Кесреви, Ахмед

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ахмед Кесреви
перс. احمد کسروی
Дата рождения 29 сентября 1890(1890-09-29)
Место рождения Тебриз, Азербайджан, Каджарское государство
Дата смерти 11 марта 1946(1946-03-11) (55 лет)
Место смерти Тегеран, Шаханшахское государство Иран
Страна  Иран
Род деятельности писатель, лингвист, историк, журналист, философ
Научная сфера лингвистика, история, политика, теология, философия
Место работы
Альма-матер
  • American Memorial School in Tabriz[вд]
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Сейи́д Ахме́д Кесреви́ Тебризи́ (Кесрави, Касрави, перс. سيد احمد کسروی تبريزي‎, азерб. Seyid Əhməd Kəsrəvi Təbrizi / سيد احمد کسروی تبريزي; 29 сентября 1890 — 11 марта 1946) — иранский историк, лингвист, юрист, интеллектуал, социальный и религиозный реформатор. Является автором трудов по истории Ирана и Закавказья.

Ахмед Кесреви родился 29 сентября 1890 года в окрестностях Тебриза, в бедном сельском квартале Хокмавар, в семье небогатого торговца и ковродела Хаджи-Мир-Касема[1]. Кесреви — иранский азербайджанец[2][3]. В возрасте 11 лет он потерял отца и, будучи ответственным за будущее своей семьи, в 13 лет возглавил ковроткацкое дело отца[1]. Параллельно (согласно последней воле отца) обучался в Тебризском шиитском медресе. Уже в юности разочаровался в шиизме. В 1906 году примкнул к иранскому конституционному движению.

В 1920 году Кесреви отправился в Тегеран, где поступил на службу в Министерство юстиции. Зимой 1921 года он прибыл в Тебриз, куда его назначили членом апелляционного суда Иранского Азербайджана. Через три недели в стране произошёл государственный переворот, в результате которого к власти пришёл проанглийский политик Сеид Зия эд-Дин. Последний распорядился распустить в провинциях судебные органы и таким образом Кесреви остался без работы[4].

Сочинения Кесреви по религиозной тематике вызвало гнев религиозных шиитов. 28 апреля 1945 года на него было совершено первое покушение[5]. В марте 1946 года он предстал перед тегеранским судом по обвинению в «богохульстве», оскорблении ислама и духовенства, попытке претендовать на роль пророка. Кесреви был убит 11 марта во время судебного заседания в здании Дворца правосудия, когда группа членов шиитской террористической организации Федайан-е Ислам, во главе с эмамитскими братьями (Сайед-Хосейном и Сайед-Али), ворвалась в суд и, используя ножи и пистолеты, расправилась с ним и его помощником Сайед-Мохаммад-Таги Хаддадпуром[6].

Суфийские хранители кладбища Захир аль-Даула, близ Тегерана, отказались дать разрешение на захоронение Кесреви по причине его антисуфийских идей, после чего тела убитых были похоронены в предгорьях Имамзаде Салех, называемое Абак[6].

Научная деятельность

[править | править код]

На момент, когда Кесреви начал свою научную деятельность в качестве историка, большинство исторических исследований проводились в рамках политической историографии с националистической целью. Чтобы пробудить патриотизм среди своих соотечественников и возродить свои национальные чувства, Кесрави пошёл по другому пути. Его самым большим желанием было сохранение и укрепление национального единства, которое по его мнению, находится под угрозой из-за сектантских различий и множественности языков и диалектов[7]. Кесрави был одним из первых учёных в Иране, выступивших с действительно научными исследованиями средневековой истории Ирана и Закавказья, причём, в отличие от других иранских учёных, отводивших главное место в своих работах историческим личностям, его занимали вопросы политической истории, идеологии средневекового общества[8].

В своих работах, посвященных языку «азери» (1926), основываясь на работах средневековых авторов, Кесрави показал, что в древности население Азербайджана говорило на языке азери, древнем диалекте иранской языковой группы.

Внешние изображения
Тела Кесрави и его ассистента после убийства

Вообще, Кесреви оказался довольно плодовитым автором. Его перу принадлежат множество статей, а также около 70 книг и брошюр по широкому кругу вопросов от истории и лингвистики до социальных вопросов и религиозному реформаторству[9]. Выдающийся востоковед В. Ф. Минорский отмечал достоверность работ Ахмеда Кесрави: «Кесрави обладал духом подлинного историка. Он был точен в деталях и ясен в изложении»[8].

Помимо азербайджанского и персидского языков, он также знал арабский, английский, древнеармянский и пехлеви[10][11], а также был знаком с французским языком и эсперанто[1].

Мировоззрение

[править | править код]

По мнению советского историка С. М. Алиева, в работах Кесреви нашли отражение его паниранистские и шовинистские взгляды по отношению к азербайджанцам и арабам[8]. В молодые годы он также был армянофобом и сторонником Османской империи. В один день, ещё в школьные годы одноклассники армяне говорили ему: «Англия заняла Багдад, мы поедем туда есть финики», через несколько дней после потери англичанами Багдада, Кесреви ответил своим одноклассникам: «Господа, которые поедут в Багдад есть финики, ничего не найдут кроме дохлых англичан»[12]. Будучи азербайджанцем, он в одной из своих работ осуждал стремление провинций к автономии и испытывал страх по поводу того, что это может привести к распаду Ирана[2]. Он верил в неизменно-иранский характер азербайджанцев (население к югу от Аракса), в то, что первым национальным языком Азербайджана (регион к югу от Аракса) был «азари». Эти убеждения сформировали основу стратегии, известной сегодня как Кесравизм, которая заключается в полной ассимиляции населения Иранского Азербайджана в иранскую культуру[13].

У Кесреви были споры с персидскими националистами, которые утверждали, что азербайджанцы являются персами, забывшими свой язык и перешедшими на тюркский. На эти заявления в статье «Тюркский язык Ирана» он давал следующий ответ:

Вкратце, говорящие на тюркском среди иранского населения, распространенные во всех регионах Ирана — не персы, которых заставили оставить и забыть свой родной язык и выучить тюркский. Никто не говорит на тюркском вследствие покорения тюркскими завоевателями своих земель, согласно распространенному в Иране мнению; говорящие на тюркском никто иные как потомки тюрков, которые мигрировали в древности из Туркестана[14][15].

А также в книге «Азери или древний язык Азербайджана» он писал следующее:

Как писала одна тегеранская газета, что монголы после прихода в Иран насильно распространили азербайджанский тюркский язык. Это пример ответов тюркским авторам и если исследовать, окажется несколько ошибок, потому что ни в какой истории подобное не написано! Монголы не могли изменить язык народа сотней кровопролитий и притеснений, помимо этого язык монголов не был тюркским, чтобы распространять его в Азербайджане. К тому же монголы правили не только Азербайджаном, может, они правили всем Ираном, так почему же они распространили тюркский язык только в Азербайджане[16]?!

Кесреви был убеждён, что слабость Ирана заключается в недостатке внутренней сплочённости, среди первопричин каковой он видел лингвистические различия, которые он рассматривал как вредные, — равно как и племенные связи[13]. Он писал, что со времён Сефевидов азербайджанцы считались людьми меча, в то время как персы считались людьми пера. Эта традиция показывает оценки Кесреви как еще одно выражение азербайджанизма. Кесреви хвалил азербайджанский журнал «Молла Насреддин» и даже боролся с центральным иранским правительством, который хотел запретить азербайджанисткий журнал[17]. В своём памфлете «Ma che Michahim» от 1930 года Кесреви говорит:

Посредством смешения тюрков и таджиков (персов) патриотизм был обновлен в мёртвом сердце коренного населения, и так заново начался Иран и иранский народ…[18] С тюрками иранцы обрели могущественный элемент, и их слабость и отсталость была до некоторой степени ликвидирована[17].

Кесреви осуждал персов и говорил, что у них больные мозги, а азербайджанцы не такие. Он ставил азербайджанцев выше персов и отмечал, что число первых преобладает в Иране[19][20]. Кесреви хотел радикально персизировать персидский, очистив его от «загрязненного» (в частности, арабского) словарного запаса. Новый персидский язык Кесреви должен был заимствовать глагольную структуру из азербайджанского. Во время пребывания в Зенджане в качестве государственного чиновника в конце 1920 годов ему он говорил: «тюркский превосходит персидский в своих глаголах. Это одно из обстоятельств, которые предупредили меня о неадекватности персидского языка и о его болезни». Он обрисует это в общих чертах в своем памфлете «Zaban-e pak» 1933 года, в котором он использует богатую и точную азербайджанскую систему спряжения в качестве модели для реорганизации своего персидского гомолога[17]. Кесреви писал, что азербайджанский язык сам по себе «обладает всем, что нужно языку, чтобы быть изысканным языком, несмотря на то, что он не является литературным языком; действительно, он отвечает всем критериям и обладает качествами, которые отличают его от многих утонченных языков»[15].

Кесреви считал, что если будут удовлетворены требования языковой свободы, то подобные претензии «предъявят другие языковые меньшинства — особенно армяне, ассирийцы[англ.], арабы, гилянцы и мазендеранцы, — от Ирана ничего не останется»[21]. Опасаясь распада государства, он даже защищал централизаторскую политику Реза-шаха[2]. Ахмед Кесреви объяснял успех деятельности Реза-шаха тем, что «существование в Иране множества автономных центров силы, приведшее к абсолютному отсутствию безопасности и фактическому распаду государства, было главной причиной того, что народ Ирана поддержал установление диктатуры»[22]. Излагая историю Хузистана (регион компактного расселения иранских арабов) в прошлом, Кесреви доказывал, что Хузистан издавна являлся частью Ирана[8]. Другая работа Кесреви «Восемнадцать лет истории Азербайджана» была создана с целью доказать, что участь Азербайджана была неразрывно связана с судьбой Ирана[13].

Он значительно подверг критике персидскую поэзию, в частности Омара Хайама, Саади, Руми и особенно Хафиза. Кесрави утверждал, что эта поэзия переполнена такими идеями как фатализм, суфизм и харабатигари[неизвестный термин], с чрезмерным восхвалением вина и бесстыдными гомосексуалистскими разговорами[23].

Кесреви резко выступал против шиизма, суфизма, бахаизма и других религиозных учений. Он критиковал улемов и мулл за их архаичные представления о современном мире: «У мулл представление о мире, словно у десятилетнего ребёнка. Так как их мозг заполнен хадисами и ахбарами, то в нём нет места для восприятия науки и философии. Все мировые открытия и достижения науки проходят мимо них: они их или не знают, или не понимают, воспринимая современность глазами 1300-летней давности»[24].

Научные труды

[править | править код]
  • Азери или древний язык Азербайджана = آذری یا زبان باستان آذربایجان. — Тегеран, 1925.
  • Неизвестные правители: в трёх частях. — Тегеран, 1928—1930.
  • История льва и солнца = تاریخچهٔ شیر وخورشید. — Тегеран, 1930.
  • Пятисотлетняя история Хузестана = تاریخ پانصد سالهٔ خوزستان / Тарих-е пансадсале-йе Хузестан. — Тегеран, 1933.
  • Восемнадцатилетняя история Азербайджана: в 6 частях = تاریخ هجده‌سالهٔ آذربایجان. — Тегеран, 1934—1940.
  • История иранской конституционной революции: в трёх частях = تاریخ مشروطهٔ ایران. — Тегеран, 1940—1942.

Примечания

[править | править код]
  1. 1 2 3 KASRAVI, AḤMAD i. LIFE AND WORK. Encyclopædia Iranica. Архивировано 20 июня 2012 года.
  2. 1 2 3 M. Reza Ghods. Iran in the twentieth century: a political history. — Lynne Rienner, 1989. — С. 170. — ISBN 0744900239, 9780744900231.
  3. V. Minorsky. Mongol Place-Names in Mukri Kurdistan (Mongolica, 4). Bulletin of the School of Oriental and African Studies, University of London. — Cambridge University Press, 1957. — Т. 19, No. 1. — С. 66, прим. 7.
  4. Алиев С. Жизнь и деятельность Ахмеда Кесрави в 1920 — 1930 гг. // Краткие сообщения Института востоковедения. Вып. 36. — М.: Изд-во Восточной литературы, 1959. — С. 77.
  5. Дорошенко Е. А. Шиитское духовенство в современном Иране. — Наука, 1985. — С. 101.
  6. 1 2 KASRAVI, AḤMAD ii. ASSASSINATION. Encyclopædia Iranica. Архивировано 20 июня 2012 года.
  7. KASRAVI, AḤMAD iii. AS HISTORIAN. Encyclopædia Iranica. Архивировано 20 июня 2012 года.
  8. 1 2 3 4 Алиев С. М. Работы Ахмеда Кесрави по средневековью // Ближний и Средний Восток. — М.: Изд-во восточной литературы, 1962. — С. 142—143.
  9. KASRAVI, AḤMAD vii. A BIBLIOGRAPHICAL SURVEY. Encyclopædia Iranica. Архивировано 20 июня 2012 года.
  10. Aḥmad Kasravī. On Islam and, Shiʻism. — Mazdâ Publishers, 1990. — С. viii.
  11. Алиев С. М. Работы Ахмеда Кесрави по средневековью // Ближний и Средний Восток. — М.: Изд-во восточной литературы, 1962. — С. 141.
  12. بحران آذربایجان (خاطرات میرزا عبدالله مجتهدی تبریزی), ص۱۹۶
  13. 1 2 3 Tadeusz Swietochowski, Brian C. Collins. Historical Dictionary of Azerbaijan. — Scarecrow Press, 1999. — С. 73. — 145 с. — ISBN 0-8108-3550-9.
  14. Ahmad Kasravi, «The Turkish language in İran», p. 9-10
  15. 1 2 Brenda Shaffer, «Borders and Brethren: Iran and the Challenge of Azerbaijani Identity», p. 51
  16. احمد کسروی, آذری یا زبان باستان آذربایجان ،صص۲
  17. 1 2 3 Evan Siegel, «Ahmad Kasravi on Iran and Azerbaijan», p. 4
  18. Evan Siegel, «Ahmad Kasravi on Iran and Azerbaijan», p. 3
  19. Ahmad Kasravi, «The Turkish language in İran», p. 6
  20. بحران آذربایجان (خاطرات میرزا عبدالله مجتهدی تبریزی), ص۲۰۰
  21. Реза Годс М. Иран в XX веке: политическая история. — Наука, 1994. — С. 195.
  22. История Востока. Восток в новейшее время: 1914-1945 гг. — М.: «Восточная литература» РАН, 2008. — Т. 4. — С. 281. — ISBN 5-02-018102-1, 5-02-018500-0.
  23. The Encyclopaedia of Islam. — Brill, 1997. — Т. 4. — С. 732. — ISBN 90-04-05745-5.
  24. Дорошенко Е. А. Шиитское духовенство в современном Иране. — Наука, 1985. — С. 214.

Литература

[править | править код]