Минин, Сергей Константинович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сергей Константинович Минин
Сергей Константинович Минин
Председатель Организационной комиссии Ленинградского государственного университета
23 мая 1925 — 11 марта 1926
Предшественник Николай Севастьянович Державин (ректор)
Преемник Всеволод Брониславович Томашевский (сменил на посту, 19 июня 1926 избран ректором)

Рождение 29 июня 1882(1882-06-29)
Дубовка, Царицынский уезд, Саратовская губерния, Российская империя
Смерть 8 января 1962(1962-01-08) (79 лет)
Москва, СССР
Место погребения Новое Донское кладбище, Москва
Партия
Награды Орден Красного Знамени

Серге́й Константи́нович Ми́нин (29 июня 1882 — 8 января 1962) — российский революционер; советский политический деятель и публицист, автор работ по философии и атеизму.[1]

Биография[править | править код]

Родился в семье священника 29 июня 1882 года, уроженец посада Дубовка Саратовской губернии. Учился на юридическом факультете Венского и на историко-филологическом факультете Юрьевского университета.[1]

Революционной деятельностью начал заниматься в 1903 году, член РСДРП(б) с 1905 года, за революционную деятельность подвергался трехлетнему тюремному заключению, арестам в 1910 и 1914 (ссылки, последняя из которых была в Сибирь).[1]

С приходом к власти Временного правительства и созданием Советов в регионах в феврале 1917 года возглавлял комитет РСДРП(б) Царицына, избирался председателем городского Совета рабочих и солдатских депутатов.[1]

Подавал себя как "гражданин Минин". В начале весны 1917 года взял курс на союз с меньшевиками. С мая - разорвал отношения с ними. В июле 1917 года находился под арестом. Городской голова Царицына с 27 августа 1917 года. Выпустил местные деньги - боны. Член Учредительного собрания.

После Октябрьской революции стоял во главе взявших власть в Царицыне большевиков, и на должности председателя революционного военного совета оставался главой города, один из организаторов обороны Царицына, в это время сблизился со Сталиным и Ворошиловым. Был помощником М. В. Фрунзе.[1]

С 1918 года член РВС Северо-Кавказского ВО, член РВС 10-й армии РККА.[1]

Член коллегии НКВД.

В 1918—1920 член РВС ряда фронтов и армий, начальник управления НКВД РСФСР.

С мая 1920 года член РВС 1-й Конной армии.

В 1923−1925 годах член Северо-Западного бюро ЦК ВКП(б).[1]

С 1923 года — ректор Коммунистического университета.[1]

В 1924—1926 годах занимал пост уполномоченного Народного комиссариата просвещения РСФСР по ВУЗам и рабочим факультетам Ленинграда.

С 23 мая 1925 года фактически возглавил Ленинградский государственный университет, дублируя полномочия с ректором Н. С. Державиным. Руководил присоединением Ленинградских Географического и Химико-фармацевтического институтов, с 1925 года ставшими отдельными факультетами при университете. С осени 1925 года уступил свои полномочия заместителю В. В. Покровскому.

Участник "военной оппозиции". Один из лидеров зиновьевской "новой оппозиции" (1925). На XV съезде ВКП(б) говорил: "Вот первое, что произвело сильное впечатление, когда на пленуме прежнего губернского комитета партии т. Калинин, выступая, сказал: "Что вам стоит для Центрального Комитета объявить белое черным, а черное белым?" Но особенно сильное, прямо-таки потрясающее впечатление на всю организацию произвело заседание на "Треугольнике" 14 января 1926 года... Там мы видели рабочих и работниц, которые от способа ведения собрания, от навязывания своих взглядов тремя членами Политбюро... ломали руки в отчаянии, спрашивая: "Да что это такое?"... Что-нибудь одно: либо принимать в той же самой резолюции XV съезда о проведении в жизнь демократии, либо так проводить кампанию, как проводили ее в Ленинграде, когда резолюцию, отвергнутую большинством и не проверенную голосованием объявили как принятую "подавляющим большинством""[2]

Выступал с инициативой переименовать Царицын в Мининград. Сталин писал секретарю Царицынского губкома ВКП(б) Борису Шеболдаеву: «Я узнал, что Царицын хотят переименовать в Сталинград. Узнал также, что Минин добивается его переименования в Мининград. Знаю также, что Вы отложили съезд советов из-за моего неприезда, причем думаете произвести процедуру переименования в моем присутствии. Все это создает неловкое положение и для Вас, и особенно для меня. Очень прошу иметь в виду, что: 1) я не добивался и не добиваюсь переименования Царицына в Сталинград; 2) дело это начато без меня и помимо меня; 3) если так уж необходимо переименовать Царицын, назовите его Мининградом или как-нибудь иначе; 4) если уж слишком раззвонили насчет Сталинграда и теперь трудно Вам отказаться от начатого дела, не втягивайте меня в это дело и не требуйте моего присутствия на съезде советов, — иначе может получиться впечатление, что я добиваюсь переименования; 5) поверьте, товарищ, что я не добиваюсь ни славы, ни почета и не хотел бы, чтобы сложилось обратное впечатление»[3]. В итоге город был переименован в Сталинград.

В 1927 году по состоянию здоровья (предположительно психическое расстройство) отошёл от общественной деятельности.[1]

С 1954 года персональный пенсионер, награждён орденом Красного Знамени.

Умер в Москве 8 января 1962 года, похоронен в «большевистском зале» закрытого колумбария № 18 Нового Донского кладбища.

Идеи[править | править код]

В годы управления университетом выдвинул лозунг «философию за борт», утверждая, что философия, как и религия, враждебна пролетариату, и что пролетариат должен опираться в первую очередь на науку. Подобные взгляды разделяли многие деятели пролеткульта, но такая позиция вступила в противоречие с позицией ВКП(б), утверждавший про «единственно верную научную философию» — марксизм-ленинизм.

В то же время философ П. В. Алексеев отмечал следующее:[1]

В философии советского периода Минин известен более всего своей статьей «Философию — за борт!» и репутацией «философского нигилиста», «позитивиста», лидера течения, названного в 20-е гг. «мининщиной».
Существо его точки зрения в следующем. Религия есть духовное оружие «земледельцев» (рабовладельцев, феодалов), наука — орудие пролетариата. Философия же представляет собой метод, который берет на вооружение буржуазия. Подобно религии, философия враждебна пролетариату. Как не может быть «религии марксизма», так не может быть и «философии марксизма». Заниматься философией — значит изменять марксизму, скатываться к оппортунизму. У пролетариата должна остаться наука, только наука, но никакой философии. Тем не менее, судить о позиции Минина в отношении к философии только на основании статьи в том ее виде, в каком она была опубликована в журнале «Под знаменем марксизма» (1922. № 5, 6) нельзя. Как признавала редакция, «за недостатком места», были сокращены некоторые разделы; причем наиболее важные, разбирающие предмет и сущность философии были сокращены примерно на 2/3.
Минин протестовал против этого, заявляя, что редакция «статью без ведома автора сократила, да так, что кое-где получились искажения» (Под знаменем марксизма. 1922. № 11-12. С.187). Для правильного понимания философской позиции Минина необходимо обращаться к той же, но несокращенной статье, опубликованной в журнале «Армия и революция» (Харьков, 1922. № 5), а также к другим его выступлениям. Но даже сокращенная статья Минина не дает достаточных оснований для квалификации его позитивистом. Она свидетельствует о том, что он подменял понятия. Говоря о «философии», Минин по существу имел в виду только идеалистическую натурфилософию. «Суть всякой философии: не отвергая науки, опираясь на нее, идти дальше науки, предлагая не просто гипотезы, а откровение, весьма похожее на религиозное» (Армия и революция. С. 22).
Минин не противопоставлял науку философии диалектического материализма, считая материалистическую диалектику наукой, но не в смысле «безостаточного» растворения диалектики в естествознании, а в смысле строгой научности. Вместе с тем, придерживаясь левых (даже в рамках большевизма) взглядов в политике, он действительно нигилистически относился к идеалистической философской традиции. Его призыв «Философию — за борт!», вопреки субъективным желаниям автора, был использован подлинными позитивистами, считавшими себя последователями Минина. К тому же некоторые его формулировки и высказывания против «философии марксизма», сходство его схемы исторического развития форм мышления со схемами О. Конта, отсутствие прямых высказываний против позитивизма в статьях 1922 г., — всё это служило немаловажной причиной неправомерного зачисления его самого в разряд позитивистов.

Интересные факты[править | править код]

  • 30 марта 1925 года посёлок Ельшанка Сталинграда был переименован в поселок имени Минина, а впоследствии стал ядром существовавшего с 1930 по 1933 год Мининского района Сталинграда — юга современного Ворошиловского района Волгограда. Сейчас его имя носит улица в городе Дубовка.

Сочинения[править | править код]

Книги[править | править код]

  • Минин С. К. Религия и коммунизм. М., 1919;
  • Минин С. К. Город-боец. Шесть диктатур 1917 года (Воспоминания о работе в Царицыне). Л., 1925.

Статьи[править | править код]

Пьесы[править | править код]

  • Город в кольце // Первые советские пьесы. - М., 1958

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Алексеев, 2002.
  2. XV съезд РКП(б). Стеногр. отчет. Т.1. - М., 1961. С. 235.
  3. http://www.istrodina.com/istochnik_articul.php3?id=37&n=37

Литература[править | править код]