Авария на АЭС Фукусима-1

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Авария на АЭС Фукусима I
Blast Japan Fukusima.jpg
Тип Радиационная авария
Причина землетрясение, цунами
Страна  Япония
Место Окума, Фукусима
Дата 11 марта 2011 года
Время 14:46 JST (05:46 UTC)
Погибших 1 от отдалённых последствий облучения
Фукусима (Фукусима (префектура))
Red pog.png
Фукусима
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе

Авария на АЭС Фукусима-1 — крупная радиационная авария максимального 7-го уровня[1][2][3][4] по Международной шкале ядерных событий (INES), начавшаяся в пятницу, 11 марта 2011 года в результате сильнейшего в истории Японии землетрясения и последовавшего за ним цунами[5]. Землетрясение и удар цунами привели к полному обесточиванию станции, в том числе к отказу резервных источников электроснабжения, что явилось причиной неработоспособности всех систем нормального и аварийного охлаждения и привело к расплавлению активной зоны реакторов на энергоблоках 1—3 и взрывам водорода на энергоблоках 1, 3 и 4. Их здания частично разрушились, произошёл значительный выброс радиоактивных материалов в окружающую среду, составивший до 20% от выбросов при Чернобыльской аварии.

Несмотря на то, что не было зарегистрировано ни одного случая острой лучевой болезни, повышенное облучение аварийных работников увеличивает среди них риск возникновения онкологических заболеваний, являющихся отдалёнными последствиями облучения. Правительством Японии было подтверждено несколько случаев таких заболеваний, и одно из них привело к смерти человека в 2018 году.

Из-за радиоактивного загрязнения территории Японии было эвакуировано более 150 000 человек. При этом в ходе эвакуации из больниц, вследствие недостатка ухода, погибло 50 тяжелобольных пациентов. Уже после эвакуации, в течение нескольких лет, из-за физического и психологического стрессов и плохого медицинского обслуживания произошло более 1000 преждевременных смертей, в основном среди эвакуированных людей пожилого возраста. Около 90% смертей пришлось на лиц старше 66 лет. Из них около 70% смертей произошли в течение первых трех месяцев после эвакуации. (Подобное количество смертей произошло среди эвакуированных из префектур, пострадавших от цунами и землетрясений. Эти цифры являются дополнительными к 19 000 человек, погибших в результате цунами).[6]

В декабре 2013 года АЭС была официально закрыта. На территории станции продолжаются работы по ликвидации последствий аварии. По оценке TEPCO, приведение объекта в стабильное, безопасное состояние может потребовать до 40 лет[7].

Японский центр экономических исследований в Токио оценивает финансовый ущерб, включая затраты на ликвидацию последствий, затраты на дезактивацию и компенсации, по состоянию на 2019 год между 35 трлн. иен и 81 трлн. иен ($322 280 000 000 и $745 848 000 000), его оценка как минимум на 60% и в 3.7 раза больше, чем оценка министерства экономики, торговли и промышленности Японии в 2016 году в 22 трлн. иен ($202 645 300 000).[8]

Первые дни аварии на блоках 1—4[править | править код]

11 марта[править | править код]

Вид сверху на станцию (1975 год). Цифрами помечены энергоблоки (энергоблок № 6 в стадии строительства)
Схема расположения энергоблоков

11 марта 2011 года в 14:46 местного времени произошёл основной толчок Великого восточно-японского землетрясения магнитудой 9 единиц c эпицентром, расположенным в 180 километрах от АЭС Фукусима-дайити[9]. В это время энергоблоки 1—3 работали на номинальной мощности, а энергоблоки 4—6 были остановлены на перегрузку топлива и обслуживание. Землетрясение привело к немедленной автоматической остановке работавших реакторов. Вызванные землетрясением разрушения высоковольтного оборудования и опор линий электропередачи привели к потере внешнего электроснабжения станции, после чего были автоматически запущены резервные дизельные электрогенераторы[10]. Анализ работы станции до прихода волны цунами показал, что АЭС в целом выдержала воздействие сейсмических толчков.

В результате смещения горных пород произошла деформация морского дна с его подъёмом на 7—10 метров, что вызвало несколько волн цунами[11]. Первая волна высотой 4 метра[12] достигла станции через 40 минут от времени основного толчка, а в 15:35 пришла вторая волна высотой 14—15 метров[12], что превысило высоту защитной дамбы, рассчитанной на волну в 5,5 метров[12], и уровень самой площадки АЭС. Волна цунами смыла стоявшие на улице тяжелые резервуары, оборудование и автомобили и дошла даже до удаленных от берега зданий, оставив после себя множество обломков конструкций[13]. Затопление цунами привело и к человеческим жертвам: два сотрудника TEPCO, находившиеся в турбинном здании четвёртого энергоблока, были настигнуты нахлынувшей водой и погибли[14].

Станция никак не была защищена от удара стихии такого масштаба, в результате чего пострадало критически важное оборудование, обеспечивавшее безопасное расхолаживание реакторов[15]. Вышли из строя береговые насосы морской воды, которая являлась конечным поглотителем тепла как для самих реакторов, так и для резервных дизельных генераторов. Вода затопила подвальные помещения турбинных зданий, в которых располагались дизель-генераторные установки, распределительные устройства переменного и постоянного тока, а также аккумуляторные батареи. Два резервных генератора с воздушным охлаждением, расположенные на первом этаже общестанционного хранилища отработанного топлива не подверглись затоплению, однако водой было повреждено их распределительное электрооборудование[16][17][18]. В подобной ситуации быстрое восстановление электроснабжения было невозможно[18]. Из всех источников резервного электропитания в распоряжении персонала остались: батареи постоянного тока энергоблоков № 3, 5, 6 и дизель-генератор блока № 6, имевший воздушное охлаждение[19]. По мнению парламентской комиссии, TEPCO была абсолютно не готова к аварии такого масштаба, и судьба станции была уже предрешена[20].

На блочных щитах управления погасло освещение и пропала индикация приборов. Информация о состоянии станции также перестала отображаться на мониторах защищенного пункта управления в котором располагался кризисный центр во главе с управляющим станции Масао Ёсидой. Мобильная PHS-телефония не работала[21], и единственным способом коммуникации осталась проводная телефонная связь. Персоналу на энергоблоках пришлось в свете карманных фонарей перечитывать аварийные инструкции, однако в них не оказалось никаких указаний, относящихся к полному обесточиванию. Более того, документация была составлена исходя из того, что будут доступны все критически важные показания приборов. К персоналу станции и управляющему Ёсиде пришло осознание того, что сложившаяся ситуация превосходит все ранее предполагавшиеся сценарии тяжелых аварий[22]. При отсутствии относящихся к делу процедур, персонал был вынужден действовать большей частью исходя из собственного понимания ситуации[23].

Изначально наиболее тяжелое положение сложилось на блоке № 1, однако это далеко не сразу было осознано. До прихода цунами отвод теплоты остаточного энерговыделения от реактора осуществлялся при помощи двух независимых конденсаторов режима изоляции (Isolation Condencer — IC)[24]. Система IC способна охлаждать реактор в течение примерно 10 часов за счет естественной циркуляции теплоносителя. При работе системы пар от реактора проходит по теплообменным трубкам, расположенным под водой в баке конденсатора, где, охлаждаясь, конденсируется и конденсат сливается обратно в реактор. Чистая вода из бака постепенно выкипает и пар сбрасывается в атмосферу. При работе система не потребляет электричество, однако для запуска циркуляции необходимо открыть электроприводную арматуру[25]. Так как инструкциями ограничивается скорость охлаждения реактора, операторы практически сразу отключили один конденсатор и до прихода цунами несколько раз запускали и останавливали второй[26]. После потери электропитания и, соответственно, индикации на панели управления, персонал не смог однозначно определить состояние системы[23].

Как показало расследование, система IC не функционировала уже c момента полного обесточивания станции. Согласно анализу TEPCO, поддержанному правительственной комиссией и МАГАТЭ, из-за особенностей логики системы управления, при перебоях питания вся арматура в контуре IC автоматически закрылась, включая и ту которая должна быть постоянно открыта[27][28][29]. Никто из персонала на момент аварии не знал о такой возможности[30].

Не зная точного состояния системы IC, операторы тем не менее полагали, что она всё ещё отводит тепло от реактора[31]. Однако в 18:18, при самопроизвольном восстановлении питания некоторых приборов, на панели управления загорелись индикаторы закрытого положения арматуры. После поворота соответствующих ключей управления, над реакторным зданием на некоторое время показался и затем исчез след пара из бака конденсатора IC[32]. По всей видимости было уже поздно, и циркуляция в системе была заблокирована образовавшимся при пароциркониевой реакции водородом[33][34]. Эта ключевая информация не была адекватно передана руководству кризисного центра, где по-прежнему полагали, что реактор охлаждается[35]. Только после того как в 21:51 радиационный фон рядом с реакторным зданием достиг значения 1,2 мЗв/ч[36], и в 23:53 было зарегистрировано повышенное давление в гермооболочке, опасность ситуации на первом энергоблоке стала очевидна всем[37].

На момент аварии на энергоблоках находилось следующее количество топливных сборок[38][39]:

Энергоблок 1 Энергоблок 2 Энергоблок 3 Энергоблок 4 Энергоблок 5 Энергоблок 6
В реакторах 400 548 548 0 548 764
В бассейнах Отработавших 292 587 514 1331[40] 946 876
Свежих 100 28 52 204 48 64

На блоке № 3 в бассейне находилось MOX-топливо производства Франции. Кроме того, 6375 отработавших тепловыделяющих сборок находилось в центральном хранилище радиоактивных отходов.

12 марта[править | править код]

Энергоблок-1 до (слева) и после взрыва (компьютерная модель).

Ещё на ранних этапах аварии персонал кризисного центра проанализировал способы подачи воды в реакторы. По мнению Масао Ёсиды, ни один из описанных в аварийных инструкциях методов не мог быть применён в сложившейся ситуации. Большинство из них требовали электропитания, а использование стационарного дизельного насоса системы пожаротушения вызывало сомнения, так как баки, из которых он забирал воду, были расположены на улице и вполне вероятно повреждены землетрясением и цунами. Предложенный Ёсидой способ состоял в использовании обычных пожарных машин, рукава которых можно было подключить к выводам системы пожаротушения, расположенным снаружи турбинных зданий[41].

Возможность подачи воды в реактор от стационарной системы пожаротушения не была предусмотрена в оригинальной конструкции станции и была реализована в 2002 году, путём установки перемычек между трубопроводами реакторной установки и системой пожаротушения. Дополнительные выводы этой системы на наружных стенах турбинных зданий были смонтированы в 2010 году, всего за 9 месяцев до аварии. Применение пожарных машин для подпитки реактора не было предусмотрено аварийной инструкцией, в которой для этой цели использовались только стационарные насосы, в том числе с дизельным приводом[42]. Таким образом решение Ёсиды было импровизацией, заранее не был установлен порядок действий и не распределены обязанности персонала, что в конечном счете привело к значительной задержке подачи воды в реактор[43].

На территории станции имелось три пожарных автомобиля, принадлежавших подрядной компании Nanmei, нанятой TEPCO. Одна машина была доступна изначально, для перемещения второй потребовалось расчищать завалы на дороге, а третий автомобиль был слишком поврежден в результате цунами и использовать его было невозможно[44]. Никто из персонала АЭС не был обучен управлению пожарной машиной, и TEPCO была вынуждена просить Nanmei помочь выполнить опасную работу в сложной радиационной обстановке, что выходило за рамки контракта. С двух до четырёх часов ночи продолжались поиски вводов системы пожаротушения в турбинное здание. Лишь при помощи работника, ранее участвовавшего в их установке, вводы обнаружились под завалами обломков, нанесенных цунами[45]. Пожарные машины не могли подавать воду в реактор пока в последнем сохранялось высокое давление[46]. Однако в 02:45 12 марта давление в реакторе внезапно снизилось с 6,9 МПа до 0,8 МПа без каких-либо действий персонала, что свидетельствовало о серьёзном повреждении корпуса реактора[47]. Только в 05:46, через более чем 14 часов после отказа систем охлаждения, удалось наладить сколь-либо стабильную подачу воды в реактор первого энергоблока[48]. Согласно выполненному после аварии анализу, вполне вероятно, что только малая часть подаваемой воды достигла реактора[49].

Незадолго до полуночи с 11 на 12 марта персоналу станции удалось восстановить индикацию некоторых приборов при помощи найденного у подрядной организации небольшого мобильного генератора. Давление в гермооболочке первого энергоблока составило 0,6 МПа (абс.), что превышало максимальное разрешенное значение в 0,528 МПа (абс.)[50]. В 00:55 Ёсида, как и требовалось процедурой, доложил в кризисный центр TEPCO в Токио о чрезвычайной ситуации и необходимости сброса давления. До этого дня в TEPCO не сталкивались с операцией аварийного выброса радиоактивных веществ в атмосферу, и руководство решило также заручиться поддержкой правительства Японии. Премьер министр Наото Кан и министр экономики, торговли и промышленности Банри Кайэда дали свое согласие, осознавая опасность разрушения контайнмента. Сброс было решено провести после официального объявления об операции местному населению, которое планировалось на 03:00 этой же ночи[51]. В 02:30 очередные замеры давления в гермооболочке показали значение в 0,840 МПа (абс.)[52].

В три часа ночи правительством Японии на пресс-конференции было объявлено о скором сбросе давления из гермооболочек АЭС[52]. Тем временем радиационная обстановка ухудшалась и для прохода в реакторное здание потребовалось подготовить спецодежду с замкнутой системой дыхания. Кроме того необходимо было спланировать работы учитывая отсутствие освещения и питания для электро- и пневмоприводов арматуры[53]. Необходимую для планирования бумажную документацию приходилось на свой страх и риск искать в административном здании, проход в которое при землетрясениях был запрещен[54]. Однако в правительстве Японии не смогли объективно оценить все сложности работы на аварийной АЭС, и руководство страны было раздражено «медленной» реализацией запланированного мероприятия[55]. Свой отпечаток наложило и хроническое недоверие Наото Кана к японской бюрократии[56], он решил лично посетить станцию, чтобы узнать причину задержек[57].

Утром 12 марта Масао Ёсида внезапно узнал о скором прибытии премьер-министра, и решил встретить его лично[55]. На совещании, занявшем около часа, Наото Кан потребовал как можно быстрее реализовать сброс давления, а Масао Ёсида доложил о трудностях, с которыми пришлось столкнуться на станции. Успокоить премьер-министра удалось только после заявления Ёсиды о том, что задача будет выполнена даже если для этого придется сформировать отряд смертников[58]. Операцию было обещано выполнить в 9:00[59].

После того как в девять утра TEPCO получила отчет об эвакуации населения из ближайших населённых пунктов, первая группа сотрудников АЭС, освещая свой путь фонарями, поднялась на второй этаж реакторного здания и к 09:15 вручную открыла один из клапанов системы вентиляции. Вторая группа попыталась добраться до другого клапана, расположенного в подвальном помещении, однако из-за высокого уровня радиации им пришлось развернуться обратно на полпути из опасения превысить максимальную дозу в 100 мЗв[60]. Не оставалось ничего иного как найти способ подать сжатый воздух к пневматическому приводу оставшегося клапана через штатную систему. Только к 12:30 удалось найти необходимый компрессор у одной из подрядных организаций на площадке АЭС. В 14:00 компрессор был подключен к системе сжатого воздуха, а с помощью мобильного генератора был запитан управляющий соленоид на пневмоприводе клапана вентиляции. Быстрое снижение давления в гермооболочке подтвердило успех операции[61].

К этому времени наметился прогресс и в двух других важных операциях по управлению аварией. В электросистеме первого и второго энергоблоков удалось найти одно неповрежденное водой распределительное устройство, способное преобразовать напряжение 6 кВ от мобильного генератора и тем самым запитать насосы системы аварийной подачи борированной воды (напряжение 480 В), что позволило бы охлаждать реакторы при высоком давлении в них (эта стратегия была в дальнейшем признана сомнительной, так как запас борированной воды, подаваемой этими насосами, всего 15,5 м3[62]). К зданию второго энергоблока доставили высоковольтный генератор, и 40 человек было задействовано чтобы вручную протянуть несколько сотен метров тяжёлого силового кабеля по коридорам станции[63]. В связи с исчерпанием запасов очищенной воды водозабор пожарных машин пришлось перевести на морскую воду, ближайшим источником которой оказалась камера переключения задвижек третьего энергоблока, затопленная при цунами[64].

Практически сразу после того как высоковольтный генератор был подключен и запущен, в 15:36 на первом энергоблоке прогремел взрыв[65]. Причина взрыва — водород, образованный в результате пароциркониевой реакции[66]. Три сотрудника TEPCO и два сотрудника Nanmei пострадали при взрыве и были эвакуированы[67]. Повсюду вокруг энергоблока были разбросаны обломки конструкций, которыми повредило временные кабели и пожарные рукава, а радиационная обстановка значительно ухудшилась[68]. Масао Ёсида был обескуражен произошедшим, поскольку теперь ему требовалось заново организовывать работу, которая, казалось, была уже завершена[69].

До взрыва никто из сотрудников станции или персонала кризисных центров не подозревал о возможности взрыва водорода за пределами защитной оболочки[70]. Кроме того такой сценарий не рассматривался в документах МАГАТЭ или АЯЭ/ОЭСР[71]. Мероприятия по водородной взрывобезопасности были реализованы лишь внутри контайнмента, который был заполнен азотом для создания инертной атмосферы[70]. Теперь же перед персоналом стояла задача предотвратить возможные взрывы на втором и третьем блоках. Изначально предполагалось просверлить вентиляционные отверстия в строительных конструкциях, однако ввиду высокого риска детонации из-за случайной искры от этой идеи быстро отказались. В стенах реакторных зданий предусмотрены вышибные панели, призванные защитить здание от избыточного давления изнутри. Панели на АЭС Фукусима были дополнительно укреплены, чтобы избежать случайного открытия при землетрясениях, и для их снятия требовался инструмент. TEPCO были заказаны установки гидроабразивной резки, однако из-за последующих событий, ко времени когда они могли быть доставлены на АЭС, необходимость в установках отпала[72].

После взрыва потребовалось несколько часов для того чтобы восстановить подачу морской воды в реактор первого блока, расчистив завалы и заменив поврежденные пожарные рукава. Сами пожарные машины, хоть в них и были выбиты стекла, сохранили работоспособность. Усилиями сотрудников удалось запустить пожарные насосы в 19:04[73]. Незадолго до этого в кабинете премьер-министра в Токио обсуждалось положение на АЭС. После получения информации о взрыве Наото Кан решил расширить зону эвакуации с 10 до 20 км от станции, хотя планы эвакуации для этой зоны отсутствовали. Также у премьер-министра возникли сомнения касательно использования морской воды для охлаждения реакторов, и он спросил не вызовет ли такой способ проблем с контролем подкритичности. Этот вопрос вызвал некоторое замешательство у присутствующих, которые опасались, что если не развеять сомнения Кана, то это ухудшит ситуацию на станции[74]. В перерыве между совещаниями, вице-президент TEPCO Ичиро Такекуро созвонился напрямую с Ёсидой и узнал, что подача воды уже началась. Полагая, что вопрос об использовании морской воды должен решаться на самом высоком уровне, Такекуро приказал остановить насосы. Ёсида, видя всю серьёзность и непредсказуемость ситуации на АЭС, принял самостоятельное решение, и отчитавшись руководству о прекращении подачи воды, приказал своим подчиненным продолжать работу. В конце концов официальное разрешение было получено, и TEPCO сообщила о начале подачи морской воды в реакторы в 20:20, хотя фактически насосы работали уже больше часа[75].

13 марта[править | править код]

Пока шла борьба с аварией на первом энергоблоке, ситуация на втором и третьем блоках оставалась относительно стабильной. На этих блоках использовалась система расхолаживания, состоящая из паровой турбины и соединенного с ней насоса (Reactor Core Isolation Cooling — RCIC). Турбина приводилась в действие паром из реактора, а насос подавал охлаждающую воду в реакторную установку. Для контроля и регулирования требовался постоянный ток, но поначалу даже на полностью обесточенном втором энергоблоке система справлялась со своими функциями.

Ещё 12 марта на третьем энергоблоке, несмотря на наличие питания постоянного тока, система RCIC самопроизвольно отключилась. При снижении уровня теплоносителя в реакторе автоматически включилась система аварийной подпитки (High Pressure Coolant Injection — HPCI). Система HPCI хоть и устроена аналогично RCIC, но имеет существенно большую производительность, и не предназначена для длительного расхолаживания реактора. Из-за подачи большого количества охлаждающей воды, давление в реакторе снизилось до 0,8 МПа, и турбина HPCI работала на сниженных оборотах. Так как работа системы вне рабочего диапазона была ненадежна, персонал третьего блока решил подавать воду в реактор от стационарного пожарного насоса с дизельным приводом. Для этого планировалось поддерживать сниженное давление в реакторе открыв его предохранительные клапаны. Эти намерения не были должным образом доведены до управляющего Ёсиды[76].

13 марта операторы третьего блока приступили к реализации своей стратегии. В 02:42 система HPCI была вручную остановлена при давлении в реакторе 0,580 МПа[77], однако попытки открыть предохранительный клапан оказались неудачными. Наиболее вероятно, что к этому времени батареи уже не могли дать необходимый ток для привода клапана. Давление в реакторе стало расти, к 03:44 достигнув значения 4,1 МПа, что значительно превышало возможности насоса пожаротушения[78]. Стоит отметить, что резервные батареи, используемые на АЭС Фукусима для управления такими системами как HPCI, невозможно транспортировать вручную. Маловероятно, что даже найдя такую батарею персонал смог бы её доставить в реакторное здание[79].

Узнав, наконец, о ситуации на третьем блоке в 03:55 Масао Ёсида не нашел иного способа наладить охлаждение реактора, кроме как использовать пожарные машины. Первоначально планировалось подавать морскую воду так же как и на первом блоке, и к 7 утра персонал протянул и подключил необходимые пожарные рукава[80]. Примерно в это же время директор по эксплуатации TEPCO позвонил Ёсиде из офиса премьер-министра и выразил мнение о том, что приоритет должен быть отдан использованию обессоленной воды. Ёсида воспринял это указание весьма серьёзно, думая, что оно исходит от самого премьер-министра, хотя это было не так. Персоналу пришлось расчищать завалы перед баками с пресной водой и тянуть к ним рукава пожарных машин[81]. Параллельно с этим сотрудники TEPCO собрали 10 аккумуляторных батарей из частных автомобилей, припаркованных на станции[80]. В 09:08 им удалось подключить батареи к панели управления, создав напряжение 120 В, и открыть предохранительные клапаны реактора третьего блока. Давление быстро снизилось до 0,46 МПа и в 09:25 вода в реактор была подана, более чем через 7 часов после остановки HPCI[82][83]. Запасы пресной воды были малы и переключение на морскую воду, в конечном итоге, оказалось неизбежно, что и было сделано в 13:12 этого же дня[84].

Также как и на первом блоке персоналу удалось реализовать сброс среды из гермооболочки, давление в которой снизилось с 0,63 МПа (абс.) в 09:10 до 0,27 МПа (абс.) к 10:55[85]. Только один из двух клапанов на линии сброса можно было открыть вручную, для удержания в открытом состоянии второго клапана требовался сжатый воздух. Первоначально персонал использовал для этого баллоны сжатого воздуха, затем мобильные компрессоры. Эти усилия не были в достаточной мере эффективны, давление в гермооболочке в течение суток периодически возрастало и к 07:00 14 марта достигло 0,52 МПа (абс.)[86].

14 марта[править | править код]

К 6 утра 14 марта Масао Ёсиду всё больше стала беспокоить возможность взрыва водорода на третьем блоке АЭС. Для этого было достаточно поводов: вероятное осушение активной зоны, повышение уровня радиации около реакторного здания, появление за его дверями пара и рост давления в гермооболочке — всё как и ранее на первом энергоблоке[87]. В 6:30 Ёсида приказал удалить всех работников с площадки у блока, однако ситуация с охлаждением морской водой требовала активных действий. Запасы воды в камере переключения третьего блока, откуда забирали воду и на охлаждение первого реактора, иссякали. Уже в 07:30 Ёсиде пришлось возобновить работы. Несколько прибывших пожарных машин использовали чтобы организовать подачу воды непосредственно из океана, поднимая её на высоту более 10 метров[88][87].

Работы по организации бесперебойной подачи морской воды в реакторы активно велись, когда в 11:01 прогремел взрыв водорода на третьем энергоблоке. Четыре сотрудника TEPCO и три сотрудника Nanmei пострадали при взрыве, также пострадали четыре члена пожарных бригад сил самообороны Японии, которые прибыли для помощи персоналу АЭС[89]. В очередной раз охлаждение реакторов было прервано, и из-за сложной радиационной обстановки и продолжавшихся повторных толчков восстановить его удалось только к вечеру этого же дня (в 16:30 блок 3, в 19:57 блок 2, в 20:30 блок 1)[90].

Рисунок разреза энергоблока
5 — бассейн выдержки отработавшего топлива; 10 — бетонная биозащита сухой шахты реактора; 24 — камера конденсации

Как ни удивительно, система RCIC второго энергоблока до сих пор работала без какого-либо электропитания, однако её производительность падала. Ранее 12 марта в 04:00 из-за исчерпания запасов конденсата, который закачивался в реактор насосом RCIC, водозабор системы переключили на камеру конденсации контайнмента Mark-I (резервуар в виде тора). Циркуляция теплоносителя в реакторе стала проходить по замкнутому контуру, и вся система постепенно нагревалась. Около 13:25 14 марта уровень в реакторе второго блока снизился, и имелись все признаки того, что система RCIC остановлена[91].

Теперь и на втором блоке станции требовалось реализовать те же мероприятия что и на блоках 1 и 3, то есть сбросить давление в реакторе и гермооболочке и начать подачу воды пожарными машинами. Масао Ёсида считал, что в первую очередь следует снизить давление в гермооболочке, так как из-за длительной работы RCIC давление и температура в камере конденсации были слишком велики чтобы эффективно принять пар от предохранительных клапанов реактора. В такой ситуации их открытие грозило разрушением камеры[92]. Попытки открыть клапан с пневмоприводом на линии сброса из гермооболочки безуспешно продолжались до четырёх часов дня, хотя всё необходимое для этого подготовили ещё 13 марта. Глава комиссии по ядерной безопасности Харуки Мадарамэ и президент TEPCO Симидзу Масатака приказали Ёсиде открыть предохранительные клапаны реактора не дожидаясь завершения этой операции[93]. В 16:34 персонал подключил автомобильные батареи к панели управления, однако из-за проблем с приводом клапанов и из-за высокой температуры в камере конденсации, давление в реакторе снизилось до 0,63 МПа лишь к 19:03. После чего в 19:57 были запущены пожарные машины. Перед этим в 18:50 показания уровня воды в реакторе свидетельствовали о полном осушении активной зоны[94]. Несмотря на все попытки сбросить среду из гермооболочки к 22:50 давление в ней достигло 0,482 (абс.), что превышало максимально допустимые 0,427 (абс.)[95]. Уже после аварии было выявлено, что предохранительная мембрана на воздуховоде вентиляции так и не разорвалась[96].

Персонал испытывал постоянные проблемы с поддержанием низкого давления в реакторе второго блока, подача от пожарных машин периодически прерывалась, и Ёсида начал всерьёз рассматривать возможность эвакуации большей части персонала со станции из-за риска разрушения контайнмента[97]. В ночь с 14 на 15 марта президент TEPCO Симидзу обсудил этот вопрос с министром Кайэдой, который воспринял это как просьбу полностью эвакуировать АЭС[98].

15 марта[править | править код]

В три часа ночи 15 марта премьер-министру Кану было сообщено о возможной эвакуации со станции, и он сразу же отверг это предложение как абсолютно недопустимое[98]. Ещё до этого запроса Кан испытывал стойкое недоверие к TEPCO и сомневался в адекватности принимаемых мер по управлению аварией. В 05:30 премьер-министр прибывает в кризисный центр TEРСO в Токио и официально объявляет о создании объединённого (правительство и TEPCO) центра по управлению аварией[99]. По мнению официальных лиц это в дальнейшем позволило правительству взять ситуацию под контроль[100].

Тем временем на АЭС, после того как персонал очередной рабочей смены прибыл 15 марта на 3-й блок, даже через свои защитные маски сотрудники услышали звук мощного взрыва в 06:10. Вскоре им приказали вернуться в защищенный пункт управления. Выйдя на улицу персонал увидел разрушения реакторного здания четвёртого энергоблока и множество обломков, затруднявших передвижение. Сотрудникам пришлось идти пешком, и они смогли передать информацию о разрушениях в кризисный центр только к восьми утра[101]. Как установило расследование, причина взрыва на четвёртом энергоблоке — водород, поступивший по системе вентиляции от третьего блока, когда на последнем выполнялся сброс среды из контайнмента. Источника водорода на самом четвёртом блоке не было, топливо из реактора было выгружено, а в бассейне выдержки было достаточно воды[102].

Масао Ёсида узнал о взрыве вскоре после 6 утра, однако ему ещё не было известно о разрушении четвёртого блока. Показания датчика давления в камере конденсации второго энергоблока в это же время снизились до нуля, и Ёсида посчитал, что взрыв произошел внутри контайнмента блока № 2[103][104]. Это вынудило его дать указание об укрытии сотрудников в местах с возможно более низким радиационным фоном вблизи АЭС Фукусима-дайити, до тех пор пока ситуация не стабилизируется. Однако в семь часов утра 650 человек вместо этого отбыли на АЭС Фукусима дайни[105][106]. На некоторое время ликвидировать аварию остались лишь 50 сотрудников: руководители кризисного центра, инженеры и рабочие, присутствие которых было необходимо[104]. Эвакуированный персонал начал возвращаться на АЭС только к полудню этого же дня[105].

Взрыва на втором блоке станции не произошло. Хотя топливо было повреждено и шла пароциркониевая реакция, образовавшийся водород уходил в атмосферу через вышибную панель реакторного здания. Панель оказалась сорвана со своего места и упала на крышу здания турбины после взрыва на соседнем блоке[107].

Стабилизация положения на станции[править | править код]

После 15 марта внимание было сосредоточено на бассейнах выдержки отработанного ядерного топлива, предполагалось, что без охлаждения уровень воды в них может значительно снизиться. Наибольший риск в этом отношении существовал на блоке №4, так как в его бассейне находились ТВС, лишь недавно выгруженные из реактора, и, соответственно, имевшие наибольшую теплоту остаточного энерговыделения. Однако при осмотре с вертолёта бассейн блока №4 оказался заполнен, по-видимому из-за того, что при перегрузке топлива его соединяют с шахтой реактора, создавая дополнительный запас воды. Приоритет был отдан блоку №3, так как его состояние осталось под вопросом из-за завалов конструкций, мешавших осмотру. Было испробовано несколько способов доставки воды к бассейнам: при помощи вертолётов и различных пожарных машин Токийской пожарной службы, полиции и сил самообороны Японии. Из-за низкой точности этих методов от них отказались в пользу использования строительной техники — бетононасосов, оснащённых гибкой и длинной стрелой, позволявшей точно направить воду в нужное место[108].

До аварии электроэнергия к АЭС доставлялась по семи линиям напряжением 66, 275 и 500 кВ. На станции оно понижалось до 6,9 кВ, 480 В и 100 В и использовалось различным оборудованием[18][109]. От землетрясения и цунами пострадало как высоковольтное оборудование на подстанциях, так и преобразовательные и распределительные устройства на самой АЭС[110]. Только после доставки мобильных распределительных устройств и трансформаторов, а также прокладки временных кабелей внешнее электропитание 1-го и 2-го энергоблоков было восстановлено 20 марта, через 9 суток от начала аварии, а питание 3-го и 4-го блоков было налажено 26 марта, через 14 дней от обесточивания[111].

Предполагаемый путь поступления радиоактивных веществ в морскую воду. 1 — реакторное отделение, 2 — турбинное отделение, 3 — место заливки жидкого стекла 5 апреля

2 апреля при поиске источников утечки радиоактивных веществ в море, в кабельном канале энергоблока №2 была обнаружена высокоактивная вода в непосредственной близости от морского водозабора. Уровень излучения от её поверхности такой же, как в подвальных помещениях блока 2 (1000 мЗв/ч[112]), с которыми канал имеет связь через систему технологических тоннелей[113][114][115]. В канале имелась трещина, течь из которой была остановлена 5 апреля. В участке земли, примыкающем к трещине, пробурили два отверстия до гравийной подушки и залили в них 1500 литров жидкого стекла[116][117][118].

4 апреля для решения экстренной задачи откачки высокорадиоактивной воды из подземных сооружений энергоблоков 1, 2 и 3, TEPCO, ссылаясь на Section 1 of the Article 64 of the Nuclear Reactor Regulation Law, объявила о вынужденном сбросе в море примерно 10 000 тонн низкорадиоактивной воды из штатного станционного хранилища радиоактивных отходов. Эта мера необходима для высвобождения объёма под высокоактивную воду. Правительство Японии дало разрешение на операцию, об этом NISA проинформировала МАГАТЭ. По заявлению TEPCO, сброс воды может добавить к дозовой нагрузке человека, который бы неподалёку от станции жил и питался целый год, лишь около 0,6 мЗв (2,4 мЗв — среднемировая годовая доза от природных источников). В дополнение необходима откачка в море ещё 1500 тонн из подземных сооружений блоков 5 и 6, в которые просачиваются и накапливаются грунтовые воды. Их накопление потенциально опасно для важных систем энергоблоков[113][115][119][120].

17 апреля 2011 года TEPCO выпустила программу мероприятий, направленных на стабилизацию положения на АЭС. В результате выполнения программы предполагалось добиться устойчивого снижения мощности дозы излучения и взять под контроль сбросы радиоактивных веществ[121]. Для этого начиная с 27 июня 2011 года охлаждение реакторов стало осуществляться по замкнутому контуру: протекающая из реакторов вода попадала в турбинные здания энергоблоков, откуда забиралась насосами, очищалась на фильтрах и направлялась обратно в реакторы[122]. Кроме того, оболочки 1—3 блоков были заполнены инертным газом — азотом[123].

После цунами, взрывов и обрушения конструкций штатные системы охлаждения бассейнов стали неработоспособны. Для каждого из энергоблоков пришлось смонтировать дополнительные контуры охлаждающей воды, подключенные к сохранившимся станционным трубопроводам. Схема включала в себя теплообменник, разделявший воду бассейна и охлаждающую воду, насосы и небольшие вентиляторные градирни, отводившие тепло в окружающую среду. Первая такая система для блока №2 была запущена 2 июня, а 10 августа последним по такой схеме было налажено охлаждение бассейна блока №1[124].

16 декабря 2011 года стадия аварии была официально завершена[125], когда разрушенные реакторы были переведены в "эквивалентное холодному" состояние, при котором температура среды внутри гермооболочек стабилизировалась ниже 100 °С[122].

Защита населения[править | править код]

Эвакуация[править | править код]

Разрушительное землетрясение и цунами привели к выходу из строя большинства стационарных постов радиационного мониторинга, а плохое состояние дорог значительно затруднило радиационную разведку с использованием автотранспорта[126]. Кроме того после обесточивания АЭС её дозиметрическое оборудование не функционировало, и соответственно отсутствовали исходные данные для расчета последствий выброса[127]. По этим причинам в первые дни аварии выбор областей, подлежащих эвакуации, был основан на техническом состоянии самой станции, а не на оценке радиологических последствий для населения[128].

Первый приказ об эвакуации из 3-километровой зоны, выпущенный 11 марта, был вызван необходимостью провести вентиляцию герметичных оболочек блоков 1 и 2. Однако длительная задержка в выполнении этой операции вызвала дополнительные опасения, и после 05:00 12 марта зона эвакуации была расширена до радиуса в 10 км от АЭС. Дальнейшее ухудшение ситуации, взрывы на блоках 1, 3 и 4, привели к очередному расширению закрытой зоны. 15 марта её размер ограничивался радиусом в 20 км от станции, а жителям 30-километровой зоны предписывалось оставаться в помещениях[129].

Несмотря на разрушенные дороги и автомобильные пробки, эвакуация проходила довольно быстро. Многие жители покинули свои дома уже через несколько часов после того как узнавали о приказе. С другой стороны, из-за быстро расширявшихся границ закрытой зоны многим приходилось несколько раз менять место пребывания. Так 20 % жителей ближайших к АЭС городов пришлось переезжать более шести раз. Полностью эвакуация из 20-километровой зоны заняла три дня[130].

Временное укрытие в домах не является сколь либо долговременной мерой защиты, однако указание об укрытии проживающих в пределах 30-километровой зоны оставалось в силе до 25 марта и жителям не было разъяснено как следует вести себя в такой ситуации. Это привело к серьёзному нарушению условий проживания населения. Так в городе Иваки закрылись все магазины и только к 21 марта правительство организовало доставку в город продуктов и медикаментов[131].

На момент аварии около 2220 пациентов проходили лечение в учреждениях здравоохранения в пределах 20-километровой зоны от АЭС. Из-за того, что тяжелая авария на атомной станции не считалась вероятной, только в одной больнице был подготовлен план реагирования на случай радиационной аварии. Медицинский персонал оказался не готов к эвакуации большого количества пациентов, некоторые из которых требовали постоянного ухода и не могли передвигаться самостоятельно. Так 14 марта при эвакуации психиатрической клиники Футабы потребовалось перевезти людей на расстояние около 230 километров. Три человека погибло в пути и ещё 11 на следующий день умерли от недостатка медицинской помощи. Из-за плохой организации эвакуации четыре пациента скончались в самой клинике, а один пропал без вести. Всего на апрель 2011 года зарегистрирован 51 смертельный случай, связанный с эвакуацией из больниц[132].

В ходе продолжающего радиационного мониторинга были выявлены загрязнённые территории за пределами 20-километровой зоны отчуждения. Эти территории протянулись в северо-западном направлении вдоль следа выброса, образовавшегося 15 марта в результате осаждения дождями радиоактивных веществ на поверхность земли. 22 апреля правительством Японии эти территории, на которых прогнозируемые дозы для населения превышали 20 мЗв за год, были включены в зону эвакуации. Сама эвакуация была проведена ещё через месяц[133][134].

Всего из зоны отчуждения было эвакуировано более 150 000 человек[135], и по состоянию на 2014 год 81 000 из них всё еще не могли вернуться в свои дома. По оценкам Японского агентства реконструкции, ответственного за восстановление пострадавших от стихийного и техногенного бедствий территорий, за несколько лет после аварии физический и психологический стрессы, недостаток медицинской помощи привели к преждевременной смерти более чем 1000 эвакуированных, в основном людей пожилого возраста[136].

Контроль продуктов питания[править | править код]

23 марта в Токио были введены ограничения на употребление водопроводной воды детьми до одного года из-за обнаружения в ней иода-131, при этом его концентрация ниже значений, установленных в Японии для чрезвычайных ситуаций. Однако уже 24 марта в связи с падением концентрации веществ в воде все ограничения были сняты. Ранее присутствие иода-131 и цезия-137 было обнаружено в молоке и шпинате в префектуре Фукусима. Употребление некоторых продуктов было запрещено, хотя это не несёт опасности для здоровья[137][138][139].

Радиологические последствия[править | править код]

Уровни ионизирующего излучения, зафиксированные при облёте окрестностей станции в течение 40 часов 17, 18 и 19 марта

Первоначальный выброс радиоактивных веществ в атмосферу произошел в период 12—14 марта, и был обусловлен сбросом давления из гермооболочек и взрывами на блоках 1 и 3. Этот выброс протянулся в восточном направлении и был рассеян над океаном. Основной вклад в загрязнение территории Японии внесли радиоактивные вещества из контайнмента второго энергоблока после его разгерметизации 15 марта[140]. При смене ветра направление выброса менялось с южного на северо-западное, а вечером 15 марта, начавшийся дождь привёл к осаждению радиоактивных веществ на поверхность[141]. После 23 марта атмосферные выбросы значительно снизились и уже мало сказывались на загрязнении территории Японии[141].

Большую часть выброса составили инертные газы и летучие элементы, полностью вышедшие из топлива при его плавлении. Выход в окружающую среду более тугоплавких компонентов ядерного топлива, таких как стронций и плутоний, был крайне ограничен. Всего в атмосферу было выброшено до 32 ПБк криптона-85, до 12 000 ПБк ксенона-131, до 400 ПБк йода-131, до 20 ПБк цезия-137[142]. Указанное количество йода и цезия составило примерно 20 % от выброса соответствующих изотопов при Чернобыльской аварии. Около 80 %[143] атмосферного выброса было перенесено воздушными массами в сторону океана[144][145].

Основной объём сброса радиоактивной воды в океан произошел в течение первого месяца с начала аварии. Всего было сброшено до 20 ПБк йода-131 и до 6 ПБк цезия-137, вклад иных изотопов оказался значительно ниже. Загрязнению подверглись прежде всего прибрежные воды: концентрация радиоактивных веществ в воде на расстоянии 30 км от АЭС оказалась в 1000 раз меньше чем вблизи неё[146][147]. Часть атмосферного выброса была вынесена далеко за прибрежную зону и радиоактивные вещества постепенно осели на поверхность океана где были подхвачены трансокеаническими течениями[143]. В 2013 году цезий-137 фукусимского происхождения был обнаружен в водах континентального шельфа Канады в концентрациях 0,5 Бк/м3, что ниже глобальной концентрации радиоцезия в океане равной 1 Бк/м3[148].

В результате аварии население Японии подверглось дополнительному облучению. Средняя эффективная доза эвакуированного населения в зависимости от времени нахождения в зоне отчуждения составила 6…10 мЗв за первый год после аварии. Жители префектуры Фукусима получили дозы в среднем ниже 4 мЗв, а облучение большей части населения Японии оказалось сопоставимо с облучением от природного фона или гораздо ниже его[149].

25 000 работников, участвовавших в ликвидации аварии с её начала до октября 2012 года, в среднем получили дозы в 12 мЗв. Из этого числа у 173 сотрудников дозы превысили 100 мЗв, а у шести работников TEPCO 250 мЗв[150][151][152]. Наибольший вклад в переоблучение этих сотрудников внесло вдыхание радиоактивного йода-131[153]. При этом четыре сотрудника носили пылезащитные респираторы вместо респираторов с активированным углём, из-за нехватки последних в первые дни аварии[154].

За время аварии не было зарегистрировано ни одного случая острой лучевой болезни. В дальнейшем, по оценкам МАГАТЭ и ВОЗ, прирост онкологических заболеваний, обусловленный аварией, будет чрезвычайно мал, а число радиационно-индуцированных заболеваний составит малую долю от числа спонтанных раков[155].

Министерство здравоохранения, труда и благосостояния Японии совместно с TEPCO реализовало программу медицинской поддержки аварийных работников. Все сотрудники, в том числе и те кто сменил работу, проходят регулярные медицинские осмотры с целью выявления профессиональных заболеваний. Министерство сформировало набор критериев, по которым возникшая болезнь может быть расценена как последствие аварийного облучения (хотя невозможно достоверно отличить радиационно-индуцированный рак от спонтанного). В этом случае пострадавшие имеют право на получение страховых выплат. По состоянию на 2019 год таким образом официально было подтверждено три случая лейкемии, два случая рака щитовидной железы и один случай рака легких, приведший к смерти человека в 2018 году. Эта смерть является первой, отнесённой на счёт аварии[156].

Комиссией НКДАР ООН была также выполнена оценка влияния аварии на растительный и животный мир. По мнению комиссии, нельзя полностью исключить изменения биомаркеров в отдельных биотах, особенно в сильнозагрязненных районах в первые два месяца аварии, однако нарушения в масштабах популяций маловероятны[157]. В 2011 году группа японских исследователей обнаружила физиологические и генетические аномалии у нескольких бабочек вида Zizeeria maha (англ.), принадлежащего к семейству голубянок, которое наиболее распространено в Японии. Некоторым особям, проживающим на территории префектуры Фукусима, нанесён вред в виде уменьшения площади крыльев и деформации глаз, похожие на вмятины[158]. По мнению НКДАР, нельзя однозначно судить о связи этих явлений с последствиями аварии[159].

Материальная компенсация[править | править код]

Эвакуированные получают 100 000 иен ($920) в месяц на человека в качестве компенсации за «душевные страдания». Деньги не облагаются налогом и выплачиваются в обязательном порядке. В октябре 2013 года около 84 000 эвакуированных получили компенсацию. Статистические данные показывают, что средняя семья из четырех человек получила около 90 мил. иен ($828 360) в качестве компенсации от компании TEPCO. Средняя компенсация за недвижимость составила 49.1 млн. иен ($451 867), 10.9 млн. иен ($100 312) за потерю дохода и 30 млн. иен ($276 090) в качестве «утешительных денег» за боль и страдания.[160] Кроме того было подана более 30 коллективных судебных исков с более чем 10 000 эвакуированных против правительства Японии и компании TEPCO. Всякий раз, когда эвакуированные лица предъявляют компании TEPCO иск о компенсации, они обычно побеждают в суде. Государство стало ответчиком вместе с компании TEPCO в шести случаях и было освобождено от требований о компенсации только в одном решении, которое было вынесено окружным судом Тиба в сентябре 2017 года.[161][162] По состоянию на конец марта 2018 года компания TEPCO выплатила компенсаций потерпевшим на сумму более 8 трлн. иен ($73 624 000 000). Около половины этих денег было потрачено на компенсацию «душевных страданий» людей, вынужденных эвакуироваться из пострадавших территорий, а другая половина пошла на предприятия, чьи средства к существованию были подорваны или иным образом уменьшены в результате стихийного бедствия.[163]

Существует множество судебных исков против компании, требующих дополнительной компенсации, и центральное правительство выпустило облигации компании TEPCO на 13.5 трлн. иен для беспроцентных займов, которые должны покрывать широкий спектр расходов, связанных с воздействием на жителей и деятельность по очистке. Предполагается, что компания TEPCO вернет эти деньги к 2051 году, и до тех пор предполагается, что правительство должно будет выплатить держателям облигаций более 218 млрд. иен процентов, если процентные ставки останутся прежними. Эти деньги, конечно же, будут покрыты налогоплательщиками.[164]

За годы, прошедшие с тех пор, как компания TEPCO начала выплачивать компенсацию в октябре 2011 года, большая группа людей стала зависимой от нее в отношении своего выживания, и существует некоторая обеспокоенность в отношении того, что эта зависимость будет означать в будущем. Люди, которые были вынуждены покинуть свои дома, а также многие, кто добровольно переехал, получили компенсацию за «психическое и душевное страдание» и утрату имущества, но решение о выплате компенсации, а также выплаченных суммах было принято в одностороннем порядке компанией TEPCO и правительством. Эмоциональная боль людей, была «обобщена» и ко всем относились одинаково с фиксированными денежными выплатами. Не было предпринято никаких усилий, чтобы отличить конкретную ситуацию одной жертвы от ситуации другой. Если кто-то возражает против суммы компенсации, они, скорее всего, получат больше. Компенсация имеют и негативные последствия усугубляющие ситуацию. Люди потеряли свой дом, и образ жизни, которые затем были заменены деньгами. Общины были разрушены дважды, один раз в результате аварии, а затем в результате компенсации, которая привела к «ревности и недовольству», что привело к социальному расколу, и не только в пострадавших районах. Эвакуированные сталкиваются с дискриминацией, где бы они ни жили, в основном из-за широко разрекламированных денег, которые они получают. За семь лет платежей за «душевные страдания» компания TEPCO выплатила компенсациями около 8.5 млн. иен на человека, но компания TEPCO также определила, что около 25 000 человек из некоторых районов, которые остаются закрытой зоной, получат дополнительную единовременную выплату в размере 7 млн. иен каждый. Однако, если адрес вашего прежнего жилища находится за пределами этой произвольно ограниченной зоны, вы не получите ничего лишнего, что означает, теоретически, что вы можете жить через улицу от кого-то, кто получил этот бонус. Нет никаких правил относительно того, как эти люди могут тратить свои деньги, которые не облагаются налогом, и поэтому распространяются слухи о том, что эвакуируемые играют в азартные игры или совершают экстравагантные поездки, и обида растет.[165]

Плата за «душевные страдания» составляет 100 000 иен ($920) в месяц на человека, поэтому семья из пяти человек получает 6 млн. иен ($55 230) в год. Однако они также могут получать компенсации для покрытия потери имущества или работы, а также компенсацию за такие вещи, как транспорт и жилье, так что в итоге деньги которые получают пострадавшие могут быть намного больше.[166][167]

Японский центр экономических исследований по состоянию на 2019 год оценивает долгосрочные расходы на компенсацию жертвам в 10 трлн. иен ($92 100 000 000), тогда как сопоставимая оценка министерства экономики, торговли и промышленности Японии составила 8 трлн. иен ($73 664 000 000).[168]

Причины аварии[править | править код]

Расследование и его выводы[править | править код]

Множество работ было опубликовано с целью пролить свет на обстоятельства и причины катастрофы. В самой Японии независимо друг от друга было проведено четыре масштабных расследования, результаты которых были представлены в 2012 году. Это отчёт владельца АЭС Токийской электроэнергетической компании (TEPCO), отчёты комиссии кабинета министров, парламентской комиссии и, так называемой, независимой комиссии[169]. Последняя была создана по инициативе главного редактора газеты «The Asahi Shimbun» Фунабаси Ёити; возглавил комиссию Коичи Китазава, бывший глава японского агентства по науке и технологиям[170]. Позднее, в 2015 году, был опубликован доклад генерального директора МАГАТЭ, посвященный аварии. Доклад был подготовлен с привлечением международных экспертов[171].

Хотя непосредственной причиной аварии были названы разрушительное землетрясение и цунами, однако, по мнению правительственной комиссии, недостатки в противоаварийных мероприятиях привели к полной неготовности станции к удару стихии и определили масштабы катастрофы[172].

Первоначально TEPCO утверждала, что возможность цунами такого масштаба лежала за границей области разумных предположений[173]. Но в окончательном отчёте было признано, что «оценка цунами, в итоге, оказалась неудовлетворительной, и коренной причиной аварии является недостаточная подготовка к воздействию цунами»[174].

Парламентская комиссия прямо назвала катастрофу «рукотворной», в том смысле, что хотя недостатки в безопасности АЭС, особенно по отношению к стихийным бедствиям, были выявлены ещё до 2011 года, ни TEPCO, ни регулирующие органы, ни профильное министерство не сделали ничего чтобы устранить их[175]. Глава комиссии Киёси Курокава в своём предисловии к отчёту написал: «Что нужно признать, и это особенно болезненно, то что эта катастрофа „сделана в Японии“. Её глубинные причины происходят из самой японской культуры: нашего рефлекторного подчинения, нашего нежелания задавать вопросы начальству, нашего стремления „продолжать следовать выбранному пути“, нашего группизма и нашей замкнутости»[176].

Независимая комиссия обратила внимание на «миф о безопасности», господствовавший во всей атомной отрасли Японии. В самой индустрии, в регулирующем ведомстве и в сознании местных властей не допускалась мысль о том, что АЭС могут представлять серьёзную опасность. Это привело к тому, что тяжелые аварии на станциях не рассматривались как вероятные, и никакая подготовка к ним не велась[177].

Стойкость АЭС к стихийным бедствиям[править | править код]

Фукусима-дайити была одной из первых сооружённых в Японии АЭС, в период, когда сейсмология ещё находилась на раннем этапе своего развития[178]. Оценка вероятности крупных стихийных бедствий, выдерживать натиск которых была обязана станция, проводилась на основе исторических свидетельств о имевших место землетрясениях и цунами за период порядка четырёхсот лет[179]. Согласно собранным данным префектура Фукусима являлась одним из наименее сейсмически активных регионов Японии[180]. Выбор нагрузок на конструкции и оборудование АЭС основывался на землетрясениях с магнитудой около семи[181], а максимальная высота возможного цунами принималась равной 3,1 метра[182].

Первоначальная высота побережья, выбранного для строительства АЭС, составляла 30—35 метров над уровнем моря. Исходя из экономических соображений уровень промышленной площадки станции был понижен до отметки в 10 метров при этом часть прибрежного насосного оборудования оказалась лишь на 4 метра выше уровня воды[182]. Это позволяло сэкономить на эксплуатации систем охлаждения АЭС, забиравших морскую воду, даже несмотря на то, что потребовалась значительная выборка грунта при строительстве[183].

Описываемый подход к оценке рисков был характерен для периода 60-х и 70-х годов XX века. Но и тогда международные нормы МАГАТЭ рекомендовали создавать запас безопасности, увеличивая магнитуду землетрясения либо располагая его предполагаемый эпицентр ближе к площадке станции. В проекте АЭС Фукусима-дайити подобных допущений сделано не было, и оценка сейсмических воздействий и связанных с ними цунами базировалась исключительно на исторических данных[184][185]. Случаи серьёзных землетрясений магнитудой 9 в регионах со сходным тектоническим строением (Чилийское и Аляскинское землетрясения) также не были приняты во внимание[186][187].

Начиная с 1990-х годов в международной практике при оценке вероятности землетрясений стали учитываться и геотектонические характеристики региона, показывающие потенциальную возможность сейсмической активности. Тогда же было установлено, что крупные землетрясения могут происходить в среднем раз в 10 000 лет, и исторических свидетельств за меньшие периоды не всегда оказывается достаточно для оценки риска[184][188].

В атомном законодательстве Японии отсутствовали требования, обязывавшие владельцев АЭС проводить периодическую переоценку безопасности и соответствующую модернизацию станций с учётом результатов новых исследований, и до начала 2000-х переоценка рисков, связанных с землетрясениями и цунами, не проводилась[189].

После Великого землетрясения Хансин-Авадзи 1995 года общественное беспокойство в отношении готовности инженерных сооружений к землетрясениям значительно возросло[190]. В числе прочего это заставило надзорное ведомство Японии, пусть и со значительной задержкой, обновить свои руководящие документы касающиеся оценки сейсмостойкости АЭС. После выхода обновленных норм в 2006 году, Агентство по ядерной и промышленной безопасности потребовало у эксплуатирующих организаций подтвердить соответствие АЭС новым требованиям[191].

При переоценке рисков были использованы как новейшие данные по имевшим место землетрясениям, так и данные о потенциально сейсмогенных тектонических структурах[192]. Расчётные нагрузки от землетрясений на оборудование станции были существенно увеличены, но и они в ряде случаев оказались ниже тех, что испытала АЭС в 2011 году[193]. Основной причиной по которой риски были недооценены, являлся тот факт, что землетрясение магнитудой выше 8 с эпицентром в районе Японского жёлоба не расценивалось японскими учёными как вероятное[192].

Со времени строительства станции и до 2002 года никаких переоценок связанных с опасностью цунами для АЭС Фукусима-дайити сделано не было. Регулирующее ведомство Японии никогда не выдвигало требований касающихся пересмотра опасности от цунами[194]. Деятельность TEPCO в этом направлении была спровоцирована появлением стандартов в области численных методов расчета, а также событиями 2007 года на АЭС Касивадзаки-Карива[195]. В 2002—2009 годах TEPCO провела серию расчетов по недавно принятой в отрасли методике Японского общества инженеров-строителей. Получившаяся при расчете максимальная высота волн цунами в районе АЭС составила 6,1 м[196]. Основной недостаток принятой методики заключался в ограниченном выборе эпицентров землетрясений — источников цунами, перечень которых был основан на исторических данных, в результате чего источники магнитудой выше восьми в зоне Японского жёлоба напротив побережья Фукусимы не рассматривались[197].

В это же время Центральным органом по содействию в сейсмологических исследованиях (HERP) было высказано предположение о возможности крупного землетрясения в любом месте на протяжении Японского жёлоба. TEPCO использовала этот источник в пробных расчетах, которые, в ряде сценариев, предсказали возникновение волн цунами высотой более 15 метров[198]. Использование подобного источника выходило за рамки общепринятой методологии и было воспринято неоднозначно, так как подобные землетрясения в рассматриваемой области никогда ранее не наблюдались[199]. В результате TEPCO обратилась к Японскому обществу инженеров-строителей для дальнейшего анализа, и в 2011 году эта работа все ещё велась. Никаких промежуточных мер по защите АЭС от подобных экстремальных воздействий не было принято[200].

Великое восточно-японское землетрясение в некотором роде превзошло и эти оценки. Протяженность вызвавшего землетрясение разлома была настолько велика, что спровоцировала сразу несколько волн цунами, которые достигнув АЭС усилили друг друга. Подобная ситуация никогда не рассматривалась до событий 2011 года[201].

Готовность АЭС к обесточиванию[править | править код]

Вероятность потери внешнего электроснабжения была изначально учтена в проекте станции, которая на этот случай имела 13 дизельных электрогенераторов и комплекты батарей постоянного тока. Данные системы были успешно включены в работу после прохождения землетрясения, которое по-видимому не оказало значительного влияния на их функции. Однако расположение большей части оборудования в подвальных помещениях привело к тому, что после затопления площадки волной цунами резервное электроснабжение станции было фактически потеряно. Только энергоблок 6 сохранил источники переменного и постоянного тока, а на энергоблоках 3 и 5 было доступно лишь питание от батарей[202]. Полное обесточивание станции (включая отказ резервных источников), существенно повлиявшее на развитие событий при аварии, никак не рассматривалось в проекте станции, что однако, по заявлению МАГАТЭ, характерно для большинства эксплуатируемых в настоящее время АЭС[203].

Взрывы водорода[править | править код]

До первого взрыва никто из сотрудников станции или персонала кризисных центров не подозревал о возможности взрыва водорода за пределами защитной оболочки[70]. Более того, такой сценарий не рассматривался в документах МАГАТЭ или АЯЭ/ОЭСР[71]. Накопления водорода до взрывоопасной концентрации можно было избежать установкой каталитических рекомбинаторов водорода[204]. Рекомбинаторы — небольшие устройства, которые во множестве устанавливаются по всему гермообъёму и обеспечивают снижение концентрации водорода при авариях с его выделением до взрывобезопасного уровня. Рекомбинаторы не требуют источников энергии и команд на включение — при достижении небольшой концентрации водорода (0,5—1,0 %) процесс его поглощения рекомбинаторами начинается самопроизвольно[205][206].

Влияние на электроэнергетику Японии[править | править код]

После мая 2011 года все атомные энергоблоки Японии были остановлены, что привело к дефициту электроэнергии, и вынудило правительство принять жесткие меры по её экономии, снизив потребление летом 2011 года в среднем на 15% по отношению к 2010 году[207].

До 2011 года доля атомной электроэнергии в энергобалансе Японии составляла 30%. После аварии демократическая партия Японии предложила стратегию по полному отказу от АЭС к 2040 году. По оценкам министерства экономики, торговли и промышленности замещение атомной энергетики тепловой привёло бы к увеличению затрат на генерацию электроэнергии на 38 миллиардов долларов в год. После победы либерально-демократической партии на выборах в конце 2012 года, правительство взяло курс на постепенный перезапуск остановленных АЭС и поддержание доли атомной энергетики на уровне 20%[207].

Перезапуск АЭС стал возможен только после переоценки их безопасности, в особенности по отношению к внешним воздействиям, в ходе так называемых «стресс-тестов». Кроме того требовалось получить согласие местных властей на возобновление работы станций. Затраты на перезапуск оказались весьма существенны и составили от 700 миллионов до миллиарда долларов на каждый энергоблок. По информации Японского атомного форума JAIF, к 2017 году общая стоимость этих работ перевалила за 17 миллиардов долларов[207].

К 2019 году всего 9 из 55 работавших до 2011 года энергоблоков были перезапущены. Все они оснащены реакторами типа PWR. Для перезапуска станций с кипящими реакторами потребовался больший объём модернизации, связанный с установкой систем очистки сбросов из контайнментов. В целом процесс возобновления работы АЭС происходит медленнее чем ожидалось, в частности из-за ужесточения требований надзорных органов[207].

Остановка АЭС привела к изменению баланса в электроэнергетике. Так доля станций, работающих на сжиженном природном газе, увеличилась с 29% до 41% к 2017 году. В 2012 году в Японии были введены одни из самых высоких в мире стимулирующие зелёные тарифы, спровоцировавшие экспоненциальное развитие возобновляемой энергетики. Основной рост пришёлся на солнечные электростанции, их суммарная мощность увеличилась с 370 МВт в 2010 году до 38 ГВт[208][209] в 2018, что составило около 7%[210] в общем энергобалансе страны[211].

Экономические последствия[править | править код]

Японское правительство обязало владельца АЭС — компанию TEPCO — выплатить компенсацию вынужденным переселенцам, численность которых составляет примерно 80 000 человек. По прогнозам банка Bank of America — Merrill Lynch общая сумма компенсационных выплат может превысить 130 млрд долларов в случае самого негативного варианта развития событий[212][213]. Стоимость акций TEPCO снизилась на 80 %, компания потеряла 32 млрд долларов в рыночной стоимости[214]. Moody's изменила кредитный рейтинг компании с А1 до Ваа1[215].

АЭС была застрахована на несколько десятков миллионов евро в Deutsche Kernreaktor-Versicherungsgemeinschaft, однако по условиям договора страхования ущерб, причинённый в результате землетрясения, цунами и извержения вулкана, не является страховым случаем[216][217].

После аварии на «Фукусима-1» резко изменилась ситуация в урановой отрасли: упали спотовые цены на природный уран, резко снизились котировки акций уранодобывающих компаний. По предварительным оценкам, рост стоимости строительства новых АЭС составит 20—30 %[218].

Японский центр экономических исследований в Токио по состоянию на 2019 год оценивает расходы связанные с ликвидации аварии на АЭС Фукусима-1 между 35 трлн. иен и 81 трлн. иен ($322 280 000 000 и $745 848 000 000), его оценка как минимум на 60% и в 3.7 раза больше, чем оценка министерства экономики, торговли и промышленности Японии в 2016 году в 22 трлн. иен ($202 645 300 000).[219]

Из самой пессимистически высоких расходах в 81 трлн. иен, 51 81 трлн. иен пойдет на вывод из эксплуатации АЭС Фукусима-1, а также на обработку и утилизацию радиоактивной воды. Министерство оценило стоимость этих задач в 8 трлн. иен ($73 664 000 000). Японский центр экономических исследований рассчитал расходы на компенсацию жертвам в 10 трлн. иен ($92 100 000 000), тогда как сопоставимая оценка министерства составила 8 трлн. иен.[220]

Самое большое несоответствие в оценках между японским центром экономических исследований и министерством заключается в том, что первое оценивает очистку и удаление загрязненной воды в 40 трлн. иен и включает в себя общие затраты на утилизацию загрязненной почвы, произведенной в ходе операций по очистке. Если загрязненная вода сбрасывается в море после разбавления водой, общие затраты могут составить 41 трлн. иен.[221]

Восстановление загрязненных территорий[править | править код]

Первоначально радиус зоны отчуждения составлял 30 километров, и увеличивался на северо-запад до 45 км. С 2011 и до 2019 года радиус зоны отчуждения уменьшился до 10 км и до 35 километров на северо-запад. Карты с обновлённой информацией.[222][223][224][225]

Первоначально радиус зоны отчуждения составлял 30 километров, и увеличивался на северо-запад до 45 км, так как во время катастрофы в ту сторону дул ветер. В связи с активной проходящей в Японии после катастрофы с 2011 года дезактивацией пострадавших земель, уровень радиации в воздухе в префектуре Фукусима значительно снизился по сравнению с апрелем 2011 года. По состоянию на 2019 год обеззараживание и дезактивация земель префектуры завершено во всех районах, за исключением фукусимкой зоны отчуждения. В префектуре Фукусима некоторые районы обеззараживаются национальными правительственными учреждениями, а другие — муниципальными учреждениями. С 2011 и до 2019 года радиус зоны отчуждения значительно уменьшился до 3.5 км на север, 35 км на северо-запад до небольшого южного района села Иитате, 16 км на запад, 7 км на юго-запад и 7 км на юг. В связи с особенностями административного деления Японии, в административные границы городов, посёлков и сёл Японии входят не только непосредственно сами населённые пункты, но обширные не заселённые территории окружающие их. Так называемый «северо-западный радиационный след» растянувшийся на 35 километров в северо-западном направлении от АЭС Фукусима-1, проходит в основном по горным, малонаселённым районам, дезактивация которых из-за гористой местности во многом затруднена и не приоритетна для правительства Японии. Всё население эвакуированных населённых пунктов жило, примерно в 10 километровой равниной прибрежной зоне, зажатой между горами на западе и морем на востоке, где непосредственно располагались, жилые и застроенные территории, самих населённых пунктов и дезактивацию которых считает важной задачей японское правительство. По состоянию на декабрь 2018 года 43,214 человек продолжают находиться в статусе эвакуированных, из-за землетрясения, цунами и аварии на АЭС. После пересмотра закона о специальных мерах по реконструкции и возрождению Фукусимы (май 2017 года) национальное правительство смогло определить специальные зоны для реконструкции и возрождения (SZRR). В зоны по данному закону входят населённые пункты или их части, которые сегодня по состоянию на 2019 год входят в фукусимскую зону отчуждения: посёлок Футаба, посёлок Окума, посёлок Намиэ, посёлок Томиока, село Кацурао, село Иитате. Пересмотренный закон будет сосредоточен на проведении дезактивации и развитии инфраструктуры обозначенных зон с целью создания условий для отмены эвакуации и возвращения жителей. По состоянию на 2019 год населёнными пунктами непосредственно расположенными в 10 км равниной прибрежной зоне, где непосредственно располагались, жилые и застроенные территории, самих населённые пункты, где жило всё население и входящими в фукусимскую зону отчуждения и дезактивация которых всё ещё продолжается являются: посёлок Футаба (кроме, северо-восточного района),[226][227][228][229][230][231][232] посёлок Окума (кроме, юго-западного района)[233][234][235][236][237] и посёлок Томиока (входит только северо-восточный район).[238][239][240][241][242][243][244][245][246][247][248][249][250][251]

Правительство Японии решило, что огромное количество радиоактивной почвы, удаленной во время дезактивации затронутых радиацией населённых пунктов, будет временно храниться вокруг атомной электростанции АЭС Фукусима 1 в зоне временного хранения радиоактивных отходов, с планами перенести её на постоянное захоронение за пределами префектуры Фукусима через 30 лет. Проблема в том, что до сих пор ни одна префектура в Японии не дала согласия на постоянное захоронение у себя радиоактивной почвы из префектуры Фукусима. Если бы правительство не приняло план по созданию зоны временного хранения радиоактивных отходов, заражённая почва была бы оставлена ​​в полиэтиленовых пакетах, разбросанных по префектуре Фукусима. Все усилия правительства Японии по дезактивации пострадавших территорий с самого начала были бы напрасны.[252] По планам японского правительства к 2022 году на равнинных, прибрежных территориях, фукусимская зона отчуждения уменьшится до границ зоны временного хранения радиоактивных отходов, её размеры будут составлять от 3.7 км на север, 2.35 км на северо-запад, 2.65 км на запад, 4 км на юго-запад и 4 км на юг.[253][254] Западная граница зоны временного хранения радиоактивных отходов будет проходить по дороге национального значения № 6. Вокруг зоны временного хранения радиоактивных отходов будут открыты непосредственно, жилые и застроенные территории, практически полностью посёлка Футаба и центральных районов посёлка Окума, восточная часть которого будет отдана под зону временного хранения радиоактивных отходов.[255][256][257][258][259][260][261][262][263] Но за равниной прибрежной территорией, где жило всё эвакуированное население и которая к тому времени будет по большей части очищена, также будет продолжать тянуться «северо-западный радиационный след» занимающий, малонаселённые, горные и частично равнинные территории населённых пунктов входящих в фукусимскую зону отчуждения: северо-запад посёлка Окума,[264][265][266][267] две трети посёлка Футаба (северный, западный, и южный район),[268][269][270][271][272] северо-восточный район посёлка Томиока,[273][274][275][276][277] две трети посёлка Намиэ (центральный, северо-западный и юго-западный район),[278][279] северо-восточный район села Кацурао,[280][281][282] небольшой, южный район села Иитате[283][284][285]

К 2022 году японское правительство хочет дезактивировать основные равнинные прибрежные территории, низины и долины между гор, где собственно и была основная застройка и где жило всё население эвакуированных посёлков и сёл. Зона в пару километров вокруг самой АЭС Фукусима 1, будет передана под временное хранилище радиоактивных отходов, а горные, малонаселённые территории вокруг равнин на западе и северо западе, так называемый «северо-западный радиационный след» так и останутся частью фукусимской зоны отчуждения радиусом от 10 км до 35 км.[286][287][288][289][290][291][292][293][294][295][296][297][298][299]

В префектуре Фукусима ведутся работы по дезактивации зараженной почвы силами как специалистов, так и добровольцев. Процедура очистки радиоактивной почвы является крайне дорогостоящей; однако сделать почву вновь пригодной для использования и полностью очистить её невозможно. Поэтому власти вынуждены уничтожать снятый верхний слой почвы. Планируется, что вывоз пластов почвы в специальные хранилища и её уничтожение займут тридцать лет[300].

Дезактивация пострадавших территорий в Японии проводится с целью уменьшения количества радиации, получаемой в жилых помещениях, путем удаления радиоактивных материалов или захоронения их под землей. Удаленная почва и растительность, загрязнённая радиацией, покрывается незагрязненной почвой, чтобы «блокировать» радиационное излучение. Снятый заражённый верхний слой почвы собирается в специальных мешках, которые вывозятся на хранение на специальный склад под открытым небом. Проблема с хранением мешков с загрязнённой почвой состоит в том, что они на долгое время остаются складированными под открытым небом и со временем портятся и их герметичность нарушается, также в Японии нет выделенных территорий для захоронения радиоактивных отходов и ни одна префектура не дала согласия на захоронение у себя радиоактивной почвы из Фукусимы. Но самая большая проблема в более чем одном миллионе тонн радиоактивной воды, которую собирают и содержат в специальных цистернах, чтобы она не попала в мировой океан, очистить её от трития пока не могут из-за отсутствия такой технологии.[301][302][303][304][305][306][307][308][309][310][311][312][313][314]

Обращение с радиоактивной водой[править | править код]

В течение длительного времени, пока разрушенное топливо в реакторных зданиях энергоблоков выделяет остаточное тепло, нужно обеспечивать его охлаждение. На раннем этапе развития аварии для этого применялась морская вода, закачиваемая в реакторы пожарными машинами. Начиная с мая 2011 года на АЭС были установлены электронасосы, подающие пресную воду через систему подпитки реакторов[315]. С июня 2011 года охлаждающая вода циркулирует по достаточно протяженному контуру, включающему в себя реактор, гермооболочку, подвалы реакторного и турбинного зданий. Забираемая из турбинного отделения вода, перед возвратом в реакторы, проходит через системы очистки от радионуклидов и установку обессоливания[316].

Обращение с загрязнённой водой представляет собой значительную проблему на площадке АЭС. Через контуры охлаждения блоков 1—3 циркулирует около 400 м3 воды в день. Однако к ним добавляются сопоставимые объемы грунтовых вод, ежедневно поступающие в подвалы зданий, и эта вода также становится радиоактивной. В результате образуются большие объёмы отходов, которые требуют значительных площадей хранения на станции[317]. До аварии производилась постоянная откачка прибывающих грунтовых вод из специальных дренажных колодцев. После аварии система перестала функционировать, и около 400 м3 воды в день поступало в подвалы зданий, такой же объём воды проходил под зданиями и в конечном итоге попадал в океан. Чтобы уменьшить объемы поступающей воды и предотвратить утечку загрязнённой воды в океан, было реализовано несколько мероприятий[318]:

  • Уровень воды в подвалах энергоблоков поддерживается достаточно низким, чтобы уменьшить её инфильтрацию в окружающий грунт.
  • С 21 мая 2014 года функционирует система байпасирования грунтовых вод. На возвышенности перед площадкой АЭС устроен ряд дренажных колодцев, вода из которых собирается, анализируется на загрязнения и сбрасывается в океан, то есть направляется в обход площадки станции[319].
  • В 2015 году было завершено возведение водонепроницаемого ограждения из стальных шпунтовых свай с береговой стороны АЭС[320].
  • Так же в 2015 году на площадке станции устроено несколько десятков дренажных колодцев для сбора грунтовых вод, в том числе непосредственно перед береговым ограждением[321].
  • 31 марта 2016 года создано льдогрунтовое ограждение вокруг основных зданий АЭС. Для этого под землёй были проложены специальные трубопроводы, по которым циркулирует хладагент от холодильных машин[322].
  • К 2017 году была завершена работа по осушке и бетонированию береговых подземных технологических тоннелей, в которых ранее накопился большой объём радиоактивной воды[323].

В результате приложенных усилий приток загрязнённых вод из всех источников на станции сократился с 470 м3 в день в 2014 году до 170 м3 в день в 2018 году[324]. К 2020 году планируется уменьшить это значение до 150 м3 в день[325].

Для обращения с постоянно образующимися объёмами загрязнённой воды требуются системы очистки от радионуклидов. В июне 2011 года были введены первые две установки для очистки воды от масла, цезия и загрязнений производства Areva (Франция) и Kurion (США), а также обессоливающая установка с использованием обратного осмоса. Из-за того, что при работе установки Areva нарабатывался относительно высокоактивный шлам, создававший дополнительные дозовые нагрузки на эксплуатирующий персонал, она была остановлена и переведена в резерв в сентябре этого же года. 19 августа 2011 года параллельно с Kurion стала работать ещё одна установка по очистке от радиоцезия SARRY (Simplified Active Water Retrieve and Recovery System), а параллельно с фильтрами обратного осмоса была подключена дистилляционная обессоливающая установка. В 2014 году вышла на полную мощность система ALPS (Advanced Liquid Processing System), которая позволила достичь глубокой очистки от широкого спектра радионуклидов, не удалённых предыдущими установками. Тем не менее ни одна из установок не способна очистить воду от трития. Также системы очистки создают радиоактивные отходы в виде пульпы и отработанных фильтрующих материалов, которые нужно хранить в специальных контейнерах[326]. По состоянию на 4 июля 2019 года на территории станции хранится 567 м3 шлама и 9364 м3 концентрированных жидких радиоактивных отходов, полученных после обработки очищаемой воды, а общее количество контейнеров с отработанными фильтрационными материалами достигло 4418[324].

Вся вода, прошедшая через системы очистки, в настоящее время хранится на территории АЭС. В 2019 году её объем составил более чем 1 160 000 м3[327]. Из них 1 040 000 м3 прошли очистку на установке ALPS от всех радионуклидов кроме трития[328]. Ожидается, что существующие запасы пространства на территории АЭС для хранения воды в объёме 1 370 000 м3 будут исчерпаны в течение ближайших трёх или четырёх лет[329]. Хранение таких объёмов в пределах площадки станции, по мнению МАГАТЭ, может рассматриваться лишь как вынужденная мера[330]. Предложено несколько вариантов дальнейшей утилизации, но окончательного решения принято не было[331][332]:

  • Глубокое геологическое захоронение;
  • Контролируемый сброс в океан;
  • Выпаривание со сбросом пара в атмосферу;
  • Сброс в форме водорода;
  • Отверждение и последующее подземное захоронение.

За время эксплуатации систем очистки и бакового хозяйства произошло несколько инцидентов, связанных с утечками загрязнённой воды. Крупнейший из них случился в августе 2013 года, когда 300 м3 воды, загрязнённой изотопами цезия и стронция, вытекло из ёмкости для хранения через незакрытый дренажный клапан[333][334].

Демонтаж АЭС[править | править код]

Прежде чем приступить к демонтажу и ликвидации аварийной АЭС необходимо определить состояние её конструкций, удалить из энергоблоков ТВС и расплавившееся топливо, провести дезактивацию и переработку радиоактивных отходов. 21 декабря 2011 года TEPCO совместно с министерством природных ресурсов и надзорными органами Японии выпустила «дорожную карту» мероприятий на среднюю и долгосрочную перспективу по окончательной ликвидации АЭС. Срок выполнения этих мероприятий оценивается в 30—40 лет[335]. Программа разделяет работы на три этапа[336][337]:

  1. от достижения «холодного останова» реакторов до начала работ по удалению топлива из бассейнов выдержки (этап завершен 18 ноября 2013 года);
  2. от окончания этапа 1 до начала удаления обломков ТВС и топливного расплава из реакторных отделений энергоблоков (в течение 10 лет);
  3. от окончания этапа 2 до полного демонтажа АЭС (в течение 30—40 лет).

События на АЭС после 2011 года[править | править код]

Весна 2013[править | править код]

Несмотря на заверения властей Японии, что ситуация стабилизировалась, в грунтовые воды под станцией поступают новые радиоактивные изотопы, и их концентрация растёт[338]. Продолжаются периодические утечки из резервуаров с радиоактивной водой[339]. Радиоактивные изотопы попадают с дождевой водой в грунт, и потому не могут быть полностью изолированы и обезврежены[340].

Август 2013[править | править код]

  • В конце августа появились сообщения о росте уровня радиации воды, используемой для охлаждения реакторов, в результате снижения уровня воды, вызванного утечкой радиоактивной воды через протёршиеся швы. 31 августа уровень радиации в нижней части одного из протёкших резервуаров составил 1800 миллизивертов в час, тогда как 22 августа он составлял всего 100 миллизивертов в час[341].

2014[править | править код]

Январь
  • Продолжаются утечки радиоактивных веществ, источники которых до сих пор неизвестны. На сей раз зафиксирован восьмикратный рост радиоактивности на площадке. Правительственный Комитет по ядерному урегулированию потребовал от TEPCO принять необходимые меры, но ни о каких конкретных вариантах решения проблем речи не идёт. Авария всё ещё не локализована, и уровень загрязнения окружающей среды продолжает расти[342].
  • TEPCO сообщила о повышении уровня радиации в грунтовых водах в одном из технических колодцев станции до рекордной отметки в 2,7 миллиона беккерелей на литр[343].
Июль
  • Компании, занятые ликвидацией последствий аварии, сталкиваются с нехваткой квалифицированной рабочей силы, поскольку специалисты, работающие на станции, быстро получают допустимую дозу облучения и должны покинуть территорию АЭС. Около 32,000 рабочих TEPCO, подрядчиков и субподрядчиков приняли участие в ликвидационных работах на станции к январю 2014 года[7].

К концу 2014 года в результате работ по дезактивации области отчуждения накопилось 157,000 тонн отходов и мусора[344].

2015[править | править код]

По состоянию на первую половину 2015 года, высокий уровень излучения (несколько зиверт в час) делает невозможной работу людей в реакторных зданиях. Использование роботов столкнулось с препятствиями, так как роботы застревают в развалинах, возникших после взрыва[344].

Блок 1. Подготовка к удалению отработанного топлива из бассейна выдержки. Расплавленное топливо остаётся в реакторе. Извлечение расплавленного топлива намечено на 2020 год.

Блок 2. Предварительная стадия ликвидации. Очень высокий уровень излучения. Извлечение расплавленного топлива намечено на 2020 год.

Блок 3. Удалён мусор из бассейна выдержки отработанного топлива. Подготовка к удалению расплавленного топлива из реактора. Извлечение расплавленного топлива намечено на 2021 год.

Блок 4. Удалено топливо из бассейна выдержки отработанного топлива.

Спустя 4 года после катастрофы оцениваемое время списывания станции остаётся неизменным — 30-40 лет[344]. Сроки осуществления некоторых работ были сдвинуты. Так предполагалось, что извлечение топлива из блока 1 начнётся в 2017 году, а из блока 3 — в 2015[345].

По-прежнему в префектуре Фукусима действуют ограничения на возвращение жителей, эвакуированных после катастрофы. Согласно правительству Японии, количество эвакуированных на январь 2015 года составляло 120,000 человек.

2016[править | править код]

Достроен специальный робот для разбора завалов в реакторе, экспедиция намечена на 2017[346]

2017[править | править код]

В январе с помощью зонда с камерой удалось получить изображения внутренностей второго энергоблока, где была обнаружена двухметровая выжженная дыра, предположительно образовавшаяся от контакта с ядерным топливом, которое выпало наружу и частично расплавило опоры установки[347].

В марте началось обследование реактора роботом PMORPH.

По заявлению японских учёных, в окрестностях атомной станции уровень радиационного фона упал и сравнялся с природным[348].

19 июля 2017 года приступили к обследованию третьего реактора АЭС. Роботизированный аппарат соберет информацию о скопившемся под защитной оболочкой реактора топливе.[349]

Фильмография[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Diet Report. Executive summary, 2012, p. 12.
  2. IAEA Report Vol.3, 2015, p. 93.
  3. NISA News Release April 12, 2011. Дата обращения 24 апреля 2011. Архивировано 1 мая 2011 года.
  4. Japan: Nuclear crisis raised to Chernobyl level, BBC News (12 April 2011). Дата обращения 12 апреля 2011.
  5. Japan Earthquake Update (12 March 2011 2110 CET) (англ.). IAEA Alert Log. IAEA. Дата обращения 12 марта 2011.
  6. [1]
  7. 1 2 World Nuclear Industry Status Report 2014 http://www.worldnuclearreport.org/IMG/pdf/201408msc-worldnuclearreport2014-lr-v4.pdf
  8. [2]
  9. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 86.
  10. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 87.
  11. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 88.
  12. 1 2 3 IAEA Report Vol.1, 2015, p. 89.
  13. Diet Report Ch.2, 2012, p. 12.
  14. RJIF Report, 2014, p. 52.
  15. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 76.
  16. IAEA Report Vol.1, 2015, pp. 13—15.
  17. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 56.
  18. 1 2 3 Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 186.
  19. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 89—90.
  20. Diet Report. Executive summary, 2012, p. 18.
  21. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 112.
  22. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 93,108—110.
  23. 1 2 Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 111.
  24. Diet Report Ch.2, 2012, p. 19.
  25. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 79.
  26. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 17.
  27. TEPCO Report, 2012, p. 195.
  28. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 116.
  29. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 94.
  30. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 114.
  31. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 123.
  32. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 124—126.
  33. Diet Report Ch.2, 2012, pp. 19,20.
  34. Iino, 2018, p. 8.
  35. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 133,135.
  36. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 95.
  37. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 158.
  38. Martin, Alex, «Lowdown on nuclear crisis and potential scenarios», Japan Times, 20 March 2011, p. 3.
  39. Fukushima Daiichi Nuclear Accident Update (22 March, 18:00 UTC) (англ.). IAEA Alert Log. IAEA. Дата обращения 12 апреля 2011.
  40. Не все ТВС отработали свой срок работы, топливо было полностью выгружено из реактора в бассейн выдержки на время планового ремонта
  41. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 142,143.
  42. Diet Report Ch.2, 2012, p. 36.
  43. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 160.
  44. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 144.
  45. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 152.
  46. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 131.
  47. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 151.
  48. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 157,158.
  49. TEPCO 5th Progress Report, 2017, p. 16,17.
  50. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 166.
  51. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 167,168.
  52. 1 2 Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 170.
  53. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 172.
  54. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 163.
  55. 1 2 Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 173.
  56. RJIF Report, 2014, p. 63.
  57. RJIF Report, 2014, p. 60.
  58. RJIF Report, 2014, p. 61.
  59. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 174.
  60. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 176.
  61. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 180.
  62. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 217.
  63. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 187—189.
  64. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 155.
  65. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 189.
  66. Government Final Report Ch.II, 2012, p. 55.
  67. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 156.
  68. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 192.
  69. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 156,157.
  70. 1 2 3 Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 244.
  71. 1 2 Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 279.
  72. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 246,247.
  73. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 192,193.
  74. RJIF Report, 2014, p. 66.
  75. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 196,197.
  76. Government Interim Report Ch.IV, 2011, pp. 198—200.
  77. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 219.
  78. Government Interim Report Ch.IV, 2011, pp. 201—202.
  79. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 203.
  80. 1 2 Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 207.
  81. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 209.
  82. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 210.
  83. RJIF Report, 2014, p. 68.
  84. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 211.
  85. Government Interim Report Ch.IV, 2011, pp. 234,235.
  86. Government Interim Report Ch.IV, 2011, pp. 239.
  87. 1 2 Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 226.
  88. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 228.
  89. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 229.
  90. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 251,252,258.
  91. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 251.
  92. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 263.
  93. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 252.
  94. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 253.
  95. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 264.
  96. Tokyo Electric Power Company Holdings, Inc. TEPCO REPORTS LATEST FINDINGS OF TECHNICAL INQUIRY INTO HOW ACCIDENT AT FUKUSHIMA UNFOLDED (англ.) (20 May 2015).
  97. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 257.
  98. 1 2 RJIF Report, 2014, p. 71.
  99. Government Final Report Ch.III, 2012, p. 232,233.
  100. RJIF Report, 2014, p. 72.
  101. Government Interim Report Ch.IV, 2011, p. 267.
  102. Government Final Report Ch.II, 2011, p. 86.
  103. RJIF Report, 2014, p. 70.
  104. 1 2 Government Interim Report Ch.IV, 2011, pp. 268,269.
  105. 1 2 Chapter 1: Who is there to halt nuclear reactors? Reality of the ‘Fukushima 50’. The Asahi Shimbun (3 декабря 2014).
  106. Арутюнян и др., 2018, p. 89.
  107. Government Final Report Ch.II, 2011, p. 70.
  108. Government Interim Report Ch.IV, 2011, pp. 270—272.
  109. Government Final Report Ch.II, 2012, pp. 126—128.
  110. Government Final Report Ch.II, 2012, p. 129.
  111. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 32.
  112. Press Release (Apr 02,2011) Out flow of fluid containing radioactive materials to the ocean from areas near intake channel of Fukushima Daiichi Nuclear Power Station Unit 2 (англ.). TEPCO news. TEPCO. Дата обращения 4 апреля 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  113. 1 2 IAEA Briefing on Fukushima Nuclear Accident (4 April 2011, 12:15 UTC) (англ.). IAEA Alert Log. IAEA. Дата обращения 4 апреля 2011.
  114. Leakage traced to crack in Fukushima shaft (англ.). World Nuclear News (англ.). Дата обращения 4 апреля 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  115. 1 2 Earthquake Report 42 20:00, April 4 (англ.). JAIF. Дата обращения 4 апреля 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  116. IAEA Update on Fukushima Nuclear Accident (6 April 2011, 8:15 UTC) (англ.). IAEA Alert Log. IAEA. Дата обращения 6 апреля 2011.
  117. Earthquake Report 44 20:00, April 6 (англ.). JAIF. Дата обращения 6 апреля 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  118. Fukushima leak plugged; nitrogen considered (англ.). World Nuclear News (англ.). Дата обращения 6 апреля 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  119. Large release of water (англ.). World Nuclear News (англ.). Дата обращения 4 апреля 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  120. Press Release (Apr 04,2011) Discharge of low level radioactive accumulated water in the Fukushima Daiichi Nuclear Power Station to the sea (2nd Release) (англ.). TEPCO news. TEPCO. Дата обращения 4 апреля 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  121. IAEA Report Vol.5, 2015, p. 57.
  122. 1 2 TEPCO Completion Report, 2011, p. 4.
  123. TEPCO Completion Report, 2011, p. 14.
  124. Government Interim Report Ch.IV, 2011, pp. 276—278.
  125. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 33.
  126. Government Interim Report Ch.V, 2011, pp. 283,284.
  127. Government Interim Report Ch.V, 2011, p. 295.
  128. IAEA Report Vol.3, 2015, p. 49.
  129. Government Interim Report Ch.V, 2011, pp. 303,304.
  130. IAEA Report Vol.3, 2015, p. 52.
  131. IAEA Report Vol.3, 2015, p. 53.
  132. IAEA Report Vol.3, 2015, p. 55—57.
  133. Government Interim Report Ch.V, 2011, pp. 312—314.
  134. Diet Report Ch.4, 2012, p. 24.
  135. Diet Report Ch.4, 2012, p. 6.
  136. Fukushima Daiichi Accident. World Nuclear Association (2018).
  137. Radiation trends in Japan (англ.). World Nuclear News (англ.) (21 March 2011). Дата обращения 24 марта 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  138. Warning on Tokyo tap water (англ.). World Nuclear News (англ.) (23 March 2011). Дата обращения 24 марта 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  139. All clear on tap water (англ.). World Nuclear News (англ.) (24 March 2011). Дата обращения 24 марта 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  140. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 143.
  141. 1 2 UNSCEAR, 2013, p. 134.
  142. IAEA Report Vol.4, 2015, p. 7.
  143. 1 2 IAEA Report Vol.4, 2015, p. 34.
  144. UNSCEAR, 2013, p. 6.
  145. UNSCEAR WP, 2017, pp. 4,9.
  146. UNSCEAR, 2013, p. 154.
  147. UNSCEAR WP, 2017, p. 9.
  148. UNSCEAR WP, 2016, p. 10.
  149. UNSCEAR, 2013, pp. 208,209.
  150. UNSCEAR, 2013, p. 10.
  151. UNSCEAR, 2013, p. 243.
  152. IAEA Report Vol.4, 2015, p. 123.
  153. IAEA Report Vol.4, 2015, p. 80.
  154. Government Interim Report Ch.V, 2011, p. 349.
  155. IAEA Report Vol.4, 2015, p. 167.
  156. MHLW Report, 2019, pp. 11,13.
  157. UNSCEAR, 2013, p. 283.
  158. Hiyama, A., C. Nohara, S. Kinjo et al. The biological impacts of the Fukushima nuclear accident on the pale grass blue butterfly // Nature. — 2012. — 9 августа. — DOI:10.1038/srep00570.
  159. UNSCEAR, 2013, p. 268.
  160. [3]
  161. [4]
  162. [5]
  163. [6]
  164. [7]
  165. [8]
  166. [9]
  167. [10]
  168. [11]
  169. Арутюнян и др., 2018, p. 160.
  170. RJIF Report, 2014, p. 15.
  171. Доклад МАГАТЭ, 2015, p. 3,4.
  172. Government Final Report Ch.VI, 2012, p. 424.
  173. RJIF Report, 2014, p. 115.
  174. TEPCO Report, 2012, p. 446.
  175. Diet Report. Executive summary, 2012, p. 16.
  176. Diet Report. Executive summary, 2012, p. 9.
  177. RJIF Report, 2014, p. 92.
  178. Diet Report Ch.1, 2012, p. 2.
  179. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 18.
  180. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 17.
  181. IAEA Report Vol.1, 2015, p. 64.
  182. 1 2 IAEA Report Vol.2, 2015, p. 26.
  183. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 6.
  184. 1 2 IAEA Report Vol.2, 2015, p. 8.
  185. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 25.
  186. Доклад МАГАТЭ, 2015, p. 67.
  187. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 48.
  188. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 47.
  189. Доклад МАГАТЭ, 2015, p. 4.
  190. Diet Report Ch.1, 2012, p. 12.
  191. Diet Report Ch.1, 2012, p. 13.
  192. 1 2 IAEA Report Vol.2, 2015, pp. 20,21.
  193. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 22.
  194. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 44.
  195. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 43.
  196. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 30.
  197. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 31.
  198. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 40.
  199. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 38.
  200. Доклад МАГАТЭ, 2015, p. 68—69.
  201. IAEA Report Vol.2, 2015, pp. 42—43.
  202. IAEA Report Vol.2, 2015, pp. 55—57.
  203. IAEA Report Vol.2, 2015, p. 57.
  204. 24 Hours at Fukushima A blow-by-blow account of the worst nuclear accident since Chernobyl By Eliza Strickland Posted 31 Oct 2011 Архивировано 14 ноября 2013 года.
  205. Saito T., Yamashita J., Ishiwatari Y., Oka. Y. Advances in Light Water Reactor Technologies. — New York, Dordrecht, Heidelberg, London: Springer, 2011. — 295 p. — ISBN 978-1-4419-7100-5.
  206. Келлер В. Д. Пассивные каталитические рекомбинаторы водорода для атомных электростанций // Теплоэнергетика. — М.: МАИК «Наука/Интерпериодика», 2007. — № 3. — С. 65—68. — ISSN 0040-3636.
  207. 1 2 3 4 Nuclear Power in Japan (англ.). World Nuclear Association.
  208. THE ELECTRIC POWER INDUSTRY IN JAPAN / Japan Electric Power Information Center. — 2019. — 69 p.
  209. Snapshot of Global Photovoltaic Markets (англ.). IEA Photovoltaic Power System Programme (2019).
  210. Share of Renewable Energy Power in Japan, 2018 (Preliminary Report) (англ.). Institute for Sustainable Energy Policies (5 April 2019).
  211. Iain Wilson. Wilson: Japan’s Energy Transition – This Time It May Be For Real (англ.). BloombergNEF (18 March 2019).
  212. Kana Inagaki. BofA-Merrill Lynch: Claims For Tepco May Reach Y10 Trillion Under Worst Case Scenario (англ.) (недоступная ссылка — история ). Dow Jones Newswires. Fox News (30 March 2011). Дата обращения 10 апреля 2011. (недоступная ссылка)
  213. Taiga Uranaka, David Dolan. TEPCO shares hit new low, eyes on government (англ.). reuters (6 April 2011). Дата обращения 10 апреля 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  214. Kazunori Takada, Yoko Nishikawa. Japan plans to bail out stricken nuclear plant (англ.). reuters (1 April 2011). Дата обращения 10 апреля 2011. Архивировано 23 июля 2012 года.
  215. Moody’s понизило на 3 пункта кредитный рейтинг оператора аварийной АЭС «Фукусима-1»
  216. Немецким страховщикам не придётся платить за АЭС «Фукусима»
  217. Insurance policies which cover damage to reactors and buildings exclude the effects of earthquakes and tsunamis
  218. Авария на АЭС «Фукусима-1» может сорвать крупнейшую сделку «Росатома» на рынке урана (недоступная ссылка). Дата обращения 30 марта 2011. Архивировано 1 апреля 2011 года.
  219. [12]
  220. [13]
  221. [14]
  222. [15]
  223. [16]
  224. [17]
  225. [18]
  226. [19]
  227. [20]
  228. [21]
  229. [22]
  230. [23]
  231. [24]
  232. [25]
  233. [26]
  234. [27]
  235. [28]
  236. [29]
  237. [30]
  238. [31]
  239. [32]
  240. [33]
  241. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 24 июня 2019. Архивировано 24 июня 2019 года.
  242. [34]
  243. [35]
  244. [36]
  245. [37]
  246. [38]
  247. [39]
  248. [40]
  249. [41]
  250. [42]
  251. [43]
  252. [44]
  253. [45]
  254. [46]
  255. [47]
  256. [48]
  257. [49]
  258. [50]
  259. [51]
  260. [52]
  261. [53]
  262. [54]
  263. [55]
  264. [56]
  265. [57]
  266. [58]
  267. [59]
  268. [60]
  269. [61]
  270. [62]
  271. [63]
  272. [64]
  273. [65]
  274. [66]
  275. [67]
  276. [68]
  277. [69]
  278. [70]
  279. [shiteihaiki.env.go.jp/initiatives_fukushima/waste_disposal/namie/]
  280. [71]
  281. [72]
  282. [73]
  283. [josen.env.go.jp/area/details/iitate.html]
  284. [74]
  285. [75]
  286. [76]
  287. [77]
  288. [78]
  289. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 24 июня 2019. Архивировано 24 июня 2019 года.
  290. [79]
  291. [80]
  292. [81]
  293. [82]
  294. [83]
  295. [84]
  296. [85]
  297. [86]
  298. [87]
  299. [88]
  300. Зараженную почву Фукусимы будут уничтожать 30 лет
  301. [89]
  302. [90]
  303. [91]
  304. [92]
  305. [93]
  306. [94]
  307. [95]
  308. [96]
  309. [97]
  310. [98]
  311. [99]
  312. [100]
  313. [101]
  314. [102]
  315. IAEA Report Vol.5, 2015, p. 66.
  316. IAEA Report Vol.5, 2015, pp. 66-68.
  317. IAEA Report Vol.5, 2015, p. 125.
  318. IAEA Report Vol.5, 2015, p. 70.
  319. Groundwater Bypass System (англ.). Tokyo Electric Power Company Holdings.
  320. Sea-side Impermeable Wall (англ.). Tokyo Electric Power Company Holdings.
  321. Groundwater Pump-up by Subdrain System and Groundwater Drain (англ.). Tokyo Electric Power Company Holdings.
  322. Land-side Impermeable Wall (Frozen soil wall) (англ.). Tokyo Electric Power Company Holdings.
  323. Seawater Piping Trench (англ.). Tokyo Electric Power Company Holdings.
  324. 1 2 Summary of Decommissioning and Contaminated Water Management (англ.). Ministry of Economy, Trade and Industry (25 July 2019).
  325. Mid-and-Long-Term Roadmap, 2017, p. 11.
  326. IAEA Report Vol.5, 2015, pp. 126—128.
  327. Treated water portal site (англ.). TEPCO.
  328. Events and highlights on the progress related to recovery operations at Fukushima Daiichi Nuclear Power Station (англ.). МАГАТЭ (July 2019).
  329. IAEA Fourth Mission Report, 2018, p. 23.
  330. IAEA Fourth Mission Report, 2018, p. 22.
  331. The Outline of the Water Management and "The Subcommittee on Handling ALPS Treated Water". Ministry of Economy, Trade and Industry (9 августа 2019).
  332. KAZUAKI NAGATA. Fukushima nuclear plant to run out of tanks to store tritium-laced water in three years, Tepco says (англ.). THE JAPAN TIMES (9 August 2019).
  333. IAEA Report Vol.1, 2015, pp. 193—195.
  334. Contaminated water leakage from a water tank (англ.). Nuclear Regulation Authority (6 February 2015).
  335. IAEA Report Vol.5, 2015, pp. 57,58.
  336. IAEA Report Vol.5, 2015, p. 61.
  337. Mid-and-Long-Term Roadmap, 2017, p. 10.
  338. Японские эксперты не исключают, что в океан могут просачиваться радиоактивные грунтовые воды с АЭС "Фукусима-1". BBC (19 июня 2013). Архивировано 9 июля 2013 года.
  339. На "Фукусиме" обнаружена новая утечка радиоактивной воды. BBC (9 апреля 2013). Архивировано 9 июля 2013 года.
  340. Содержание цезия в грунтовой воде на АЭС "Фукусима-1" выросло в 90 раз. РИА Новости (9 июля 2013). Архивировано 9 июля 2013 года.
  341. Уровень радиации на АЭС "Фукусима-1"вырос в 18 раз
  342. Оператор станции: уровень радиации на АЭС «Фукусима-1» почти в 8 раз превысил норму
  343. TEPCO сообщила о повышении уровня радиации в грунтовых водах в одном из технических колодцев станции до рекордной отметки в 2,7 миллиона беккерелей на литр.
  344. 1 2 3 World Nuclear Industry Status Report 2015 http://www.worldnuclearreport.org/The-World-Nuclear-Industry-Status-Report-2015.html
  345. Japan Nuclear Update — Nuclear Energy Institute
  346. Робот-мусорщик для ядерной катастрофы — Популярная механика
  347. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок ТАСС не указан текст
  348. Радиологи: окрестности Фукусимы стали безопасными для человека. РИА Новости (13.03.2017).
  349. Робот-рыба исследует дно затопленного реактора АЭС «Фукусима-1». RuNews24.ru (19.07.2017).

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]