Модальность (музыка)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Модальность (от лат. modus — мера; этимологически modus, возможно, перевод др.-греч. τρόπος — способ, образ, манера; нем. Modalität, англ. modality, фр. modalité) в музыке — принцип лада, центральной категорией которого является звукоряд.

Общая характеристика[править | править код]

Под модальными ладами чаще всего подразумевают октавные «старинные лады» греков (ионийский, дорийский, фригийский, лидийский, миксолидийский, эолийский и локрийский) и/или церковные тоны богослужебной монодии католиков. Словосочетание «модальная гармония» относят к многоголосной модальной музыке. В отношении любой модальной музыки ранее было принято говорить, что она написана «в ладах» (подразумевается — в старинных ладах), в советском музыкознании — «в ладах народной музыки», также называвшихся «натуральными».

Модальный лад в теоретически чистой форме статичен. В отличие от тонального лада, его невозможно экспонировать в пределах первых трёх-четырёх звуков/созвучий. Он развёртывается постепенно через обход ступеней и осмысливается ретроспективно[1] в пределах целой пьесы или хотя бы одного, «законченного» отдела формы. В практике европейской модальной музыки обновление гармонии совершается за счёт метаболы, то есть перемены рода (главным образом, через сопоставление диатоники и хроматики) и/или перемены звукоряда — путём транспозиции или без неё (ощущается смена остова лада)[2], а также путём смены характерных для данного модального лада мелодических формул (в некоторых родах музыки такие формулы именуются «попевками»). Теоретически мелодия может быть окончена на любой ступени модального лада, практически же набор возможных заключительных тонов (по крайней мере, в cantus planus) ограничен.

Как принцип лада модальность (опора на звукоряд) не противоречит тональности (опора на центр=тонику и понятие периферии, соотнесённой с этим центром). Модальность и тональность — два некоррелятивных принципа музыкального лада. Из этой предпосылки следует, что модальная музыка может содержать сколько угодно «тяготений», а тональная музыка — сколько угодно модализмов. Например, в многоголосной итальянской музыке позднего Возрождения и раннего барокко присутствуют одновременно и модальные и тональные черты, вплоть до полного «процентного» равновесия обоих фундаментальных ладовых векторов.

Модальность господствует во всей музыке монодийного склада — исторических (напр., в музыке Древней Греции, в знаменном распеве православных и в плавном распеве католиков) и ныне существующих (индийская рага, арабский макам и т. п.) стилевых традиций. В многоголосной музыке модальной (по преимуществу) является вся гармония западноевропейского средневековья и Возрождения. При всём многообразии музыки Перотина и Машо, Дюфаи и Жоскена, Лассо и Палестрины их звуковысотные системы представляют собой типичные примеры старомодальной гармонии. Гармонию в XX веке, частично возродившую старинную модальность на новой звукорядной основе (А.Н. Черепнин, О. Мессиан, Б. Барток и др.), называют новомодальной или неомодальной.

Категории и функции модальных ладов[править | править код]

В исторически и локально многообразных модальных системах состав ладовых категорий и функций, их значимость для конкретной системы, наконец, термины для них могут быть разными. Нижеследующие категории и функции модальных ладов показаны на примере григорианики.

Категории модальных ладов:

Категории и функции:

  • вокс (vox; значение ступени в звукоряде)[8];
  • финалис (finalis, finis; заключительный тон, первичный устой);
  • реперкусса (tenor, repercussa; тон речитации/повторения одной и той же высоты, вторичный устой);
  • иниций (initium, principium; начальный тон, зачин).

В локальных модальных системах могут присутствовать и другие функции. Например, ряд русских народных песен заканчивается не на «финалисе», опорное значение которого устанавливается по ходу развёртывания лада, а на «о́тгласе», характерном именно для данной модальной традиции сбросе устоя[9]. Отглас обычно совершается на тоне, расположенном секундой ниже или выше финалиса, но может быть и сонорным явлением, с использованием экмелики[10].

Полимодальность[править | править код]

В случае намеренного противопоставления двух звукорядов (независимо от ощущения тонального центра и периферии) говорят о «полимодальности». Поскольку в академической музыке сочетаются, как правило, только два разных звукоряда, в англоязычной музыковедческой литературе полимодальности предпочитают термин «бимодальность» (bimodality). Пример полимодальности в старинной музыке — «Еврейский танец» Г. Нейзидлера, в музыке XX в. — «Катание на лодке» из «Микрокосмоса» Б. Бартока (№ 125, Пятая тетрадь).

Модальность в западной и русской науке[править | править код]

Под «модальностью» в немецкой и (основанной на немецкой) американской музыкальной науке исторически понималась система монодических церковных тонов, лежащая в основе григорианского хорала. Это понимание во второй половине XX века (см., например, статью «Mode» в Музыкальной энциклопедии Гроува 1980 и 2001 г.) было перенесено и на другие монодические профессиональные традиции — индийскую рагу, арабский макам (и другие макамо-мугамные традиции), патет в индонезийском гамелане, древнерусский знаменный распев и на ряд других.

В процессе экстраполяции модальности как принципа монодического лада на европейское профессиональное многоголосие (прежде всего, на музыку XV—XVI вв.) возникла проблема соотношения модальности (церковных тонов, предназначавшихся для монодии) и тональности (понимаемой в смысле гармонии венских классиков). Одну и ту же музыку часть западных исследователей рассматривала как многоголосную «инкарнацию» старой монодико-модальной системы (Зигфрид Хермелинк, особенно Бернхард Майер), другая находила признаки гармонической тональности, которая, по их мнению, «вытесняла» или даже «заменяла собой» присущую модальным ладам специфику (Эдвард Ловинский, Карл Дальхауз)[11]. Наконец, третья группа исследователей (представленная в России Ю. Н. Холоповым и его школой) исходила из представления о некоррелятивности модальности и тональности. Этот фундаментальный тезис на Западе (независимо от Холопова) отстаивал в своих работах и публичных выступлениях видный американский музыковед Гарольд Пауэрс. Он считал, что «модальность и тональность сосуществуют как специфические свойства музыки на разных эпистемологических уровнях (separate epistemological planes), и в этом случае бессмысленно говорить о „переходе“ от первой ко второй; модальность и тональность в этом смысле не конкурируют между собой и не означают взаимоисключающие средства музыкальной организации»[12].

В конце XX века «точка зрения Пауэрса» (условно говоря) приобрела многих сторонников в западной науке[13], хотя и не стала общепринятой. До сих пор существуют группы исследователей, разделяющие «точку зрения Майера» и «точку зрения Дальхауза».

Примечания[править | править код]

  1. Ю.Н. Холопов называет этот процесс осмысления «ретроспективным синтезированием ладовой структуры» (Холопов Ю. Н. Гармония. Теоретический курс. М., 1988, с.167.).
  2. Перемена лада через транспозицию в средневековой монодии называлась словом transpositio (качество лада и его идентификация остаются неизменными), без транспозиции (изменяется качество лада, вплоть до иной его идентификации) словом transformatio. См. подробней: Пушкина Ю. В. Ладовая мутация в западном хорале (неизвестные страницы теории) // От Гвидо до Кейджа. Полифонические чтения. Москва, 2006, сс. 46-70.
  3. Оригинальный термин древнегреческой теории музыки — система (др.-греч. σύστημα; см. Полная система), в древнеримской — лат. constitutio, в средневековой звукоряд — одно из значений (многозначного термина) modus. В трудах российских музыковедов звукоряд модального лада иногда называют словом «модус» (впрочем, непоследовательно).
  4. По отношению к музыкальному фольклору и богослужебной музыке православной традиции чаще пользуются термином «попевка» (см. Глас). Мелодические формулы плавного распева (григорианского хорала) назывались в том числе «ноэанами». См.: Ефимова Н. И. Раннехристианское пение в Западной Европе VIII — Х столетий (к проблеме эволюции модальной системы средневековья). М., 2004. Свои специфические названия (термины) для мелодических формул есть, разумеется, и в других модальных традициях, например, в персидском дестгяхе они называются словом «гуше», в североиндийской традиции «хиндустани» — «пакад».
  5. В многоголосии западноевропейского средневековья и Возрождения — гармонический амбитус, набор характерных созвучий.
  6. Звукоряды церковных тонов рассматривались как составленные из определённых видов кварты и квинты, показывающих остов лада.
  7. Интервал между финалисом и реперкуссой, показывающий остов лада, а также образцовый распев, заполняющий такой остов.
  8. В древнегреческой теории — «сила», «значение» (δύναμις), в латинской теории Средневековья — «сила» (vis), «достоинство» (virtus), «качество» (qualitas), «свойство» (proprietas) звукоступени. Воксы модальных ладов (ut, re, mi, fa, sol, la) известны с XI века (см. Сольмизация). В древнегреческой музыке названия ступеней Полной системы — те же ступенные функции.
  9. Старостина Т.А. О классификации ладов русской народной музыки // Гармония: проблемы науки и методики. Сб. статей. Вып. 1. Ростов-на-Дону, 2002.
  10. В нотных транскрипциях изображается линиями исчезающего глиссандо или арочной линией со стрелкой на конце.
  11. Эта точка зрения представлена и во многих американских исследованиях, как, например, в кн.: Lester J. Between modes and keys. Stuyvesant (NY), 1989, автор которой пишет о «переходе от церковных ладов к тональностям» («transition from modes to keys», p.XVII), о «замене модального мышления мажорно-минорным» («change from modal to major-minor thinking», p.XI) и т. п.
  12. Цит. по статье: Hyer B. Tonality… p.738 (полное библиографическое описание статьи см. ниже в Списке литературы).
  13. Например, см. интернациональный коллектив авторов сборника статей: Tonal structures in early music: criticism and analysis of early music, ed. by Cristle Collins Judd. New York: Garland, 1998. ISBN 0-8153-2388-3.

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

  • Dahlhaus C. Untersuchungen über die Entstehung der harmonischen Tonalität. Kassel — Basel, 1968.
  • Atcherson W. Key and mode in seventeenth-century music theory // Journal of Music Theory 17 (1973), p.204-232.
  • Meier B. Die Tonarten der klassischen Vokalpolyphonie, nach den Quellen dargestellt. Utrecht, 1974.
  • Bailey T. The intonation formulas of Western chant. Toronto, 1974.
  • Холопов Ю. Н. Модальная гармония: Модальность как тип гармонической структуры [1975] // Музыкальное искусство. Общие вопросы теории и эстетики музыки. Проблемы национальных музыкальных культур. Ташкент: Изд-во лит-ры и искусства им. Гафура Гуляма, 1982, с. 16-31.
  • Powers H. Tonal Types and Modal Categories in Renaissance Polyphony // Journal of the American Musicological Society, XXXIV (1981), pp.428-70.
  • Bates, Robert Frederick. From mode to key: a study of seventeenth-century French liturgical organ music and music theory. PhD. diss. Stanford University, 1986.
  • Лебедев С. Н. О модальной гармонии XIV века // История гармонических стилей: зарубежная музыка доклассического периода. Москва: ГМПИ им. Гнесиных, 1987. С.5-33.
  • Холопов Ю. Н. Гармония. Теоретический курс. Москва: Музыка, 1988.
  • Ходорковская Е.С. Ренессансные представления о функциях модальных ладов в многоголосии XVI века // Музыкальная культура Средневековья: теория, практика, традиция. Ленинград, 1988, с.129-148.
  • Meier B. Alte Tonarten: dargestellt an der Instrumentalmusik des 16. und 17. Jahrhunderts. Kassel: Bärenreiter, 1992.
  • Powers H. Modality as a European cultural construct // Secondo Convegno Europeo di Analisi Musicale. Atti, ed. Rossana Dalmonte and Mario Baroni. Trento, 1992, pp. 207-219.
  • Atkinson A. Modus // Handwörterbuch der musikalischen Terminologie. Stuttgart, 1996.
  • Modalität in der Musik des 14. und 15. Jahrhunderts [Modality in the music of the fourteenth and fifteenth centuries] , hrsg. v. U.Günther, L.Finscher, J.Dean. Neuhausen-Stuttgart, 1997 (Musicological Studies and Documents. Vol.49; сборник статей о модальности в музыке XIV—XV вв.)
  • Barnett G. Modal theory, church keys, and the sonata at the end of the seventeenth century // Journal of the American Musicological Society 51 (1998), pp. 245–281.
  • Wiering F. The language of the modes. Studies in the history of polyphonic modality. New York: Routledge, 2001, XII, 320 p. ISBN 9780815333425.
  • Powers H., Wiering F. Mode // The New Grove Dictionary of Music and Musicians. London etc., 2001 (§§ I-III).
  • Jeffery P. The earliest oktoechoi: the role of Jerusalem and Palestine in the beginnings of modal ordering // The study of medieval chant, path and bridges, East and West: in honour of Kenneth Levy. Woodbridge; Rochester: Boydell Press, 2001, pp.147-209.
  • Hyer B. Tonality // The Cambridge history of Western music theory. New York: Cambridge University Press, 2002, pp.726-752.
  • Ефимова Н. И. Раннехристианское пение в западной Европе VIII-Х столетий: К проблеме эволюции модальной системы средневековья. Москва: МГУ, 2004.
  • Caldwell J. Modes and modality: a unifying concept for Western chant? // Music in Medieval Europe. Studies in honour or Bryan Gillinham, ed. by T.Bailey and A.Santosuosso. New York; London: Routledge, 2007, p. 35-48.
  • Mangani M., Sabaiano D. Tonal types and modal attributions in late Renaissance polyphony: new observations // Acta musicologica 80 (2008), p.231-250.
  • Fuhrmann W. Harmonik im 15. Jahrhundert // Musiktheorie an ihren Grenzen. Neue und Alte Musik / hrsg. v. A. Moths, M. Jans u.a. Bern: Peter Lang, 2009, S. 243-286.

Ссылки[править | править код]