Интроверсия — экстраверсия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Интрове́рсия — экстраве́рсия — распространённый в психологии критерий категоризации или показатель измерения черт личности. Наиболее известны два несколько отличающихся понятия интроверсии — экстраверсии, принадлежащих Карлу Юнгу[⇨] и Гансу Айзенку[⇨]. В психиатрии СССР и ГДР была также известна интерпретация К. Леонгарда[⇨].

Термины интроверсия и экстраверсия впервые были введены Юнгом[1], однако их понимание и употребление в психологии отличаются от первоначального значения. Скорее фокусируясь на межличностном поведении, Юнг, однако, определял интроверсию как «поведенческий тип, характеризуемый направленностью жизни на субъективное психическое содержание» (фокус на внутреннюю психическую активность); и экстраверсию как «поведенческий тип, характеризуемый концентрацией интересов на внешних объектах» (внешний мир)[2].

Экстраверсия проявляется в дружелюбном, разговорчивом, энергичном поведении, в то время как интроверсия проявляется в более замкнутом и уединённом поведении[3]. Экстраверсия и интроверсия обычно рассматриваются как единое пространство измерений, поэтому высокие показатели одной характеристики подразумевают низкие показатели другой.

Фактически все комплексные психологические типологии и многие психологические тесты содержат эти характеристики в разной форме. Примерами могут служить модель «Большая пятёрка», аналитическая психология Юнга, трёхфакторная теория личности Ганса Айзенка, 16 факторов личности Рэймонда Кэттелла, Миннесотский многоаспектный личностный опросник, типология Майерс-Бриггс.

Понятия[править | править код]

Основным критерием, различающим экстравертов и интровертов, Карл Юнг считал «направление движения либидо». Согласно Юнгу, экстраверсия проявляется в направленности либидо (жизненной энергии) человека на внешний мир, в том, что экстраверт предпочитает социальные и практические аспекты жизни, операции с реальными внешними объектами, а интроверт предпочитает погружения в мир воображения и размышлений. Экстраверт направлен на растрачивание собственной энергии, движение её по направлению к окружающим объектам, интроверт — на накопление, движение энергии во внутренний мир. Интроверсия является одним из архетипических проявлений коллективного бессознательного. Анализируя различия концепций двух других видных представителей динамической психологии, Зигмунда Фрейда и Альфреда Адлера, Юнг полагал, что в сущности схожие концепции этих авторов различаются по причине различной вертности их авторов. Если первый, по Юнгу, является интровертом, что заставляет его искать механизмы психики в глубинах внутреннего мира, то второй, будучи экстравертом, рассматривает человеческую психику в социальном контексте, рассматривая стремление к социальному превосходству в качестве основы либидо.

Ганс Айзенк заимствует у Юнга термин «экстраверсия» при создании своей диспозициональной модели. Айзенк обнаружил, что в разных исследованиях, проведённых разными исследовательскими группами, параметры личности согласованно варьируются по степени своей ориентации на социальные отношения в противовес ориентации на рефлексию, переживания, чувства. Эти понятия являются полюсами суперфактора — комплекса коррелирующих между собой черт личности, который детерминирован генетически. Типичный экстраверт по Айзенку общителен, оптимистичен, импульсивен, имеет широкий круг знакомств и слабый контроль над эмоциями и чувствами. Типичный интроверт спокоен, застенчив, отдалён от всех, кроме близких людей, планирует свои действия заблаговременно, любит порядок во всём и держит свои чувства под строгим контролем. Юнгианский термин пришёлся в этой ситуации весьма кстати. Более того, оказалось, что экстраверсия может быть одной из базовых черт личности, которых Айзенк, в конце концов, определил три.

В психиатрии распространена интерпретация Леонгарда, заимствовавшего наиболее раннее толкование данных понятий по Юнгу и переосмыслил его: согласно Леонгарду, экстраверт — личность безвольная, подверженная влиянию со стороны, интроверт — личность волевая. В то же время типология Леонгарда является психиатрической, а не психологической, и относится прежде всего к патологиям. Если же говорить не о патологиях, то близкими к толкованию Леонгардом (но не Юнгом) данного термина являются такие термины психологии, как локус контроля (внутренний и внешний), экстернализм и интернализм (Р. Л. Акофф и Ф. Э. Эмери[en]), и др. В психиатрию Эйгеном Блейлером было введено понятие аутизма, симптома шизофрении, который в довольно большой части покрывается понятием Юнга «интроверсия». Аутизм — патологическая интроверсия, сопровождающаяся активным уходом из внешнего мира.

Впоследствии экстраверсия как черта личности показывает свою состоятельность, сохраняясь в таких современных моделях, как «Большая пятёрка» (John et al., 2008) или HEXACO (Ashton et al., 2004).

Поведение[править | править код]

Экстравертам и интровертам присуща разница в поведении. Согласно одному исследованию, экстраверты склонны носить более декоративную одежду, в то время как интроверты предпочитают практичную, удобную одежду.[4] Экстраверты чаще любят более оживлённую, традиционную и энергичную музыку, чем интроверты.[5] Особенности характера также влияют на то, как люди организуют своё рабочее пространство. В целом, экстраверты больше украшают свои офисы, держат свои двери открытыми, держат рядом несколько запасных стульев и более склонны ставить тарелки с конфетами на свой рабочий стол. Им свойственны попытки пригласить других сотрудников и поощрение взаимодействия. Интроверты, наоборот, меньше украшают и стараются изолировать своё рабочее пространство от социального взаимодействия[6].

Несмотря на эти различия, метаанализ 15 выборочных исследований опыта показал, что в поведении экстравертов и интровертов существует значительное совпадение.[7] В этих исследованиях, участники использовали мобильные устройства, для того чтобы продемонстрировать, сколько раз в повседневной жизни проявлялись экстравертированные признаки (например, смелость, разговорчивость, настойчивость, общительность). Флизон и Галлахер (2009) обнаружили, что экстраверты регулярно ведут себя интровертно, а интроверты - экстравертно. Действительно, в экстравертном поведении было больше вариативности внутри человека, чем между людьми. Ключевой особенностью, которая отличает экстравертов и интровертов, было то, что экстраверты, как правило, действуют умеренно экстравертно примерно на 5–10% чаще, чем интроверты. С этой точки зрения, экстраверты и интроверты не являются «принципиально разными». Скорее, «экстравертом» является просто тот, кто действует более экстравертно чаще, предполагая, что экстраверсия больше связана с тем, что «делает», чем с тем, что «имеет».

Кроме того, исследование, проведенное Липпой (1978), показало, в какой степени люди представляют себя по-другому. Это называется экспрессивным поведением и зависит от мотивации и способности индивидов контролировать это поведение. Липпа (1978) обследовал 68 учеников, которых попросили сыграть в ролевые игры, притворяясь, что они преподают уроки математики.Уровень экстраверсии и интроверсии студентов оценивался на основе их внешнего/экспрессивного поведения, таких как: длина шага, графическая экспансивность, процент времени, которое они провели, разговаривая, количество времени, которое они потратили на зрительный контакт, и общее время каждой учебной сессии. Это исследование показало, что фактические интроверты воспринимались и оценивались как имеющие более экстравертно выглядящие выразительные формы поведения, потому что они были выше, с точки зрения их самоконтроля.[8] Это означает, что интроверты сознательно прикладывают больше усилий, чтобы представить более экстравертную и довольно социально желательную версию себя. Таким образом, люди могут регулировать и модифицировать поведение в зависимости от окружающей обстановки.

Люди сложны и уникальны, и, так как интроверсия-экстраверсия представляет собой непрерывное пространство измерений, люди могут иметь совокупность характеристик обоих типов. Человек, ведущий себя как интроверт в одной ситуации, может вести себя как экстраверт в другой, и люди могут изучать поведение «противоположного типа» в некоторых ситуациях. Теория Юнга основывается на том, что если первичная функция человека экстраверсивна, то вторичная всегда интроверсивна (и наоборот)[1].

Амбиверсия[править | править код]

Существует, наконец, и третья группа, где очень трудно сказать, откуда, в основном, исходит мотивация: снаружи или же изнутри. Эта группа наиболее многочисленна и включает менее дифференцированного нормального человека, который считается нормальным либо потому, что он не позволяет себе всякого рода эксцессов, либо же потому, что у него нет в них нужды. Нормальный человек, по определению, испытывает влияние как снаружи, так и изнутри. Он составляет обширную среднюю группу, на одной стороне которой помещаются те, чьи мотивации определяются, главным образом, внешним объектом, а на другой те, чьи мотивации формируются изнутри. Первую группу я называю экстравертной, а вторую — интровертной.
— К. Г. Юнг, Международный Конгресс по Образованию, Швейцария, 1923 г.[9]

Амбиверсия соответствует средним показателям по шкале интро-экстраверсии[10]. Амбиверсия является независимой личностной характеристикой и представляет собой категорию, отдельную от интроверсии и экстраверсии. Амбиверт не является ни интровертом, ни экстравертом, но находится между этими двумя крайностями, сочетая качества тех и других. Амбиверт может вести себя как интроверт или экстраверт в зависимости от ситуации[11].

Большинство людей являются амбивертами[9][10][11][12][13].

Швейцарский психиатр К. Г. Юнг, популяризовавший идею интровертов и экстравертов, признал существование третьего типа (по его предположению, соответствующего норме) в своей лекции на международном конгрессе по образованию в 1923 г. Однако Юнг не включил этот третий тип в свою типологию интро-экстравертности[9][14].

Термин «амбиверсия» был предложен американским психологом Эдмундом Конклином[en] в 1923 г. Конклин считал амбиверсию психологической нормой. Отсутствие термина для обозначения людей, не являющихся ни интровертами, ни экстравертами, учёный объяснил тем, что психоаналитическая терминология разрабатывалась, в первую очередь, для описания патологий. Конклин полагал, что в отличие от других двух типов амбиверт здоров, гибок, адаптивен и эффективен[15][14].

Американский психолог М. Кроу и соавт. к 2006 г. исследовали взаимосвязь между уровнем интро-экстравертности в среднем возрасте и когнитивным статусом по прошествии 25 лет (количество участников: n=4039). Согласно результатам тестирования амбиверсия ассоциирована с меньшим риском когнитивных нарушений; это позволило авторам выдвинуть гипотезу, согласно которой амбиверсия позитивно влияет на сохранение когнитивных функций при старении[16].

Согласно исследованию американского психолога А. Гранта (2013 г.), проведённого по итогам 3 месяцев трудовой деятельности 340 продавцов, работающих в «исходящих» колл-центрах, амбиверты из числа этих продавцов добились на 24 % большего дохода по сравнению с интровертами и на 32 % большего дохода по сравнению с экстравертами. По мнению Гранта, амбиверты склонны к большей гибкости в способах взаимодействия с клиентами, задействуют более широкий набор поведенческих подходов, сбалансировано принимают решение когда говорить и когда слушать, выражают достаточную уверенность и энтузиазм для убеждения, расположены внимательно воспринимать интересы покупателя[12].

Различия в поведении экстравертов, интровертов и амбивертов в условиях конфликта описали в 2016 г. к. психол. н. С. В. Дубровина и соавт. По мнению исследователей, стратегия соперничества в большей степени характерна для экстравертов; к стратегии избегания, приспособления и компромисса чаще прибегают интроверты; амбиверты же в конфликтной ситуации более других ориентированы на сотрудничество[13].

К. психол. н. О. А. Апуневич и соавт. к 2016 г. изучили зависимость эмоционального выгорания сотрудников правоохранительных органов от их уровня интро-экстраверсии. В исследовании приняли участие 32 работника УВД г. Череповца. Согласно выводам авторов амбиверты более устойчивы к эмоциональному выгоранию по сравнению с интровертами и экстравертами[17].

Теория Айзенка[править | править код]

Ганс Юрген Айзенк описал экстраверсию-интроверсию, как степень общительности и взаимодействия человека с другими людьми. Предполагается, что эти поведенческие различия являются результатом основных различий в физиологии мозга.[18] Айзенк сочетал восходящие/нисходящие активации мозга с Ретикулярной Активирующей Системой (РАС) - путем, расположенным в стволе мозга. [19] Экстраверты стремятся к возбуждению и социальной активности, чтобы повысить уровень своего возбуждения, тогда как интроверты стремятся избегать социальных ситуаций, стремясь свести такое возбуждение к минимуму. Айзенк определил экстраверсию, как одну из трех основных черт в своей модели личности, P-E-N, которая также включает психотизм и невротизм.

Первоначально Айзенк предполагал, что экстраверсия - это сочетание двух основных тенденций: импульсивности и общительности. Позже он добавил несколько других, более специфических черт, а именно: живость, уровень активности и возбудимость. Эти черты, в его личностной иерархии, связаны с еще более специфическими привычными реакциями, такими как вечеринки на выходных. Айзенк сравнил эту черту с четырьмя темпераментами древней медицины: холерический и сангвинический темпераменты приравнивались к экстраверсии, а меланхолический и флегматический - к интроверсии .[20]

Биологические факторы[править | править код]

Относительная важность генетики, в сравнении с окружающей средой, в определении уровня экстраверсии, является спорным моментом и находится в центре внимания многих исследований. Исследования близнецов обнаружили генетический компонент от 39% до 58%. С точки зрения окружения, общая семейная атмосфера, по-видимому, гораздо менее важна, чем отдельные факторы окружающей среды, которые не разделяются между братьями и сестрами. [21]

Айзенк предположил, что экстраверсия была вызвана изменчивостью возбуждения коры головного мозга. Он предположил, что интроверты характеризуются более высоким уровнем активности, чем экстраверты, и поэтому хронически более возбуждены, чем экстраверты. То, что экстраверты требуют большей внешней стимуляции, чем интроверты, было интерпретировано, как доказательство этой гипотезы. Другим доказательством гипотезы «стимуляции» является то, что интроверты слюноотделяют больше, чем экстраверты в ответ на каплю лимонного сока. Это связано с повышенной активностью их ретикулярной активирующей системы (РАС), которая реагирует на такие раздражители, как еда или социальный контакт .[22]

Экстраверсия была связана с более высокой чувствительностью мезолимбической дофаминовой системы к потенциально полезным стимулам .[23] Это отчасти объясняет высокий уровень позитивного аффекта, обнаруженного у экстравертов, поскольку они будут более интенсивно ощущать волнение потенциальной награды. Одним из следствий этого является то, что экстраверты могут легче разобраться в непредвиденных обстоятельствах, при этом получив положительный результат, и тогда, сама награда воспринимается еще больше.

Одно исследование показало, что у интровертов больше кровотока в лобных долях головного мозга и переднем или лобном таламусе, которые являются областями, занимающиеся внутренней обработкой, такими как планирование и решение проблем. Экстраверты имеют больший кровоток в передней поясной извилине, височных долях и заднем таламусе, которые участвуют в сенсорном и эмоциональном опыте .[24] Это исследование и другие исследования показывают, что интроверсия-экстраверсия связана с индивидуальными различиями в функции мозга. Исследование объема головного мозга показало положительную корреляцию между интроверсией и объемом серого вещества в правой префронтальной коре и правом височно-теменном соединении, а также положительную корреляцию между интроверсией и общим объемом белого вещества.[25]

Экстраверсия также была связана с физиологическими факторами, такими как дыхание, которое тесно связано с эмоциональной реактивностью.[26]

Измерение[править | править код]

Степень экстраверсии и интроверсии чаще всего оценивается с помощью таких мер, как самоотчет, хотя могут также использоваться коллегиальные отчеты и сторонние наблюдения. Самоотчеты бывают лексическими[27] , либо основаны на утверждениях.[28] Тип меры определяется оценкой психометрических свойств и временными и пространственными ограничениями проводимого исследования.

Лексические меры используют индивидуальные прилагательные, которые отражают экстравертные и интровертные черты, такие как общительный, разговорчивый, сдержанный и тихий. Слова, представляющие интроверсию, закодированы в обратном порядке для создания составных мер экстраверсии/интроверсии, работающих в континууме. Голдберг (1992))[29] разработал показатель из 20-слов, как часть своих маркеров "Большой пятерки" из 100 слов. Saucier (1994)[30] разработал краткую, 8-словную меру, в рамках своих 40-словных мини-маркеров. Тем не менее, психометрические свойства оригинальных мини-маркеров Saucier были признаны неоптимальными, для образцов за пределами Северной Америки.[27] В результате, была разработана систематически пересмотренная мера, обладающая превосходными психометрическими свойствами - Международные Английские Мини-Маркеры.[27]

Международные английские мини-маркеры имеют хорошую внутреннюю согласованность и другую обоснованность для оценки экстраверсии / интроверсии и других пяти факторов индивидуальности, как внутри, так и, особенно, вне американского населения. Надежность внутренней согласованности показателя экстраверсии для носителей английского языка составляет 0,92, а для не носителей английского языка - 0,85.

Меры утверждения, как правило, содержат больше слов и, следовательно, потребляют больше пространства для инструментов исследования, чем лексические меры. Респондентов спрашивают, в какой степени они, например, разговаривают с большим количеством разных людей на вечеринках или часто чувствуют себя некомфортно рядом с другими.[28] Хотя, некоторые, основанные на утверждениях, меры экстраверсии / интроверсии имеют аналогично приемлемые психометрические свойства в популяциях Северной Америки, по сравнению, с лексическими показателями, их общее эмоциональное развитие, делает их менее подходящими для использования в других группах населения .[31] Например, на утверждение, относительно разговорчивости на вечеринках, трудно ответить осмысленно тем, кто не посещает вечеринки, как это делают американцы. Более того, иногда разговорный североамериканский язык утверждений, делает их менее подходящими для использования за пределами Америки. Например, такие утверждения, как «Оставаться на заднем плане» и «Знать, как увлечь людей», иногда трудно понять не носителям английского языка, кроме как в буквальном смысле.

Последствия[править | править код]

Признание того, что интроверсия и экстраверсия являются нормальными вариантами поведения, может помочь в самопринятии и понимании других. Например, экстраверт может принять потребность своего интровертного партнера в пространстве, в то время как интроверт может признать потребность своего экстравертного партнера в социальном взаимодействии.

Исследователи обнаружили взаимосвязь между экстраверсией и счастьем. То есть, более экстравертированные люди склонны сообщать о более высоком уровне счастья, чем интроверты. [32] [33] Другие исследования показали, что указание, действовать экстравертным образом, приводит к увеличению положительного влияния, даже для людей, которые являются интровертами на уровне признаков.[34]

Это не значит, что интроверты несчастные. Экстраверты просто сообщают, что испытывают больше положительных эмоций, тогда как интроверты, как правило, ближе к нейтральным. Возможно, это связано с тем, что экстраверсия социально предпочтительна в современной западной культуре и интроверты чувствуют себя менее желанными. В дополнение к исследованию счастья, другие исследования показали, что экстраверты, как правило, сообщают о более высоком уровне самооценки, чем интроверты. [35][36] Другие полагают, что такие результаты отражают социокультурный уклон в самом опросе.[37] Доктор Дэвид Майерс утверждал, что счастье - это вопрос обладания тремя чертами: самооценкой, оптимизмом и экстраверсией. Мейерс основывает свои выводы на исследованиях, в которых говорится, что экстраверты счастливее;эти выводы были подвергнуты сомнению, в свете того факта, что такие подсказки, как "мне нравится быть с другими" и "мне весело быть с", побуждают измерять счастье только среди экстравертов.[37] Кроме того, согласно Карлу Юнгу, интроверты с большей готовностью признают свои психологические потребности и проблемы, в то время как экстраверты, как правило, не замечают их, потому что больше внимания уделяют внешнему миру.[38]

Хотя экстраверсия воспринимается в западной культуре как социально желательная, она не всегда является преимуществом. Например, экстравертированная молодежь более склонна к антиобщественному или правонарушительному поведению.[39][40] В соответствии с этим, некоторые данные свидетельствуют о том, что экстраверсия также может быть связана с психопатией.[41][42] И наоборот, хотя интроверсия воспринимается как менее социально желательная, она тесно связана с положительными чертами, такими как интеллект [43] и одаренность.[44][45] В течение многих лет, исследователи обнаруживали, что интроверты, как правило, более успешны в академической среде, что экстраверты могут найти скучным. [46]

Исследования показывают, что поведенческая иммунная система, психологические процессы, которые определяют риск заражения от сигналов восприятия и реагируют на эти сигналы, посредством активации отрицательных эмоций, может влиять на стадность. Хотя экстраверсия связана со многими положительными результатами, такими как более высокий уровень счастья, эти экстравертированные люди также, вероятно, будут подвержены инфекционному заболеванию, поскольку, они имеют тенденцию общаться с большим количеством людей. Когда люди становятся более уязвимыми для инфекции, расходы на социальную жизнь становятся относительно выше. Поэтому люди менее экстраверсивны, когда чувствуют себя уязвимыми, и наоборот.[47]

Хотя ни интроверсия, ни экстраверсия не являются патологическими, психотерапевты могут учитывать темперамент при лечении клиентов. Клиенты могут лучше реагировать на различные виды лечения, в зависимости от того, где они попадают в спектр интроверсии-экстраверсии. Учителя, также, могут учитывать темперамент при общении со своими учениками, например, признавая, что интровертные дети нуждаются в большем поощрении, чтобы говорить в классе, в то время как экстравертные дети могут испытывать беспокойство в течение длительных периодов спокойного обучения.

Региональная вариация[править | править код]

Некоторые утверждают, что американцы живут в «экстравертированном обществе» [48], которое поощряет экстравертированное поведение и отвергает интроверсию .[49] Это связано с тем, что в настоящее время, США являются культурой внешней личности, в то время как в некоторых других культурах, люди ценятся за их «внутреннюю сущность и моральную направленность». [50] В других культурах, таких как Япония, Китай и регионы, где преобладают православное христианство, буддизм, суфизм и т. д., превалирует интроверсия.[37] Эти культурные различия предсказывают счастье людей в том, что люди, которые имеют успех в экстраверсии, в среднем более счастливы, особенно в экстравертированных культурах и наоборот. [51]

Исследователи обнаружили, что люди, живущие на островах, как правило, менее экстравертны (более интровертны), чем те, кто живут на материке, и что люди, чьи предки населяли остров в течение двадцати поколений, как правило, менее экстравертны, чем недавно прибывшие. Более того, люди, эмигрирующие с островов на материк, как правило, более экстравертны, чем те, кто остается на островах, и те, кто иммигрирует на острова.[51]

В Соединенных Штатах исследователи обнаружили, что люди, живущие в штатах Среднего Запада,Северной Дакоте, Южной Дакоте, Небраске, Миннесоте, Висконсине и Иллинойсе, имеют более высокий балл, чем в среднем по США, по экстраверсии. Юта и юго-восточные штаты Флорида и Джорджия также высоко оценивают эту черту личности. Наиболее интровертными штатами в Соединенных Штатах являются Мэриленд, Нью-Гемпшир, Аляска, Вашингтон, Орегон и Вермонт. Люди, которые живут в северо-западных штатах, Айдахо, Монтана и Вайоминг, также относительно интровертны.[52]

Отношение к счастью[править | править код]

Как уже говорилось ранее, у экстравертов часто наблюдается более высокий уровень позитивного аффекта, чем у интровертов. [33] [53] [54] Однако, эта связь была обнаружена только между экстраверсией и активированными формами положительного аффекта. [55][56] Нет никакой связи между экстраверсией и деактивированными (спокойными) формами положительного аффекта, такими как удовлетворенность или безмятежность, хотя одно исследование обнаружило отрицательную связь между экстраверсией и деактивированным положительным аффектом (т. е. положительная связь между интроверсией и спокойным позитивным аффектом).[57] Более того, связь между экстраверсией и активированным позитивным аффектом значима только для агентической экстраверсии, т. е. нет существенной связи между аффилиативной экстраверсией и активированным позитивным аффектом, особенно при контроле за нейротизмом. [58][59]

Влиятельная обзорная статья пришла к выводу, что личные свойства, особенно экстраверсия и эмоциональная стабильность, являются лучшим предиктором субъективного благополучия.[60] В качестве примеров, Аргайл и Лу (1990)[61] обнаружили, что признак экстраверсии, измеренный по шкале Личностного опросника(EPQ)Айзенка, был положительно и значительно коррелирован с положительным аффектом, измеренным Оксфордским Перечнем Счастья. Используя те же шкалы положительного аффекта и экстраверсии, Хиллс и Аргайл (2001) [62] обнаружили, что положительный аффект снова значительно коррелирует с экстраверсией. Кроме того, исследование, проведенное Эммонсом и Эдвардом Динером (1986) [63], показало, что экстраверсия положительно и значительно коррелирует с положительным аффектом, но не с отрицательным аффектом. Аналогичные результаты были найдены в большом продольном исследовании Динера, Сандвика, Павота и Фуджиты (1992) [64], в котором оценивалось 14 407 участников из 100 районов континентальной части Соединенных Штатов. Используя сокращенный «Общий график благополучия», который выявил положительные и отрицательные аффекты, а также Пятифакторный Опросник Личности (Тест большая пятерка) Коста и Маккрей(1986). [65] В короткой версии шкалы экстраверсии NEO (Методика нейротизма-экстраверсии-открытости) авторы сообщили, что экстраверты испытывали большее благополучие в два момента времени, в течение которых собирались данные: сначала между 1971 и 1975 годами, а затем между 1981 и 1984 годами. Однако, последнее исследование не контролировало невротизм, важный ковариат при исследовании отношений между экстраверсией и положительным влиянием или благополучием.[66] Исследования, которые контролировали невротизм, не обнаружили существенной связи между экстраверсией и субъективным благополучием. [67] Ларсен и Кетелаар (1991)[68] показали, что экстраверты реагируют, в большей степени, на положительный аффект, чем на отрицательный аффект, так как они проявляют более высокую реактивность на положительный аффект - на индукцию положительного аффекта, но они не реагируют на более отрицательную индукцию отрицательного аффекта. [69]

Инструментальный вид[править | править код]

Инструментальный взгляд предполагает, что личностные качества порождают условия и действия, которые имеют аффективные последствия и, следовательно, порождают индивидуальные различия в эмоциональности. [69] [70]

Черта личности как причина повышенной общительности[править | править код]

Согласно инструментальному представлению, одним из объяснений большего субъективного благополучия среди экстравертов может быть тот факт, что экстраверсия помогает в создании жизненных обстоятельств, которые способствуют высоким уровням положительного аффекта. В частности, личностная черта экстраверсии рассматривается как фактор, способствующий большему количеству социальных взаимодействий [53][71] [72] , поскольку низкий уровень возбуждения коры среди экстравертов приводит к тому, что они ищут больше социальных ситуаций, чтобы усилить свое возбуждение. [73]

Гипотеза социальной активности[править | править код]

Согласно гипотезе социальной активности, более частое участие в социальных ситуациях создает более частые и более высокие уровни положительного воздействия. Поэтому считается, что, поскольку экстраверты характеризуются как более общительные, чем интроверты, они также обладают более высоким уровнем положительного воздействия, вызванного социальными взаимодействиями. [74][75][76] В частности, результаты исследования Фурнхема и Брюина (1990) [54] предполагают, что экстраверты наслаждаются и участвуют в социальной деятельности больше, чем интроверты, и в результате, экстраверты сообщают о более высоком уровне счастья. Кроме того, в исследовании Аргайла и Лу (1990))[61] было установлено, что экстраверты с меньшей вероятностью избегают участия в шумных общественных мероприятиях и с большей вероятностью участвуют в таких социальных мероприятиях, как: вечеринки, шутки или походы в кино. Схожие результаты были получены Динером, Ларсеном и Эммонсом (1984) [77], которые обнаружили, что экстраверты ищут социальные ситуации чаще, чем интроверты, особенно когда занимаются рекреационной деятельностью.

Тем не менее, различные результаты противоречат утверждениям гипотезы социальной активности. Во-первых, было обнаружено, что экстраверты были счастливее интровертов даже в одиночестве. В частности, экстраверты, как правило, счастливее, независимо от того, живут они одни или вместе с другими, или живут ли они в оживленном городе или в тихой сельской местности. [33] Точно так же исследование Динера, Сандвика, Павота и Фуджиты (1992)[64] показало, что, хотя экстраверты выбирали социальную работу, относительно, чаще (51%), чем несоциальную, по сравнению с интровертами (38%), они были счастливее интровертов независимо от того, имели ли их профессии социальный или несоциальный характер. Во-вторых, было обнаружено, что экстраверты,лишь иногда, сообщали о большем объеме социальной активности, чем интроверты, [77] , но в целом, экстраверты и интроверты не различаются по количеству их социализации.[33] Сходный вывод был сделан Шриваставой, Анджело и Вальеро (2008), которые обнаружили, что экстраверты и интроверты, оба любят участвовать в социальных взаимодействиях, но экстраверты участвуют в социальной жизни больше. В-третьих, исследования показали, что как экстраверты, так и интроверты участвуют в социальных отношениях, но качество этого участия отличается. Более частое социальное участие среди экстравертов может быть объяснено тем фактом, что экстраверты знают больше людей, но эти люди не обязательно являются их близкими друзьями, тогда как интроверты, участвуя в социальных взаимодействиях, более избирательны и имеют лишь немногих близких друзей, с которыми у них есть особые отношения.[62]

Теория общественного внимания[править | править код]

Еще одно объяснение высокой корреляции между экстраверсией и счастьем можно найти в исследовании Эштона, Ли и Паунонена (2002). [78] Они предположили, что основным элементом экстраверсии является тенденция вести себя так, чтобы привлекать, удерживать и получать социальное внимание, а не поощрять чувствительность. Они утверждали, что одним из фундаментальных качеств общественного внимания, является его способность быть полезным. Поэтому, если человек демонстрирует положительные эмоции, энтузиазм и энергию, этот человек воспринимается другими благоприятно, и он или она привлекает внимание других. Эта благоприятная реакция других, вероятно, побуждает экстравертов участвовать в дальнейшем экстравертном поведении. [78] Исследование Эштона, Ли и Паунонена (2002) [78] показало, что их мера социального внимания, Шкала социального внимания, была гораздо более тесно связана с экстраверсией, чем меры чувствительности к вознаграждению.

Темпераментный вид[править | править код]

Темпераментный вид основан на представлении о том, что существует прямая связь между личностными качествами людей и их чувствительностью к положительным и отрицательным воздействиям. [53] [68] [69]

Модель аффективной реактивности[править | править код]

Модель аффективной реактивности утверждает, что сила реакции человека на аффект-релевантные события вызвана различиями людей в аффекте.[68] [79] Эта модель основана на теории подкрепляющей чувствительность, Джеффри Алана Грея, которая утверждает, что люди с более сильной поведенческой активационной системой (BAS/поведенческой системой активации ) имеют высокую степень реагирования на вознаграждение и предрасположены к экстраверсии личности, в то время как люди с более сильной поведенческой системой подавления ( BIS/ поведенческая система запрещения) меньше реагируют на вознаграждение и более предрасположены к личностным чертам невротизма и интроверсии.[80] Поэтому экстраверты рассматриваются, как имеющие темпераментную предрасположенность к положительному воздействию, поскольку положительная индукция настроения оказывает на них большее влияние, чем на интровертов, поэтому экстраверты более склонны реагировать на приятные эффекты. [23] [68] [79] [81] Например, Гейбл, Рейс и Эллиот (2000) [82] обнаружили в двух последовательных исследованиях, что люди, с более чувствительными BIS, сообщили о более высоких уровнях среднего отрицательного воздействия, в то время как люди, с более чувствительной BAS, сообщали о более высоких уровнях положительного аффекта. Также, Зеленски и Ларсен (1999) [69] обнаружили, что люди, с более чувствительной BAS, сообщали о более положительных эмоциях во время положительной индукции настроения, в то время как люди, с более чувствительной BIS, сообщали о более отрицательных эмоциях во время отрицательной индукции настроения.

Теория социальной реактивности[править | править код]

Теория социальной реактивности утверждает, что все люди, нравится им это или нет, обязаны участвовать в социальных ситуациях. Поскольку экстраверты предпочитают участвовать в социальных взаимодействиях больше, чем интроверты, они также извлекают из таких ситуаций больше позитивного влияния, чем интроверты. [33] [61][77] Поддержка этой теории исходит из работы Брайана Р. Литтла, который популяризировал концепцию «восстановительных ниш». Мало кто утверждал, что жизнь часто требует, чтобы люди участвовали в социальных ситуациях, и, поскольку социальное поведение не свойственно интровертам, было доказано, что это наносит вред их благополучию. Поэтому один из способов сохранить благополучие интровертов - это как можно чаще перезаряжаться в местах, где они могут вернуться к своей истинной сущности - места, которые Литтл называет «восстановительными нишами».[83]

Однако, было также установлено, что экстраверты не реагируют на социальные ситуации сильнее, чем интроверты, и не сообщают о большем усилении позитивного влияния во время таких взаимодействий.[72][84]

Аффективное регулирование[править | править код]

Другое возможное объяснение большего счастья среди экстравертов связано с тем фактом, что экстраверты способны лучше регулировать свои аффективные состояния. Это означает, что в неоднозначных ситуациях (ситуации, когда положительные и отрицательные настроения смешиваются в одинаковых пропорциях), экстраверты демонстрируют более медленное уменьшение положительного аффекта, и, как следствие, они поддерживают более положительный аффективный баланс, чем интроверты.[85] Экстраверты могут также выбирать действия, которые способствуют счастью (например, вспоминая приятные моменты нежели неприятные ) больше, чем интроверты, предвидя трудные задачи. [86]

Модель заданных значений, так же известная как Модель уровня воздействия[править | править код]

В соответствии с моделью заданных значений, уровни позитивного и негативного воздействия более или менее фиксированы внутри каждого человека, следовательно, после позитивного или негативного события, настроения людей имеют тенденцию возвращаться к предварительно установленному уровню. Согласно модели заданного значения, экстраверты испытывают больше счастья, потому что их предварительно установленный уровень положительного аффекта находится на более высокой отметке, чем предварительно установленное значение положительного аффекта у интровертов, поэтому экстраверты нуждаются в меньшем положительном подкреплении, чтобы чувствовать себя счастливым. [87]

Отношение к удовольствию - возбуждению[править | править код]

Исследование Питера Куппенса (2008)[88] показало, что экстраверты и интроверты ведут себя по-разному, когда испытывают приятные эмоции, что может объяснить недооценку частоты и интенсивности счастья, проявляемого интровертами. В частности, Куппенс (2008) [88] обнаружил, что возбуждение и приятные эмоции положительно коррелируют с экстравертами, что означает, что приятные ощущения с большей вероятностью будут сопровождаться сильным возбуждением экстравертов. С другой стороны, возбуждение и приятые эмоции отрицательно коррелируют с интровертами, в результате чего, интроверты проявляют слабое возбуждение при ощущении удовольствия. Другими словами, если в жизни экстраверта, которая является источником приятных чувств, все идет хорошо, экстраверты видят в такой ситуации возможность участвовать в активном поведении и стремлении к цели, что вызывает активное, возбужденное приятное состояние. Когда у интровертов все идет хорошо, они видят в этом возможность ослабить бдительность, в результате чего чувствуют себя расслабленными и довольными.[88]

Невротизм и экстраверсия[править | править код]

В многочисленных исследованиях было показано, что невротизм оказывает одинаковое, если не большее, влияние на счастье и субъективное благополучие, чем экстраверсия. Одно исследование классифицировало школьников на четыре категории, на основе их оценок экстраверсии и эмоциональной стабильности (невротизм).[89] Результаты не показали существенной разницы между уровнями счастья стабильных интровертов и стабильных экстравертов, в то время как нестабильные экстраверты и интроверты оба продемонстрировали значительно меньшее счастье, чем их аналоги. В этом исследовании, невротизм оказался наиболее значимым фактором для общего благополучия. Аналогичным образом, в более поздних исследованиях, исследователи использовали шкалы оценки для проверки таких категорий, как самооценка и ориентация на жизненные цели, которые они положительно коррелировали со счастьем. Ответы участников, на эти вопросы, позволили предположить, что невротизм, на самом деле, оказывал большее влияние, чем экстраверсия, на показатели благополучия. [90][91]

Другие факторы Большой 5 и экстраверсия[править | править код]

Хотя экстраверсия и невротизм, по-видимому, оказывают наибольшее влияние на личное счастье, было показано, что другие личностные факторы Большой пятерки, также, коррелируют с счастьем и субъективным благополучием. Например, одно исследование показало, что добросовестность и приятность коррелировали около 0,20 с субъективным благополучием. [92] Хотя влияние этих признаков было не таким сильным, как экстраверсия или невротизм, очевидно, что они все же оказывают некоторое влияние на результаты счастья.

Аналогичным образом, взаимодействия между экстраверсией, невротизмом и сознательностью продемонстрировали значительное влияние на субъективное благополучие. В одном исследовании исследователи использовали три шкалы для оценки субъективного благополучия. Они обнаружили, что экстраверсия служила предиктором только для одной оценки в сочетании с невротизмом, в то время как два других результата оценки были лучше предсказаны добросовестностью и невротизмом. [93] В дополнение к важности включения других факторов в оценки счастья, это исследование также демонстрирует каким образом оперативное определение благополучия изменяется, проявляется ли экстраверсия, в качестве основного прогностического фактора.

Другие способствующие факторы личности[править | править код]

Существует также доказательство того, что другие нетрадиционные элементы личности могут коррелировать с счастьем. Например, одно исследование показало, что различные особенности целей, такие как прогресс, в достижении важных целей или конфликты между ними, могут влиять как на эмоциональное, так и на когнитивное благополучие. [94] Несколько других исследователей, также, предположили, что, по крайней мере в более индивидуалистических культурах, когерентное ощущение своей личности (и действия, соответствующие этой Я-концепции)положительно связано с благополучием. [95][96][97] Таким образом, сосредоточение внимания исключительно на экстраверсии - или даже экстраверсии и невротизме - может дать неполную картину отношений между счастьем и личностью.

Культура[править | править код]

Кроме того, чья-то культура также может влиять на счастье и общее субъективное благополучие. Общий уровень счастья колеблется от культуры к культуре, как и предпочтительное выражение счастья. Сравнение различных международных опросов по странам показывает, что разные нации и разные этнические группы, внутри наций, демонстрируют различия в средней удовлетворенности жизнью.

Например, один исследователь обнаружил, что в период с 1958 по 1987 год, удовлетворенность жизнью, в Японии, колебалась около 6, по 10-балльной шкале, а в Дании - около 8. [98] Сравнивая этнические группы в Соединенных Штатах, другое исследование показало, что европейские американцы сообщили, что они "значительно счастливее" своей жизнью, чем американцы азиатского происхождения. [99]


Исследователи выдвинули гипотезу о ряде факторов, которые могут быть ответственны за эти различия между странами, в том числе национальные различия в общих уровнях доходов, предубеждения и самосовершенствование, а также в подходах.[100] Взятые вместе, эти результаты предполагают, что, хотя экстраверсия-интроверсия действительно имеет сильную корреляцию со счастьем, она не является единственным предиктором субъективного благополучия, и что другие факторы должны учитываться при попытке определить корреляты счастья.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Jung, C.J. (1921) Psychologischen Typen. Rascher Verlag, Zurich — translation H.G. Baynes, 1923.
  2. Jung, Carl (1995). Memories, Dreams, Reflections. London: Fontana Press. pp. 414—415. ISBN 0-00-654027-9.
  3. Thompson, E. R. (October 2008). «Development and Validation of an International English Big-Five Mini-Markers». Personality and Individual Differences 45 (6): 542—548.
  4. Sharma, R. S. (1980). Clothing behaviour, personality, and values: A correlational study. Psychological Studies, 25, 137—142.
  5. Rentfrow, P. J., & Gosling, S. D. (2003). The do re mi’s of everyday life: The structure and personality correlates of music preference. Journal of Personality and Social Psychology, 84, 1236—1256.
  6. Gosling, S. (2008). Snoop. New York: Basic Books.
  7. Fleeson, W.; Gallagher, P. The Implications of Big Five Standing for the Distribution of Trait Manifestation in Behavior: Fifteen Experience-Sampling Studies and a Meta-Analysis (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 2009. — Vol. 97, no. 6. — P. 1097—1114. — DOI:10.1037/a0016786. — PMID 19968421.
  8. Lippa, R. Expressive control, expressive consistency, and the correspondence between expressive behavior and personality (англ.) // Journal of Personality (англ.) : journal. — 1978. — Vol. 46, no. 3. — P. 438—461. — DOI:10.1111/j.1467-6494.1978.tb01011.x.
  9. 1 2 3 Юнг, 1998, с. 615.
  10. 1 2 Мещеряков, Зинченко, 2009.
  11. 1 2 Georgiev, Christov, Philipova, 2014.
  12. 1 2 Grant, 2013.
  13. 1 2 Дубровина, Климонтова, Чепурко, 2016.
  14. 1 2 Davidson, 2017.
  15. Conklin, 1923.
  16. Crowe, Andel, Pedersen et al., 2006.
  17. Апуневич, Смирнова, 2016.
  18. Eysenck, H. J. The biological basis of personality. — Springfield, IL : Thomas Publishing, 1967.
  19. Bullock, W. A.; Gilliland, K. Eysenck's arousal theory of introversion-extraversion: A converging measures investigation (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 1993. — Vol. 64, no. 1. — P. 113—123. — DOI:10.1037/0022-3514.64.1.113.
  20. Parish, Laura. The Eysenck Personality Inventory by H. J. Eysenck; S. G. B. Eysenck (англ.) // British Journal of Educational Studies (англ.) : journal. — 1965. — November (vol. 14, no. 1). — P. 140. — DOI:10.2307/3119050.
  21. Tellegen, Auke; Lykken, David T.; Bouchard Jr, Thomas J.; Wilcox, Kimerly J.; Segal, NL; Rich, S. Personality similarity in twins reared apart and together (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 1988. — Vol. 54, no. 6. — P. 1031—1039. — DOI:10.1037/0022-3514.54.6.1031. — PMID 3397862.
  22. Lemon juice experiment. BBC. Дата обращения 4 июня 2016.
  23. 1 2 Depue, RA; Collins, P. F. Neurobiology of the structure of personality: Dopamine, facilitation of incentive motivation, and extraversion (англ.) // The Behavioral and Brain Sciences (англ.) : journal. — 1999. — Vol. 22, no. 3. — P. 491—517; discussion 518—69. — DOI:10.1017/S0140525X99002046. — PMID 11301519.
  24. Johnson, DL; Wiebe, JS; Gold, SM; Andreasen, NC; Hichwa, RD; Watkins, GL; Boles Ponto, L. L. Cerebral blood flow and personality: A positron emission tomography study (англ.) // American Journal of Psychiatry : journal. — 1999. — Vol. 156, no. 2. — P. 252—257. — DOI:10.1176/ajp.156.2.252. — PMID 9989562.
  25. Forsman, L. J., de Manzano, Ö., Karabanov, A., Madison, G., & Ullén, F. (2012). Differences in regional brain volume related to the extraversion–introversion dimension—a voxel based morphometry study. Neuroscience research, 72(1), 59–67.
  26. Shiner, Rebecca; Caspi, Avshalom. Personality differences in childhood and adolescence: Measurement, development, and consequences (англ.) // Journal of Child Psychology and Psychiatry (англ.) : journal. — 2003. — Vol. 44, no. 1. — P. 2—32. — DOI:10.1111/1469-7610.00101. — PMID 12553411.
  27. 1 2 3 Thompson, Edmund R. Development and Validation of an International English Big-Five Mini-Markers (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 2008. — Vol. 45, no. 6. — P. 542—548. — DOI:10.1016/j.paid.2008.06.013.
  28. 1 2 Goldberg, Lewis R.; Johnson, John A.; Eber, Herbert W.; Hogan, Robert; Ashton, Michael C.; Cloninger, C. Robert; Gough, Harrison G. The international personality item pool and the future of public-domain personality measures (англ.) // Journal of Research in Personality (англ.) : journal. — 2006. — Vol. 40, no. 1. — P. 84—96. — DOI:10.1016/j.jrp.2005.08.007.
  29. Goldberg, Lewis R. The development of markers for the Big-Five factor structure (англ.) // Psychological Assessment (англ.) : journal. — 1992. — Vol. 4, no. 1. — P. 26—42. — DOI:10.1037/1040-3590.4.1.26.
  30. Saucier, Gerard. Mini-Markers: A Brief Version of Goldberg's Unipolar Big-Five Markers (англ.) // Journal of Personality Assessment (англ.) : journal. — 1994. — Vol. 63, no. 3. — P. 506—516. — DOI:10.1207/s15327752jpa6303_8. — PMID 7844738.
  31. Piedmont, R. L.; Chae, J.-H. Cross-Cultural Generalizability of the Five-Factor Model of Personality: Development and Validation of the NEO PI-R for Koreans (англ.) // Journal of Cross-Cultural Psychology (англ.) : journal. — 1997. — Vol. 28, no. 2. — P. 131—155. — DOI:10.1177/0022022197282001.
  32. Myers, David G (1992). The Secrets of Happiness Psychology Today.
  33. 1 2 3 4 5 Pavot, William; Diener, Ed; Fujita, Frank. Extraversion and happiness (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 1990. — Vol. 11, no. 12. — P. 1299—1306. — DOI:10.1016/0191-8869(90)90157-M.
  34. Fleeson, William; Malanos, Adriane B.; Achille, Noelle M. An intraindividual process approach to the relationship between extraversion and positive affect: Is acting extraverted as 'good' as being extraverted? (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 2002. — Vol. 83, no. 6. — P. 1409—1422. — DOI:10.1037/0022-3514.83.6.1409. — PMID 12500821.
  35. Swickert, Rhonda; Hittner, James B.; Kitos, Nicole; Cox-Fuenzalida, Luz-Eugenia. Direct or indirect, that is the question: A re-evaluation of extraversion's influence on self-esteem (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 2004. — Vol. 36, no. 1. — P. 207—217. — DOI:10.1016/S0191-8869(03)00080-1.
  36. Cheng, Helen; Furnham, Adrian. Personality, self-esteem, and demographic predictions of happiness and depression (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 2003. — Vol. 34, no. 6. — P. 921—942. — DOI:10.1016/S0191-8869(02)00078-8.
  37. 1 2 3 Laney, Marti Olsen (2002). The Introvert Advantage: How to Thrive in an Extrovert World. Workman Publishing. ISBN 0-7611-2369-5.
  38. Jung, C. G. (1921) Psychologische Typen, Rascher Verlag, Zurich – translation H.G. Baynes, 1923.
  39. Rushton, Philippe; Chrisjohn, Roland. Extraversion, neurotiscism, psychoticism and self-reported delinquency: evidence from eight separate samples (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 1981. — Vol. 2, no. 1. — P. 11—20. — DOI:10.1016/0191-8869(81)90047-7.
  40. Ryckman, R. Theories of Personality. — Belmont, CA : Thomson/Wadsworth, 2004.Шаблон:Page needed
  41. Newman, Joseph; Widom, Cathy; Nathan, Stuart. Passive avoidance in syndromes of disinhibition: psychopathy and extraversion (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 1985. — Vol. 48, no. 5. — P. 1316—1327. — DOI:10.1037/0022-3514.48.5.1316.
  42. Ghaderi, Davod; Borjali, Ahmad; Bahrami, Hadi; Sohrabi, Faramarz. Survey of the relationship between five factor model and psychopathic personality in a sample of male prisoners in Iran (англ.) // Annals of Biological Research : journal. — 2011. — Vol. 2, no. 6. — P. 116—122.
  43. Furnham, Adrian; Forde, Liam; Cotter, Tim. Personality and intelligence (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 1998. — Vol. 24, no. 2. — P. 187—192. — DOI:10.1016/S0191-8869(97)00169-4.
  44. Gallagher, S. A. Personality patterns of the gifted (неопр.) // Understanding Our Gifted. — 1990. — Т. 3, № 1. — С. 11—13.
  45. Hoehn, L.; Birely, M.K. Mental process preferences of gifted children (неопр.) // Illinois Council for the Gifted Journal. — 1988. — Т. 7. — С. 28—31.
  46. Eysenck, H. J. Readings in Extraversion-Introversion. — New York : Wiley, 1971.Шаблон:Page needed
  47. Schaller, Mark. The behavioural immune system and the psychology of human sociality (англ.) // Philosophical Transactions of the Royal Society of London B (англ.) : journal. — 2011. — 31 October (vol. 366, no. 1583). — P. 3418—3426. — DOI:10.1098/rstb.2011.0029. — PMID 22042918.
  48. Diamond, Stephen A. The Therapeutic Power of Sleep (англ.) // Psychology Today (англ.) : magazine. — 2008. — 7 November.
  49. Quiet, Please: Unleashing 'The Power Of Introverts'. NPR (30 января 2012). Дата обращения 4 февраля 2012.
  50. Cain, Susan The Power of Introverts. TED. Дата обращения 27 декабря 2012.
  51. 1 2 Fulmer, C. Ashley; Gelfand, Michele J.; Kruglanski, Arie W.; Kim-Prieto, Chu; Diener, Ed; Pierro, Antonio; Higgins, E. Tory. On 'Feeling Right' in Cultural Contexts: How Person-Culture Match Affects Self-Esteem and Subjective Well-Being (англ.) // Psychological Science (англ.) : journal. — 2010. — Vol. 21, no. 11. — P. 1563—1569. — DOI:10.1177/0956797610384742. — PMID 20876880.
  52. Rentfrow, Peter J.; Gosling, Samuel D.; Potter, Jeff. A Theory of the Emergence, Persistence, and Expression of Geographic Variation in Psychological Characteristics (англ.) // Perspectives on Psychological Science (англ.) : journal. — 2008. — Vol. 3, no. 5. — P. 339—369. — DOI:10.1111/j.1745-6924.2008.00084.x. — PMID 26158954.
  53. 1 2 3 McCrae, Robert R.; Costa, Paul T. Adding Liebe und Arbeit: The Full Five-Factor Model and Well-Being (нем.) // Personality and Social Psychology Bulletin (англ.) : magazin. — 1991. — Bd. 17, Nr. 2. — S. 227—232. — DOI:10.1177/014616729101700217.
  54. 1 2 Furnham, Adrian; Brewin, Chris R. Personality and happiness (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 1990. — Vol. 11, no. 10. — P. 1093—1096. — DOI:10.1016/0191-8869(90)90138-H.
  55. Smillie, L. D., DeYoung, C. G., & Hall, P. J. (2015). Clarifying the relation between extraversion and positive affect. Journal of Personality, 83(5), 564-574.
  56. Yik, M. S. M., & Russell, J. A. (2001). Predicting the Big Two of affect from the Big Five of personality. Journal of Research in Personality, 35, 247-277.
  57. Smillie, L. D., DeYoung, C. G., & Hall, P. J. (2015). Clarifying the relation between extraversion and positive affect. Journal of Personality, 83(5), 564-574.
  58. Smillie, L. D., DeYoung, C. G., & Hall, P. J. (2015). Clarifying the relation between extraversion and positive affect. Journal of Personality, 83(5), 564-574.
  59. Smillie, L. D., Geaney, J. T., Wilt, J., Cooper, A. J., & Revelle, W. (2013). Aspects of extraversion are unrelated to pleasant affective-reactivity: Further examination of the affective-reactivity hypothesis. Journal of Research in Personality, 47, 580-587.
  60. Diener, Ed; Suh, Eunkook M.; Lucas, Richard E.; Smith, Heidi L. Subjective well-being: Three decades of progress (англ.) // Psychological Bulletin (англ.) : journal. — 1999. — Vol. 125, no. 2. — P. 276—302. — DOI:10.1037/0033-2909.125.2.276.
  61. 1 2 3 Argyle, Michael; Lu, Luo. The happiness of extraverts (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 1990. — Vol. 11, no. 10. — P. 1011—1017. — DOI:10.1016/0191-8869(90)90128-E.
  62. 1 2 Hills, Peter; Argyle, Michael. Emotional stability as a major dimension of happiness (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 2001. — Vol. 31, no. 8. — P. 1357—1364. — DOI:10.1016/S0191-8869(00)00229-4.
  63. Emmons, Robert A.; Diener, Ed. Influence of impulsivity and sociability on subjective well-being (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 1986. — Vol. 50, no. 6. — P. 1211—1215. — DOI:10.1037/0022-3514.50.6.1211.
  64. 1 2 Diener, Ed; Sandvik, Ed; Pavot, William; Fujita, Frank. Extraversion and subjective well-being in a U.S. National probability sample (англ.) // Journal of Research in Personality (англ.) : journal. — 1992. — Vol. 26, no. 3. — P. 205—215. — DOI:10.1016/0092-6566(92)90039-7.
  65. Costa, Paul T.; McCrae, Robert R. Cross-sectional studies of personality in a national sample: I. Development and validation of survey measures (англ.) // Psychology and Aging (англ.) : journal. — 1986. — Vol. 1, no. 2. — P. 140—143. — DOI:10.1037/0882-7974.1.2.140. — PMID 3267390.
  66. Vittersø, J., & Nilsen, F. (2002). The conceptual and relational structure of subjective well-being, neuroticism, and extraversion: Once again, neuroticism is the important predictor of happiness. Social Indicators Research, 57(1), 89-118.
  67. Vittersø, J., & Nilsen, F. (2002). The conceptual and relational structure of subjective well-being, neuroticism, and extraversion: Once again, neuroticism is the important predictor of happiness. Social Indicators Research, 57(1), 89-118.
  68. 1 2 3 4 Larsen, Randy J.; Ketelaar, Timothy. Personality and susceptibility to positive and negative emotional states (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 1991. — Vol. 61, no. 1. — P. 132—140. — DOI:10.1037/0022-3514.61.1.132. — PMID 1890584.
  69. 1 2 3 4 Zelenski, John M.; Larsen, Randy J. Susceptibility to Affect: A Comparison of Three Personality Taxonomies (англ.) // Journal of Personality (англ.) : journal. — 1999. — Vol. 67, no. 5. — P. 761—791. — DOI:10.1111/1467-6494.00072. — PMID 10540757.
  70. Watson, D. Mood and Temperament. — New York, NY : Guilford Press, 2000.Шаблон:Page needed
  71. Watson, D. Mood and Temperament. — New York, NY : Guilford Press, 2000.Шаблон:Page needed
  72. 1 2 Lucas, Richard E.; Le, Kimdy; Dyrenforth, Portia S. Explaining the Extraversion/Positive Affect Relation: Sociability Cannot Account for Extraverts' Greater Happiness (англ.) // Journal of Personality (англ.) : journal. — 2008. — Vol. 76, no. 3. — P. 385—414. — DOI:10.1111/j.1467-6494.2008.00490.x. — PMID 18399958.
  73. Eysenck, H. J. The biological basis of personality. — Springfield, IL : Charles C. Thomas, 1967.Шаблон:Page needed
  74. Campbell, A. The quality of American life / A. Campbell, P. Converse, W. Rodgers. — New York, NY : Sage, 1976.Шаблон:Page needed
  75. Eysenck, H. J. Personality and individual differences / H. J. Eysenck, M. W. Eysenck. — New York, NY : Plenum Press, 1985.Шаблон:Page needed
  76. Snyder, M. On the influence of individuals on situations // Personality, cognition and social interaction. — Hillsdale, NJ : Erlbaum, 1981. — P. 309–29.
  77. 1 2 3 Diener, Ed; Larsen, Randy J.; Emmons, Robert A. Person × Situation interactions: Choice of situations and congruence response models (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 1984. — Vol. 47, no. 3. — P. 580—592. — DOI:10.1037/0022-3514.47.3.580. — PMID 6491870.
  78. 1 2 3 Ashton, Michael C.; Lee, Kibeom; Paunonen, Sampo V. What is the central feature of extraversion? Social attention versus reward sensitivity (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 2002. — Vol. 83, no. 1. — P. 245—252. — DOI:10.1037/0022-3514.83.1.245. — PMID 12088129.
  79. 1 2 Tellegen, A. Structures of mood and personality and their relevance to assessing anxiety, with an emphasis on self-report // Anxiety and the anxiety disorders. — Hillsdale, NJ : Erlbaum, 1985. — P. 681–706.
  80. Gray, J. A. Personality dimensions and emotion systems // The nature of emotions: Fundamental questions. — New York, NY : Oxford University Press, 1994. — P. 329–31.
  81. Carver, C. S.; Sutton, S. K.; Scheier, M. F. Action, Emotion, and Personality: Emerging Conceptual Integration (англ.) // Personality and Social Psychology Bulletin (англ.) : journal. — 2000. — Vol. 26, no. 6. — P. 741—751. — DOI:10.1177/0146167200268008.
  82. Gable, Shelly L.; Reis, Harry T.; Elliot, Andrew J. Behavioral activation and inhibition in everyday life (англ.) // Journal of Personality and Social Psychology : journal. — 2000. — Vol. 78, no. 6. — P. 1135—1149. — DOI:10.1037/0022-3514.78.6.1135. — PMID 10870914.
  83. Little, Brian R. Free traits and personal contexts: Expending a social ecological model of well-being // Person-environment Psychology: New Directions and Perspectives. — Mahwah, NJ : Lawrence Erlbaum and Associates, 2000. — P. 87–116. — ISBN 978-0-8058-2470-4.
  84. Srivastava, Sanjay; Angelo, Kimberly M.; Vallereux, Shawn R. Extraversion and positive affect: A day reconstruction study of person–environment transactions (англ.) // Journal of Research in Personality (англ.) : journal. — 2008. — Vol. 42, no. 6. — P. 1613—1618. — DOI:10.1016/j.jrp.2008.05.002.
  85. Lischetzke, Tanja; Eid, Michael. Why Extraverts Are Happier Than Introverts: The Role of Mood Regulation (англ.) // Journal of Personality (англ.) : journal. — 2006. — Vol. 74, no. 4. — P. 1127—1161. — DOI:10.1111/j.1467-6494.2006.00405.x. — PMID 16787431.
  86. Tamir, Maya. Differential Preferences for Happiness: Extraversion and Trait-Consistent Emotion Regulation (англ.) // Journal of Personality (англ.) : journal. — 2009. — Vol. 77, no. 2. — P. 447—470. — DOI:10.1111/j.1467-6494.2008.00554.x. — PMID 19220724.
  87. Rusting, Cheryl L.; Larsen, Randy J. Moods as sources of stimulation: Relationships between personality and desired mood states (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 1995. — Vol. 18, no. 3. — P. 321—329. — DOI:10.1016/0191-8869(94)00157-N.
  88. 1 2 3 Kuppens, Peter. Individual differences in the relationship between pleasure and arousal (англ.) // Journal of Research in Personality (англ.) : journal. — 2008. — Vol. 42, no. 4. — P. 1053—1059. — DOI:10.1016/j.jrp.2007.10.007.
  89. Young, R; Bradley, M.T. Social withdrawal: self-efficacy, happiness, and popularity in introverted and extroverted adolescents. (англ.) // Canadian Journal of School Psychology (англ.) : journal. — 2008. — Vol. 14, no. 1. — P. 21—35. — DOI:10.1177/082957359801400103.
  90. Hills, P.; Argyle, M. Happiness, introversion-extraversion and happy introverts (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 2001. — Vol. 30, no. 4. — P. 595—608. — DOI:10.1016/s0191-8869(00)00058-1.
  91. Hills, P; Argyle, M. Emotional stability as a major dimension of happiness (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 2001. — Vol. 31, no. 8. — P. 1357—1364. — DOI:10.1016/s0191-8869(00)00229-4.
  92. DeNeve, KM; Cooper, H. The happy personality: A meta-analysis of 137 personality traits and subjective well-being. (англ.) // Psychological Bulletin (англ.) : journal. — 1998. — Vol. 124, no. 2. — P. 197—229. — DOI:10.1037/0033-2909.124.2.197. — PMID 9747186.
  93. Hayes, N; Joseph, S. Big 5 correlates of three measures of subjective well-being (англ.) // Personality and Individual Differences (англ.) : journal. — 2003. — Vol. 34, no. 4. — P. 723—727. — DOI:10.1016/s0191-8869(02)00057-0.
  94. Emmons, R. A. Personal strivings: an approach to personality and subjective (англ.) // Annual Review of Psychology : journal. — 1986. — Vol. 51, no. 5. — P. 1058—1068. — DOI:10.1037/0022-3514.51.5.1058.
  95. Cantor, N; Sanderson, C. A. Life task participation and well-being: the importance of taking part in daily life (англ.) // Well-Being: Foundations of Hedonic Psychology : journal. — 1999. — P. 230—243.
  96. Higgins, ET; Grant, H; Shah, J. Self regulation and quality of life: emotional and non-emotional life experiences (англ.) // Well-Being: Foundations of Hedonic Psychology : journal. — P. 244—266.
  97. Scheier, MF; Carver, C. S. On the power of positive thinking: the benefits of being optimistic (англ.) // Current Directions in Psychological Science (англ.) : journal. — 1993. — Vol. 2, no. 1. — P. 26—30. — DOI:10.1111/1467-8721.ep10770572.
  98. Veenhoven, R. Happiness in Nations: Subjective Appreciation of Life in 56 Nations 1946–1992. — Rotterdam, The Netherlands : Erasmus University, 1993.
  99. Oishi, S. Culture and memory for emotional experiences: on-line vs. retrospective judgments of subjective well-being. (англ.) // Dissertation Abstracts International: Section B: The Sciences and Engineering : journal. — 2001. — Vol. 61.
  100. Diener, E; Oishi, S; Lucas, R. Personality, Culture, and Subjective Well-Being: Emotional and Cognitive Evaluations Of Life (англ.) // Annual Review of Psychology : journal. — 2003. — Vol. 54. — P. 403—425. — DOI:10.1146/annurev.psych.54.101601.145056. — PMID 12172000.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]