Черкасы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Черка́сы (итал. Circassi) — название племен торков и берендеев[1], чёрных клобуков[2] в древних и средневековых русских летописях, один из народов Золотой Орды[3][4][5] и средневекового Египта в XIIIXIV вв.[6][7], а также экзоним казаков (преимущественно, украинских[8][9]) в российском государстве (в частности, в официальных документах) до конца XVIII вв.

Ранняя история

Карта Кавказа, 830—1020 годы

Страбон (I век н. э.) сообщал : «После территории Синдов и города Горгипии путник приходит к берегу Ахеев, Зигов и Гениохов, который, по большей части высок и непригоден для приставания судов…»

Историк начала XIX века А. Попов считал, что черкасы впервые упоминаются в начале II века н. э. под названием гениохов. Согласно Попову, Анквиал, как правитель Черкасии, был известен и при при преемнике Траяна Адриане[10]. Согласно Диону Кассию, в 114 году Траян в Малой Армении в г. Сате принимал правителя гениохов и махелонов Анхиала с большим торжеством и отпустил его с богатыми дарами[11].

Распространение среди черкасов христианства относится ко времени византийского императора Юстиниана (527565), который на их земле построил первый храм. Тогда же была основана и православная «Зихийская епархия», подчинявшаяся Константинопольскому Патриархату (существовала до конца XI века). Епископ черкасов-христиан участвовал в Ферраро-Флорентийском соборе[12].

Черкасы названы Рашид ад-Дином среди народов, которые Чингисхан предназначил для владений Джучи (в одном ряду с урусами и асами)[13](в § 262 и 270 «Сокровенного сказания» они названы серкесутами); о них говорится в булле Иннокентия IV 1245 года[14].

Этноним

Этноним «черкасы» итальянского происхождения и был позаимствован у средневековых генуэзских купцов и путешественников, которые первые придали ему распространённость[15][16][17]. Живший на Кавказе в XV в. генуэзец Георгий Интериано в своих воспоминаниях «Жизнь зиков, именуемых черкасами» писал, что «зихами» зовутся они на греческом и латинском языках, татары и турки зовут их «черкасами», и на их собственном наречии они называются «адыги»[18].

Название «черкесы» использовалось тюркскими народами (главным образом киргизами[15], татарами[19][20][21][22] и турками[23]), а также русскими. На рубеже XIII и XIV столетий в русских летописях вместо «касогов» постепенно появляется новый экзоэтноним «черкесы»[24]. При этом их также иногда называли турецким именем «казаки»[15]. В то же время, исследователями отмечается, что русские дали коллективное имя «черкесы» горцам Черкасии, входившим в различные племена[25].

В русском языке форма «черкес» вытеснила форму «черкас» лишь в XIX веке[26], после начала Кавказской войны.

Черкасы в русской истории

В своей «Истории государства Российского» Карамзин писал[27]:

« Вспомним Касогов, обитавших, по нашим летописям, между Каспийским и Черным морем; вспомним и страну Казахию, полагаемую Императором Константином Багрянородным в сих же местах; прибавим, что Оссетинцы и ныне именуют Черкесов Касахами: столько обстоятельств вместе заставляют думать, что Торки и Берендеи, назывались Черкасами, назывались и Козаками »

По мнению историка Георгия Вернадского, в XI веке (если не раньше) на Днепре был основан город Черкассы, — в то время у князя Мстислава Черниговского и Тмутараканского была личная охрана из черкесов[28].

Первые упоминания черкасов в русских летописях относятся к XIV веку:

Период XIIIXIV веков характеризуется массовой миграцией черкасов в регион среднего Поднепровья (от устья Десны до острова Хортица, — конец Днепровских порогов), получивший в связи с этим наименование «Черкасии»[34].

В. Н. Татищев в «Истории Российской с самых древнейших времён» указывает, что курский баскак (губернатор) Ахмат вызвал часть черкасов с горы Бештау и Пятигорья[35]:

« Оные прежде из кабар­динских черкес в 14-м веке в княжестве Курском, под властью татар собравши множество сброда, слободы населили и воров­ством промышляли, и из-за многих на них жалоб татарским губернатором на Днепр переведены, и град Черкасы по­строили. Потом, усмотрев польское беспутное правление, всю Малую Русь в казаков превратили, гетмана или отомана из­брав, все черкесами поименовались. »

Известный российский историк Карамзин писал[27]:

« Торки и Берендеи, назывались Черкасами, назывались и Козаками … некоторые из них, не хотев покориться ни Моголам, ни Литве, жили как вольные люди на островах Днепра, огражденных скалами, непроходимым тростником и болотами; приманили к себе многих Россиян, бежавших от угнетения; смешались с ними и под именем Комков составили один народ, который сделался совершенно Русским тем легче, что предки их, с десятого века обитав в области Киевской, уже сами были почти Русскими. Более и более размножаясь числом, питая дух независимости и братства, Козаки образовали воинскую Христианскую Республику в южных странах Днепра, начали строить селения, крепости в сих опустошенных Татарами местах; взялись быть защитниками Литовских владений со стороны Крымцев, Турков и снискали особенное покровительство Сигизмунда I, давшего им многие гражданские вольности вместе с землями выше днепровских порогов, где город Черкасы назван их именем. »

Также, согласно Карамзину, в XV в.[36]:

« между Азовским и Каспийским морем, сделалась новая воинственная республика, составленная из людей, говорящих нашим языком, исповедующих нашу веру, а в лице своем представляющих смесь Европейских с Азиатскими чертами; людей неутомимых в ратном деле, природных конников и наездников, иногда упрямых, своевольных, хищных, но подвигами усердия и доблести изгладивших вины свои — говорим о славных Донских Козаках … они считались Российскими беглецами; искали дикой вольности и добычи в опустевших Улусах Орды Батыевой, в местах ненаселенных, но плодоносных, где Волга сближается с Доном и где издавна был торговый путь из Азии в Северную Европу; утвердились в нынешней своей области; взяли город Ахас, назвали его, думаю, Черкасским, или Козачьим (ибо то и другое имя знаменовало одно); доставали себе жен, как вероятно, из земли Черкесской и могли сими браками сообщить детям нечто Азиатское в наружности. »

Среди довольно противоречивых положений и сведений, изложенных в данной цитате, к примеру, о том, что донские (или «азовские») казаки «считались Российскими беглецами» (скорее всего, это именно так и считалось в русских землях) и «говорили нашим языком» (что к этому времени, вполне, могло уже иметь место) есть важное замечание о том, что в то время казаки именовались черкасами (или наоборот — черкасы казаками) «ибо то и другое имя знаменовало одно».

Карта Московии, опубликованная Герберштейном в 1549 г.

Это подтверждает и Сигизмунд фон Герберштейн, посол германского императора, посетивший Великое княжество Московское в 1517 и в 1526 гг., который, в частности, рассказывал, что там, где Кавказский хребет упирается в южный рукав Кубани, в горах жили черкасы пятигорские или чики (chiki)[37]:

« Этот народ, надеясь на защиту своих гор, не оказывает послушания ни туркам, ни татарам. Русские утверждают, что это христиане, что они живут по своим обычаям, ни от кого не зависят, исповедуют греческую веру, а службу церковную отправляют на славянском языке, которым главным образом и пользуются. Они по большей части смелые пираты. Спускаясь в море по рекам, которые текут с их гор, они грабят, кого попало, а особенно купцов, плывущих из Кафы в Константинополь. »

— они не подчинялись никому.

Ещё отец Ивана Грозного жаловался на них турецкому Султану «как Государю Азовской земли»[36]:

« …но они гнушались зависимостию от Магометанского Царства, признали над собою верховную власть России — и в 1549 году Вождь их Сарыазман, именуясь подданным Иоанна, строил крепости на Дону: они завладели сею рекою до самого устья, требовали дани с Азова, воевали Ногаев, Астрахань, Тавриду; не щадили и Турков; обязывались служить вдали бдительною стражею для России, … и, водрузив знамение креста на пределах Оттоманской Империи, поставили грань Иоанновой Державы в виду у Султана, который доселе мало занимался нами, но тут открыл глаза, увидел опасность… »

В 1552 году черкасы владеют берегами Каспия и низовьями Волги. Передали Астрахань в 1556 году Ивану Грозному, проложив Черкасскую и Кабардинскую дороги для сообщения с далеким союзником и покровителем — царем России — и другими северокавказскими племенами[38], часто обижали ногайцев[36]. Ногайский Мурза Белек писал Государю: «Аккобек царь с Черкасы в свойстве учинили, и они ему Юрт его, взяв, дали: и Ямгурчей царевич в свойстве учинился и ему Юрт его, взяв, дали ж»[39].

В январе 1558 г. во главе пятитысячного отряда ратников «...царь отпустил на Крымские улусы князя Вишневецкого, да с ним Черкасского мурзу Кабартинского (кабардинского). Канклыча Канукова отпустил в Кабарду, в Черкасы». Канукову было велено собрать отряд в Кабарде и идти на помощь Вишневецкому ратью мимо Азова.

В 1561 году состоялся брак Ивана Грозного с Марией Темрюковной, «из черкас пятигорских девицей».

Весной 1578 в Москву приехало большое кабардинское посольство, и били челом «ото всее черкасские Кабарды» и просили «обороны от крымского царя и от иных недругов их»[38]. Тогда же, судя по актам, «сошли на Москву» последние черкаские князья[37], ведущие свою родословную от патриарха черкесских княжеских родов Инала Светлого, правившего в Черкесии XV в. Потомки его, «однородцы» с кабардинскими князьями дома Идархэ (Идаровы), по переезде в Россию, после завоевания Иоанном IV Астрахани в XVI в., именовались князьями Черкасскими и в родословных сказках своим предком называли египетского султана. Они дали начало нескольким княжеским родам Российской империи (см. Черкаские князья), которые в дальнейшем играли большую роль в русской истории. Обосновались в России и другие родственные роды князей Черкасских, также являвшихся Иналидами, но происходивших не из дома Идаровых (там же). В Кремле появляется Черкасский двор, а в городе — Большой и Малый Черкасские переулки[40].

См. также: Адыги и Москва: история

Герб Царства Грузинского

C 1625 года к титулу царя Михаила Федоровича добавляется фраза: «Повелитель и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских царей и Кабардинския земли, Черкасских и Горских Князей», что нашло позднее свое отражение и на гербе Российской империи. (На рисунке — один из щитов Большого государственного герба Российской империи, поля которого указывают на титулы Российского Императора, как на «Черкасских и Горских князей и иных Наследного государя и обладателя», за исключением 4-го поля, в котором находится герб титула «Государь области Арменския» — в золотом щите червлёный коронованный лев.[41])

В XVII веке Джиовани де Лукка, префект доминиканской миссии в Кафе (Каффе), находит, что кавказские черкесы переходят в магометанство; у них нет ни писаных законов, ни церковных обрядов и христиане они только по имени; от греческой веры сохранили обычай носить съестные припасы на могилы покойников и соблюдают некоторые посты[42].

По сведениям английского путешественника Эдмунда Спенсера, неоднократно посетившего Кавказ в 18361838 г.[43]:

« Черкасы, которые на протяжении веков вели полувоенный, полубандитский образ жизни и бывшие одновременно телохранителями султанов Египта, Турции и крымских ханов, были известны окружающим народам под этим названием (kassack), которое давалось каждому племени, ведшему такой образ жизни.
»

В заселении южных окраин России в XVIXVIII столетиях (современные Белгородская, Воронежская, Липецкая, Тамбовская и другие области) принимали участие черкасы. Эти переселения поощрялись Москвой, заинтересованной в укреплении своих южных рубежей.

Существуют записи голландского путешественника и этнографа Карнелия де Бруина (1652−1727) о наличии черкасов в некоторых районах Воронежа, которых он видел в 1707 г.[26]:

« Мы заметили, что большая часть царских домов (кабаков) около Воронежа заселена была черкасами. Люди эти очень опрятны и так же опрятно содержат и свои дома, вообще нрава они веселого и живут весьма приятно, забавляясь всегда игрою на скрыпке и других струнных инструментах. Они тотчас же начинают свою музыку, как только кто-нибудь приедет к ним, и подают тут же мед и водку; между ними есть и женщины, оказывающие проезжим разные услуги. Одежда у них особенная, вовсе не похожа на русскую… »

По сведениям де Бруина, воронежские черкасы были зажиточны и имели прислугу, к сожалению, он не приводит информации об их языке — ассимилировались ли они на тот момент в языковом отношении полностью или были двуязычны.[26]

Черкасы в Малороссии

В российском государстве (в частности, в летописях, а также, в официальных документах и государственных законодательных актах) вплоть до конца XVIII в. термин «черкасы» употреблялся в качестве экзонима малороссийских казаков и казаков вообще[44]:

« … если б вести им <"козакам"> имя особое, то следовало б называться черкасами, по пришедшим потом в Украйну из черкеской Кабарды черкесам … почему все козачество, да и вся Малороссия, потом черкасами проименовалась, а не козарами. »

По данным Г. В. Вернадского, в московских документах XVI и XVII веков черкасами назывались как черкесы, так и украинские казаки[28].

В то же время, российское правительство отличало черкасов от остального населения Малороссии. В указе императрицы Екатерины II от 8 декабря 1765 года сказано[45]:

« Буде ж кто из помещиков, захватя в свое владение из порозжих Государевых земель, поселили на тех землях разных наций людей, яко то Малороссиян и Черкас и другого звания, которых в вечность за собою укреплять запрещено, а они за ними остаться и ныне пожелают, то и на оных Малороссиян и Черкас отмерить же земли на число душ предписанную… »

Поскольку термин «черкасы» применялся в отношении запорожских (малороссийских) казаков, а впоследствии им частенько стали называть население Малороссии вообще[8][9], это в последующем стало использоваться для создания теорий неславянского происхождения украинцев. Однако, работы Медико-генетического научного центра РАМН (в сотрудничестве с английскими и эстонскими учеными) подтвердили сходство протестированных украинцев с южными белорусами, западными и северными русскими (потомками насельников земель Руси вдоль её основной транспортной артерии — водного пути «из варяг в греки»), а также, южными славянами[46].

Одежда и традиции казаков, «черкески»

Знак принадлежности к со­циальным верхам казачьего общества — «оселедец» — основан на обычае издавна принятом у Черка­сов на Кавказе. Генуэзский историк и этнограф Интериано писал о черкасах: «Носят длиннейшие усы. На поясе в кожаной су­мочке, сделанной и вышитой руками жены, постоянно имеют огниво и бритву с оселком. Ею бреют друг другу голову, оставляя на ма­кушке Длинный пучок волос в виде косички»[47].

По данным А. В. Висковатова, в XVIII в. «черкески или верхние кафтаны» назначались отдельным казачьим войскам в качестве форменной одежды[48]. К. К. Абаза так описывал войско черноморских казаков: «Пеших казаков одели в зеленые черкески, конных — в синие, с откидными рукавами, с обложкой по борту из золотого и серебряного снурка»[49].

Интересное свидетельство о распространенности термина в 1831 г. оставил наказной атаман Черноморского казачьего войска Н. С. Завадовский[50]:

« Строго запрещается ввиду начальства, или при отправлении службы носить черкесские свитки и тому подобно неприличное одеяние, которое равно и шапки, могут только, кому угодно, — носить в частной жизни и по хуторам, или на кордонах, в разъездах, залогах и симу подобных службах. »

По сведениям Татьяны М. Марченко, у запорожцев кунтуш был известен под названием черкески.[51] В. Ф. Горленко считает, что в конце XVIII в. на Левобережной Украине бытовала «аналогичная кабардинской „черкеска“ с откидными рукавами».[52]

Интересные факты

Герб князей Черкасских

Фамилии от слова «черкас»

От слова «черкас» произошли распространённые в основном в России и на Украине фамилии: Черкас[53], Черкасов[53], Черкасец, Черкасский, Черкалин, Черкашин, Черкашенин, Черкашенко, Черкащенко.

В некоторых случаях ударение может падать на первый слог: например, Че́ркас.

Населенные пункты от слова «черкас»

2) Черкас, Белоцерковский район (Украина)
2) слобода Черкасская, Измалковский район
3) деревня Черкасские Дворики, Елецкий район
2) ст. Старочеркасская, древняя столица Донского казачества
3) хутор Черкасский
2) Малые Черкасы, Смоленский район
2) с. Черкасские Тишки, Харьковский район
3) с. Черкасский Бишкин, Змиёвский район
2) Старые Черкассы, Уфимский район
3) Черкассы, Давлекановский район
4) Черкассы, Стерлитамакский район

См. также

Примечания

  1. Карамзин Н. М., прим.437 к Т.I, гл. IX
  2. Воскресенская летопись XVI в. о событиях за 1152 год, Т.VII, стр.35-66
  3. ПСРЛ, .., Т.X, С.217
  4. 1 2 ПСРЛ, .., Т.VI, Вып.1, Стб.455
  5. ПСРЛ, .., Т.XI, С.46, 47
  6. ПСРЛ, .., Т.XI, С.7
  7. Бариев Р. Казаки — коренные жители юга России
  8. 1 2 Радянська Енциклопедія історії України — К.: Головна редакція УРЕ, 1972.  (укр.) — Т. 4. — С. 465.
  9. 1 2 Енциклопедія українознавства (у 10 томах) / Головний редактор Володимир Кубійович. — Париж, Нью-Йорк: «Молоде Життя», 1954−1989.  (укр.)
  10. Попов А. История о Донском войске. — Харьков, 1814. — С. 60.
  11. Дион Кассий. Римская история LXVIII 19, 2
  12. Карпов С. П., 2007, С. 329.
  13. Рашид ад-Дин. Сборник летописей. В 3 т. — М., 2002. — Т. 1. — Кн. 2. — С. 68, 275.; Т. 2. — С. 72.
  14. Карпов С. П., 2007, С. 321.
  15. 1 2 3 Latham, R. G. Descriptive Ethnology. London: J. Van Voorst, 1859. Pp. 50
  16. Latham, R. G. Elements of Comparative Philology. London: Walton and Maberly, 1862. Pp. 279
  17. Latham, R. G. The Nationalities of Europe: Vol. 1-2. London, 1863. Pp. 307
  18. Vita de' Zichi chiamati Ciarcassi di G. Interiano
  19. Klaproth, Julius Von, Frederic Shoberl, and Steven Runciman. Travels in the Caucasus and Georgia: Performed in the Years 1807 and 1808, by Command of the Russian Government. London: Printed for Henry Colburn, and Sold by G. Goldie, Edinburgh, and J. Cumming, Dublin, 1814. Pp. 310
  20. The British Review, and London Critical Journal. Vol. 6. London: Thoemmes, 1815. Pp. 469
  21. Taitbout, De Marigny. Three Voyages in the Black Sea to the Coast of Circassia. London, 1837. Pp. 5-6
  22. Charnock, Richard Stephen. Local Etymology; a Derivative Dictionary of Geographical Names. London: Houlston and Wright, 1859. Pp 69
  23. Guthrie, William, James Ferguson, and John Knox. A New Geographical, Historical and Commercial Grammar and Present State of the Several Kingdoms of the World … — Philadelphia: Johnson & Warner, 1815. — Pp. 549.
  24. Дзамихов К. Ф. Адыги (черкесы) в политике России на Кавказе (1550-е — начало 1770-х гг.)
  25. Golovin, Ivan. The Caucasus. — London, 1854. — Pp. 81
  26. 1 2 3 Максидов А. А. Фамилии адыгского происхождения на Украине
  27. 1 2 Карамзин, 1816—1829Т. V — Глава IV
  28. 1 2 Вернадский Г. В. Россия в средние века.
  29. ПСРЛ, .., Т.VI, Вып. 1., С. 389.
  30. ПСРЛ, .., Т. X., С. 217.
  31. ПСРЛ, .., Т. XI., С. 7.
  32. ПСРЛ, .., Т. XI., С. 46, 47.
  33. ПСРЛ, .., Т. VII., С. 56.; ср. комм. 218 к тому II «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина
  34. Хотко С. Х. Генуя и Черкесия: политическое и культурное взаимодействие в 13−15 вв. // Сборник Русского исторического общества. — Т. 4. (152). — М. — 2002. — С. 195.
  35. «История Российская с самых древнейших времён, неусыпными трудами через тридцать лет собранная и описанная покойным тайным советником и астраханским губернатором Васильем Никитичем Татищевым» — цит. по Татищев В. Н .История Российская. В 3 т. — М.: «АСТ»: «Ермак», 2005. — (Классическая мысль).
  36. 1 2 3 Карамзин, 1816—1829Т. VIII — Глава IV
  37. 1 2 фон Герберштейн С. Записка о русских делах — цит. по Губарев Г. Донские черкасы // «Общеказачий журнал», февраль 1954 — № 22.
  38. 1 2 Шаова С. Д. История кабардинцев бассейна р. Сунжа и их взаимодействие с Ингушами
  39. Дела Ногайские ном. 4, л. 91.
  40. Хотко C. Х. История Черкесии в средние века и новое время — Майкоп, 2002.
  41. Григорян C. Знаки всеармянских монархов в свете проблемы государственных символов Первой и Третьей Республик // Сайт Газеты армян России «Еркрамас» (yerkramas.org) 10.12.2010.
  42. Записки Одесского общества истории и древностей — 1879. — Т. 11. — С. 489−490.
  43. Edmund Spencer. Travels in the western Caucasus, including a tour through Imeritia, Mingrelia, Turkey, Moldavia, Galicia, Silesia and Moravia, in 1836", in two volumes. London: Henry Colburn, Great Marlborough Street, 1838. vol. 1, p. 18
  44. Ригельман А. И. Летописное повествование о Малой России и ее народе и казаках вообще... — Гл. 3.
  45. Полное собрание законов Российской империиПервое собрание, том XVII под № 12.519, п. 14
  46. Пшеничнов А. С., Соловьева Д. С., Дибирова Х. Д., Мансуров Р. И., Ищук М. Л., Балановская Е. В. Генофонд украинцев: оценка внутри- и межэтнической изменчивости по трем типам ДНК маркеров (мтДНК, Y-хромосомы, аутосомным) // Материалы Международной Конференции «Генетика в России и мире» — М., 2006. — С. 163.
  47. Казачий словарь-справочник
  48. Висковатов А. В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. — СПб., 1900. — Ч. 6. — С. 22.
  49. Абаза К. К. Донцы, Уральцы, Кубанцы, Терцы. — СПб., 1890. — С. 214.
  50. Государственный архив Краснодарского края. Ф. 283. Оп. 1. Д. 172. Л. 176.
  51. Марченко Т. М. Казаки-Мамаи — Киев-Опишне, 1991. — С. 22.
  52. Горленко В. Ф. Об этнониме черкасы в отечественной науке конца XVIII−первой половине XIX в.// «Советская этнография» — М., 1982. — № 3. — С. 32.
  53. 1 2 Федосюк Ю.А. Что означает ваша фамилия? — Изд. 2-е. — М.: Флинта, 2006. — 60 с. — ISBN 5-89349-747-3; ISBN 978-5-89349-747-2. — Разд. 6. Откуда вы?

Литература