Эта статья входит в число хороших статей

Монофтонгизация дифтонгов в праславянском языке

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Монофтонгиза́ция дифто́нгов — праславянское фонетическое изменение, возможно, вызванное тенденцией к возрастающей звучности и заключающееся в переходе дифтонгов [eɪ̯] в [i], [oɪ̯] в [ě] и, вероятно, [i], [oṷ] и [eṷ] в [u] в положении перед согласными и на конце слова.

Большинством учёных датируется V—VI веками н. э. Монофтонгизация дифтонгов — одно из ключевых событий в хронологии праславянского языка. Монофтонгизация дифтонгов перестроила фонологическую систему, послужила причиной такого явления, как вторая палатализация, особенно сильно повлияла на морфонологию. Как пишет Ж. Ж. Варбот, «об этом свидетельствует зависимость изменения закономерностей корневого вокализма корневых имен от монофтонгизации дифтонгов: противопоставление вокализма имени вокализму глагола (по качеству или количеству) оказывается актуальным для морфонологии именного отглагольного словообразования лишь до монофтонгизации дифтонгов»[1].

Описание явления[править | править код]

Традиционно считается, что причиной этого фонетического изменения является то, что дифтонги противоречили тенденции к возрастающей звучности[2]. Однако В. Н. Чекман подвергает данное положение сомнению, указывая на типологическую распространённость такого явления как монофтонгизация дифтонгов[3].

Древние дифтонги с долгой первой частью дали в праславянском языке звуки с восходящей интонацией, а дифтонги с краткой первой частью — звуки с нисходящей интонацией[4]. Е. А. Галинская считает, что долгие и краткие дифтонги совпали достаточно рано, ещё в протославянский период[5].

Стадии перехода[править | править код]

А. Мейе полагал, что при монофтонгизации дифтонги *oɪ̯ и *eṷ прошли через стадии *eɪ̯ и *joṷ соответственно[6]. С. Б. Бернштейн не соглашается с такой трактовкой истории *oɪ̯[7].

Х. Лант предлагает следующие промежуточные стадии в процессе монофтонгизации: *eɪ̯ > *ie > i; *aɪ̯ > *ae > ě[8].

Чешский учёный Я. Бичовский даёт такую схему: *ai > *œi > > *jœ[9].

Проблема двойной рефлексации дифтонга *oɪ̯[править | править код]

Дифтонг *oɪ̯ в большинстве случаев монофтонгизировался в , однако в ряде случаев он давал *i[7][10][11]:

  • в формах им. п. мн. ч. основ на *-o- и указательных местоимений мужского рода (*plodoɪ̯ > *plodi «плоды», *toɪ̯ > *ti «те»);
  • в формах 2-го и 3-го лица повелительного наклонения ед. ч. (*beroɪ̯s > *beri «бери»);
  • в формах дат. п. ед ч. кратких форм личных местоимений (*moɪ̯ > *mi «мне», *toɪ̯ > *ti «тебе», *soɪ̯ > *si «себе»);
  • в формах 2-го лица ед.ч. атематических глаголов (*dasoɪ̯ > *dasi «даёшь»)

В науке это пытались объяснить интонационными различиями или тем, что в одной ситуации дифтонг был под ударением, а в другой безударным. С. Б. Бернштейн отмечает, что все эти объяснения не соответствуют действительности, и пишет о том, что пока вопрос остаётся неразрешённым[12].

Ю. В. Шевелёв считает, что во всех этих случаях *i восходит не к *oɪ̯. Дательный падеж местоимений, по его мнению, восходят не к формам типа *moɪ̯, а типа *meɪ̯, продолжение которых мы видим в лат. mi. В форме им. п. мн. ч. основ на *-o- Шевелёв видит влияние типа на -jo-. Формы императива он также объясняет влиянием глаголов III класса, где -i закономерно на все остальные[13]. А. Мейе отмечает, что непонятно, почему только в формах 2-го лица ед. ч. атематических глаголов должно было обобщиться медиальное окончание[14].

Проблема совпадения или различия рефлексов *ē и *oɪ̯[править | править код]

Одни слависты полагают, что и *oɪ̯ в ходе развития праславянского языка изменились в разные звуки, другие — что в один[15].

И. Миккола считал, что изменялся в дифтонг ėä, который якобы в положении перед ударным слогом и после него изменялся в ɪ̯ä. Этот же дифтонг под ударением и перед палатальным согласным, по предположению учёного, в одной части славянских языков изменялся в ɪ̯e/iḙ, в другой в ė. Эти звуки Миккола обозначил общим знаком ě[16]. В то же время дифтонг *oɪ̯ (в трактовке Микколы *aɪ̯) давал ê. Впоследствии, как утверждал финский учёный, ě и ê совпали[17].

С. Б. Бернштейн утверждал, что изменялся в ä, а *oɪ̯ в ê, а позднее они совпали в ä в одних славянских диалектах и в ê в других[7].

Е. А. Галинская отмечает, что тезис о различия рефлексов и *oɪ̯ не подкреплён никакими аргументами, и полагает, что более верна вторая точка зрения, согласно которой рефлексы и *oɪ̯ изначально не различались[18].

Примеры[править | править код]

Хронология[править | править код]

Относительная хронология[править | править код]

Монофтонгизация дифтонгов произошла после перехода > *y, поскольку новый *u дифтонгического происхождения не постигла судьба старого, и он сохранил своё качество[6]. Ю. В. Шевелёв, напротив, высказал мнение, что к моменту монофтонгизации дифтонгов уже успело изменить своё качество, но не успело перейти в *y[26].

По мнению З. Штибера, переход *eu > *ju произошёл раньше, чем изменения *sj > и *zj > . Об этом говорит то, что пра-и.е. *seu- изменилось в праслав. šujь «левый» без перехода u в i, как в *sjuti > *šiti «шить»[27]. Ю. Шевелёв считает, что эти процессы проходили одновременно[26].

В. К. Журавлёв считает, что именно после монофтонгизации дифтонгов произошла дефонологизация признака долготы гласных в праславянском языке[28].

Е. А. Галинская помещает монофтонгизацию дифтонгов после перехода в , но до повышения подъёма в в части праславянских диалектов и до образования носовых[29].

Абсолютная хронология[править | править код]

Ю. В. Шевелёв, который считал монофтонгизацию дифтонгов со вторым элементом u и дифтонгов со вторым элементом i двумя разными процессами, относит первый из них к V—VI векам[30], а второй к VI—VII векам[31]. З. Штибер датирует монофтонгизацию дифтонгов V или VI веком н. э.[32], Т. Милевский — началом нашей эры[33], Л. Мошинский рубежом старой и новой эр[34], А. Лампрехт относит к периоду ок. 475—550 гг.[35], а М. Шекли к VI—VII векам[36]

Данные письменных памятников[править | править код]

В VI в. н. э. византийский историк Менандр Протектор записал имя одного из антских вождей как Κελαγαστός, которое польский учёный Е. Налепа отождествил со славянским именем *cělogostъ[37]. Данное свидетельство является доводом в пользу того, что монофтонгизация дифтонгов уже осуществилась в VI веке[27].

Данные заимствований[править | править код]

Монофтонгизация дифтонгов произошла после контактов славян с готами (III—IV вв.), о чём свидетельствует ряд готских заимствований в праславянском[27][38]:

Праславянский язык ещё не пережил монофтонгизации во время заимствования названия племени дулебов *dudlěbi из зап.-герм. deudo- и laifs по одной этимологии[50] и прагерм. *daud-laiba- «наследство умершего» по другой[31][51].

Монофтонгизация дифтонгов ещё не осуществилась ко времени первых контактов славян с латышами. Об этом свидетельствует передача праслав. *ei как латыш. ie в krievs «русский» (ср. рус. кривичи) и, возможно, в суффиксе латыш. -nieks (из праслав. *-nikъ)[27][31].

Прибалтийско-финские языки в древнейших славянских заимствованиях передают *ou как uo: фин. kuomina (рус. гумно), kuoma (рус. кум), luoso (рус. лужа), карел. bluoda (рус. блюдо). Аналогично в древнейших русских заимствованиях из финского и карельского uo передано как *ou > u: др.-рус. Сумь (из фин. Suomi), русск. диал. луда «глыба камня, гранита, песчаная отмель, каменистое русло реки» (из карел. luodo)[27]. Поскольку в финском языке на месте современного uo во время этих контактов было , некоторые исследователи предполагают, что в процессе монофтонгизации славянское *ou прошло через стадию [52].

Греческие славизмы отражают состояние после монофтонгизации дифтонгов: *strěxa > ἀστριάχα «жёлоб», *kuna > κουνάδι «куница»[36].

По мнению М. Шекли, монофтонгизация дифтонгов завершилась ко времени славянско-древневерхненемецких контактов, на что указывает субституция немецкого славянским *u: *plōg (> pfluoc) > праслав. *plugъ «плуг», *bōka (> buohha) > праслав. *buky «буква»[36].

Данные топонимов[править | править код]

Монофтонгизация дифтонгов произошла уже позже начала колонизации славянами земель балтов (V век), о чём говорят заимствованные славянами гидронимы Лучеса (лит. Laukesa) и Гуя (лит. Gauja)[27].

Ко времени начала экспансии славян на Балканы монофтонгизация дифтонгов ещё не осуществилась, о чём свидетельствует заимствование латинского названия Poetovio как словен. Ptuj, однако более поздние топонимы демонстрируют передачу лат. au как ov (лат. Lauretum > хорв. Lovret, лат. Lauriana > хорв. Lovran, лат. Tauriana > хорв. Tovrljan), лат. (Lapides) lausiae > хорв. Lavsa/Lavca), что говорит о завершении процесса монофтонгизации дифтонгов ко времени заимствования этих названий[27][30].

Судьба праиндоевропейских дифтонгов в других индоевропейских языках[править | править код]

Праславянский был не единственным индоевропейским языком, пережившим процесс монофтонгизации дифтонгов, хотя в других языках этот процесс происходил иначе и в иное время[53].

  • В санскрите дифтонг aṷ (в котором совпали пра-и.е. *eṷ, *aṷ, *oṷ) перешёл в ō, а aɪ̯ (в котором совпали пра-и.е. *eɪ̯, *aɪ̯, *oɪ̯) в ē. В то же время долгие дифтонги āṷ и āɪ̯ сохранили своё качество.
  • В древнегреческом в V в. до н. э. дифтонг eɪ̯ перешёл в , а во II в. до н. э. в i. В том же V в. до н. э. oṷ изменился через стадию в ū. Во II в. н. э. aɪ̯ перешёл в e, а в следующем веке oɪ̯ дал ü[54].
  • В латыни в первой половине III в. до н. э. oṷ перешёл в ū. В середине II в. до н. э. eɪ̯ изменилось в ī, а oṷ, который вновь образовался из старого oɪ̯, в ū[55].
  • В прагерманском пра-и.е. *eɪ̯ дал . Остальные праиндоевропейские дифтонги в нём сохранились[56].

Примечания[править | править код]

  1. Варбот Ж. Ж. Древнерусское именное словообразование: ретроспективная формальная характеристика. — М.: Наука, 1969. — С. 10.
  2. Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2004. — С. 28. — ISBN 5-211-04969-1.
  3. Чекман В. Н. Исследования по исторической фонетике праславянского языка. — Наука и техника. — Минск, 1979. — ISBN 146-147.
  4. Селищев А. М. Старославянский язык. — Издательство Московского университета, Наука. — М., 2006. — С. 107. — ISBN 5-211-06129-2.
  5. Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2004. — С. 20. — ISBN 5-211-04969-1.
  6. 1 2 Мейе А. Общеславянский язык. — М.: Издательство иностранной литературы, 1951. — С. 48.
  7. 1 2 3 Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2005. — С. 196.
  8. Lunt H. G. The progressive palatalization of early Slavic: Opinions, facts, methods // Folia Linguistica Historica. — № 7/2. — P. 272.
  9. Bičovský J. Vademecum starými indoevropskými jazyky. — Praha: Nakladatelství Univerzity Karlovy, 2009. — С. 220. — ISBN 978-80-7308-287-1.
  10. Селищев А. М. Старославянский язык. — Издательство Московского университета, Наука. — М., 2006. — С. 122—123. — ISBN 5-211-06129-2.
  11. Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2004. — С. 29. — ISBN 5-211-04969-1.
  12. Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — Издательство Московского университета, Издательство «Наука». — М., 2005. — С. 196—197.
  13. Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter Universitätsverlag. — Heidelberg, 1964. — С. 287—288.
  14. Мейе А. Общеславянский язык. — М.: Издательство иностранной литературы, 1951. — С. 254.
  15. Галинская Е. А. О хронологии некоторых изменений в вокализме праславянского языка // Исследования по славянскому историческому языкознанию. Памяти профессора Г.А. Хабургаева. — 1993. — С. 35.
  16. Mikkola J. J. Urslavische Grammatik. — Heidelberg: Carl Winter's Unversitätsbuchhandlung, 1913. — С. 45—46.
  17. Mikkola J. J. Urslavische Grammatik. — Heidelberg: Carl Winter's Unversitätsbuchhandlung, 1913. — С. 53—54.
  18. Галинская Е. А. О хронологии некоторых изменений в вокализме праславянского языка // Исследования по славянскому историческому языкознанию. Памяти профессора Г.А. Хабургаева. — 1993. — С. 36—37.
  19. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 2. — С. 376.
  20. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1985. — Т. 12. — С. 171—174.
  21. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 3. — С. 697.
  22. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 3. — С. 813.
  23. Boryś W. Słownik etymologiczny języka polskiego. — Wydawnictwo Literackie. — Kraków, 2005. — С. 586. — ISBN 978-83-08-04191-8.
  24. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 1. — С. 178.
  25. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1975. — Т. 2. — С. 136—137.
  26. 1 2 Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter Universitätsverlag. — Heidelberg, 1964. — С. 277.
  27. 1 2 3 4 5 6 7 Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2005. — С. 24. — ISBN 83-01-14542-0.
  28. Журавлёв В. К. Понятие силы нейтрализации (К проблеме происхождения аканья) // Вопросы филологии. Сборник трудов к 70-летию проф. А. Н. Стеценко. — 1974. — С. 60.
  29. Галинская Е. А. О хронологии некоторых изменений в вокализме праславянского языка // Исследования по славянскому историческому языкознанию. Памяти профессора Г.А. Хабургаева. — 1993. — С. 44—45.
  30. 1 2 Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter Universitätsverlag. — Heidelberg, 1964. — С. 278.
  31. 1 2 3 Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter Universitätsverlag. — Heidelberg, 1964. — С. 289.
  32. Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2005. — С. 23. — ISBN 83-01-14542-0.
  33. Milewski T. Ewolucja prasłowiańskiego systemu wokalicznego // Z zagadnień językoznawstwa ogólnego i historycznego. — Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 1969. — С. 316.
  34. Moszyński L. Wstęp do filologii słowiańskiej. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Warszawa, 2006. — С. 222. — ISBN 83-01-14720-2.
  35. Lamprecht A. Praslovanština a její chronologické členění // Československé přednášky pro VIII. mezinárodní sjezd slavistů. — 1978. — С. 150.
  36. 1 2 3 Šekli M. Primerjalno glasoslovje slovanskih jezikov. — Lubljana: Znanstvena založba Filozofske fakultete, 2016. — Т. 1. — С. 242. — ISBN 978-961-237-742-7.
  37. Nalepa J. Słowiańszczyzna północno-zachodnia. — Państwowe Wydawnictwo Naukowe. — Poznań, 1968. — С. 25—26.
  38. Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Carl Winter Universitätsverlag. — Heidelberg, 1964. — С. 278—279, 289.
  39. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 4. — С. 290—291.
  40. Boryś W. Słownik etymologiczny języka polskiego. — Wydawnictwo Literackie. — Kraków, 2005. — С. 54. — ISBN 978-83-08-04191-8.
  41. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 1. — С. 423.
  42. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1979. — Т. 6. — С. 185.
  43. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 2. — С. 420—421.
  44. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1987. — Т. 13. — С. 109—112.
  45. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 2. — С. 431—432.
  46. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1987. — Т. 13. — С. 135.
  47. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 2. — С. 504—505.
  48. Этимологический словарь славянских языков. — Издательство «Наука». — 1988. — Т. 15. — С. 97—99.
  49. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 4. — С. 170—171.
  50. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. — Прогресс. — М., 1964–1973. — Т. 1. — С. 551.
  51. Этимологический словарь славянских языков. — М.: Наука, 1978. — Т. 5. — С. 147—148.
  52. Kallio P. On The Earliest Slavic Loanwords In Finnish // Slavica Helsengiensia. — 2006. — № 27. — С. 155.
  53. Савченко А. Н. Сравнительная грамматика индоевропейских языков. — М.: УРСС, 2003. — С. 88.
  54. Шантрен П. Историческая морфология греческого языка. — М.: Издательство иностранной литературы, 1953. — С. 282—283, 315.
  55. Карасёва Т. А. Историческая фонетика латинского языка. — М.: Греко-латинский кабинет Ю.А. Шичалина, 2003. — С. 52-57.
  56. Мейе А. Основные особенности германской группы языков. — УРСС. — 2010. — С. 54.

Литература[править | править код]

  • Бернштейн С. Б. Сравнительная грамматика славянских языков. — М.: Издательство Московского университета, Издательство «Наука», 2005. — С. 194—198.
  • Галинская Е. А. Историческая фонетика русского языка. — М.: Издательство Московского университета, Издательство «Наука», 2004. — С. 28—29.
  • Мошинский Л. О времени монофтонгизации праславянских дифтонгов. // Вопросы языкознания, 1972, № 4. — С. 53-67.
  • Мейе А. Общеславянский язык. — М.: Издательство иностранной литературы, 1951. — С. 46—49.
  • Shevelov G. Y. A Prehistory of Slavic. — Heidelberg: Carl Winter Universitätsverlag, 1964. — С. 271—293.
  • Stieber Z. Zarys gramatyki porównawczej języków słowiańskich. — Warszawa: Państwowe Wydawnictwo Naukowe, 2005. — С. 23—25.

Ссылки[править | править код]