба сплелись? —
Он дух вездесущий тьмы и ненависти — Иблис!

В драме, как указывается, Гусейн Джавид выступает против опустошительных войн и их вдохновителей, разоблачает гнилую философию непротивления злу, а также «наивную надежду людей на победу доброго начала в капиталистическом мире». Драму считают написанной под ощутимым влиянием «Фауста» Гёте[9], а литературовед Али Назим называет её даже подражанием «Фаусту»[24]. После опубликования драмы Джавида сравнивали с Пушкиным. На следствии 1937 года этой популярности приписывался тенденциозный характер; в деле Б. В. Чобан-заде, например, приводится высказывание Али Назима о Гусейне Джавиде как о «единственном на Советском Востоке неказённом таланте»[8].

Литературовед Мамед Ариф указывает, что в драме сильно прозвучала критика, направленная против антигуманистической природы империализма[5]. Поэт и публицист Микаил Рзакулизаде (азерб.)русск. отмечает, что в образе Иблиса, «злого духа», разоблачителя человеческих предательств и преступлений воплощены гуманистические идеи автора. Гусейн Джавид в своём произведении опровергает общеизвестное поверье о том, что «источником всех людских бед является дьявол». Нет, говорит поэт, все несчастья исходят от человеческого корыстолюбия, от «безжалостных королей», «эмиров, шахов, царей и беков любой страны», «от служителей разных вер». Приведённый в этом разделе монолог Иблиса выражает эту мысль, как отмечает Рзакулизаде, наиболее ярко[1].

Рзакулизаде пишет, что Джавид, не раскрыв империалистической сущности войн и кровавых побоищ в конкретых исторических образах, попытался разрешить вопрос абстрактно в несоциальном плане. Также отмечается, что в пьесе сказались и некоторые пантюркистские ошибки автора[1]. Ещё до ареста поэта, указывалось, что в «Иблисе» намечается переход Джавида к своеобразному сочетанию рационализма и субъективизма, социального идеализма и мистицизма[25].

Главных героев драмы, Арифа-Васифа-Иблиса литературовед Али Назим считал различными вариациями единого стержневого образа творчества Джавида. Указывалось также, что этим образом является «тюркский буржуазный интеллигент военного и революционного периода, дуалист по духу», воплощающий в себе всю социально-психологическую и идейно-политическую сущность джавидовской группы интеллигенции[24]. Назим пишет, что Джавид в пьесе «выступает в маске демона с одной стороны, и в форме Арифа, — с другой»[24].

Гамид Араслы отмечал, что в языке, в изобразительных приёмах и средствах этой трагедии весьма ощутимо влияние турецкого поэта Тевфика Фикрета, и, что пьеса «Иблис», наряду с пьесой «Шейх Санан», открыла новый этап в истории азербайджанской драматургии[26].

Как отмечает филолог Масуд Алиоглу (азерб.)русск., стоящий в центре трагедии и участвующий во всех событиях Иблис является символическим образом, который пытается доказать, что источником всех уродливых и чистых страстей является собственный характер человека. Другой ведущий персонаж в трагедии — Ариф, по словам Алиоглу, также является символом, символом разума и совести. Второстепенные герои произведения также олицетворяют символические образы. К примеру, Рена олицетворяет единство красоты и гордости, шейх Ихтияр — безгрешность и терпение, Ибн Емин — предательство, Хавер — смирение и невинность, Эльхан — героизм и правдивость[27].

Экранизация[править | править вики-текст]

В 2007 году на экраны вышел фильм режиссёра Рамиза Гасаноглу «Жизнь Джавида» по сценарию народного писателя Азербайджана Анара. В фильме показана трагическая судьба Гусейна Джавида (играет Расим Балаев) на фоне его произведений, таких как «Шейх Санан», «Сиявуш», «Хромой Тимур». Образ же Иблиса (играет Мамед Сафа (азерб.)русск.), отрицательного героя, стал сквозным персонажем фильма. По задумке режиссёра образ Иблиса в качестве символа вселенского зла должен был сыграть один актёр. Однако, следуя мысли автора о многоформенности зла, Иблис представлен то в образе мистического дьявола, то бандита, то следователя НКВД, то священника. Иблис, который сеет смерть вокруг себя, остаётся в фильме бессмертным…[28]

В фильме показано, как в жизнь Джавида врывается зло, стремясь подчинить его своей воле и сделать послушным инструментом. Однако из фильма следует, что ни арест, ни разлука с близкими, ни даже сама смерть не сломали Джавида. Изначально планировалось снять фильм по мотивам пьесы «Иблис» Джавида. Во время подготовки к написанию сценария, Анаром были прочитаны все пьесы Джавида, после чего автор сценария пришёл к заключению, что воплотить пьесу «Иблис» в кинематографе невозможно. Условно-символическую форму пьесы, как отмечает сценарист, «скорее можно осуществить в жанре балета или даже рок-оперы, только не кинокартины». В связи с этим им было решено взять за основу фильма идею вечного зла, на фоне которой была показана судьба самого Джавида. Помимо этого в фильме в образах таких личностей как Сталин, Муссолини, Багиров, как отмечает Анар, «воплощена универсальность этой идеи»[28].

Источники[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 Рзакулизаде М. М. (азерб.)русск. Азербайджанская литература / Под ред. Г. И. Ломидзе, Л. И. Тимофеева. — История советской многонациональной литературы: Наука, 1970. — Т. 1. — С. 202-203.
  2. 1 2 3 4 5 История советского драматического театра / Под ред. А. Анастасьева. Редакционная коллегия: А. Анастасьев, Б. Гиззат, Г. Гоян, Д. Джанелидзе, Д. Джафаров, А. Зарян, М. Иосипенко, О. Кайдалова, Ю. Калашников, К. Кундзинь, Б. Нефед, Н. Нурджанов, Е. Полякова, К. Рудницкий, А. Рыбник, М. Строева. Отв. редактор тома К. Рудницкий. — М.: Наука, 1966. — Т. 1. — С. 281.
  3. 1 2 Шарифзаде Аббас Мирза // Большая советская энциклопедия (издание 3-е). — 1978. — Т. 29.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Джафаров, Д. А. (азерб.)русск. Азербайджанский драматический театр. Театр им. Азизбекова. 1873—1941. — Б.: Азербайджанское государственное издательство, 1962. — С. 178. — 425 с.
  5. 1 2 3 Ариф М. История азербайджанской литературы. — Баку: Элм, 1971. — С. 143. — 216 с.
  6. Очерк истории азербайджанской советской литературы / Под ред. Ж. С. Кедрина, Г. Бабаева. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1963. — С. 42. — 570 с.
  7. 1 2 Джафаров М. Дж. Гусейн Джавид // Большая советская энциклопедия (издание 3-е). — 1972. — Т. 7.
  8. 1 2 3 Ашнин Ф. Д., Алпатов В. М., Насилов Д. М.. Репрессированная тюркология. — М.: Восточная литература РАН, 2002. — С. 144. — 294 с.
  9. 1 2 Поэты Азербайджана / Под ред. А. Н. Болдырева, А П. Векилова. Примечания А П. Векилова. — 2. — Библиотека поэта. Большая серия.: Советский писатель, 1962. — Т. 1. — С. 399. — 421 с.
  10. 1 2 Назим А. Джавид, Гусейн. — Большая биографическая энциклопедия, 2009.
  11. 1 2 3 Һүсејн Ҹавид. Әсәрләри / Составитель Туран Джавид (азерб.)русск., под ред. проф. Акрама Джафара (азерб.)русск.. — Баку: Язычы, 1982. — Т. 2. — 394 с.  (азерб.)
  12. 1 2 Джавид // Малая советская энциклопедия / Под ред. Н. Л. Мещерякова. — Советская энциклопедия, 1931. — Т. 2. — С. 842.
  13. Hüseyn Cavid. Topal Teymur. İblis. Əsərlər. — Баку: Atilla, 2001. — 162 с.  (азерб.)
  14. Hüseyn Cavid. Əsərləri. — Баку: Lider, 2005. — Т. 3. — 304 с. — ISBN 9952-417-27-4.  (азерб.)
  15. Джафаров Д. А. (азерб.)русск. Театр народов Закавказья // Азербайджанский театр / Под ред. А. Анастасьева.. — История советского драматического театра: Наука, 1967. — Т. 3 (1926-1932). — С. 330.
  16. Агаев Н. Воплощенный в камне // Азербайджанские известия : газета. — 7 сентября 2013. — С. 3.
  17. Джафаров, Д. А. (азерб.)русск. Сочинения. Драматургия и театр. — Баку: Азербайджанское государственное издательство, 1969. — Т. 1. — 522 с.
  18. 1 2 3 Керимова Н. Очерки по истории театральной музыки Азербайджана 1980-85 гг.. — журнал «Harmony».
  19. История советского драматического театра / Под ред. А. Анастасьева. Редакционная коллегия: А. Анастасьев, Б. Гиззат, Г. Гоян, Д. Джанелидзе, Д. Джафаров, А. Зарян, М. Иосипенко, О. Кайдалова, Ю. Калашников, К. Кундзинь, Б. Нефед, Н. Нурджанов, Е. Полякова, К. Рудницкий, А. Рыбник, М. Строева. Отв. редактор тома К. Рудницкий. — М.: Наука, 1966. — Т. 1. — С. 93.
  20. 1 2 Ахмедов С. Амир Тимур в истории и культуре Азербайджана. — газета «Эхо», 21 Апреля 2009. — № 68.
  21. Арзуманлы В., Гассиев И.. Азербайджанская Республика и формирование тюркской интеллигенции в странах Центральной Азии и Северного Кавказа. 1920-1937 годы. — Баку: Гартал, 2000. — С. 40. — 125 с.
  22. Алиев С. Литературные связи и узбекская драматургия: первая треть XX века. — Ташкент: Фан, 1975. — 153 с.
  23. Джафаров Д. А. (азерб.)русск. Азербайджанский драматический театр. Театр им. Азизбекова. 1873—1941. — Б.: Азербайджанское государственное издательство, 1962. — С. 172. — 425 с.

    Из пьес Джавида в тот период дольше всех держались на сцене «Иблис» которая шла до 1925 года, и «Шейх Санан», сохранившаяся в репертуар до начала 30-х годов.

  24. 1 2 3 Назим А. Азербайджанская литература. — «Печать и революция»: Kraus Reprint, 1929. — Т. 19. — С. 104.
  25. Джавид / Под ред. П. И. Лебедева-Полянского. — Литературная энциклопедия: Издательство Коммунистической академии, 1930. — Т. 3. — С. 233.
  26. Араслы Г. М. Тевфик Фикрет и азербайджанская литература. — Actes du Premier congrès international des études balkaniques et sud-est europeennes: Littérature, ethnographie, folklore: Академия наук Болгарии, 1971. — Т. 7. — С. 302.
  27. Алиоглу М. (азерб.)русск. Романтизм Гусейна Джавида / Под ред. Яшара Гараева. — Б.: Азербайджанское государственное издательство, 1975. — С. 145. — 216 с.
  28. 1 2 Бадалбейли И. Вечности заложник…. — газета «Азербайджанский конгресс», 27 февраля 2009. — С. 8-9.

Литература[править | править вики-текст]

  • Nəbiyev B. İblis. — газета «Ədəbiyyat və incəsənət», 8 апреля 1983.  (азерб.)
  • Алибекова Г. Высокое назначение человека: [Пьеса Г. Джавида «Иблис» в Азерб. драм. театре им. Азизбекова]. — газета «Бакинский рабочий», 17 декабря 1983.
  • Ибадоглы А. Трагедия «Иблис» («Демон») Гусейн Джавида.. — Баку, 1964. — 24 с.
  • Химшиашвили И. Судьба мира, судьба человека: [Пьеса Гусейна Джавида «Иблис» («Демон»)]. — газета «Заря Востока», 30 июня 1984.

Ссылки[править | править вики-текст]