Аналитическая психология

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Аналитическая психология — одно из психодинамических направлений[1], основателем которого является швейцарский психолог и культуролог К. Г. Юнг[2]. Это направление родственно психоанализу, однако имеет существенные отличия. Его суть заключается в осмыслении и интеграции глубинных сил и мотиваций, стоящих за человеческим поведением, посредством изучения феноменологии сновидений, фольклора и мифологии. Аналитическая психология опирается на представление о существовании бессознательной сферы личности, являющейся источником целительных сил и развития индивидуальности. В основе этого учения лежит понятие коллективного бессознательного, в котором нашли отражение данные антропологии, этнографии, истории культуры и религии, проанализированные Юнгом в аспекте биологической эволюции и культурно-исторического развития, и которое проявляется в психике индивида. В отличие от естественно-научного подхода экспериментальной психологии, аналитическая психология рассматривает не абстрактного изолированного индивида, а индивидуальную психику как опосредованную культурными формами и тесно связанную с психикой коллективной[3][4].

Развитие[править | править код]

Классическая школа (юнгианский период развития аналитической психологии)[править | править код]

Структура и содержание психики[править | править код]

Цельность психики, согласно Юнгу, не охватывается только сознанием. Человек не рождается совершенно новым созданием — его сознание развилось и вышло, как исторически, так и индивидуально, из изначальной бессознательности.

При этом, особенность психологии состоит в том, что здесь психика, будучи объектом научного наблюдения, в то же время является его субъектом, средством, благодаря которому мы производим эти наблюдения. Бессознательное, уходящее корнями в древность и имеющее неизвестную нам природу и границы, всегда выражается через сознание и в терминах сознания.

Сознание является, по преимуществу, продуктом восприятия и ориентации во внешнем мире. Сознание определяется Юнгом как соотношение психических фактов и Эго. Эго — это[5] комплекс психических факторов, конструированный прежде всего общей осведомленностью относительно своего тела, своего существования и затем данными памяти; у человека есть определенная идея о его прошлом бытии, определенные наборы (серии) памяти. Эти две составляющие и есть главные конституэнты Его. Этот комплекс обладает мощным магнетизмом: он притягивает то, что содержится в бессознательном, и также притягивает впечатления извне.

В сознании различаются две составляющие[5]:

1. Эктопсихическая система — связывает человека с внешними фактами.

К эктопсихическим функциям относятся:

ощущение — говорит нам о том, что вещь есть;

мышление — о том, что это за вещь;

чувство — о том, какова ценность этой вещи для нас;

интуиция — предвосхищение, которое открывает нам то, что происходит «за углом»[5].

Под влиянием доминирующей функции складывается индивидуальный психологический тип. Так, думая, мы должны исключать всякие чувства, и, наоборот, те, кто руководствуется чувствами, пренебрегает разумными доводами. То же самое происходит в случае с парой ощущение-интуиция: невозможно воспринимать физические факты и возможности и одновременно «заглядывать за угол».

Подчинённая функция всегда соответствует архаической части нашей личности — в своей подчинённой функции мы всегда уязвимы. С другой стороны, мы цивилизованы в своей дифференцированной функции — в её пределах мы обладаем свободой воли, тогда как в рамках подчинённой функции мы ограничены.

2. Эндопсихическая система — включает элементы внутреннего характера.

К эндопсихическим функциям относятся:

память — Это некий носитель который накапливает информацию путем отбора нужной и ненужной;

эмоции и инспирации — овладевают человеком, меняют его физиологическое состояние;

инвазия — полное господство бессознательной стороны психики, минимальный сознательный контроль. «Между поэтическим вдохновением и инвазией нет никакой разницы, и поэтому я избегаю слова „патология“»[5]. Благодаря эндопсихической системе мы соприкасаемся с бессознательным. Бессознательные процессы недоступны непосредственному наблюдению; однако их продукты, пересекающие порог сознания, можно подразделить на два класса:

  • индивидуальное бессознательное — элементы, происходящие от инстинктивных процессов и приобретенные личным опытом (в том числе забытые, вытесненные, творческие содержания и т. д.);
  • коллективное бессознательное — общая для всех людей часть бессознательного, свойственная человечеству в целом. Это совокупность архетипов, проявляющихся в сказках, мифах, легендах, в фольклоре. Например, сюда относятся образы Героя, Спасителя, Дракона, мотивы двойного рождения, непорочного зачатия и др.[6]

Индивидуальное бессознательное — это та часть psyche, где находится материал, который с таким же успехом мог бы находиться и в сознании — сфера его действия может быть сужена практически до нуля. Сфера архетипического вообще не может быть осознана. Её предполагаемые содержания появляются в форме образов, которые можно понять, лишь сопоставляя их с историческими параллелями. Если в распоряжении не будет параллелей, не получится интегрировать эти содержания в сознание, они останутся в состоянии проекции.

Методы исследования и работы с бессознательным[править | править код]

Юнг неоднократно отмечает, что мы не знаем, как далеко простирается бессознательное[7]. Самая большая глубина, какой можно достичь в ходе исследования бессознательного, — это тот слой души, в котором человек перестаёт быть отдельным индивидом и его душа сливается с душой человечества — душой не сознательной, а бессознательной, где все люди одинаковы.

При исследовании бессознательного Юнг использовал три метода:

1) ассоциативный тест: в эксперименте используется длинный список слов, на которые тестируемый реагирует ассоциациями. Услышав слово-стимул, тестируемый должен как можно быстрее назвать первое слово, пришедшее ему в голову. Секундомером фиксируется время каждой реакции. Пройдя, например, сто слов, слова-стимулы повторяются, а тестируемый должен воспроизвести свои прежние ответы.

Ошибки в повторении ассоциации, задержка ответа и др. типы нарушений реакции на слова-стимулы часто свидетельствуют о болезненной обостренности чувств по отношению к этим словам. Например, тот, у кого комплекс на почве денег, будет задет словами «купить», «уплатить», «деньги» и т. п. Это на бессознательном уровне искажает реакцию и не подлежит контролю со стороны воли. Чтобы узнать, что беспокоит человека, нужно просто прочесть слова, вызвавшие беспокойство, и попытаться связать их воедино.

2) анализ сновидений[8]: сопоставление серии снов (например, двадцати или ста) может показать процесс, протекающий в бессознательном от ночи к ночи. При этом отдельно взятый сон может быть проинтерпретирован произвольно.

Я обращаюсь со сном так, будто это текст, который я недостаточно понимаю. Моя идея заключается в том, что сон как высказывание не абсолютная бессмыслица, что он ничего не утаивает; мы просто не понимаем его языка. Точно так же, когда вам кажется, что пациент что-то путает, это совсем не обязательно означает, что он действительно запутался, но означает, что врач не понимает его материал. Предположение, что сон хочет что-то утаить, является простой антропоморфизацией[5].

Согласно Юнгу, сны являются естественной реакцией саморегулирующейся психической системы на нашу сознательную позицию, когда бессознательное даёт знать о нарушении равновесия, подобно реакции тела на переедание или недоедания:

Сны являются свидетельством (или, если угодно, симптомом) того, что индивид пребывает в разногласии с бессознательным, что где-то он сбился со своей тропы. В какой-то момент он стал жертвой собственных амбиций и нелепых прожектов, и если он будет продолжать не замечать этого, пропасть будет расти, пока он не сорвётся в неё[5].

Некоторые мотивы снов своим источником имеют индивидуальный опыт. Часто бессознательное говорит о каком-нибудь комплексе, который беспокоит человека, иногда персонифицируя этот комплекс в сновидениях. Другие мотивы находятся целиком за пределами нашего опыта, будучи продуктом коллективного бессознательного.

Для разбора содержания сна Юнг использовал метод амплификации. Этот метод состоит в поисках параллелей: как в случае с никогда не встречавшимся словом исследователь ищет текстовые параллели со схожими словами, так психоаналитик ищет схожие с образом пациента мотивы в истории, литературе, искусстве и т. д.

Затем нужно найти контекст, психическую основу рассматриваемого мотива из сна. Если сон явно построен на индивидуальном материале, обязательно следует обратиться к индивидуальным ассоциациям пациента (например, какие чувства у него вызывает приснившийся «простой крестьянский дом»[7]); если же у сна главным образом мифологическая структура, он говорит на универсальном языке, и можно отыскать параллели для того, чтобы достроить контекст. Поиск параллелей для образов коллективного бессознательного почти всегда связан с привлечением религиозных, мифологических и фольклорных материалов, которые полны подобного символизма.

Пациент выздоравливает, когда ситуация, лежащая в основе психического заболевания, находит правильное выражение, то есть исчезает проекция[9] субъективных переживаний на объективные предметы. Юнг замечал, что все активированные содержания бессознательного имеют тенденцию являться в проекции, которая совершается бессознательно без участия нашей воли. Если перенос прекращается, тогда вся энергия проекции, которая до этого попусту растрачивалась, становится достоянием субъекта.

Трансфер должен быть устранён, и обращаться с ним аналитик должен, как с любой другой проекцией. Практически это означает: вам следует сделать так, чтобы пациент осознал субъективную ценность индивидуальных и внеиндивидуальных (архетипических) содержаний своего трансфера[5].

Проекции индивидуальных образов могут быть устранены простыми разумными доводами и здравым смыслом, тогда как власть внеиндивидуальных образов одним лишь разумом не разрушить. Дело в том, что архетипические образы должны проецироваться, так как иначе они переполняют сознание; поэтому проблема заключается в том, чтобы найти формы, способные их вместить. Для разрешения архетипических проекций Юнг развил способ, называемый им индивидуацией.

3) активное воображение: сосредоточение внимания на выбранном образе с последующим бессознательным развитием картины. Когда пациент концентрируется на чём-то и отходит от сознательного размышления и даёт волю своему воображению, бессознательное подаёт идеи и представляет материал, который в некоторых случаях может быть полезен для психоаналитика.

Случается, что пациенты приходят к тому, что определенный материал должен быть запечатлен посредством схемы, рисунка, пластического оформления и т. п. Если рисунки явно демонстрируют внеиндивидуальное содержание, то также следует применить метод сопоставления с имеющимся в мировом наследии материалом. Таким образом, в качестве типичных, повторяющихся способов выражения человеческой психе, пациент способен уяснить значение возникающих у него архетипических образов.

Цель психотерапии[править | править код]

По Юнгу, цель психотерапии состоит в таком усовершенствовании личности и в формировании её в целостность, при котором происходит гармонизация и сотрудничество сознания и бессознательного. Эта задача относится к иррациональной стороне жизни и имеет дело с определенными символами, так как именно в них осуществляется объединение сознательных и бессознательных содержаний[10].

Современная аналитическая психология(постюнгианский период развития)[править | править код]

Общие положения[править | править код]

В качестве единицы анализа психики Юнг предложил понятие архетипа как надперсональной врожденной модели восприятия, мышления и переживания на различных уровнях психики человека: животном, общечеловеческом, родовом, семейном и индивидуальном. Энергетика архетипа обусловлена тем, что он является реализацией либидо — универсальной психической энергии, которая — в отличие от концепции либидо Фрейда — не имеет собственной определенной окраски (например, сексуальной), а может иметь различные проявления в разных областях жизни человека. В процессе личного исследования собственной психики — анализа, человек встречается со своим бессознательным через понимание символов, которые можно встретить во всех сферах жизни: в сновидениях, искусстве, религии, отношениях с другими людьми. Символический язык бессознательного следует изучать и понимать с привлечением данных мифологии, этнологии, религиоведения. Внимание и открытость к этим процессам гармонизирует жизнь человека.

Юнг также дал описание экстравертной (направленной преимущественно на внешний мир) и интровертной (направленной на внутренний, субъективный мир) установок и четырёх основных психических функций (мышление, чувство, ощущение, интуиция), по роли которых в индивидуальной психике выделяются типы личности.

Невроз с точки зрения аналитической психологии — это результат дисгармоничных отношений между индивидуальным сознанием и архетипическими содержаниями. Цель психотерапии состоит в том, чтобы помочь индивиду установить (или восстановить) здоровую связь с бессознательным. Это означает, что сознание не должно быть ни поглощено бессознательными содержаниями (что определяется как состояние психоза), ни изолировано от них. Встреча сознания с символическими посланиями бессознательного обогащает жизнь и способствует психологическому развитию. Юнг считал процесс психологического роста и созревания (который он называл индивидуацией) ключевым процессом жизни каждого отдельного человека и общества в целом.

Для движения по пути индивидуации человеку следует допустить встречу с чем-то в своей личности, что находится за пределами Эго. Этому способствует работа со сновидениями, знакомство с религиями и различными духовными практиками и критическое отношение к социальным закономерностям (а не слепое нерефлексивное следование привычным нормам, убеждениям, стереотипам).

Производными аналитической психологии являются:

Основные понятия[править | править код]

Бессознательное[править | править код]

Аналитическая психология опирается на предположение о существовании индивидуального бессознательного как мощной составляющей человеческой души. Устойчивый контакт между сознанием и бессознательным в индивидуальной психике необходим для её целостности.

Другое ключевое допущение заключается в том, что сновидения демонстрируют мысли, убеждения и чувства, которые иначе остаются неосознанными для индивида, но стремятся к этому, и что этот материал выражается в том, как человек описывает визуальные образы. Оставаясь неосознанным, этот материал содержится в бессознательном, и сновидения являются одним из основных средств выражения этого материала.

Аналитическая психология различает индивидуальное (личное) и коллективное бессознательное (см. далее).

Коллективное бессознательное содержит архетипы, общие для всех людей. Это означает, что в процессе индивидуации могут всплывать символы, не имеющие прямого отношения к непосредственному опыту конкретного человека. Эти содержания являются скорее ответами на более глубокие вопросы человечества: жизнь, смерть, смысл, счастье, страх. Эти и другие понятия могут актуализироваться и быть интегрированными личностью.

Коллективное бессознательное[править | править код]

Концепция Юнга о коллективном бессознательном зачастую понимается неверно. Чтобы понять эту концепцию, важно понять смысл архетипов.

Архетипы коллективного бессознательного можно представить как ДНК человеческой души. Все человеческие существа имеют общую физическую наследственность и предрасположенность к примерно определенным физическим формам (например, иметь две руки, одно сердце), и точно так же все мы имеем врожденные психологические предрасположенности в виде архетипов, которые и образуют коллективное бессознательное.[16]

По контрасту с объективным миром субъективная реальность архетипов не может быть полностью измерена количественными методами исследования. Она может быть лишь открыта через исследование символической коммуникации человеческой души — в искусстве, сновидениях, религии, мифе и в рисунке человеческих отношений и поведения. Юнг посвятил свою жизнь задаче открытия и понимания коллективного бессознательного, он предполагал, что определенная символическая тематика существует во всех культурах, всех эпохах и в каждом отдельном человеке.

Архетипы[править | править код]

Юнг ввел понятие психологического архетипа в 1919 году в работе «Инстинкт и бессознательное».[17] В его понимании архетипы — это врожденные универсальные прототипы идей, и они могут быть использованы для интерпретации результатов исследований. Группа воспоминаний и связей вокруг архетипа называется комплексом. Например, материнский комплекс связан с материнским архетипом. Юнг рассматривал архетипы как психологические органы, по аналогии с органами тела, так как в тех и других есть морфологические задатки, которые проявляются в ходе развития.

Самость[править | править код]

Самость — архетип порядка, являющийся центром целостности сознательного и бессознательного душевного бытия человека[18], принципом их объединения и отграничения от остального мира.

Тень[править | править код]

Тень — это бессознательный комплекс, под которым подразумевают подавленные, вытесненные или отчужденные свойства сознательной части личности. В аналитической психологии принято выделять как созидательные, так и деструктивные аспекты Тени человека.

В деструктивном аспекте Тень представляет собой то, что человек не принимает в себе самом. Например, человек, считающий себя добрым, обладает теневыми качествами грубости или злобности. И наоборот, у жесткого по характеру человека в Тени остается нежность, чувствительность.

В конструктивном аспекте Тень представляет собой положительные, полезные качества. О них говорят как о «золоте Тени».

Юнг подчеркивал, как важно понимать теневые содержания и включать их в сознание, чтобы избежать ситуации, когда теневые качества человек проецирует на окружающих (присваивает им).

В сновидениях Тень часто бывает представлена в виде темной фигуры того же пола, что и сам сновидец.[19]

По Юнгу, человек обходится с Тенью четырьмя способами: отрицание, проекция, интеграция и/или трансформация.

Анима и анимус[править | править код]

Анима и анимус — архетипы, связанные с мужским и женским полом.[20]

Самореализация и невротизм[править | править код]

Врожденная потребность в самореализации подталкивает людей к тому, чтобы обнаружить и интегрировать отброшенный материал. Этот естественный процесс называется индивидуацией, то есть, процессом становления индивидуальности.

По Юнгу, самореализация может проходить в два этапа. В первой половине жизни человек отделяется от сообщества, пытается создать собственную идентичность (Я). Поэтому в молодых людях бывает много деструктивности, а отношения подростка к родителям часто полны враждебности. Юнг также говорил, что мы проходим через «второй пубертат» около 35-40 лет, когда переносим акцент с материальных ценностей, сексуальности, деторождения на ценности общности и духовности.

Во второй половине жизни человек воссоединяется с человеческим родом, снова становится его частью. В это время взрослый человек начинает с большей охотой делиться чем-то с другими (добровольно посвящать своё время общим делам, заниматься строительством, садоводством, искусством), чем разрушать. В этот период он обращает больше внимания на свои чувства — осознаваемые и не осознаваемые. По наблюдению Юнга, молодой человек редко мог бы сказать «Я злюсь» или «Мне грустно», так как это подразумевало бы присоединение к общечеловеческому опыту, к которому он обычно приходит в более зрелые, мудрые года. Для молодости характерна тема поиска своей настоящей сути, а для целостной личности ведущей является идея вклада в общий опыт.

Юнг предполагал, что конечная цель коллективного бессознательного и самореализации — достижение высочайшего, то есть, духовного уровня опыта.

Также он считал, что если человек не продвигается по пути самопознания, возникают невротические симптомы, в том числе, такие широко известные, как фобия, фетишизм или депрессия.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Ларри Хьелл, Дэниел Зиглер. Теории личности. Основные положения, исследование и применение. L.Hjelle, D.Ziegler. Personality Theories: Basic Assumptions, Research, and Applications. 1992; СПб.: Питер Пресс, 1997.
  2. Analytical psychology (1916) (недоступная ссылка) К. Г. Юнг
  3. Хегай Л. А. Глубинная психология: на краю сцены
  4. В. А. Лейбин. Аналитическая психология // Энциклопедия эпистемологии и философии науки / Составление и общая редакция. И. Т. Касавин. — Москва: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2009. — С. 48-49. — 1248 с. — 800 экз. — ISBN 978-5-88373-089-3.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 Юнг К. Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: её теория и практика / пер. с англ. В. И. Менжулина. — М: АСТ, 2009. — 252 с.
  6. Юнг К. Г. Символы трансформации. — М.: АСТ, 2008. — 736 с.
  7. 1 2 Юнг К. Г. Тэвистокские лекции. Аналитическая психология: её теория и практика / пер. с англ. В. И. Менжулина. — М: АСТ, 2009. — 252 с.
  8. Юнг К. Г. Архетип и символ. — М., 1991. — 304 с.
  9. Юнг К. Г. Психология переноса. Статьи : пер. с англ. — М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 1997.
  10. Юнг К. Г. Структура психики и процесс индивидуации. — М., 1966.
  11. Хиллман Дж. Архетипическая психология. СПб.: БСК, 1997.
  12. Барц Э. Игра в глубокое. М.: Класс, 1997.
  13. Л. Штейнхард, Юнгианская песочная терапия, СПб., Питер, 2001
  14. Росси Э., Беккио Ж. Гипноз XXI века
  15. Шарп Д. Типы личности. Азбука-классика, 2008.
  16. Stevens, A. Archetype: A Natural History of the Self, Routledge & Kegan Paul, London.
  17. К. Г. Юнг. «Инстинкт и бессознательное».[1], [2]
  18. Социальная психология. Словарь. (недоступная ссылка) (недоступная ссылка с 14-06-2016 [877 дней])
  19. Jung, C.G. (1958—1967). Psyche and Symbol. (R. F. C. Hull, Trans.). Princeton, New Jersey: Princeton University Press. (Published 1991).
  20. К. Юнг, "Aion", гл.3, Сизигия: Анима и анимус Архивировано 17 марта 2013 года.

Литература[править | править код]

  1. К. Г. Юнг, Воспоминания, сновидения, размышления. Киев: Air Land, 1994.
  2. К. Г. Юнг, Тевистокские лекции. Киев: Синто, 1995.
  3. К. Г. Юнг, Либидо, его метаморфозы и символы. СПб.: ВЕИП, 1994.
  4. К. Г. Юнг, Человек и его символы. СПб.: БСК, 1996.
  5. Г. Адлер, Лекции по аналитической психологии. М.: Рефл-бук, 1996.
  6. Д. Ш. Болен, Богини в каждой женщине. М.: София, 2005.
  7. Д. Ш. Болен, Боги в каждом мужчине. М.: София, 2006.
  8. Х. Дикман, Методы в аналитической психологии, М., Рон, 2002.
  9. Д. Калшед, Внутренний мир травмы, М., Академ. проект, 2001.
  10. Кембриджское руководство по аналитической психологии, М. Добросвет, 2000.
  11. Т. Кирш, Юнгианцы, СПб., «А-Я», «Янус», 2007.
  12. Э. Нойманн, Происхождение и развитие сознания, М., Рефл-бук, 1998.
  13. Э. Нойманн, Глубинная психология и новая этика, СПб, ГА, 1999.
  14. Д. Сэджвик, Раненый целитель, М., Добросвет, 2007.
  15. А. Сэмюэлз, Б. Шортер, Ф. Плот, Словарь аналитической психологии К. Юнга, Азбука-классика, 2009.
  16. М.-Л. Фон Франц, Психология сказки, СПб, БСК, 1997.
  17. М.-Л. Фон Франц, Архетипические паттерны в волшебных сказках, М., Класс, 2007.
  18. Дж. Ходоров, Танцевальная терапия и глубинная психология: движущее воображение, М., Когито-центр, 2008.
  19. Дж. Холл, Юнгианское толкование сновидений, СПб., БСК, 1999.
  20. Дж. Холлис, Перевал в середине пути, М., Инфра-М, 2002.
  21. Н. Шварц-Салант, Чёрная ночная рубашка, М., ИКСР, 2008.
  22. Юнг, Уилрайт, Нойманн и др., Анима и Анимус, М., МААП, 2008.
  23. П. Янг-Айзендрат, Ведьмы и герои, М., Когито-центр, 2005.

Ссылки[править | править код]