Афганский поход Красной армии (1929)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Афганский поход Красной армии
Основной конфликт: Гражданская война в Афганистане (1928—1929)
Переход Красной армии через р. Душанбинка.jpg
Дата апрель — май 1929
Место провинция Балх, Афганистан
Итог Отряд РККА установил контроль над провинцией Балх, но вынужден был вернуться в СССР после бегства Амануллы-хана за границу
Противники
Командующие
Силы сторон

Советско-афганский отряд :
ок. 2 тыс. чел.,
4 орудия,
24 пулемёта[1].
Советское подкрепление:
400 чел.,
6 орудий,
8 пулемётов[2].
Также, к отряду присоединилось 500 хазарейцев[3].
Действия отряда поддерживала авиация САВО

неизвестно

Потери

РККА:
120 убитых и раненных[4],
2 орудия выведено из строя

ок. 8 тыс. убитых[4]

Афганский поход Красной армии в 1929 году представлял собой спецоперацию, направленную на поддержание свергнутого короля Афганистана Амануллы-хана.

Обстановка в Афганистане[править | править код]

Аманулла-хан с визитом в Москве.

С 1919 года между РСФСР (далее СССР) и Афганистаном, вопреки английским интересам, установились тесные дипломатические взаимоотношения.

В апреле 1923 года в Афганистане была принята новая конституция. Среди проведённых Амануллой-ханом реформ были запрет многожёнства и браков с несовершеннолетними, отмена обязательного для женщин ношения чадры, что привело к созданию мощной оппозиции (в первую очередь, в лице мусульманского духовенства). В марте 1924 года в Хазараджате вспыхнуло крупное восстание.

В сентябре 1924 года в Кабул, по приглашению Амануллы-хана, прибыла миссия из 11-ти советских авиаинструкторов. Планировалось создание собственных ВВС Афганистана. Великобритания, уже предоставившая Аманулле аэропланы De Havilland, заявила протест, но Аманулла-хан его проигнорировал. 6 октября советские лётчики на английских машинах совершили боевые вылеты в район Хостинских повстанцев, а 14 октября нанесли бомбовые удары по базам повстанцев в районе Хоста и Надрала[5].

15 сентября 1927 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение передать южному соседу 12 аэропланов Р-1, 2 зенитные батареи (8 орудий) и фонды лётной школы[6].

В то же время север Афганистана захлестнула волна эмигрантов из среднеазиатских республик, бежавших от Советской власти. В их среде, при финансовой и материальной (оружием) поддержке Англии, укрепилось движение, названное в советской среде «басмачеством», сами его участники называли себя моджахедами. Самым влиятельным лидером этого движения являлся Ибрагим-бек.

Со стороны СССР на Афганское правительство было оказано сильное давление[7].

Аманулла-хан резко ограничил доступ помощи английских спецслужб «бандформированиям».

В ноябре 1928 года на востоке Афганистана вспыхнуло новое восстание. Его возглавил английский ставленник Хабибулла (Бачаи-и Сакао). Многие исследователи считают, что его курировал английский шпион Т. Лоуренс (Лоуренс Аравийский)[7][8] Таджикский историк К. Абдуллаев не подтверждает эту версию[9].

Хабибулла был поддержан религиозными лидерами. Он обвинил Аманнулу-хана в нарушении шариата, декларировал отмену всех буржуазных реформ, обещал отмену налога на землю, воинской повинности, объявил об аннулировании задолженностей, чем притянул к себе огромные массы населения. Правосудие должен был вершить шариатский суд. Закрывались школы, а просвещение передавалось под контроль мулл[10].

Кроме того, Хабибулла установил тесные контакты с лидером басмаческого движения Ибрагим-беком и бывшим бухарским эмиром Сейид Алим-ханом[11].

11 декабря 1928 года Хабибулла был провозглашён падишахом Афганистана, а 13 января объявлен эмиром «Хабибуллой II»[6][9].

14 января 1929 года Аманулла-хан отрёкся от престола и бежал в Кандагар.

17 января Хабибулла занял Кабул. В городе началась резня на этнической и религиозной почве. Пуштуны, исповедовавшие ислам суннитского толка, истребляли хазарейцев-шиитов. Начались погромы школ, фабрик, радиостанций и всего, что «извращало разум истинного мусульманина».

Был утрачен контроль государства над другими провинциями Афганистана. В стране воцарился хаос. Ибрагим-бек вспоминал, что начались беспорядки, один кишлак шёл на другой, сводя старые счёты. Афганский историк Мир Гулам Мухаммад Губар, современник тех событий, писал, что правление Хабибуллы было трагедией для страны[12].

Реакция СССР на события в Афганистане[править | править код]

Советский пограничник в Туркестане

10 марта 1929 года разведотдел САВО послал донесение в Москву:

Вслед за захватом власти в Афганистане Хабибуллой отмечается резкое повышение активности басмшаек, учащаются случаи перехода на нашу территорию. Развернувшиеся в Афганистане события, развязывая силы басмаческой эмигрантщины, создают угрозу спокойствия на нашей границе

РГВА, Ф. 25895, Оп. 1, Д. 349, Л. 62 [11]

.

В Среднеазиатском бюро ЦК ВКП(б) так оценили создавшееся положение:

События в Афганистане объективно являются одним из звеньев антисоветской деятельности английского империализма на Востоке…

РГВА, Ф. 25895, Оп. 1, Д. 863, Л. 37—38 [13]

В то же время в ЦК ВКП(б) обратился посол Афганистана генерал Г. Наби-хан с просьбой разрешить формирование на советской территории отряда из бежавших из страны сторонников Амануллы-хана для оказания военной помощи законному правительству.

После сугубо конфиденциальной встречи генсека И. Сталина с министром иностранных дел Афганистана Г. Сидик-ханом, генеральным консулом Г. Наби-ханом и военным атташе в Афганистане В. Примаковым[1] в Ташкент последовало указание о срочном формировании особого отряда из коммунистов и комсомольцев для отправки в Афганистан.

Формирование отряда[править | править код]

Отбор в отряд проводил заместитель командующего САВО М. Я. Германович[2]. Афганский отряд был пополнен красноармейцами из 81-го кавалерийского и 1-го горнострелкового полков, а также 7-го конно-горного артиллерийского дивизиона РККА при 4-х горных орудиях, 12 станковых и 12 ручных пулемётах. Отряд имел мощную подвижную радиостанцию, был отлично вооружён, экипирован и имел достаточный запас провианта[1][2][14].

Все красноармейцы были переодеты в афганскую форму. Командиры получили азиатские имена, которыми должны были называться в присутствии афганцев. Командование отрядом было поручено В. М. Примакову (под псевдонимом турецкого офицера Рагиб-бея, позывной — «Витмар»). Начальником штаба был назначен кадровый афганский офицер Г. Хай-дар. Формально отряд подчинялся афганскому генералу Г. Наби-хану.

10 апреля отряд, насчитывавший около 2 тысяч бойцов, уже был готов к выступлению.

Вторжение в Афганистан[править | править код]

Нападение на Патта-Гиссар[править | править код]

Ранним утром 15 апреля 1929 года шесть аэропланов, оснащённых пулемётами, пересекли советско-афганскую границу в районе узбекского г. Термез и появились над афганским погранпостом Патта-Гиссар. Служащие гарнизона, не приняв должных мер предосторожности, вышли посмотреть на летательные аппараты. Аэропланы, сделав развёрнутым фронтом два круга, снизились и открыли пулемётный огонь по афганским пограничникам. Было сброшено несколько бомб, разрушивших казарму. Из 50 афганцев, составлявших гарнизон, спаслись только двое. Вся операция длилась 10 минут[4].

Тем временем отряд В. М. Примакова, погрузившись в моторные лодки, каюки и баржи, пересёк Аму-Дарью и высадился на афганском берегу.

Двое спасшихся афганских пограничников добрались до соседнего погранпоста Сия-Герт, находившегося в 20 верстах, и сообщили о случившемся. Гарнизон в 100 сабель тут же направился к Патта-Гиссар, но через пять вёрст пути столкнулся с противником и был уничтожен пулемётным огнём.

В то же время из Кандагара на Кабул выдвинулся Аманулла-хан с 14 тысячами хазарейцев.

Взятие Келифа и Ханабада[править | править код]

16 апреля отряд Примакова подошёл к г. Келиф. Гарнизону был передан ультиматум с предложением сложить оружие и разойтись по домам. Афганцы отвергли требования советской стороны, но, после нескольких орудийных выстрелов и пулемётных очередей, разбежались.

17 апреля был взят г. Ханабад, защитники которого укрылись в г. Мазари-Шариф.

Взятие Мазари-Шарифа[править | править код]

В ночь на 18 апреля губернатор Мазари-Шарифа Мирза Касым вызвал к себе советского генконсула, с которым у него были дружеские отношения, и потребовал разъяснений по поводу происходившего. Консул был поставлен в затруднительное положение, так как сам не был проинформирован о данной операции Красной Армии на афганской территории.

Утром 22 апреля отряд Примакова начал артобстрел Мазари-Шарифа. Пулемёты били по защитникам на стенах. Через два часа после начала боя артиллеристы подвели орудия ко входу в цитадель и, произведя залп, разбили ворота. Отряд ворвался в город. Часть оставшегося гарнизона бежала к Таш-Кургану, другие укрылись в ближайшей крепости Дейдади (англ.).

Потери афганцев в Мазари-Шарифе составили около 3 тысяч человек. Огромное количество изуродованных артиллерийским огнём трупов лежало у ворот. Потери КА составили единицы[4].

В тот же день в Ташкент была отправлена телеграмма, а оттуда в Москву передана депеша: «Мазар занят отрядом Витмара»[2].

По словам находившегося тогда в Мазари-Шарифе советского генерального консула:

«Пехота, бросившаяся в город, забыла, что ей нужно было играть роль афганцев и пошла в атаку с традиционным русским „Ура“[4].»

По словам другого очевидца, нелегального представителя разведупра в Мазари-Шарифе, Матвеева:

«Операция была проведена чрезвычайно грубо. Несмотря на то, что по отряду было отдано распоряжение по-русски не разговаривать, после занятия Мазари-Шерифа на улицах сплошь и рядом раздавалась русская брань. Наши аэропланы самым бесцеремонным образом, даже не закрасив звёзд на крыльях, ежедневно совершали полёты в районе противника и бросали бомбы. Не исключена возможность, что кто-нибудь из иностранцев сумел сфотографировать эти картины и тогда нам трудно будет отговориться[4].»

За неделю похода к отряду присоединилось 500 хазарейцев, из которых сформировали отдельный батальон[3].

Удержание Мазари-Шарифа[править | править код]

На совете глав администраций, военачальников и учёных-исламистов было решено объявить «джихад» против вторжения на их землю «неверных», собирать ополчение и, под зелёным знаменем пророка, выступить навстречу противнику[3].

24 апреля гарнизон крепости Дейдади и племенные ополчения попытались выбить отряд Примакова из Мазари-Шарифа. Бой длился целый день. Многочисленные, но плохо вооружённые афганцы, с молитвами и религиозными песнопениями, шли в атаку густым строем по открытой местности под орудийный и пулемётный огонь. Несмотря на громадные потери, одну волну атакующих сменяла другая.

К концу дня атаки прекратились, но положение осаждённых было критическим. Город был окружён плотным кольцом. В Ташкент была послана шифрограмма с просьбой оказать помощь.

25 апреля через Аму-Дарью на территорию Афганистана срочно был переброшен эскадрон с пулемётами, но на пути к Мазари-Шарифу он был встречен превосходящими силами афганских ополченцев и был вынужден вернуться обратно.

26 апреля в Мазари-Шариф аэропланами было доставлено 10 пулемётов и 200 артиллерийских снарядов[2].

Не имея возможности взять город силой, афганцы, чтобы принудить отряд Примакова сдаться, ночью перекрыли все арыки, ведшие к городу, и приступили к осаде. Положение в городе ухудшалось. Менее дисциплинированный афганский батальон начал роптать. Примаков передал в Ташкент донесение:

«Окончательное решение задачи лежит в овладении Дейдади и Балхом. Живой силы для этого нет. Необходима техника. Вопрос был бы решён, если бы я получил 200 газовых гранат (иприт, 200 хлоровых гранат мало) к орудиям. Кроме того необходимо сделать отряд более манёвроспособным, дать мне эскадрон головорезов… Мне отказано в эскадроне, авиации, газовых гранатах. Отказ нарушает основное условие: возьмите Мазар, потом легально поможем. Если можно ожидать, что ситуация изменится и мы получим помощь, я буду оборонять город. Если на помощь нельзя рассчитывать, то я буду играть ва-банк и пойду брать Дейдади. Возьму — значит мы хозяева положения, нет — значит обратимся в банду и ищем путей домой[1].»

Вторжение второго отряда[править | править код]

5 мая, на помощь отряду Примакова, был выслан второй отряд РККА численностью в 400 человек при 6-ти орудиях и 8-ми пулемётах[2], под командованием некоего «Зелим-хана» (прямых документальных подтверждений этому нет, но многие факты указывают, что это был командир 8-й кавалерийской бригады САВО И. Е. Петров)[6][7]. Отряд также был переодет в афганскую форму. На пути ему противостояла пограничная застава, которая «в считанные минуты была сметена» орудийно-пулемётным огнём красноармейцев.

Взятие Дейдади[править | править код]

6 мая 1929 года по позициям афганцев, под Мазари-Шарифом, авиацией САВО были нанесены бомбово-штурмовые удары.

В двухдневный срок эскадрон «Зелим-хана», после стремительного броска, 7 мая вышел к Мазари-Шарифу и, совместными с отрядом Примакова действиями, атаковал афганцев, которые отошли к Дейдади.

8 мая, после авиаударов и артобстрела, гарнизон покинул крепость, оставив в ней 50 орудий, 20 пулемётов, большое количество стрелкового оружия и боеприпасов.

После двухдневного отдыха, 10 мая сводный отряд Примакова несколькими колоннами двинулся дальше на юг, в сторону г. Балха и Таш-Кургана.

Бой с отрядами Ибрагим-бека и Сеид Хусейна[править | править код]

С востока против отряда Примакова выдвинулся Ибрагим-бек — 3 тысячи сабель. Из Кабула выступила национальная гвардия Хабибуллы — 1500 сабель, под командованием военного министра Сеид Хусейна.

11 мая одна из колонн в 350 человек обнаружила отряд Ибрагим-бека. Тут же на главном направлении были выставлены восемь орудий. По флангам, в 200-х метрах от дороги, установили по два пулемёта. Прицелы были взяты заранее. При подходе колонны Ибрагим-бека на 500 метров артиллерия открыла огонь. Три орудия били в голову колонны, три в хвост, а два в центр. С флангов заработали спрятанные пулемёты. Ибрагимовцы бросились в разные стороны. Многие из них были убиты красноармейцами в ходе погони.

Через полчаса после начала боя, на западном направлении дозор обнаружил отряд Сеид Хусейна.

Участник тех событий, командир взвода А. Валишев, оставил подробное описание картины сражения:

«Два часа длился страшный бой… Басмачи отчаянно сопротивлялись. Выиграть бой помогла военная смекалка Ивана Петрова (И. Е. Петров — ?). По его распоряжению к противнику отправили трёх пленных, захваченных у бека, чтобы сообщить главарю второй банды о результатах предыдущего боя — 2500 убито, 176 в плену и лишь трём сотням вояк удалось спастись бегством. Предупреждение подействовало: басмачи сложили оружие. Конечно, если бы оба отряда появились одновременно с противоположных сторон, то, имея 10-12-кратное превосходство в живой силе, они смогли бы смять отряд[3].»

Сеид Хусейн, оставив свои подразделения, бежал.

По словам представителя разведупра в Мазари-Шарифе Матвеева, когда отряд возвращался той же дорогой, полуразложившиеся трупы всё так же лежали неубранными[4].

Взятие Балха и Таш-Курган[править | править код]

12 мая отряд Примакова занял г. Балх, а на следующий день, не встречая никакого сопротивления, вошёл в г. Таш-Курган.

Переход отряда под командование Черепанова[править | править код]

Вызов Примакова в Москву[править | править код]

18 мая Примаков был срочно вызван в Москву и в тот же день спецавиарейсом вылетел в Ташкент. Командование отрядом было передано А. И. Черепанову (псевдоним — «Али Авзаль-хан»).

В тот же день на севере Афганистана было проведено очередное совещание старейшин и чиновников. По словам Файз Мухаммада, на заседании также присутствовали английские шпионы, занимавшие высокие посты. Было решено напечатать объявления-циркуляры:

«В связи с нападением русских на Мазари-Шариф и Катаган и вступлением их войск в те районы, все жители Афганистана должны прекратить гражданскую войну и встать на защиту от нападения русских»[15].

Согласно инструкциям Примакова, Черепанов повёл отряд дальше на юг, в сторону Кабула.

Поражение и выезд из страны Амануллы-хана[править | править код]

На юге Афганистана войско Амануллы-хана потерпело сокрушительное поражение от войск Хабибуллы.

22 мая Аманулла-хан, внезапно прекратив борьбу за афганский престол, бежал со всей госказной в иностранной валюте, золотом и драгоценностями в Индию, а оттуда переправился в Европу. Перед этим он отправил Г. Наби-хану телеграмму с распоряжением покинуть страну, однако Наби-хан всё-таки остался и покинул страну только с отрядом КА.

Бои за Таш-Курган[править | править код]

23 мая авиация САВО произвела бомбардировку заселённых эмигрантами приграничных городов Ханабад, Андараб, Таликан и Хазрати Имам[15].

В тот же день Сеид Хусейн со свежей дивизией внезапно захватил Таш-Курган, нарушив коммуникации советского отряда. В афганском подразделении Г. Наби-хана началась паника; его военачальники, бросив отряд, бежали к советской границе. Черепанов был вынужден развернуться, чтобы отбивать Таш-Курган.

Утром 25 мая, после авиаударов и артподготовки, отряд ворвался в город, где завязались жестокие уличные бои. За два дня (25 — 26 мая) город трижды переходил из рук в руки[16].

В итоге отряду Черепанова удалось оставить город за собой, потеряв при этом убитыми 10 командиров и красноармейцев и 74 хазарейца, ранеными — 30 красноармейцев и 117 хазарейцев[3]. Были израсходованы почти все снаряды. У двух горных трёхдюймовых орудий от перегрева вырвало стволы. Вода из горных ручьёв, заливаемая в станковые пулемёты «Максим», быстро испарялась[2].

Возвращение отряда[править | править код]

Бегство из Афганистана Амануллы-хана поставило отряд Черепанова в затруднительное положение. В отсутствие сколько-нибудь легального основания находиться внутри страны, пребывание на её территории КА расценивалось как агрессия со стороны СССР. Кроме того, в европейских странах, а также в Турции и Персии, стало известно о вторжении Красной Армии в Афганистан.

28 мая Черепанов получил радиограмму из штаба САВО о возвращении на Родину. Г. Наби-хан переехал в г. Термез (Узбекская ССР)[15].

Последствия[править | править код]

Операция Красной Армии в Афганистане не изменила ситуацию в стране. Более 300 участников похода были награждены орденом Красного Знамени, а остальные ценными подарками. В документах воинских частей эта операция значится как «Ликвидация бандитизма в южном Туркестане», а её описание в исторических трудах было запрещено[2][14].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 Окороков А. В. Советское военное сотрудничество со странами азиатского континента // Информационно-аналитическое издание. — М..
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 Аптекарь П. Специальные операции Красной Армии в Афганистане в 20-е годы // Центрально-Азиатский Толстый Журнал / Гл. ред. М. Е. Озмитель
  3. 1 2 3 4 5 Конец «Лоуренса Советского» (По материалам Пронина А. В.)
  4. 1 2 3 4 5 6 7 Агабеков Г. С. ЧК за работой. — Берлин: Стрела, 1931. — С. Глава XXV, «Сталинская авантюра войны».
  5. Непомнящий Н. Н. Вторжение в Афганистан при… Сталине // 100 великих загадок XX века. — М.: Вече, 2004. — С. 103—109. — (100 великих). — ISBN 5-94538-470-4.
  6. 1 2 3 Лашков А. Ю. (кандидат исторических наук, доцент). Красные авиаторы на «перекрестке Азии» (1921—1929 гг.) // Гл. ред. П. Иванов «Авиапанорама» : журнал. — М., 2011. — № 6. Архивировано 9 апреля 2018 года.
  7. 1 2 3 Неизвестный Поход в Афганистан / «ВКИМО» 2009
  8. Муромов И. А. Томас Эдвард Лоуренс (1888 – 1935) // Сто великих авантюристов. — М.: Вече 2000, 2004. — 432 с. — ISBN 5-7838-0437-1.
  9. 1 2 Абдуллаев К. История в лицах, Бачаи Сако Архивная копия от 25 мая 2019 на Wayback Machine, Часть I.
  10. Jagielski W. Молитва о дожде = Modlitwa o deszcz. — Warszawa: W.A.B., 2002. — С. 75. — 456 с. — ISBN 83-88221-98-1.
  11. 1 2 РГВА, Ф. 25895 Архивная копия от 21 октября 2013 на Wayback Machine, Оп. 1, Д. 349, Л. 59, 62
  12. Губар М. Г. М. Афганистан на пути истории = افغانستان در مسیر تاریخ. — М.: Наука (Пер. с дари АН СССР, Ин-т востоковедения), 1987. — С. 194. — 208 с.
  13. РГВА, Ф. 25895, Оп. 1, Д. 863, Л. 37—38
  14. 1 2 Аблазов В. И. Афганская арена. За полвека до 1979 года.
  15. 1 2 3 Абдуллаев К. История в лицах, Бачаи Сако, Часть II.
  16. РГВА, Ф. 25895 Архивная копия от 21 октября 2013 на Wayback Machine, Оп. 1, Д. 349, Л. 261.

Литература[править | править код]

  • Агабеков Г. С. ГПУ, «Записки чекиста». — Берлин, 1930 (переиздание: М., 1992).
  • Густерин П. В. Советская разведка на Ближнем и Среднем Востоке в 1920—30-х годах. — Саарбрюккен, 2014. — ISBN 978-3-659-51691-7.
  • Примаков В. М. Афганистан в огне.
  • Пронин А. В. «Советский Лоуренс» в Афганистане.
  • Файз Мухаммад. Книга упоминаний о мятеже. — М.: Наука, 1988.